Американцы начнут искать козла отпущения, им окажутся именно евреи.

Итак, страх перед антисемитизмом, неуверенность в себе и ощущение собственной неполноценности породили целую мировоззренческую систему. На ее принципах американо-еврейский истэблишмент построил всю свою деятельность. Вожди американского еврейства уверяли нас, что хотя мы и находимся в изгнании, в галуте, нам нечего бояться. Конечно, при условии, что мы осовременим, «подремонтируем» нашу религию, не будем слишком выпячивать свое еврейство, чуть-чуть растворимся в толпе. И тогда все будет в порядке.

Но несмотря на эти заверения наших лидеров антисемиты в Америке не перевелись. Тогда нам сказали, что на этих людей не надо обращать внимания. Это фанатики, и что бы мы ни отвечали на их обвинения, нам все равно не удастся заставить их замолчать. Более того, реагируя на антисемитские эксцессы, мы лишь обострим ситуацию. Обращая внимание на эти незначительные инциденты, мы играем на руку нашим врагам. И мы хранили молчание, читая об отвратительных выходках антисемитов. Мы сознательно преуменьшали значение «незначительных» инцидентов. Мы игнорировали деятельность «групп фанатиков, которые, конечно же, не выражают настроения широких масс американской общественности». Не надо им отвечать, так будет лучше! – учили наши лидеры. Впереди светлое будущее, в американском «плавильном котле» все перемешается наилучшим образом и совсем скоро исчезнут последние остатки антисемитизма. И мы верили.

Еврей верил в то, что все будет хорошо, потому что хотел верить. Он верил, что антисемитизм исчезнет, потому что ему так приятно было верить в это!

Казалось, американский еврей достиг всего, к чему стремился. Он достиг вершин: его загородный дом окружен живописной лужайкой, его жена так и светится от счастья в своих модных одеяниях. Кроме того, он почти не ощущает никакого антисемитизма, перед ним открыты высшие слои американского общества. Он играл в самых богатых игорных домах Лас-Вегаса, пил дорогие коктейли в наиболее престижных клубах Майами… Как прекрасна жизнь!

Однако, все это – ложь. Золотая страна свободы и равноправия оказалась не столь золотой, как хотелось американскому еврею. Дракон антисемитизма живет и здравствует и в этой стране тоже. Опыт с достижением еврейской нирваны в галуте не удался. Мы видели то, что хотели видеть. Наши лидеры уверяли нас, что «плавильный котел» сделает свое дело. Мы верили им и оказались совершенно неподготовленными к надвигающимся проблемам.

Американский еврей убаюкав сладкими мифами, и ему очень непросто посмотреть правде в глаза. Маленькие дети любят леденцы – это понятно и естественно. Когда от леденцов не могут отвыкнуть великовозрастные дяди – это уже опасно.

Детям свойственно стремиться к тому, что доставляет им удовольствие, так как представление о целесообразности тех или иных действий находится у них в зачаточном состоянии. Куда приятнее тешиться иллюзиями, нежели смотреть правде в глаза. Мы оттягиваем визит к зубному врачу, а дупло в зубе все расширяется. Именно так ведет себя американский еврей.

Взрослея, ребенок начинает понимать опасность такого хода мысли. Мы же, взрослея, не желаем расставаться с инфантильностью мышления, как не желает расставаться с любимым мишкой подрастающий ребенок. Неприятные мысли мы откладываем на завтра и на послезавтра, не понимая, что одно из этих «завтра» – «послезавтра» может оказаться роковым.

