Arrow
Arrow
Slider
Еврейский юмор

АВГУСТ В ОДЕССЕ






Солнце врывается в дом, как дворник, не стучась и не здороваясь.

Все горячее на завтрак подают прямо из холодильника.

Душ по своей популярности давно превзошел телевизор. Кондиционер кашляет и плюется из трубки на улицу.

По тротуарам вышивают талантливо раздетые девушки в сапогах из тюля.

Народ спешит на пляж, пренебрегая санэпидстанцией. Маршрутки, идущие к морю, напоминают бочонки. А поскольку в Одессе море всюду, то по всем дорогам катятся бочки, страдая от ухабов и желающих выйти.

Служебные помещения в учреждениях и фирмах пустуют. Немногие работники несчастны и… разнежены. Они очень удивляются телефонным звонкам и отвечают так, словно их разбудили в пять утра вопросом:

— Который час?

Прогнозы погоды напоминают сводки с фронта в период тотального отступления.

Словосочетание «небольшая облачность» читается и перечитывается, более того, обсуждается на кухне.

Полузабытые слова – дождь, ливень, гроза – давно и надежно канули в глубину орфографического словаря Ожегова и притаились до лучших времен, которые явно не предвидятся.

Народ, сбиваясь в стаи, проклинает не климат, а гидрометцентр.

Зато люди всех вероисповеданий единогласно молятся Богу:

— Не посылай нам еще и гостей, Господи!

Бог, конечно, милостив, но не сейчас.

Звонок в дверь воспринимается как сирена воздушной тревоги. Даже налогового инспектора встречают с облегчением.

Зато есть дачи!

Дача – это такое место, куда надобно добираться двумя трамваями, а потом долго пешком с набитыми едой корзинами.

— А машиной слабо? – спросит кто-то малограмотный.

Машиной, причем, своей, ездят в загородный дом!

Разницу уловили?

Хотя… Уходят, уходят в прошлое дачи-халабуды, где чай кипятили на примусе или на плитке, а из калитки выходили осторожно, чтоб не оборваться с обрыва в море.

Дикие дачи, сбитые из чего попало.

Дикие пляжи со скалами и чистой водой. На таких пляжах бывали только свои, а если, не дай Бог, завелись гости, их представляли общественности вполголоса и виновато.

На этих дачах играл патефон, вместо телевизора смотрели в небо и говорили допоздна за столиком в саду.

Где то время?

— Где та Одесса? – поправит кто-то, давно уехавший.

Ну, да, без него Одесса явно пропала. Сразу видно.

Август. Кто-то радуется, что терпеть еще недолго.

Кто-то горюет, что скоро в школу.

Скоро-скоро солнце снова станет другом, а в кафе под липами вдоль всей Дерибасовской будут сидеть преимущественно одесситы и учтиво спрашивать друг у друга:

— Где идете?

(Александр Бирштейн)

Иллюстрация - Look

.
Это интересная статья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная