«Беда» «земли обетованной». Африканская иммиграция в Израиль

Израиль — близкая и привлекательная цель для мигрантов
Несмотря на свою более чем скромную площадь и небольшую численность населения, Израиль, сам созданный еврейскими репатриантами, с середины 2000-х гг. стал объектом масштабной нелегальной иммиграции из стран Африки. По понятным причинам, из стран Арабского Востока в Израиль мигранты не едут, предпочитая страны Европы. Но зато отсутствие арабских и турецких мигрантов с лихвой компенсируют выходцы из африканских государств — Эритреи, Судана, Эфиопии, Сомали, Чада. В израильской прессе даже введен новый термин — «инфильтрация африканцев в Израиль», под которым и подразумевают перманентное проникновение на территорию страны десятков тысяч африканских мигрантов. Ужасающие условия жизни в нищих африканских странах, гражданские войны и этнические чистки — все это способствует непрекращающимся волнам миграции. Конечно, большинство африканских мигрантов стремится попасть в Европу, где получение статуса беженца дает право на получение хорошей социальной поддержки со стороны государственных органов и, в принципе, гарантирует безбедную жизнь (для африканских мигрантов пособия, которые выплачиваются беженцам в Европе — это фантастические суммы). Но многие африканские мигранты предпочитают не связываться с долгой, дорогостоящей и небезопасной дорогой в Европу, а отправляются в Израиль, благо этот «островок европейского благополучия» находится в непосредственной близости от Африканского континента. Тем же суданцам или эритрейцам добраться в Израиль гораздо легче, чем в страны Европы.

На родине денег заработать практически невозможно, а в Европе можно или устроиться на черновую работу, или перебиваться случайными заработками и криминальной деятельностью, или вообще получать пособие беженца и не работать (если повезет). Примерно также рассуждают и те африканцы, которые вместо Европы в качестве конечной цели своей миграции выбирают государство Израиль. И если, скажем, миграцию из Алжира или Марокко во Францию еще можно объяснить тем, что французы в свое время колонизировали Северную Африку, а теперь, мол, получают «воздаяние» за не всегда мирное покорение Магриба, то чем «Земля Обетованная» провинилась перед эритрейцами, эфиопами или суданцами, непонятно. В любом случае, регулярно из стран Северо-Восточной Африки в Израиль прибывают тысячи мигрантов, большая часть которых так и не находит никакой работы, а размещается в специальных лагерях, оборудованных и содержащихся израильскими властями.

Начало массовой африканской миграции в Израиль положили суданцы. В середине 2000-х гг. в Судане активизировалось вооруженное противостояние между жителями провинции Дарфур на западе страны — представителями негроидных народов фур, маба, масалит и ряда других, и правительственными войсками и выступавшими на их стороне формированиями арабо-суданских племен баггара. Жертвами нападений отрядов баггара стали тысячи дарфурцев, многие дарфурские крестьяне были вынуждены покинуть свои дома и бежать из страны. Но Ливия, где тогда находился у власти Муаммар Каддафи, и Египет под руководством Хосни Мубарака, отнеслись к суданским беженцам весьма прохладно. В поисках лучшей жизни суданцы стали проникать через египетско-израильскую границу в Израиль. Примечательно, что тогда, в середине 2000-х годов, израильское руководство и общественные деятели не увидели всей серьезности проблемы африканской миграции. Более того, израильтяне, помня о тех невзгодах и трагедиях, которые пришлось пережить еврейскому народу за две тысячи лет «изгнания», решили принять суданских беженцев. Тем более, что сначала в Израиль прибыло всего 200 человек — ничтожная цифра для любой нормальной страны. Суданцев разместили на территории Израиля, постарались обеспечить продовольствием, одеждой, жильем. Однако вскоре за первыми мигрантами из Судана потянулись их родственники. О возможности получить убежище в Израиле прознали и жители Эритреи, где действует принудительная пожизненная мобилизация в эритрейскую армию. Многочисленные эритрейские уклонисты от военной службы (которая там является фактическим рабством, поскольку пожизненно призванных в «армию» людей используют как бесплатную рабочую силу в сельском хозяйстве и строительстве) также решили попытать счастья на израильской земле. В итоге, уже к июню 2007 года через границу Израиля и Египта каждый месяц переходило не менее 600 человек. В средним, лишь 150 из них были реальными беженцами — жителями суданского Дарфура. Эритрейцы, суданцы и другие африканцы оказывались на территории Израиля без средств к существованию, многие из них стали промышлять совершением уголовных преступлений и вскоре оказались за решеткой. К концу 2007 г. численность эритрейских и суданских мигрантов в Израиле составляла уже восемь тысяч человек. Перед израильской полицией встала непростая задача переписать всех приезжих, выдать им документы и установить наблюдение за их поведением. Ведь не исключалось и нахождение среди мигрантов людей, связанных с международными террористическими организациями фундаменталистского толка.

Первыми поехали суданцы, потом подтянулись эритрейцы
Начало массовой африканской миграции в Израиль положили суданцы. В середине 2000-х гг. в Судане активизировалось вооруженное противостояние между жителями провинции Дарфур на западе страны — представителями негроидных народов фур, маба, масалит и ряда других, и правительственными войсками и выступавшими на их стороне формированиями арабо-суданских племен баггара. Жертвами нападений отрядов баггара стали тысячи дарфурцев, многие дарфурские крестьяне были вынуждены покинуть свои дома и бежать из страны. Но Ливия, где тогда находился у власти Муаммар Каддафи, и Египет под руководством Хосни Мубарака, отнеслись к суданским беженцам весьма прохладно. В поисках лучшей жизни суданцы стали проникать через египетско-израильскую границу в Израиль. Примечательно, что тогда, в середине 2000-х годов, израильское руководство и общественные деятели не увидели всей серьезности проблемы африканской миграции. Более того, израильтяне, помня о тех невзгодах и трагедиях, которые пришлось пережить еврейскому народу за две тысячи лет «изгнания», решили принять суданских беженцев. Тем более, что сначала в Израиль прибыло всего 200 человек — ничтожная цифра для любой нормальной страны. Суданцев разместили на территории Израиля, постарались обеспечить продовольствием, одеждой, жильем. Однако вскоре за первыми мигрантами из Судана потянулись их родственники. О возможности получить убежище в Израиле прознали и жители Эритреи, где действует принудительная пожизненная мобилизация в эритрейскую армию. Многочисленные эритрейские уклонисты от военной службы (которая там является фактическим рабством, поскольку пожизненно призванных в «армию» людей используют как бесплатную рабочую силу в сельском хозяйстве и строительстве) также решили попытать счастья на израильской земле. В итоге, уже к июню 2007 года через границу Израиля и Египта каждый месяц переходило не менее 600 человек. В средним, лишь 150 из них были реальными беженцами — жителями суданского Дарфура. Эритрейцы, суданцы и другие африканцы оказывались на территории Израиля без средств к существованию, многие из них стали промышлять совершением уголовных преступлений и вскоре оказались за решеткой. К концу 2007 г. численность эритрейских и суданских мигрантов в Израиле составляла уже восемь тысяч человек. Перед израильской полицией встала непростая задача переписать всех приезжих, выдать им документы и установить наблюдение за их поведением. Ведь не исключалось и нахождение среди мигрантов людей, связанных с международными террористическими организациями фундаменталистского толка.

Между тем, рост масштабов африканской миграции вызвал настоящую панику среди израильского населения. Начались акции протеста, тем более, что только с 2008 по 2011 гг. на территорию маленького Израиля прибыло не менее 45 тысяч человек. Основную часть мигрантов составляли именно эритрейцы, а вовсе не дарфурцы. Ситуация усугублялась тем, что Египет отказывался размещать мигрантов на своей территории, так как социальная ситуация в самом Египте всегда была также весьма напряженной. Поэтому эритрейским мигрантам грозила высылка на родину, чего они очень не желали. Важную роль в проникновении мигрантов в Израиль играли арабские бедуины, кочующие в Синайской пустыне. Используя свое знание территории и особенностей охраны границы, бедуины занимались проводом нелегальных мигрантов и брали с них деньги. Правозащитные организации также неоднократно сообщали и о том, что африканские мигранты становились жертвами преступлений со стороны синайских бедуинов (особенно часто страдают женщины, подвергающиеся сексуальному насилию со стороны проводников). Количество нелегальных мигрантов росло с каждым годом. Так, в 2006 г. израильские власти задержали около 1000 нелегальных мигрантов, в 2007 г. — около 5000 человек, в 2008 г. — 8700 человек, в 2009 году — около 5000 человек. В 2010 году только за первые семь месяцев израильские правоохранительные органы задержали более 8000 нелегальных мигрантов. Однако следует учитывать, что далеко не все нелегальные мигранты были задержаны, поэтому в действительности речь идет о куда более внушительных цифрах. В 2011 г. количество мигрантов, прибывающих в Израиль из Эритреи, продолжало расти. Только за первые полгода в страну прибыло около 3 000 африканских мигрантов. В сентябре 2012 года в Израиль прибыли 6357 африканских мигрантов.
Нелегальная миграция из Африки привела к значительному увеличению африканского населения в израильских городах. По данным на май 2010 года, в Израиле проживало 24 339 выходцев из африканских стран, в том числе 13 310 из них были беженцами из Эритреи, которые не могут подлежать депортации в соответствии с международным законодательством, еще 5 649 человек прибыли из Судана, остальные приходились на Сомали, Эфиопию, Чад, Кот-д-Ивуар и Нигерию. В 2011 г. 16 766 получили специальные визы (ס 2 א 5), дающие право на убежище на территории Израиля. Несмотря на то, что эти визы формально лишь дают право на нахождение на территории Израиля, в действительности государство закрыло глаза и на то, что большинство мигрантов получили возможность трудоустраиваться с данной визой. Подавляющее большинство африканских мигрантов, обосновавшихся на территории Израиля, было представлено мужчинами трудоспособного возраста — на них приходилось большинство мигрантов. По некоторым данным, 94% африканских мигрантов составляют мужчины в возрасте от 18 до 64 лет, причем именно младшие возрастные группы преобладают в общей структуре приезжих из африканских стран. Это, по мнению сторонников ужесточения израильской миграционной политики, свидетельствует о том, что выходцы из африканских стран в своей массе не являются беженцами. Среди беженцев во все времена преобладали женщины и дети. К примеру, среди выходцев из Сирии, которые бегут от войны, именно женщины, старики и дети и составляют основную часть. Поэтому превалирование молодых мужчин в структуре африканских мигрантов свидетельствует о том, что это — именно трудовые мигранты, прибывшие в страну по экономическим мотивам. Свои семьи они оставили на родине, а сами отправились в Израиль с целью получения средств к существованию — не важно, от трудовой или криминальной деятельности. В 2011-2013 гг. из 64 тысяч выходцев из африканских стран, пребывавших на территории Израиля, лишь 14 тысяч человек подали заявления с просьбой предоставить им убежище в качестве беженцев. После рассмотрения заявлений, лишь 24 человека получили официальный статус беженцев, тогда как остальные были признаны трудовыми мигрантами.

Африканские анклавы в Тель-Авиве и культурная несовместимость
Рост численности африканского населения в израильских городах стал одной из важнейших проблем, волнующих многих израильтян. Согласно докладу государственного контролера, в 2014 г. 13% населения Тель-Авива составляли иностранные граждане. Большинство приезжих расселены в пяти кварталах на юге израильской столицы, где они составляют до 61% населения. Не менее 25% от общей численности иностранных граждан, проживающих в израильской столице, приходится на нелегальных мигрантов из Эритреи, Судана и ряда других африканских государств. В Тель-Авиве внушительная община эритрейцев и суданцев проживает в квартале Неве Шаанан. Прежде здесь селились греческие евреи, затем — евреи, прибывшие в Израиль из Ирана. Сейчас район населяют африканскими мигрантами, а вынужденные проживать с ними по соседству израильтяне иранского и греческого происхождения недовольны. Иранские евреи называют эритрейцев и суданцев «вахши», то есть — «дикари», обвиняя мигрантов в провоцировании уличных драк, грабежах и кражах велосипедов. Естественно, что поведение приезжих становится одной из важнейших причин общего раздражения израильского общества самим фактом проживания африканских мигрантов на территории страны.