Подобный способ мышления вообще характерен для человека, но для еврея он характерен особенно. Вечно гонимый и преследуемый, он не хочет думать о малоприятных вещах. Столетия преследований выработали в нем потребность сглаживать реальность, приводить реальность в соответствие со своими пожеланиями. Он верит в магическую силу политики. Отстраняясь от решения болезненных проблем, мы создаем себе иллюзию благополучия, скрываясь за призрачной оградой безопасности, которую, якобы, обеспечивают нам неевреи. А тем временем опасность возрастает прямо пропорционально нашему нежеланию ее замечать. Изо всех сил мы убеждаем себя, что опасность минует сама собой, без каких-либо действий с нашей стороны. И мы закрываем глаза, затыкаем уши…

В этом нет ничего нового. В свое время Адольф Гитлер опубликовал книгу, в которой детально описал свой план искоренения всех человеческих ценностей. Но мы отказывались взглянуть правде в лицо, наши иллюзии росли столь же быстро, сколь его силы, а наше бездействие, наш умственный паралич прогрессировал так же быстро, как и наши иллюзии. Обитатели Варшавского гетто на протяжении многих месяцев отказывались верить, что их близких увозят не на работу, а на смерть. Сегодня нам очень не хочется вспоминать об этом.

Великий лидер сионистского движения Зеэв Жаботинский вспоминал о своей беседе с д-ром Максом Нордау, одним из первых соратников Теодора Герцля. Жаботинский говорил о том, что евреям необходимо немедленно предпринять какие-то шаги, чтобы вернуть себе страну своих предков и самим вернуться в эту страну. Он выразил удивление, что евреи не понимают этой очевидной вещи. Седовласый Нордау, за плечами которого был многолетний опыт сионистской работы, ответил так:

– Это, молодой человек, логика; а логика есть искусство греческое, и евреи терпеть его не могут. Еврей судит не по разуму – он судит по катастрофам. Он не купит зонтика «только» потому, что в небе появились облака: он раньше должен промокнуть и схватить воспаление легких – тогда другое дело.

Результаты самообмана всегда бывали трагичны. От того, что мы игнорируем опасность, она не исчезает. Напротив, она лишь возрастает. Проблемы не перестают существовать из-за того, что мы предпочитаем о них не думать: они лишь усугубляются.

Наши мудрецы говорили так: «Какой человек мудр? Тот, кто предвидит будущее». Мудр тот, кто не боится подумать о том, что может случиться завтра, тот, кто готов искать решения, пока проблемы не переросли в кризис, тот, кто готов вступить в схватку с кризисом, пока тот не перерос в катастрофу. В наше время такие люди нe только мудры, но и отважны.

Беда не только в том, что лишь немногие способны сегодня смотреть правде в глаза, а не пребывать в счастливых грезах. Пигмеи духа всеми силами борются с теми, кого наши учителя называют мудрыми. Для пигмеев этих предупреждение об опасности – не более, чем крик «параноика». Много веков назад пророк Иеремии тоже казался большинству своих современников сумасшедшим…

Если еврей становится жертвой собственных иллюзий, это уже достаточно плохо. Но куда хуже, когда еврейское руководство укрепляет эти его иллюзии, пытаясь заглушить голоса разума. Нас по-прежнему заверяют, что все в порядке. Еврейский истэблишмент изо всех сил старается удержать рядового еврея в его слепоте, разоружая его перед лицом грозящих опасностей.

«А голдене медине», Золотая Страна Америка сегодня не столь уже золотая, как вчера, а вчера не была столь золотой, как позавчера. И совершенно очевидно, что завтра она будет еще менее золотой, чем сегодня.

Открытые проявления антисемитизма, с которыми мы сталкивались на каждом шагу двадцать пять лет назад, сегодня встречаются реже. Но произошло это не в следствие наших попыток раствориться и исчезнуть в окружающей среде и не как результат торжества Демократии, Равенства, Либерализма и Секуляризма. Это произошло не потому, что нам удалось убедить неевреев в том, какие мы хорошие. Изменения произошли по двум совершенно иным причинам.

Ужасы постигшей наш народ Катастрофы во время второй мировой войны потрясли мир и наложили временное эмбарго на открытый антисемитизм. Увы, симпатия к евреям возникла тогда лишь, когда треть нашего народа погибла в газовых камерах… Гибель шести миллионов принесла нам кратковременную передышку от антисемитских выходок.

Второй причиной был невиданный экономический подъем, благодаря которому большинство американцев смогло вкусить от плодов хорошей жизни. Практически исчезла безработица, люди, принадлежащие к «среднему классу», купили дома, автомобили, телевизоры. Они наслаждались изобилием материальных благ как никогда раньше. У них просто не оставалось времени для антисемитизма.

Именно поэтому после окончания второй мировой войны антисемитизм приутих: из-за чувства вины перед теми, кого сожгли в Освенциме, и из-за экономического процветания.

Однако это отнюдь не означает, что с антисемитизмом покончено. Обезболивание не означает, что болезнь вылечена. И довольно скоро болезнь снова дала о себе знать.

Сегодняшней Америке приходится решать немало задач. Проблема совместного обучения белых и черных школьников не дает покоя миллионам родителей. Там, где раньше жили только белые, начали селиться негры. А это нравится далеко не всем белым. У белого рабочего появляется черный конкурент, и он вовсе не в восторге от этого. Не проходит недели без сообщений о беспорядках, возникших на почве расовой ненависти. Не стоит думать, что если американские города еще не пылают, а все больше негров занимают места в Конгрессе и высокие посты в государственной администрации, то все в порядке и не о чем беспокоиться. Любое достижение меньшинств, любое укрепление их позиций в американском обществе «настоящий американец» воспринимает как ущемление собственных прав и оскорбление своего достоинства. И когда дело коснется борьбы за материальное благополучие, вопрос взаимоотношений между расами вновь приобретет остроту.

И кто окажется виноват во всех бедах? Разумеется, евреи. И тогда наши лидеры вспомнят, конечно, сколько сил и средств положили они на борьбу за гражданские права негров. Нам всем придется пожинать плоды наших представлений о Либерализме и Равноправии.

Ни одно из белых меньшинств не собиралось терять своего этнического облика: итальянцы, поляки, ирландцы, немцы, литовцы, англичане вовсе не горели желанием раствориться в американском «плавильном котле» и возглавить борьбу за тотальное равноправие, мир и прогресс. Об этом мечтали только евреи. И они по-прежнему затрудняются понять, в чем ошиблись, где отклонились от строжайшего соблюдения принципа высшей справедливости.

Режим Гитлера пришел на смену Веймарской республике в частности потому, что немцы прониклись убеждением, что существует «внутренний враг», из-за которого Германия проиграла войну. «Внутренним врагом» были, конечно, евреи – ведь среди вождей пацифистских движений было множество евреев. Никто не вспоминал имена пацифистов-немцев, еврейские же фамилии борцов за мир были занесены в черные списки врагов Германии.

Стоит ли сомневаться, что когда американцы начнут искать козла отпущения, им окажутся именно евреи? Слишком много еврейских имен стоит в списках лидеров радикальных левых движений. И может ли быть лучший повод для разговоров о «еврейской угрозе»? Деятельность распоясавшихся леваков довольно сильно раздражает. большинство американцев, которые любят свою страну, довольны тем, как она устроена, и которых отнюдь не привлекают разговоры о социализме и мировой революции. А поскольку заметная часть этих омерзительных борцов за «светлое будущее» носит типично еврейские фамилии, многие американцы забывают, что среди левых есть и неевреи. Помнят только о евреях.

Сколько еврейских могил вырыли эти евреи-революционеры, которые из кожи вон лезут, чтобы доказать, что они порвали все связи со своим народом? Эти евреи-леваки – худшие из антисемитов. Им не только не жалко самих себя – они хотят заставить купаться в крови своих собратьев, от которых открещиваются всеми силами.

