Евреи против евреев

Есть старая хасидская притча: Проезжая как-то по городу со своим учеником, седобородый ребе сказал ему: “Уволь своего кучера!”. “Почему же, ребе? Он исправно выполняет свою работу!”. “Мы только что проехали мимо церкви, но кучер даже не подумал перекреститься. Если он не уважает свою веру, как же он может уважать тебя и меня — людей другой веры?”, — ответил ребе своему ученику.

А вспомнил я эту притчу вот почему. Недавно побывал в Чикаго известный российский писатель Дмитрий Быков. Известен он не только своей литературной деятельностью, но и своими скандальными антизраильскими, а по сути, антисемитскими высказываниями. «Пора назвать вещи своими именами, — сказал он, выступая в Израиле. — Никакая иудео-христианская цивилизация (и уж тем более культура) не воюет в лице Израиля с антицивилизационным и ужасным арабским миром. Воюют два ближневосточных народа, одинаково жестоковыйных и непримиримых“.

Этот пасквиль написал русский писатель, еврей по крови и христианин по вероощущению, чтобы подчеркнуть как бы свой нейтралитет, а по сути, отторжение Израиля от себя, и таким образом затушевать свое еврейство. Когда его спросили: не сожалеет ли он о том, что на встречу с ним не пришли люди, возмущенные его антиизраильскими высказываниями, он ответил, что его это не интересует и не волнует.

Дмитрий Быков в своем отмежевании от еврейства не одинок. Есть тьма аналогичных примеров. В чем же причина этого и, вообще, кто же мы — евреи?

Можно задать вопрос: “Нужно ли отождествлять евреев — как народ с иудаизмом — как религией?” Можно было бы поставить вопрос по-другому: “Что определяет принадлежность человека к еврейству?” На сегодняшний день ответы на это остаются предметом обсуждения и споров.

В Израиле очень серьезно относятся к вероисповеданию. Еврей, например, определяется и по вере, и по крови. Согласно определению Галахи, евреем является человек, рожденный матерью-еврейкой или обращенный в еврейство в соответствии с религиозным каноном, т.е. прошедший гиюр. Т.о., прозелит, принявший иудаизм, будет считаться евреем потому, что он захотел стать частью еврейского народа, разделить с ним горести и радости. Отношение к этому человеку всегда будет лучше, чем к чистокровному еврею, отвергнувшему иудаизм. Т.е. действует принцип — еврей по вере.

С другой стороны, согласно Закону о возвращении правом на автоматическое получение израильского гражданства имеют только люди, у которых хотя бы в третьем поколении один из прародителей был евреем. Т.е., они как бы являются евреями по крови.

В Третьем Рейхе нацистами были установлены категории евреев и „лиц с примесью еврейской крови“, согласно которым евреями считались те, кто имел, как минимум, троих еврейских дедушек-бабушек. Т.о., и в этом случае принадлежность к еврейству определялась по крови.

Согласно советским законам, евреем был тот, у кого оба родителя были евреями или евреем был один из родителей. В последнем случае достаточно было изъявить желание считаться евреем, что фиксировалось в пятой графе паспорта. Т.е., опять- таки, принадлежность к еврейству определялась по крови.

Таким образом, в рассмотренных случаях, как бы ни были различны подходы, общее у них есть: этнический еврей — тот, в жилах которого течет еврейская кровь.

Принадлежность отдельных групп людей к той или иной религии или внутри религии — к той или другой религиозной конфессии определяется традициями семьи, нации, их этнической принадлежностью, или даже регионом, где эти группы проживают. Например, очень сильны различия в религиозных предпочтениях украинцев из западных и восточных областей Украины. Традиционно, из поколения в поколение, те или другие группы американцев-христиан являются протестантами, католиками, лютеранами, православными и т.д. Точно также, традиционно те или другие группы евреев в Америке связаны с различными направлениями иудаизма.

Переходы людей из одной религии в другую и, даже, из одной конфессии в другую достаточно редки, требуются какие-то жизненные обстоятельства или большая убежденность в необходимости такого перехода. Если в христианстве переход из одной конфессии в другую или даже уход из христианства в другую религию (например, в буддизм) не вызывает особых вопросов, то по другому обстоит дело в иудаизме, поскольку из-за определенных исторических условий требуются усилия для поддержания присутствия иудаизма в этом мире. И это, в первую очередь, из-за малочисленности евреев по крови по сравнению, например, с христианами или мусульманами.

