Иосиф Абрамович Рапопорт (человек с большей буквы)

Ученый, воин, человек Иосиф Абрамович Рапопорт

Ученый, воин, человек
Иосиф Абрамович Рапопорт

Прошло сорок лет после печально знаменитой сессии ВАСХНИЛ, на которой была разгромлена генетика и советская биологическая наука отброшена на много лет назад. Преподаватели и студенты биологического факультета МГУ устроили заседание, посвященное этому злосчастному юбилею. На него пригласили человека, о котором ходили легенды. Пришел невысокого роста вежливый и тихий академик. Светлый костюм, белоснежная белая рубашка, белая повязка, закрывающая его выбитый пулей глаз, и седые волосы делали его каким-то отрешенно неземным. Многие засомневались, не тот ли это легендарный Рапопорт. А это был именно он.

Чем же прославился этот человек, и какие испытания выпали на его долю мы и расскажем. И как обычно в таких случаях, начнем с его биографии. В его автобиографии, написанной за три года до своей трагической гибели, говорится:

«Я, Рапопорт Иосиф Абрамович, родился 14 марта 1912 г. в г. Чернигове. До 5 класса проходил среднюю школу в г. Славянске, а закончил её в г. Чернигове. Отец мой был врачом-терапевтом. В 1930 г. был принят на биофак Ленинградского государственного университета и специализировался со второго курса по кафедре генетики».

Еще в университете преподаватели обратили внимание на выдающиеся лингвистические способности юного студента. Он сам изучил основные европейские языки и к окончанию университета, например, свободно владел английским.

В студенческие годы Рапопорту посчастливилось прослушать доклад крупнейшего советского биолога Николая Константиновича Кольцова, который захватил его широтой и глубиной биологической мысли. После этого выбор был сделан на всю жизнь.

При распределении Иосиф попросил направить его в аспирантуру в институт Кольцова в Москве. Запросили институт – вакансии были. Рапопорт выдержал необычайно сложный вступительный экзамен и был принят. В положенные три года он написал и защитил диссертацию на степень кандидата биологических наук. Сам Кольцов ходатайствовал, чтобы Рапопорта оставили в институте, и он быстро влился в этот новый коллектив, одновременно поступив в докторантуру.

Директора института Николая Константиновича Кольцова Раппопорт просто боготворил. А он стоил этого. Один из основателей современной биологии он впервые в мире высказал главную идею ХХ века, что непрерывность нити жизни обеспечивается самокопированием гигантских наследственных молекул. Он же высказал гипотезу о том, что радиация и активные химические соединения являются основными факторами, вызывающими наследственные изменения. Над этими вопросами и работал, возглавляемый Кольцовым институт экспериментальной биологии.

Сотрудников института объединял дух научной свободы и высокой требовательности. В нем создался коллектив ярких творческих индивидуальностей, которые дружно работали над решением сложных и оригинальных задач.

[exec]require ('single_promo.php');[/exec]

Небольшой купеческий особняк в Москве, где располагался институт, сразу же стал родным домом Иосифа. В институте его любили все и часто называли домашним именем Юзик. В нем он сформировался, как ученый и человек несгибаемой принципиальности. В положенный для аспиранта срок Рапопорт подготавливает и защищает диссертацию.

Ему поручают выполнение самостоятельных исследований и за три года кандидат биологических наук Рапопорт практически подготовил докторскую диссертацию. Защита была назначена на начало июня 1941 года, но затем её отложили на конец месяца.

Но настал черный день 22 июня. Кандидатов и докторов наук в армию не призывали и у Иосифа были все возможности для защиты докторской, но он добровольно уходит в армию. Для начала его направляют на известные курсы «Выстрел» и через несколько месяцев старший лейтенант Рапопорт оказывается на турецкой границе. После многочисленных рапортов его направляют в самое пекло, в Крым. Тяжелораненого Рапопорта вывезли на одном из последних транспортов. Оправившись от ранения, он снова на фронте.

Иосиф Абрамович Рапопорт

Никто бы не поверил, что этот, в недавнем прошлом кабинетный ученый, окажется бесстрашным воином и замечательным офицером. О его подвигах писали фронтовые газеты. Трижды Рапопорта представляли к званию Героя Советского Союза.