Еврей, исповедующий коммунистическую религию, относится к числу наиболее заклятых врагов еврейского народа, поскольку марксистско-ленинская доктрина отрицает сам факт существования нашего народа. Наше национальное существование подрывает основы веры тех, кто поклоняется пролетарскому интернационализму. В свое время Ленин объявил, что «марксизм не может совмещаться с национализмом, даже самым справедливым, честным, рафинированным и несущим печать цивилизации», и что «вместо всех форм национализма марксизм предлагает интернационализм». Иными словами, евреи как нация должны исчезнуть. Отношение марксизма к религии, как к «опиуму для народа», делает его врагом нашей религии. Марксисты прямо и открыто заявляют, что в случае победы их учения еврейский народ должен исчезнуть.

Эта позиция находит свое выражение в резко отрицательном отношении левых к Израилю. Те, кто жаждет свержения американского правительства и победы коммунистов во Вьетнаме, жаждет и победы арабов на Ближнем Востоке, которые стремятся уничтожить еврейское государство, поддерживаемое «империалистической» Америкой. Левые поддерживают наиболее экстремистские террористические арабские группировки, заявляя, что Израиль – расистское, фашистское, стремящееся к экспансии государство, и сравнивая его с Родезией и Южной Африкой.

Ненависть к сионизму и Израилю перерастает в ненависть к евреям вообще, поскольку большинство американских евреев поддерживает Израиль и считает, что его существование должно быть обеспечено в любом случае. Так называемые «антисионисты» неизбежно превращаются в открытых антисемитов.

Американские левые и левые вообще являются активными разносчиками ярого антисемитизма, старательно подчеркивая еврейское происхождение того или иного капиталиста, с удовольствием рассуждая о еврейских торговцах, эксплуатирующих несчастных обитателей негритянских гетто, и об украденных ими деньгах, на которые был создан Израиль. И то, что среди этих левых встречаются евреи, увы, неудивительно. Худшими антисемитами всегда были евреи-ренегаты. Прочие антисемиты редко могут додуматься до того, что изобретают эти вчерашние евреи. Злая ирония судьбы состоит в том, что левацкие движения – эти злейшие враги нашего народа – не могут обойтись без активной, иногда решающей помощи евреев-ренегатов.

Левые наводят страх на всю Америку. Они кричат об экономическом кризисе, который приведет к власти фашистов. Но именно они, левые, вместе с экономическим кризисом могут сделать Америку фашистской. Потому что уже сегодня в большинстве американских городов есть пронацистские группы, которые тихо, как шакалы, культивируют в себе злобу. Они усвоили все элементы тоталитаризма и ждут лишь, когда придет их время. Этих неонацистов объединяет ненависть. Они ненавидят негров, вообще всех неамериканцев, левых, которые «разрушают Республику». Но больше всего они ненавидят евреев. Евреи стоят в центре всех их планов. Все проблемы происходят от евреев, евреи разрушают американский образ жизни. «Посмотрите на еврейские имена левых!» – кричат эти неонацисты. Все расовые проблемы Америки вызваны темными делишками евреев, леворадикальными движениями руководят евреи, евреи ответственны за все неудачи Америки. Еврея надо уничтожить, иначе он уничтожит Америку.

Некоторые из неонацистов открыто говорят о газовых камерах. Они пытаются создать свои военные дружины, свои штурмовые отряды. Каждый день они убеждают своих соотечественников, что пришло время взяться за оружие. Таких организаций десятки. Они располагают сотнями печатных органов, изо дня в день вещающих миллионам читателей об угрозе, исходящей от евреев. И многие среди этих миллионов готовы во время кризисных ситуаций воспринимать всерьез то, что раньше казалось им безумием. Дьявол рождается среди смятенных и испуганных, тирания – среди тех, кто не чувствует уверенности в завтрашнем дне.

Я знаю, что мне будут возражать: «Оставьте, это же горстка экстремистов! Сколько их? Что могут они сделать? Мы ведь не параноики…» И этот довод многих убеждает, хотя в действительности дело обстоит иначе. Мы знаем, что часто небольшие по численности группы подчиняли себе большинство. В России, например, большевики составляли совершенно незначительную часть населения, но это не помешало им захватить власть в стране. Нацистская партия в Германии тоже была весьма немногочисленной, но это не помешало ей в решающий момент собрать на выборах 40% голосов избирателей.