Сложившаяся ситуация вызывает недовольство значительной части израильского населения, в первую очередь — электората правых политических партий. Присутствие столь значительного количества африканских мигрантов на израильской территории признается нежелательным по следующим причинам, в целом общим для всех стран, вынужденных в современном мире превращаться в принимающие для мигрантов из государств «третьего мира». Во-первых, речь идет о культурной несовместимости приезжих мигрантов и коренного населения. Следует отметить, что выходцы из Эритреи, Сомали или Судана — это носители восточноафриканской мусульманской культуры. Их традиции и обычаи, образ жизни, система ценностей и поведенческих установок идут вразрез с общепринятыми в Израиле, что становится одной из главных причин обоюдного непонимания и противоречий между жителями страны и приезжими. Африканские мигранты, разумеется, не собираются интегрироваться в культурную среду принимающего израильского общества и, более того, даже следовать принятым нормам общежития и правовым нормам принявшей их страны. Вместо этого мигранты создают анклавы компактного проживания, где пытаются воспроизводить традиционные для своих этнических групп модели поведения и образа жизни. Кроме того, мигранты демонстрируют свое пренебрежение по отношению к гражданам страны, всячески подчеркивая претензии на обладание теми же правами, что и коренные израильтяне. Играет большую роль и то, что в глубине души большинство африканских мигрантов, особенно прибывших из Судана, Эритреи и Сомали, воспринимают государство Израиль и его население негативно и даже враждебно, поскольку израильтяне для них — лишь представители «белого мира колонизаторов», вызывающие негативные эмоции. По причине чрезмерной конфликтности и проблемности эритрейцев, суданцев и сомалийцев, большинство израильтян предпочитает не иметь с ними дел и не сдавать им квартиры. В результате, формируются районы компактного проживания мигрантов, отличающиеся неблагополучностью и повышенной криминогенностью.
Культурная несовместимость — одна из главных причин не только бытовых конфликтов, но и второго важного момента, вызывающего неприязнь со стороны местного населения — активного криминального поведения мигрантов. Так, многие жители Тель-Авива — и евреи, и арабы, — говорят о постоянных драках, которые провоцируются африканскими мигрантами. Многие драки происходят потому, что африканские мигранты просто не хотят платить в кафе, ресторанах и магазинах. Для эритрейцев и суданцев типичная форма поведения — зайти в кафе, заказать обед, а затем не заплатить. Если официант или хозяин заведения начинают требовать оплату, то африканец выхватывает нож. Когда буяна удается выдворить, он звонит своим землякам и в считанные минуты к заведению подтягивается двадцать — тридцать африканцев. «Эти ребята отличаются от других людей не только цветом кожи, а и другой ментальностью. Они норовят все получить задаром — продукты, услуги, выпивку», — говорит один из владельцев кафе в южном районе Тель-Авива (цит. по: http://russian-bazaar.com/ru/content/16532.htm). И это поведение африканские мигранты демонстрируют не только по отношению к израильтянам, но и к собственным соплеменникам, которым удается открыть небольшое кафе или лавку. Кстати, тель-авивцы постоянно подчеркивают свою неконфликтность и гостеприимность — по словам израильтян, именно эритрейские, суданские и сомалийские мигранты склонны к криминальному поведению в наибольшей степени. Они очень отличаются даже от выходцев из других частей Африки, к примеру — от нигерийских христиан, которые производят впечатление куда более культурных и законопослушных людей.