Согласно еврейскому религиозному закону, еврей (то есть, главным образом, лицо, родившееся от матери-еврейки), перешедший в иную веру, все равно остается евреем: „Еврей, даже согрешив, остается евреем“, и таким образом, признается принцип — еврей по крови. При переходе еврея в другую веру семья отступника должна совершать по нему траурные обряды как по покойнику. Однако если же отступник пожелает вернуться к иудаизму, то он не нуждается в прохождении особого ритуала, так как со строго галахической точки зрения он никогда не переставал быть евреем.

С другой стороны, Закон о возвращении не распространяется на лиц, рождённых еврейками, но добровольно сменивших вероисповедание. Такой человек не может считаться евреем согласно этому Закону и ему не положены ни автоматическое израильское гражданство, ни права новых репатриантов. Действует принцип — еврей по вере.

Одним из известных современных евреев-христиан был Освальд Руфайзен — католический священник. В 1950-е гг. он пожелал в соответствии с Законом о возвращении получить израильское гражданство. Когда ему было в этом отказано, он подал апелляцию в Верховный суд Израиля. В своей апелляции он добивался признания за ним права на репатриацию в Израиль на основании того, что он является евреем — если не по религиозной принадлежности, то по праву рождения от еврейской матери. По его словам, несмотря на то, что он является верующим христианином, в „национальном плане“ он чувствует себя евреем. Однако, иск был отвергнут. Верховный суд постановил, что, исходя из светского характера Закона о возвращении, понятие „еврей“ следует толковать в традиционном, а не строго галахическом смысле, и, следовательно, Закон о возвращении не распространяется на лиц, рожденных евреями, но перешедших в другое вероисповедание.

По мнению пресс-секретаря международного еврейского молодежного движения „Бней Акива“, редактора интернет-портала Центра еврейского сионистского образования „Мидраша Ционит“ Романа Гольда, позиция Израиля в отношении евреев-христиан вполне оправдана: „Государство Израиль слишком маленькое и слишком тяжело доставшееся, чтобы разделять его еще и с теми, кто предает его сущность. Еврей, принявший другую веру, во все времена изгонялся из еврейской общины — так это происходит и сейчас, только на государственном уровне, ведь Земля Израиля — одна большая община“. „Вероотступникам“ не стоит ожидать хорошего отношения от ортодоксальных евреев, видеть рядом с собой их не захотят. Но Роман отмечает, что „ни о каком преследовании речь не идет“, хотя измена вере и еврейскому образу жизни были и остаются страшнейшим грехом у евреев.

Могут быть различные причины для крещения — экономические, социальные, попытки вырваться из гнета нищеты, из давящей атмосферы еврейского местечка, получить должность или статус. Но одна причина — искреннее принятие христианства оставалась для евреев неприемлемой и невероятной.

Встречаются в поезде четыре выкреста. Разговор зашел о том, почему они крестились.
— У нас в местечке был погром. Пришли мужики и казаки и убивали всех евреев. Вот я и крестился, чтобы спастись, — рассказал первый.
— А я хотел в университет поступить, а там процентная норма. Евреев не брали, — рассказал второй.
— Ну а я влюбился в нееврейку, шиксу. Куда мне было деваться. Пошли в церковь и обвенчались, — сказал третий.
— Ну а я искренне уверовал, что Господь наш Иисус Христос воистину Спаситель, — сказал четвертый.
— Иди, расскажи это своим гойским знакомым.

Один из самых популярных христианских проповедников, отец Александр Мень, рожденный в еврейской семье и крещенный в возрасте шести месяцев вместе с матерью, говорил о побудительных мотивах принятия евреями христианства и разницы в их поведении.

Некоторая часть евреев, принявших христианство, не желает отрываться от иудейских корней, продолжает совмещать христианские таинства с иудаистскими ритуалами (суббота, древнееврейская пасха и др.). Их переход в христианство мог быть совершенно осознанным выбором, основанным на изучении и принятии догматов христианства, но мог быть связан и с угрозой насилия.

Так, в средние века евреев насильно заставляли принимать христианство, они шли на этот шаг, чтобы избежать гонений, но часто, при этом, продолжали оставаться тайными иудеями и поддерживали связь со своим народом. Позднее это мог быть результат так называемых ассимиляционных технологий, которыми занимаются различные миссионерские секты, типа „Евреи за Христа“, „Свидетели Иеговы“ и другие.

