Детдомовец нашёл своих родителей в Израиле

27-летний Андрей Гузев, выросший в детском доме для инвалидов в городе Прохладном в Кабардино-Балкарии, прошёл через нешуточные испытания и сам разыскал своих родителей. Оказавшись вместе и увидев своего взрослого сына, нальчанка Алла Гузева и живущий ныне в Израиле Вячеслав Моттаев снова почувствовали себя семьёй. За воссоединение они благодарят своего сына.
Андрей Гузев, 27-летний сирота и инвалид, страдающий ДЦП, неожиданно нашёл своих родителей. И отец, и мать Андрея оказались живы, и оба несказанно обрадовались тому, что у них есть сын, — ведь всё это время оба думали, что Андрея нет в живых.

Андрей Гузев всегда хотел иметь семью, но рано понял, что детей из интерната, куда он попал, страдая ДЦП, практически никогда не усыновляют. Его мечте помогла сбыться не только передача «Жди меня», но и поистине фантастическая целеустремлённость парня, а также его вечный оптимизм, который помог ему пережить все неприятности последнего года, сообщает «Московский комсомолец».

После интерната Андрея отправили в Нальчик, в психоневрологический диспансер, поскольку считалось, что родственников у него нет. Там он оказался практически в заключении: выходить нельзя, друзей приводить нельзя, а их у общительного Андрея всегда было множество. Три прохладненские семьи хотели оформить опекунство и забрать Андрея к себе, однако им по разным причинам было отказано. И только после шума, поднятого прессой, прохладненскому педагогу Нине Гаджиевой было разрешено оформить опекунство и забрать Андрея из психоневрологии.

«Такое ощущение, что Бог посылал мне одно испытание за другим перед тем, как наградить», — говорит Андрей.

Сам он писал в передачу «Жди меня» много раз, но безуспешно. Однажды дочь Нины Гаджиевой, Лейла, которая считает Андрея братом, предложила: «Давай я сама напишу, а то ты, наверное, что-то не так пишешь!» И случилось чудо: после этого письма как-то невероятно быстро нашлись и отец Андрея, и мама. Так быстро, что Андрей до сих пор не может поверить в реальность происходящего.

Роды у Аллы Гузевой, матери Андрея, были очень тяжёлыми, она потеряла сознание и пришла в себя почти через двое суток. Когда молодая женщина спрашивала о ребёнке, окружающие сразу начинали её успокаивать. И только через некоторое время ей сказали, что ребёнок умер. Лишь надежда на то, что у неё еще будут дети, помогла молодой матери пережить это горе. Однако больше детей у неё так и не было. Поэтому, когда она первый раз поговорила с Андреем — сначала по телефону, была счастлива, но слёзы сдержать не могла.

Андрей рассказал, что его мама приехала в Прохладный практически сразу, теперь они созваниваются по нескольку раз в день, регулярно ездят друг к другу и решили жить вместе.

«Мама познакомилась с Ниной Гаджиевой, моим опекуном, и женщины друг другу очень понравились. Нина, конечно, за меня ужасно рада, как радовалась бы за своих детей», — рассказывает Андрей.

Его отец, Вячеслав Моттаев, как оказалось, живёт в Израиле. Для него весть об Андрее тоже была огромной радостью, поскольку других детей у него нет. Андрей рассказал, что даже дистанционное общение оставило у него самые приятные впечатления: это интеллигентный, начитанный, очень сердечный и доброжелательный человек. Сейчас они с Андреем регулярно общаются по скайпу и строят планы на будущее.

Недавно Вячеслав прилетал в Кабардино-Балкарию, чтобы увидеть и сына, и бывшую супругу. Теперь же, пообщавшись с близкими людьми после многолетней разлуки, снова уехал в Израиль. Но вслед за ним отправятся Андрей и Алла, как только будут готовы их документы.

Андрей рассказал, что отец забирает его и маму в Израиль и главное для него — поставить на ноги сына, с детства страдающего ДЦП. «Папа уже нашёл врачей, со всеми договорился, мне там помогут со здоровьем», — говорит Андрей.

Сейчас Андрей приводит в порядок свои документы, которые ему вскоре будут нужны. Ведь перед отправкой в психоневрологический диспансер он был признан недееспособным. Сейчас врачи пересмотрели своё заключение.

Сам Андрей, рассказывая обо всём произошедшем с ним, говорит: «Я так считаю: что было — то прошло. И нужно не искать чью-то вину или упрекать кого-то, а просто радоваться счастью, которое Бог дал. И стараться сделать счастливыми близких».

Он добавляет: «Я не спрашивал родителей, почему оказался в детдоме. В жизни бывают разные ситуации, не хочу и не имею права никого судить. Не буду жить прошлым».

«Поправив здоровье, я тоже смогу заботиться о своих родителях. Я уже взрослый человек, многое умею, так что я смогу», — уверен Андрей.

«Андрюха не из тех, кто сильно падает духом из-за каких-то трудностей. Единственный раз, когда я услышала в его голосе отчаяние, — это первый звонок их психдиспансера. Тогда он сказал, что потерял веру в лучшее. Но, как оказалось, не всё так плохо, и порой трудности приводят нас к чему-то большему. Возможно, если бы не вся эта история, он так и не обрёл бы родителей», — отмечает Лейла Гаджиева.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Детдомовец нашёл своих родителей в Израиле