Экстремисты не нуждаются в поддержке большинства населения. Им нужна группа хорошо организованных, дисциплинированных, преданных делу людей. Следующий шаг: используя подходящую политическую, общественную и экономическую ситуацию и апатию большинства населения – будущих жертв, не желающих замечать надвигающейся опасности, – захватить власть.

Почему многие так уверены, что рост антисемитизма и усиление неонацистских группировок в США – вещи невозможные? Почему они так уверены, что люди, предупреждающие об этой опасности, страдают паранойей? Почему они отказываются понять, что люди, которые сегодня носят нацистские эмблемы и открыто заявляют о своей приверженности идеям Гитлера, это лишь верхушка огромного айсберга?

Десятки миллионов американцев, не будучи членами неонацистских организаций, находятся под сильным впечатлением неонацистской пропаганды, симпатизируют неонацистам и при случае готовы им помочь. Семена ненависти, которые сеет нацистская литература, особенно успешно произрастают в душах людей, столкнувшихся с жизненными невзгодами. При определенных условиях урожай может превзойти любые ожидания.

Политические, идеологические и экономические изменения могут произойти очень быстро. Достаточно вспомнить, как развивались события в Германии в 30-е годы.

Есть примеры и из американской жизни. В нашей памяти свежо еще дело Лео Франка, молодого еврея из Атланты, обвиненного в убийстве нееврейской девушки. Процесс над Лео Франком, проходивший под девизом борьбы с «еврейскими распутниками», носил абсолютно антисемитский характер.

В нашей памяти свежа еще антисемитская пропаганда Генри Форда, во многом повторявшая идеи «Протоколов сионских мудрецов» и теорию о кознях «международного еврея».

Мы не успели еще забыть громадный рост фашистского движения в Америке в 30-е годы, когда христианский священник из Детройта Чарльз Кофлин в своих еженедельных выступлениях по радио обращался к десяткам миллионов американцев с призывом быть патриотами и ненавидеть евреев.

Мы не забыли еще лидеров пронацистских организаций – Чарльза Линдберга, Лоуренса Денниса, Джеймса Банахэна, Джо Макуилльямза и прочих. Мы помним, что их демагогические популистские лозунги находили отклик в сердцах многих американцев, лишившихся во время экономического кризиса работы и с трудом сводивших концы с концами. Все эти фашиствующие лидеры призывали силой сбросить ярмо еврейских эксплуататоров и не прочь были поговорить о нуждах рабочего класса и о социальной справедливости.

Мы не должны забывать уроков этого недавнего прошлого. Ужасы второй мировой войны и последовавшие за ней годы экономического процветания отрезвили многих из тех, кто в тридцатые годы, потеряв работу, был готов встать в одну шеренгу с нацистами. Эти люди не представляют опасности, пока их животы набиты и ничто не указывает на то, что завтра им, может быть, не удастся сытно поесть. Но стоит обстоятельствам измениться, как эти люди снова будут готовы собственными руками разорвать на части еврея – «врага» и «эксплуататора».

Наши враги понимают это гораздо лучше, чем мы сами. Еще в 1963 году нынешний лидер Американской нацистской партии Джордж Линкольн Рокуэлл писал: «Наша битва назначена не на тот день, когда у каждого белого американца есть два автомобиля и он живет в роскоши. Наш час наступит тогда, когда экономические трудности вызовут панику и страх перед завтрашним днем, когда рядовой американец не захочет больше оказывать экономическую помощь «развивающимся странам». Когда у американцев ничего не останется, им также не останется, что терять».