Криминал — спутник нелегальной миграции
Повышенная криминогенность мигрантской среды — второй важный фактор, на который обращают внимание критики нелегальной миграции. В силу совершенно иного менталитета, социокультурных и социальных норм и правил, отсутствия профессии и работы, африканские мигранты превращаются в потенциально взрывоопасную и криминогенную среду. Еще в октябре 2011 г. израильские исследователи сообщали о том, что количество преступлений, совершаемых мигрантами, относительно невелико. Однако статистические данные свидетельствуют, что если для израильского общества характерно снижение преступности на 17,6%, то для африканских мигрантов — напротив, характерен рост преступности на 68%. При этом значительная часть преступлений, совершаемых внутри самих мигрантских диаспор, остается неизвестной полиции и, соответственно, не раскрываемой, так как мигранты предпочитают не обращаться в израильские правоохранительные органы, в том числе и опасаясь выдворения из страны. В 2012 г. израильская полиция была вынуждена усилить охрану общественного порядка на улицах Тель-Авива, прежде всего — в местах массового скопления и проживания африканских мигрантов.
Как и в европейских странах, набор основных преступлений, совершаемых африканскими мигрантами на территории Израиля, вполне стандартен. Во-первых, это грабежи и разбои на улицах израильских городов — чаще всего, африканцы совершают уличные преступления в отношении израильских граждан, стремясь разжиться деньгами или вещами. Во-вторых, это преступления сексуального характера, совершаемые африканскими мужчинами против израильтянок. Учитывая, что абсолютное большинство африканских мигрантов составляют молодые мужчины, необходимо понимать, что они лишены необходимого уровня сексуальной комфортности, а местные женщины и девушки не стремятся вступать с мигрантами в отношения. Поэтому молодые мигранты совершают изнасилования местных девушек и женщин. При этом африканцы даже не обращают внимание на возраст жертв. Так, в израильских средствах массовой информации можно увидеть вот такие сообщения — «полиция центрального округа задержала 16-летнего нелегала из Эритреи, которой совершил попытку изнасилования 51-летней жительницы Тель-Авива». Как выяснилось, эритрейский юноша специально выследил свою жертву и напал на нее в подъезде жилого дома. И это — далеко не единичный случай. В ночь с 26 на 27 апреля 2012 г. группа африканцев пыталась изнасиловать девушку, после чего в дома, где проживают мигранты, неизвестными были брошены бутылки с зажигательной смесью. Кроме того, многие израильтяне опасаются и распространения среди мигрантов экстремистских идей. Ведь большинство из них прибыло из мусульманских стран Северо-Восточной Африки, для населения которых характерен значительный религиозный фанатизм. Тем более, что и в Судане, и в Эритрее, и в Сомали действуют радикальные фундаменталистские организации, связанные с международным террористическим подпольем. «Масла в огонь» добавляют израильские средства массовой информации, которые периодически сообщают о выявлении среди африканских мигрантов лиц, связанных с религиозно-экстремистскими кругами. Так, в 2012 г. были задержаны граждане Эритреи, которые перечисляли часть заработанных ими на территории Израиля денег для поддержки террористических организаций. Еще одна серьезная проблема — вовлеченность африканских мигрантов в криминальный бизнес. Нелегальные мигранты из Судана участвуют в организации наркотрафика из Египта в Израиль, сотрудничая с синайскими бедуинскими кланами, которые играют ключевую роль не только в наркоторговле, но и в переправе нелегальных мигрантов. Большую опасность представляет наркотизация и даже алкоголизация (несмотря на запреты ислама) мигрантской среды, поскольку в неадекватном состоянии мигранты склонны совершать уголовные преступления — грабежи и изнасилования.