Первый раз он был представлен осенью 1943 года за форсирование Днепра. Начальник штаба полка гвардии капитан Рапопорт удачно выбрал место переправы на стыке немецкой обороны, настоял на изменении первоначального плана и несколько полков дивизии удачно высадились и закрепились на противоположном берегу Днепра. За форсирование Днепра капитан Рапопорт был награждён орденом Красного Знамени и представлен к званию Героя Советского Союза. Представление ушло на утверждение.

Но героя Рапопорт не получил. Немцы решили сбросить защитников плацдарма в Днепр. Командир дивизии не сумел должным образом организовать оборону и попросту сбежал в тыл. Оставшись за него, Рапопорт принял командование и без потерь вывел полк из окружения. Когда дивизия была построена после выхода к своим, Рапопорт весьма оригинально отрапортовал.

Существуют две версии. По одной из них вместо рапорта он залепил комдиву пощечину. По другой он назвал его подлецом и трусом. Представление на героя дальнейшего хода не получило.

Начальник управления по увековечению памяти погибших при обороне Отечества нынешнего Министерства обороны России генерал-майор Александр Кирилин сказал в беседе с корреспондентом одной из газет России: «Я не раз читал представления к званию Героя Советского Союза. У многих одного эпизода хватало, чтобы это звание присвоить. Иногда человека представляли к ордену, а давали Героя.

У Рапопорта таких эпизодов пять плюс тяжелое ранение и возвращение в строй через три недели – сбежал из госпиталя. У меня волосы дыбом вставали, когда я читал документы на этого человека. Что он творил!»

Тщетно пытался генерал найти в военных архивах это первое представление. Нашёл только справку следующего содержания: «За проявленное мужество и умелое управление войсками в период форсирования р. Днепр в районе с. Мичурин-Рославлев за захват, удержание и расширение плацдарма полком на правом берегу Днепра начштаба гвардии капитан Рапопорт Иосиф Абрамович был командованием представлен к правительственной награде и присвоению звания Героя Советского...»

Представление было отозвано. Кем – найти не удалось. 32 человека, включая комдива, получили звание Героя за этот плацдарм, а Рапопорт нет.

Ему не раз говорили однополчане – пиши наверх: ведь 30 человек твоего передового отряда стали Героями. А он отвечал: «комдив был прав, я не имел права прилюдно подрывать его авторитет, как он дивизией после этого будет командовать».

На послевоенных встречах ветеранов дивизии её командир несколько раз пытался помириться с Рапопортом, но тот ни разу не подавал ему руки, просто не разговаривал.

Второй раз Рапопорта представили к званию Героя в 1944 за бои у озера Балатон в 1944 году. Приведём выписку из наградного листа:


«1. Ф.И.О. Рапопорт Иосиф Абрамович

2. Звание — гвардии капитан

3. Должность, часть. Командир стрелкового батальона 29 гвард. Воздушно-десантного стрелкового полка 7-й гвард. Воздушно-десантной черкасской краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого дивизии.

4. Представляется к награждению орденом Ленина с присвоением звания Героя Советского Союза.

Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг.

Батальон гвардии капитана Рапопорт 3.12.1944 г., действуя в головном отряде полка, стремительным натиском выбил упорно сопротивляющегося противника из населенных пунктов Потой, Фельшеньек, Cабад-Хидвен. Не имея задачи овладеть переправой через канал Саваш, но учитывая, что последний соединяет озеро Балатон с р. Дунаем, Рапопорт проявил разумную инициативу. На плечах у противника перебрасывает пехоту через минированный мост, атакует командные высоты противника на северном берегу канала, с хода захватывает крупнейший пункт обороны немцев гор. Мозикамаром. 4.12.44 батальон отражает 14 атак, 40 танков, батальона пехоты противника, удерживает мост и плацдарм на северном берегу канала. 8.12.1944 батальон в ночном бою выбивает противника из важнейшего опорного пункта Балатон Факояр, перехватывает основные шоссейные дороги, захватывает ж. -д. ст. Балатон Фокояр. 9.12 и 10.12. 44 г. батальон отбивает 12 контратак сил пехоты и танков противника, стойко удерживает дер. И ж.д. станцию. 22.12.44 г. ведет тяжелые бои на подступах города Секеть Фехервар. После отражения всех атак противника в23-00 переходит в наступление и в ночном бою штурмом овладевает юж. окр. города. 23.12.44г. 13-00 выходит на сев. окр. города. 24.12.44г. продолжает преследовать противника в районе деревни Забуоль