Наши враги – и левые, и неонацисты – терпеливо ждут своего часа. Пока новые потрясения еще не захлестнули Америку, мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы помешать им осуществить свои идеи. Совсем недавно мы были свидетелями бандитских нападений воинствующих негров на еврейских студентов, на хозяев «еврейских магазинов», на «просто евреев» на улицах американских городов. Какова же была реакция еврейского истэблишмента? Наши лидеры остались невозмутимыми. Нежелание пальцем пошевельнуть, чтобы защитить своих собратьев, они аргументировали следующим образом: «Эти евреи подверглись нападениям не потому, что они евреи… Факты не так ужасны, как об этом говорят… Резкая ответная реакция только ухудшит положение… Надо помнить, в чем истоки ненависти негров к евреям… Не будем же расистами…»

Еврей-либерал в ужасе не от того, что негры убивают евреев. Он в ужасе от того, что его, либерала и гуманиста, кто-то может счесть за расиста…

В действительности же негры не хуже белых, но и не лучше. С человеком, который ведет себя как нацист, следует обращаться как с нацистом, и неважно при этом, носит ли он черную рубашку или имеет черную кожу. Мазохисте кое заискивание еврейских либералов перед негритянскими интеллектуалами лишь поощряет дальнейшие нападения негров на евреев.

Но кто на самом деле является расистом? Может быть, именно тот еврей, что отказывается придти на помощь своим собратьям, проявляя трогательное «понимание» проблем угнетенного негритянского меньшинства? И уж, разумеется, расистом не является человек, который дорожит свободой всех людей и готов защищать свой народ, если кто-то – и неважно, какого цвета его кожа-поднимет на него руку.

Из-за боязни прослыть расистами еврейские лидеры закрывают глаза, пытаясь не замечать очевидных вещей. Нацист Рокуэлл, не боящийся, видимо, обвинений в расизме, говорит, что антисемитские настроения среди негров будут усиливаться: «В ближайшее время миллионы негров станут настоящими антисемитами. Эти негры занимают нижние ступени нашей экономической лестницы и им нечего терять, им остается только осознать, кто именно их эксплуатирует, и начать борьбу против евреев. Антиеврейское движение негров уже сейчас становится серьезной угрозой еврейским манипуляциям».

Ирония судьбы заключается в том, что Рокуэлл, видящий в неграх «дикарей» и «обезьян», готов отнестись к ним с сочувствием, если они направят свой гнев против евреев. И коммунисты, и нацисты обращаются к массам, к «маленькому человеку», к бедным и отчаявшимся людям. И люди эти поддерживают коммунизм и нацизм – не по идеологическим причинам, но преследуя исключительно свои личные интересы.

Злейшие враги могут объединиться, чтобы расправиться с общим неприятелем. Это не помешает им потом перегрызть глотки один другому. Но пока… Пока обездоленные белые вполне готовы будут объединиться с неграми, чтобы совместными усилиями растерзать извечного козла отпущения – еврея.

И все признаки подобного альянса налицо. Кажется, что завтрашние убийцы ждут только, чтобы появился вождь, который объединит их и поведет вперед, к победе тоталитаризма. Никто не знает, когда наступит поворот в худшую сторону. Известно только, что есть немало людей, поговаривающих о газовых камерах, о еврейских предателях и о грозящей расправе с ними. Я собственными глазами видел звериные лица нью-йоркских полицейских, кричавших: «Мало вы получили от Гитлера!» и «Вот вам дорога в газовые камеры!» Во времена Гитлера немецкий народ не пребывал в состоянии массового психоза, а газовые камеры можно построить отнюдь не только в Европе.

То, что произошло с нашим народом во время второй мировой войны, может повториться и сегодня. Семена новой Катастрофы уже посеяны. Взойдут ли они именно в Америке? Не знаю. Я знаю только, что те, кто утверждал, что Катастрофы не может произойти, были глупцами или слепцами. Или и теми и другими одновременно. Я знаю, что люди, которые ищут выход своей ненависти, видят в еврее главного врага. Я знаю, что еврей будет первой жертвой при любых экономических и социальных потрясениях. Я знаю, что через двадцать пять лет после Освенцима антисемитизм не кажется уже столь позорным явлением, каким он был сразу после окончания войны.