 

Однако, например, для Александра Галича и Наума Коржавина христианство стало осознанным актом и духовной потребностью. Их крестным отцом был — Александр Мень. Коржавин как-то сказал, что русский поэт может быть только христианином.

А Галич искренне поддерживал доктрину ассимиляции советского еврейства.



style="display:inline-block;width:580px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-1903962249686177"
data-ad-slot="9845276724">

В то же время, в творчестве Наума Коржавина теме еврейства уделено немало страниц. Он писал о Бабьем Яре, о „мире еврейских местечек..., синагогах и камнях могил“, о своем ортодоксальном деде, о судьбе еврея-иммигранта, о различных аспектах еврейского самоощущения.

— Другие евреи-христиане стремятся полностью слиться с христианской церковью. Порой это может быть совершенно осознанный выбор, основанный на изучении и принятии догматов христианства. Некоторые выдающиеся евреи царской и, позднее, советской России крестились, чтобы легализоваться в русской культуре, а иногда, чтобы уйти от существовавших ограничений и гонений.

Известный ученый-семитолог, член Императорской Академии Наук Данила Абрамович Хвольсон (1819—1910) принял православие, даже преподавал одно время древнееврейский язык в Духовной Академии. Однажды он, якобы, заявил, что принял крещение потому, что лучше быть профессором в Санкт-Петербурге, чем меламедом в Вильне.

Толчком к крещению Антона Рубинштейна и всей его семьи в составе 35 человек, по поздним воспоминаниям матери композитора, стал Указ императора Николая I о призыве детей на 25-летнюю воинскую службу кантонистами в пропорции 7 на каждые 1000 еврейских детей. На семью, после их крещения, перестали распространяться законы черты оседлости, и уже через год Рубинштейны поселились в Москве.

Александр Михайлович Гликберг — Саша Черный писал о себе: “Сын провизора. Еврей. Крещен отцом десяти лет от роду для определения в гимназию”. Выдержал экзамен, но не был принят из-за процентной нормы. Отец решил его крестить. Вот и вся причастность Саши Черного к христианству.

Путь в христианство Осипа Мандельштама был таким же, как у Саши Черного. В возрасте 20 лет он принял обряд крещения с чисто практической целью: освободится от преград, стоящими на пути еврея. Надо было поступать в университет, войти в российское общество. Он изменил вере отцов, но как бы не до конца. Поэт не пошел в православную церковь, а выбрал протестантскую кирху в Выборге. Он не крестился водой.

Актер Ролан Быков хотел, но не успел принять крещение. По одному из свидетельств, Ролану Антоновичу предстояла вторая операция, когда родственники посоветовали ему креститься. Супруге он ответил: „Знаешь, Леночка, я это сделаю после операции. Не буду же я ставить условия: ты мне, Господи, даруешь годы жизни, а я за это покрещусь!“ Ролан Антонович Быков не декларировал свое еврейство, он был евреем ассимилированным, далеким от веры своих предков и вопрос о его крещении возник не случайно. Но стоит вспомнить его блестящую роль в фильме “Комиссар”, чтобы удостовериться в порядочности этого человека.

Как-то Константина Райкина спросили о меноре в его кабинете в театре „Сатирикон“. Он ответил: „Это папина вещь. Он вырос в патриархальной семье, знал идиш и иврит, обряды и обычаи. Это прошло мимо меня. Я и иудеем считать себя не могу. Скорее я — православный. По-моему национальная гордость — это глупость. По духу, воспитанию я считаю себя стопроцентным русским человеком, в жилах которого течёт еврейская кровь“. А другой раз он заявил: „Я крестился в православие. Я человек по сути русский — по культуре, языку, менталитету. Поэтому — православие. Я решил определиться в этом вопросе. Боюсь остаться без учёта. Там. Потом. Боюсь не значиться в списке“.

— Наконец, евреи третьей группы не только декларируют полный отказ от всего национального, еврейского, не только полностью ассимилировались в той среде, в которой они проживают, но и подчеркивают свою отстраненность от еврейства, выступают с нападками на иудаизм, евреев, государство Израиль.

Файвел и Файтель пошли креститься. Файвел пошел в купель первым. После крещение Файтель спрашивает:
— Эй Файвел! Ну как там было?
— Во-первых, не Файвел. Мое имя — Филипп. А во-вторых, с жидами не разговариваю. Вы нашего Господа убили.