24.12.44 г. и 25.12.44 г. ведет тяжелые бои по отражению 12 контратак батальона пехоты противника, поддерживаемого 20-30 танками. В этих боях батальон Рапопорта уничтожил 1000 немцев, подбил 12 танков, 8 бронетранспортеров, 16 огневых точек противника, захватил 220 пленных. Во всех перечисленных боях тов. Рапопорт беспрерывно находясь в боевых порядках, умело обеспечивал взаимодействие пехоты с приданными средствами, в критические моменты боев лично руководил приданной артиллерией, действовавшей на прямой наводке. 25.12.44г., будучи тяжело ранен не ушел с поля боя до отражения батальоном всех контратак. Личной храбростью, бесстрашием в борьбе с противником, воодушевлял бойцов на выполнение всех боевых задач. Достоин высшей правительственной награды звания «Герой Советского Союза».

Но в этих боях его тяжело ранили. Пуля попала в висок и прошла через мозг. Но гвардии капитан Рапопорт не просто выжил, а вскоре вернулся в строй.

Где исчезло это второе представление, никто не знает. Когда генерала Кирилина спросили, а не зловещий ли «пятый пункт» причина. Он ответил: «Трудно сказать, этого в документах не прочтешь. Я подозреваю, дело в том, что он был очень ершистый человек». Кирилин также сообщил, что относительно недавно группа известных академиков обратилась в Министерство обороны с просьбой восстановить справедливость в отношении звания Героя Советского Союза для Рапопорта. Получили ответ, что за свои подвиги он был достаточно награжден и нет необходимости возвращаться к этому вопросу. Министру обороны – организатору гомерической коррупции и казнокрадства нет надобности вспоминать о бывших героях, спасителях своей страны.

И, наконец, приведем отрывок из третьего представления: «…передовой отряд, возглавляемый гв. майором Рапопортом с боями прошел 83 км. Этот отряд малыми силами очистил от немцев три города и несколько сел, взял в плен 35 тысяч гитлеровцев, среди них 8 подполковников и до 600 офицеров.

Достоин Правительственной награды ордена Ленина с присвоением звания Героя Советского Союза. Командир дивизии гвардии генерал-майор Дрычкин. 13 мая 1945 года.

Этот подвиг произошел в самом конце войны. 7 мая 1945 майор Рапопорт получил приказ прорваться через порядки отступающей немецкой группировки и встретиться с американскими войсками. Он был выбран для командования этой операцией, так как совершенно свободно владел немецким и английским языками. На пути отряда они наткнулись на три тяжелых немецких танка «Тигр».

Вспоминая впоследствии об этом эпизоде, Иосиф Абрамович рассказывал: « Я соскочил на землю, подбежал к гигантскому немецкому танку и постучал рукояткой пистолета по броне. По-немецки приказал открывшему башенный люк танкисту разрядить орудия в воздух и очистить дорогу для нашего отряда. После некоторого колебания немцы подчинились, и отряд Рапопорта двинулся вперед и соединился с американцами. Ныне на этом месте стоит обелиск с надписью – здесь окончилась война.

Но и в третий раз Золотая Звезда прошла мимо. По шоссе на большой скорости мчался адъютант очень большого начальника. Он был пьян, не справился с управлением и сбил молодого лейтенанта из недавнего пополнения. Адъютанта вытащили из машины, избили и заперли в каком-то подвале. Его разыскали только через несколько дней и разъяренный начальник не поддержал представления.