И я знаю, что в свое время была страна, в которой евреи чувствовали себя превосходно. Называлась та страна Германией. Мог ли кто-нибудь предположить, что именно в этой – почти идеальной – стране родится Катастрофа? Евреям жилось там комфортабельнее, чем сегодня в Америке. В Веймарской республике еврей занимал пост министра иностранных дел. Евреи владели газетами и универмагами, среди них были высокоуважаемые доктора, адвокаты и университетские профессора. Их ассимиляция происходила так же счастливо, как во многих странах в наши дни. Это просто не могло произойти в столь благополучной стране («это же вам не царская Россия!»). Но это произошло.

И когда это начинало происходить, когда влияние нацистов стало расти не по дням, а по часам, руководители еврейских организаций только спрашивали, посмеиваясь: «Ну, сколько там последователей у этого сумасшедшего? Сколько членов в партии этого Гитлера?» А когда последователей стало уже предостаточно, еврейские лидеры с уверенностью утверждали: «Ему никогда не удастся завоевать доверие большинства немецкого народа. Солидный бюргер не пойдет за ним». Когда же произошло и это, те же лидеры нашли новое объяснение: «Он, конечно, не имеет в виду немецких евреев. Он имеет в виду «остюден», восточноевропейских евреев, которые действительно отличаются от нас, респектабельных граждан, и отличаются не в лучшую сторону…»

Но в конце концов немцы проголосовали за Гитлера, и его партия абсолютно демократическим путем стала крупнейшей в Германии. Интересы собственного желудка оказались для немцев важнее, чем принципы морали и любовь к своим еврейским согражданам. И Гитлер занялся уничтожением евреев – не только восточноевропейских, но всех, даже уважаемых господ профессоров германских университетов.

Мы обязаны понять, наконец, одну истину. Пока люди живут в довольствии, они заняты построением собственного золотого тельца, и их мало волнует все остальное. Но как бы хорошо им ни жилось, они никогда не станут такими, как мы. Они все равно будут недолюбливать евреев за то, что те слишком умные, слишком богатые, слишком агрессивные и слишком горячо поддерживают Израиль. Веками мы искали причину этой антипатии к нам в надежде найти лекарство от антисемитизма. Пора, наконец, вспомнить слова раби Шимона бар Йохая, сказанные им почти две тысячи лет назад: «Эйсав ненавидит Яакова – так устроен мир».

Америка не является исключением из этого правила, евреев не любят и в Америке. Лучшим подтверждением этому могут служить роскошные банкеты, организуемые еврейскими организациями для того, чтобы продемонстрировать братские чувства вождей еврейского истэблишмента по отношению к неевреям. Те, кто ненавидят евреев, не ходят на эти банкеты и не встречаются с еврейскими патрициями. Они сидят в своих барах и скромных квартирах и рассуждают о том, что все евреи – коммунисты, и о том, что-евреи прибрали к своим рукам все богатство Америки. И именно в таких барах и скромных квартирах всегда рождалась сила, опрокидывавшая все представления сегодняшнего дня. Именно там определяется судьба американского еврейства.

Сегодня евреев ненавидят не меньше, чем вчера. Сэмми не удалось осуществить свои мечты. Сегодня он уверен в себе ничуть не больше, чем вчера, когда он обитал в нью-йоркских кварталах бедноты. Ему не удалось обрести мир и безопасность. Миф остался мифом. Его стремление слиться-раствориться не разрешило никаких проблем – ни социальных, ни экономических, ни расовых. Его нееврейские сограждане руководствуются не принципами Либерализма, Равенства и Демократии, но своими собственными интересами. И американский еврей обязан усвоить эту истину, если он хочет остаться в живых.

Но это лишь одна проблема. После десятилетий строительства нового еврейского общества на американской земле мы стоим сегодня перед еще одной проблемой – не менее, а может быть, и более серьезной. Эта проблема: отход молодежи от еврейства.

Меир Кохане

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Американцы начнут искать козла отпущения, им окажутся именно евреи.