Борьба за статус беженцев как шанс не работать
Третий важный фактор, вызывающий неприязненное отношение к африканским мигрантам — их наглость и напористость в попытках обеспечить свою легализацию на территории Израиля. Так, в январе 2014 г. несколько тысяч африканских мигрантов из Эритреи и Судана провели демонстрацию на площади Рабина в Тель-Авиве, требуя предоставления им официального статуса беженцев. Протестующие африканцы заявили, что являются «узниками Сиона», поскольку государство не предоставляет им официальный статус беженцев, и подняли плакаты «Свобода, а не тюрьма», имея в виду лагерь для нелегальных мигрантов, размещенный в израильском Негеве. Здесь следует отметить, что в 2012 г. под размещение мигрантов отвели охраняемый комплекс Сахроним в пустыне Негев. Там размещали основную массу взрослых мигрантов, тогда как несовершеннолетних отправляли в учебный центр в Ницане. В начале 2012 г. практически все задержанные нелегалы, находившиеся в Сахрониме, были переведены в новый центр для содержания нелегальных мигрантов Холот. На территории Холота действуют поликлиника, столовая и даже спортивные площадки — то есть, такая инфраструктура, о которой эритрейские и суданские мигранты не могли и мечтать на родине. Кроме того, каждый обитатель лагеря получал по 500 шекелей в месяц на личные нужды (питание обеспечивало государство). По российским ценам 2012 года — это примерно около семи тысяч рублей. Повторимся, на карманные расходы. Однако мигрантов эта ситуация не устраивала и лагерь для размещения нелегалов они по-прежнему характеризовали не иначе как тюрьму. Проживающие в Тель-Авиве и других городах страны африканские мигранты, хотя формально и не имеют официального разрешения на работу, практически все трудоустроены, получают более-менее прожиточные деньги, а их дети пользуются услугами детских садов, школ и медицинских учреждений на деньги израильских налогоплательщиков. Естественно, что в Эритрее или Судане, не говоря уже о Сомали, мигранты могли бы лишь мечтать о подобных условиях, но, попав в Израиль, предпочитают проявлять недовольство низким, как им кажется, уровнем социального обеспечения и отсутствием формальных прав. В этом они находят поддержку у израильских леволиберальных организаций, которые в своей критике политического курса страны, пожалуй, могут перещеголять даже арабских антисионистов.

Нелегальная миграция провоцирует беспорядки
Пребывание африканских мигрантов на территории Израиля становится и важным фактором внутренней дестабилизации. Ведь значительная часть населения страны, мягко говоря, не приветствует присутствие эритрейских, суданских и прочих переселенцев, особенно после регулярных сообщений о совершаемых последними преступлениях. Поведение африканских мигрантов провоцирует ответную реакцию со стороны израильтян. Периодически в том же Тель-Авиве местные жители выходят на митинги под вполне говорящими плакатами — «Инфильтранты, вон!», «Израиль — наша земля». В Иерусалиме неизвестные правые радикалы подожгли квартиру, где проживали африканские мигранты. Неоднократно отмечались случаи нападений националистов на африканских мигрантов. При этом, от действий преступников из мигрантской среды все же страдает несоизмеримо больше израильтян, чем мигрантов — от рук националистов. Летом 2013 г. жители южных районов Тель-Авива провели массовую демонстрацию протеста против мигрантов. Представительница партии «Ликуд» Мири Регев назвала мигрантов не иначе как «опухолью на теле страны». После митинга неуправляемые демонстранты двинулись в районы проживания африканских мигрантов, где принялись крушить эритрейские и суданские кафе и магазины и бить встречных африканцев. Показательно, что подавляющее большинство израильтян в целом солидарны с противниками мигрантов. Так, 80% жителей страны выступают против проникновения мигрантов из африканских государств на территорию Израиля, а 52% израильтян настроены еще более радикально и солидаризуются с высказыванием о «мигрантах как о раковой опухоли израильского государства».
Кстати, недружелюбное отношение к мигрантам из африканских стран демонстрируют и израильские арабы. Своим поведением эритрейские и суданские переселенцы «достали» даже единоверцев из арабских селений. В июне 2012 г. в арабском селении Кфар-Манда, расположенного в северном пригороде Нацерет-Илит, произошли массовые волнения. Их причиной стало поведение африканских мигрантов и трудовая конкуренция с местной арабской молодежью. Арабы изгнали из своего селения обосновавшихся было там мигрантов из Северного Судана. В результате столкновений на улицах поселка пострадало не менее пятнадцати человек. В поселок были введены полицейские спецподразделения, которые попытались умиротворить бушующих арабов, но тщетно — в конце концов, властям пришлось в спешном порядке подогнать к селению несколько вместительных автобусов. Суданцев, проживавших в селении Кфар-Манда, эвакуировали в другие населенные пункты, — как следует понимать, до тех пор, пока и в новых местах их размещения не вспыхнут массовые беспорядки, вызванные негодованием коренных жителей.