В этом третьем представлении не говорится о последнем подвиге Рапопорта на заключительном этапе войны.



style="display:inline-block;width:580px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-1903962249686177"
data-ad-slot="9845276724">

Сам он не любил говорить о своих военных деяниях. Но об этом вспомнили его однополчане во время похорон своего трагически погибшего командира. Вот их воспоминания: «Последние дни войны. Австрия. Передовой отряд 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии оторвался на 83 километра от своих основных сил, прошел сквозь 100-тысячную группировку войск противника, захватив при этом несколько населённых пунктов, взяв несколько тысяч пленных, 60 единиц бронетехники. Когда колонна немецких военнопленных под охраной бойцов отряда Рапопорта двигалась по шоссе, ее приняли за скопление вражеских войск и на ее уничтожение были направлены штурмовики. На бреющем полете они стали расстреливать колонну. Как немцы, так и советские солдаты бросились врассыпную, стараясь укрыться в кюветах и воронках. На шоссе выбежал майор Рапопорт и стоя во весь рост, размахивал руками, показывая летчикам, что здесь свои. Летчики его поняли, прекратили стрелять и улетели. На шоссе вышел немецкий полковник. Он был потрясен и решил пожать руку советскому офицеру. Но Рапопорт ему руки не подал. Как вспоминали, впоследствии он сожалел об этом».

Командир батальона уже не капитан, а майор Рапопорт принадлежал к тем военным, как писала поэтесса-фронтовичка Юлия Друнина, которые не отличались на парадах, а первыми врывались в города. Небольшого роста, но всегда аккуратно по форме одетый и чисто выбритый.

Он никогда не повышал голоса на подчиненных, однако умел отдавать приказы так, что ни у кого и мысли не возникало его ослушаться. Правда, один раз он изменил своей манере. После того как немецкий снайпер попал ему в голову и Рапопорта доставили в госпиталь для срочной операции, мест не было и рядового солдата сбросили с койки, освободив её для него. Рапопорт громогласно, не выбирая выражений, так разнес руководство госпиталя, что в мгновение ока для обоих нашли места.

А ведь гвардии майор не был кадровым военным — он был ученым. В 1943 году Рапопорт был направлен в Москву на прохождении ускоренного курса военной академии имени Фрунзе. Случайно он встретился с одним из генетиков, а тот рассказал об этом заведующему кафедры генетики биофака МГУ. А последний вспомнил, что сохранились плакаты, подготовленные Рапопортом к защите его докторской диссертации в июне 1941. Эти встречи привели к тому, что на ближайшем заседании Ученого совета биофака 5 мая 1943 года состоялась защита докторской диссертации И.А. Рапопорта. Получив высшее военное образование, он не дождавшись решения ВАКа, вернулся в действующую армию.

Мы имеем возможность привести копию выписки из протокола Высшей Аттестационной комиссии №24 от 13 ноября 1943 г.:

«Слушали: Об утверждении Рапопорта Иосифа Абрамовича в ученой степени доктора биологических наук на основании защиты 5.V.1943 г. в Совете Московского ордена Ленина Государственного университета им. М.В. Ломоносова диссертации «Феногенетический анализ зависимой и независимой дифференцировки» (Институт Цитологии, Гистологии и Эмбриологии Академии наук СССР).

Постановили: Утвердить Рапопорта Иосифа Абрамовича в Ученой степени Доктора Биологических Наук».

[exec]require ('single_promo.php');[/exec]

В августе 1945 года гвардии майор Рапопорт демобилизовался и вернулся в родной институт. Как только он вошел в институт, по всему зданию распространилась весть: Юзик вернулся с войны живым. Хотя Героя он и не получил, но грудь его украшал не один боевой орден, в том числе и орден Суворова – редкая награда для офицера в его звании.

Был награжден и американским орденом «Legion of Merit» (Согласно трехтомного англо-русского словаря, 1993 года издания это название переводится на русский язык «За боевые заслуги» И.К). При встрече с американцами, кроме ордена он получил в подарок от командира дивизии американской армии карабин и кортик. На кортике была выгравирована дарственная надпись. Предусмотрительный генерал Дрычкин выдал официальный документ, удостоверяющий права на эти подарки. Но не помогла эта справка. Рапопорта уже позднее после войны заставили сдать это, по сути дела, наградное оружие.

