Евреи всегда мне помогали

В свое время «Самолетное дело» всколыхнуло не только СССР, но и весь мир, ведь ситуация была действительно резонансной – люди вели отчаянную борьбу за свою свободу! В 1970 году группа еврейских активистов, которых не выпускали из Союза, попытались похитить самолет и отправиться на нем в Швецию. «Измена Родине» — именно под эту статью попали организаторы угона. Примечательно, что в этой акции участвовали не только евреи…Юрий Павлович Федоров стал одним из тех, кто ценой собственной свободы проложил путь к освобождению из уз социалистического отечества тысячей людей.

«Ты будешь сидеть до конца,» — повторяли Федорову, пока других участников акции обменивали или выкупали. Юрий Федоров и Алексей Мурженко были единственными неевреями в «Самолетном деле». Обоих осудили на 15 лет.
Почему Федоров стал участником еврейского протеста? На этот вопрос он дал исчерпывающий ответ: «Дабы мир узнал о том, что советские евреи борются за право выехать в Израиль и даже готовы пойти на крайние меры». Его неравнодушие и желание добиться справедливости были сильнее всех «но». Прослушка, аресты, изгнания, слежка – даже спустя года Федоров утверждает, что все это того стоило, ведь именно после «Самолетного дела» СССР постепенно начал выпускать евреев за рубеж.

Всё началось со знакомства с Эдуардом Кузнецовым, в будущем – соорганизатор угона самолета. Фёдоров быстро влился в еврейский «коллектив» нового друга. В 1961 году они в первый раз попали за решетку. Причина ареста – антисоветская деятельность. Власти узнали о созданном ими диссидентском кружке и о листовках, которые производили и распространяли участники сообщества. Вскоре после освобождения они решились на крайне радикальный шаг – побег… Другого выхода просто не было.

Купить все билеты на внутренний регулярных рейс, задержать пилотов и улететь в Швецию. В Швецию, потому что оттуда бы их не вернули обратно в Союз… Всё было просчитано до мелочей – в их компании был бывший летчик Марк Дымшиц.
Была лишь одна загвоздка – уж слишком многие владели информацией об этом плане. Конечно же, слух быстро распространился из диссидентского кружка в уши всех тех, кто мечтал уехать из СССР, но им отказывали, и, безусловно, их всех это интересовало. Были и стукачи, из-за которых в КГБ и узнали о затее с угоном. Федоров и другие организаторы побега догадывались, что за ними следят, но отступать не собирались.

Всех участников заговора задержали прямо в аэропорту. Двух из них, Кузнецова и Дымшица, приговорили к высшей мере пресечения, однако в тот момент в эту битву за свободу советских евреев вступил весь мир, и суд вынужденно заменил приговор на 15 лет заключения.
Сообщники Юрия вышли на свободу раньше, чем им присудили. Причины были разные: нескольких из них, в том числе и за Кузнецова, и Дымщица, в 1979-м обменяли на советских разведчиков, спустя два года обменяли еще одного осужденного. Федорову и Мурженко тоже не пришлось отбывать весь срок. Подельники, которых уже выпустили, вновь сплотились, но уже для того, чтобы вытащить из тюрем своих единомышленников. Тогда за права Федорова боролись еврейские общины со всего мира. «Евреи и Израиль мне всегда помогали. Я всегда чувствовал эту поддержку. Благодаря этой поддержке меня не могли лишить жизни в лагере, она спасала от «несчастных случаев,»» — признается он.

Когда Юрий Павлович вышел на свободу, в Александрове его уже ждали евреи из местной общины. Именно они помогли Федорову начать жизнь сначала, купив ему жилье. Однако из-за судимости Юрий не смог устроиться на работу, тогда он окончательно убедился – нужно уезжать. Правда, случилось то, чего и стоило ожидать – ему отказали в выезде из Союза. Тогда Юрий набрал номер знакомых еврейских деятелей из Москвы и рассказал о случившемся: «Телефонная линия была на прослушке. На другой день меня вызвали и сказали: «Мы тебя не задерживаем. Можешь ехать, когда захочешь»».
Федоров продолжает: «Этот вопрос решался на самом верху. Выпустили меня и еще нескольких сидельцев. Наш рейс в Вену был настолько пустой, что я смог взять с собой собаку».

Юрий Павлович живет в деревне Флейшманнс, штат Нью-Йорк. Вокруг его деревянного дома озера, горы и бесконечные леса – всё, что нужно для покоя. После освобождения Федоров в политические дела не ввязывался, но занялся кое-чем поистине великим. Юрий Павлович основал Фонд «Благодарность», цель которого – оказывать финансовую поддержку бывшим советским политзаключенным. И даже спустя столько лет он убежден – всё в его жизни случилось не зря: «Мы подали людям пример – показали, что с системой можно бороться. И это было самое важное».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Евреи всегда мне помогали