Невозможно не упомянуть выдающегося еврея “по крови” — Карла Маркса. Он был внуком раввинов и потомком нескольких поколений ученых-талмудистов. Его отец выкрестился, чтобы привлечь богатых клиентов в адвокатскую контору. В новообразованном прусском государстве адвокату необходимо было быть христианином. Семья продолжала придерживаться традиций иудаизма какое-то время после того, как Гершель Маркс перестал посещать синагогу. Но Карл Маркс рос уже в отрыве от обычаев и традиций иудаизма, он был совершенно чужд еврейской культуре и традициями и его отношение к евреям и иудаизму было крайне отрицательным. Его нападки на евреев и иудаизм — омерзительны.

В одном из своих трудов Маркс утверждал, что современная коммерция является триумфом иудаизма — псевдо-религии, богом которой служат деньги, а сами евреи представляют собой меру зла в мире. В статье “К еврейскому вопросу” Маркс не только называет еврейство химерической национальностью, но и пишет, что „деньги — это ревнивый бог Израиля, перед лицом которого не должно быть никакого другого бога“. По Марксу мирской культ еврея — торгашество; в еврейской религии содержится презрение к теории, искусству, истории, презрение к человеку как самоцели.

Об антисемитизме Маркса — без комментариев, все и так ясно. И этот человек звал людей в “счастливое будущее” — в коммунизм.

Неизвестно, принял ли крещение Дмитрий Быков — еврей по крови, русский публицист. Но очень известно его отторжение всего еврейского, его неприятие Израиля.

„…Просьба к этим людям (в Израиле — З.К.) у меня ровно одна: не надо мне доказывать, что они защищают мои ценности. Не надо называть эти ценности иудео-христианскими. Не надо устанавливать связь между будущим Израиля и Европы“. А вот что ответил ему Виктор Шендерович: “Ты можешь глубоко и тонко ощущать „развод“ иудаизма и христианства — это область личной веры, и это вне комментария. Ты можешь не любить Израиль, — Израиль поплачет-поплачет да и перестанет. Но есть простые вещи, лежащие, по моему скромному мнению, вне обсуждения».

Принятие отдельными этническими евреями христианства, их крещение, т.е. как бы их полный отказ от еврейства или примыкание других, например, к секте Евреи за Христа — дело индивидуальное. И это их право и их выбор. Вопрос в том — как мы, остальные евреи, должны к этому относиться?

Не могу согласиться с тем, что евреи, перешедшие в христианство, осквернили память погибших в Холокосте, т.е. это похоже на обвинение христиан в Холокосте. Но Холокост устроили нацисты, которые сами не очень жаловали христианскую церковь, представителей такой христианской секты, как Свидетели Иеговы, отправляли в газовые камеры наравне с евреями.

Такая католическая страна, как франкистская Испания, спасла десятки тысяч евреев, спасали евреев православная Болгария и лютеранская Дания. Да, можно вспоминать то, что христианская Европа не стала стеной в защиту евреев от Холокоста. Но мы же сейчас не очень помним о том, что американский президент-христианин много лет назад не пустил в Америку корабль с несколькими тысячами беженцев-евреев из Европы, и они затем погибли?

Можно не одобрять людей, меняющих веру своего народа, можно даже презирать таких людей. Но нельзя говорить, что эти люди перешли “на сторону гонителей и убийц”. Все евреи могли эмигрировать в Израиль, но, в силу разных причин, многие выбрали Америку. Существуют, наконец, и смешанные браки, когда этнические евреи вступают в брак с этническими русскими, украинцами, грузинами и т.д. Можно ли считать такие браки тоже предательством? Ведь иудаизм категорически не одобряет такие браки.

Нам нужно всегда чтить память еврейских мудрецов, благодаря которым евреи сохранились как народ, несмотря на многовековые гонения и скитания. И тем не менее, нельзя, очевидно, относиться ко всем евреям по крови, которые по тем или иным причинам решили связать себя с христианством, как к предателям, бросившимся в объятия “злейшего врага” (т.е. христиан) и таким образом как бы поправшими память жертв Холокоста.

Не надо гордиться своим еврейством. Мы ведь не выбираем своих родителей, а они не выбирали своих. Мы — просто евреи. Хотя евреи, как утверждают талмудисты, и “богоизбранный народ”, но не в том смысле, что они умнее, способное, лучше других. Бог, очевидно, избрал евреев для того, чтобы они донесли до других народов весть о том, что Бог один и един для всех. В этом и суть “богоизбранности”.

 

Зиновий КРАСТОШЕВСКИЙ

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Евреи против евреев