Начиная с 1945 года, он успешно продолжил свои исследования. Рапопорта по праву называют отцом химического мутагенеза. Уже в 1946 году в «Докладах Академии наук СССР» увидела свет его основополагающая статья об изменении генов под действием химических веществ. Эти работы Рапопорт завершил в 1941 году, но оформить открытие помешала война. По определению Нобелевского комитета это научное открытие принадлежит Рапопорту и не знавшей о его работах Шарлотте Ауэрбах в Англии. Почему они не получили Нобелевской премии расскажем ниже.

Институт экспериментальной биологии стал главной мишенью «народного академика» Трофима Лысенко еще до войны. Опытный демагог он сумел уверить большевистское руководство CCCР, что его невежественные теории вскоре приведут к невиданному расцвету загубленного коллективизацией сельского хозяйства страны. Костью в горле у него были истинные ученые-биологи, такие как академик Н. Вавилов и Николай Кольцов. Комиссия лысенковских демагогов, которую впоследствии Рапопорт называл стаей, трясла институт. Но кольцовцы держались сплоченно. На общем собрании они всячески пытались доказать невеждам о важности их работы. Выступал тогда и молодой генетик Рапопорт.

Институт удалось отстоять перед войной ценой жизни его директора. Лысенко добился ареста академика Н.Вавилова, который умер в тюрьме от голода. Мало кому известно, что по доносу лысенковцев в 1937 году был арестован и погиб академик Г.А.Надсон. Он независимо от Г. Меллера и до него открыл явление радиационного мутагенеза, за которое Меллер впоследствии был удостоен Нобелевской премии.

Апофеозом расправы лысенковцев с истинной биологией стала августовская сессия ВАСХНИЛ 1948 года. Сессию открыл сам Лысенко докладом «О положении в биологической науке». Перед сессией был пущен слух, что доклад этот прочел и сделал несколько, разумеется, гениальных замечаний сам Сталин. Сессию умышленно провели летом в период отпусков, каникул и экспедиций. Пропускали на нее по специальным билетам. Рапопорт случайно узнал об этом сборище. Пригласительного билета у него не было. Но кто мог остановить бывшего десантника с колодкой боевых орденов и черной повязкой, закрывшей отсутствующий глаз. Он не только прошел, но сразу попросил слово. На фоне униженно кающихся докладчиков его выступление, где он четко и ясно объяснил значение классической генетики, произвело впечатление. Затем он уселся в первом ряду и своим единственным глазом пронзал выступающих невежд, отпуская нелестные для них замечания.

Идти тогда против Лысенко, зная, что его одобряет сам Сталин, было страшно. Но боевой офицер и принципиальный ученый Иосиф Рапопорт не раз и не два смотрел в глаза смерти. Поэтому в стенограмме этой позорной сессии отмечено, что «доктор биологических наук Рапопорт, защищая генетику, отпускал оскорбительные реплики, допускал выкрики типа — она является лучшей теорией, чем ваша. Обскуранты». После этого Рапопорт услышал шепот из президиума: «Откуда взялся этот хулиган?» Повернулся к ним и ответил: «Из гвардейской 7-й воздушно-десантной дивизии родилась даже легенда, которую с разными вариациями рассказывали в ученых и студенческих кругах Москвы. Что после слов главного лысенковского идеолога Презента: «Когда мы, когда вся страна проливала кровь на фронтах Великой Отечественной войны эти муховоды….» Договорить он не успел. Как тигр из первого ряда на него бросился Рапопорт. В черном костюме, с черной повязкой на выбитом пулей глазу он схватил Презента за горло и стал душить, приговаривая: «Это ты, сволочь, проливал кровь?» Все знали, что Презент, как и большинство лысенковцев, на фронте не были. Уже впоследствии Рапопорта неоднократно спрашивали об этом. И ответ всегда был один: «Что вы, разве я мог душить человека».

Рапопорт спас честь своей и не только своей науки. Вслед за ним стали выступать и другие ученые, обвиняя лысенковцев в откровенном мракобесии. Расправа последовала немедленно. Всех несогласных с Лысенко выгоняли с работы, исключали из партии, что в СССР было равносильно волчьему билету. Не миновала чаша сия и Рапопорта.