Израиль решает проблему
Важной мерой, принятой израильским правительством для минимизации миграционного потока из африканских стран на территорию страны, стало строительство внушительной стены длиной в 140 километров, которая отгородила Израиль от Египта. Строительство «Великой израильской стены» обошлось бюджету страны в 400 млн. долларов, однако израильтяне убеждены, что благодаря этим затратам им удалось сэкономить куда более внушительные денежные средства. Ведь количество прибывающих в страну мигрантов после строительства стены сократилось в сотни раз. Если в сентябре 2012 года в Израиль приехали 6357 выходцев из Эритреи, Судана и других африканских стран, то через год численность африканских мигрантов сократилась до каких-то 36 человек. Кстати, по международным нормам, именно Египет должен был взять на себя обязательства по размещению мигрантов, так как они прибыли на его территорию и лишь затем попали в Израиль, воспользовавшись прорехами в охране израильско-египетской границы. Однако Египет, в силу множества внутренних проблем, не только не желает, но и не может решить вопрос с эритрейскими и суданскими мигрантами. Всех прибывающих на его территорию иностранцев египетские власти готовы депортировать назад — в Эритрею и Судан, где многим из мигрантов может грозить уголовное преследование. Израиль, в свою очередь, вообще не может депортировать мигрантов. В Эритрею депортация невозможна по причине соответствующего решения ООН — там мигрантам, покинувшим страну, может грозить даже смертная казнь, а с Суданом Израиль находится в конфронтации — долгое время Тель-Авив активно поддерживал национально-освободительное движение христианского негроидного населения на юге страны, приведшее к отделению Южного Судана. Кстати, в Южный Судан, сразу же после провозглашения независимости и открытия воздушного сообщения с Израилем, было депортировано большинство южносуданских беженцев. Причем выезжали они, в подавляющем большинстве, добровольно, так как израильское правительство выдало каждому добровольно согласившемуся на депортацию южносуданцу по тысяче долларов США. В настоящее время количество выходцев из Южного Судана, находящихся на территории Израиля, не превышает 60 человек. Гораздо сложнее складывается вопрос с решением проблем мигрантов из Северного Судана, в частности из Дарфура. Чтобы добиться их отъезда с израильской территории, правительству страны приходится идти на значительные ухищрения и денежные затраты.
В последние годы Израиль всерьез использует и стратегию «добровольного выезда» в третьи страны. С этой целью, по некоторым данным, были заключены соответствующие договоренности с Руандой и Угандой. Эти восточноафриканские страны, в обмен на денежную помощь со стороны израильского правительства, согласились впускать на свою территорию прибывающих из Израиля эритрейских и суданских мигрантов. Последним, если они согласятся покинуть страну, израильские власти обещают авиабилет в один конец и 3,5 тысячи американских долларов. С начала 2014 г. предложениями о переезде в другую страну воспользовались тысячи африканских мигрантов, еще около 10 000 человек были депортированы в свои родные страны. Между тем, правозащитниками упорно распространяются слухи о том, что высланным в Уганду африканским мигрантам приходится на новом месте несладко. Уганда — это не Израиль и там с иностранными мигрантами не церемонятся, размещая их в хорошо охраняемых лагерях, которые гораздо больше напоминают реальную тюрьму, чем израильские центры для размещения нелегальных мигрантов.
Автор: Илья Полонский

 


Использованы фотографии: http://awate.com/,http://www.worldbulletin.net/. http://www.ynetnews.com/,www.timesofisrael.com

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Беда» «земли обетованной». Африканская иммиграция в Израиль