В сентябре 1948 года его уволили из института, а в начале января 1949 исключили из партии. Вот как прокомментировал это сам Рапопорт на встрече, о которой говорится в начале статьи: «Я был исключен из партии после сессии ВАСХНИЛ. Сначала в первичной организации, где люди, которых подмасливали деньгами, проголосовали за исключение. Потом меня исключали в райкоме. Там обвинение сформулировали таким образом, что я вынужден был сказать, что Молотов ничего не понимает в генетике».

Итак, герой войны, известный ученый, на работы которого ссылались во всех зарубежных генетических исследованиях, автор открытия мирового значения был выброшен на улицу. Но надо было кормить семью, и Рапопорт пытался устроиться на работу в метро, но его не взяли. Пришлось под чужой фамилией делать переводы для института научной информации. Наконец он устроился на должность палеонтолога в геологическую экспедицию, которая работала в Сибири. Начальство опасалось принимать его на постоянную должность, и каждый год его увольняли, а затем зачисляли снова.

И здесь Рапопорт сделал новое открытие, используя метод спорово-пыльцевого анализа. Так он обнаружил, что фораминиферы (группа микроорганизмов) являются индикаторами близости залегания нефти. Возникла даже легенда, что на основе этого Рапорт защитил диссертацию и стал кандидатом геолого-минералогических наук. На самом деле, как вспоминал автор этого открытия: «Однако, когда начальство узнало, что это тот самый генетик, который выступал на сессии ВАСХНИЛ против Лысенко», то его немедленно уволили. Так, на долгих девять лет ученый был насильно отлучен от любимой науки. Шло время. Умер Сталин, развенчан культ личности, но Лысенко уцелел. Он сумел втереть очки и Никите Хрущеву.

В 1956 году известному советскому ученому в области химической физики академику Николаю Семенову была присуждена Нобелевская премия. При вручении премии в Стокгольме он разговорился с разделившим с ним эту почетную награду Хиншелвудом. Тот спросил, а чем же ныне занимается Рапопорт после его сенсационного открытия. Вернувшись домой, Семенов разыскал Рапопорта и предложил ему возглавить отдел в руководимом им институте. Разумеется, Рапопорт занимался в нем не физической химией, а генетикой. А чтобы Лысенко и его покровители не вмешивались, всю тематику засекретили.

Когда кое-что стало им известно и они попытались вмешаться, то Семенов на корню пресек всякие попытки помешать деятельности Рапопорта.

В начале 60-х годов Нобелевский комитет пожелал включить Рапопорта в число номинантов на премию совместно с Ауэрбах. По поводу последней никаких препятствий не предвиделось. Она работала в демократической стране, правительство и народ которой только приветствовали награждение престижной международной премией, а вот Рапопорт…

Нобелевский комитет еще не совсем отошел от шока, вызванного отказом Пастернака от получения Нобелевской премии. Поэтому осторожные шведы решили провентилировать вопрос, а как советские власти отнесутся к присуждению премии Рапопорту. Как вспоминал Рапопорт на встрече в МГУ в 1988 году: «Вдруг мне предоставляют от Академии наук квартиру. Через несколько дней стало известно, что Нобелевская комиссия выдвинула меня в число кандидатов на Нобелевскую премию. Меня стали звать в различные организации и просили восстановиться в партии. Я сказал, что восстанавливаться не буду, потому что исключен по принципиальному поводу. В партию я вступил на войне, и никаких других интересов у меня в том отношении не было. Исключен, значит исключен. На самом высшем уровне я был у Кириллина, тогда начальника отдела науки ЦК на Новой площади, который продержал меня два часа».

В некоторых источниках приводятся детали беседы Кириллина с Рапопортом. Последний спросил: «Так кто был прав я или Лысенко? Если я, то почему я должен что-то писать? Это вы должны извиниться и вернуть мне мой партбилет с уже оплаченными взносами за весь период моего исключения или новый партбилет с моим старым номером».

Вызывали и в другие отделы ЦК КПСС и требовали взамен их согласия на поддержку в Нобелевском комитете вступить вторично в КПСС. А это для Рапопорта означало капитуляцию перед теми, кто изгнал его из науки. Он отказывается. А какие радужные картины перед ним не рисовали: всемирное признание, автоматическое избрание академиком, деньги наконец. Но эти партийные чинуши не могли представить, что для таких людей как Рапопорт существовали другие ценности.

Так он и не стал лауреатом Нобелевской премии. В Нобелевский комитет советские власти сообщили, что Рапопорту рановато получать столь высокую премию. А чтобы «подсластить» пилюлю непокорному ученому изъяли из книжных магазинов и полностью уничтожили весь тираж книги Иосифа Абрамовича «Микрогенетика».

Иосиф Абрамович Рапопорт продолжал возглавлять отдел химического мутагенеза института химической физики Академии Наук СССР и становится основателем нового практического направления. В содружестве с агрономами и селекционерами было создано более 400 сортов устойчивых и урожайных сельхозкультур и множество штаммов промышленных микроорганизмов. Как сам Иосиф Абрамович не сопротивлялся селекционеры в его честь назвали новый сорт озимой пшеницы имени Рапопорта.

В 1979 году Иосиф Абрамович единогласно избирается членом-корреспондентом Академии наук. В 1984 году за цикл работ «Явление химического мутагенеза и его генетическое изучение» Рапопорту присуждают Ленинскую премию. Конечно, это не Нобелевская, но самая высшая национальная премия. Золотая Звезда Героя, которой его трижды лишали в годы войны, нашла свое место и в многочисленных наградах Рапопорта.

В ноябре 1990 года большой группе, не сломленных противников Лысенко, были вручены высокие правительственные награды, четырем из них, включая Рапопорта, золотые звезды Героев Социалистического Труда. Сохранился снимок награжденных на торжественном вручении наград в Кремле 26 ноября 1990 года. Рапопорт выглядит на этом снимке несколько усталым. Правда восторжествовала, но очевидно он чувствовал, что жить ему осталось немного.

В последний день уходящего 1990 года, Иосиф Абрамович Раппопорт трагически погиб. Его сбила машина на пешеходном переходе. Как вспоминала вдова Рапорта, его полуживого доставили в больницу и вовремя не оказали необходимой помощи. Началась гангрена, и спасти пожилого академика уже не было возможности. Похоронили Иосифа Абрамовича на Востряковском кладбище и на его могиле поставлена скромная плита черного мрамора, на которой лаконичная надпись: «Иосиф Абрамович Рапопорт, генетик»

В прошлом году научная общественность России и Украины торжественно отметили 100-летие со дня рождения Иосифа Абрамовича Рапопорта. Юбилейная конференция состоялась в марте 2012 года в Ильма Матер ученого Институте Биологии развития РАН имени Н.К.Кольцова. В этом же году в том же месяце аналогичная конференция состоялась на родине Рапопорта в Украине.

К этой годовщине почта России выпустила памятный конверт с портретом выдающегося ученого.

Начиная с 2002 года, вышло три документальных фильма, посвященных воину и учёному:

1. «Рапопорт Иосиф Абрамович. Острова». Режиссёр Е.С. Саканян. 2002.

2. «Батяня Рапопорт». Режиссёр Варвара Узиченко. 2009.

3. «Наука побеждать. Подвиг комбата». Режиссёр В.А. Глазачёв 2010. (Впервые фильм был показан по российскому телевидению 27 апреля 2010 года в преддверии 65-го Дня Победы)

В одной из статей, посвященной Рапопорту написано:

«В святоотечественной литературе принято разделять праведников на строителей-просветителей, мучеников за веру и защитников отечества. Жестокие испытания времени проявили все три ипостаси личности Иосифа Абрамовича».

Источники

1. Рапопорт – ученый, воин, гражданин. Очерки, воспоминания, материалы М., Наука. 2001
2. Строева О.Г. Иосиф Абрамович Рапопорт. М., Наука. 2009
3. Шноль С.Э. Герои, злодеи конформисты отечественной науки. М. 2010 (в этой книге 28 глава посвящена И.Абрамовичу Рапопорту)

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Иосиф Абрамович Рапопорт (человек с большей буквы)