Йося, который так ждал свою маму

Война. Как много в этом слове немой боли, глупой неизбежности и жестокости. Невидимые очертания войны медленно стираются из нашей памяти, но при малейшем упоминании тех времен каждый из нас чувствует одно и то же – внутри что-то обрывается, тело пронзает внезапный, легкий холод и… пустота. Болезненная пустота. Все это длится лишь миг. Так душа напоминает нам о том, что такое человечность. Война – это не просто история, не отрезок времени, это целая жизнь… Миллионы жизней.
Рассказ «Йося с чайником» харьковчанина В. Киященко основан на реальных событиях. Автор был 6-летним мальчишкой, когда впервые увидел войну. А увидел он ее в глазах того самого Йоси, который как обычно стоял с чайником в руках возле молочного магазина на перекрестке Дзержинского и Маяковского. Йосю знали все харьковчане. Многие помнят его и сегодня. Но судьба этого человека известна не каждому.
Это история о человеке войны и о войне человека…
«… Был май, приближался праздник. Я уже знал, что это Праздник Победы, но еще не знал, что такое война. И на перекрестке Дзержинского и Маяковского, у молочного магазина я с ней столкнулся. С войной. Как воспитанный мальчик, я с ней поздоровался, и, как учил меня дед, спросил: «Йося, как поживаешь? Как родители?»
Тот, к кому я обратился посмотрел на меня, узнал, и стал рассказывать: как он с мамеле ходил на Благовещенский базар покупать ботинки для школы, что завтра он с папочкой идёт в зоопарк кататься на пони, а летом всей семьей они поедут в Херсон.
Передо мной стоял высоченный худой еврей лет сорока, совершенно седой, аккуратно застегнутый на все пуговки как школьник. Он болтал о разной житейской ерунде и плакал. Губы рассказывали о пони и Херсоне, а из глаз текли слезы. Но страшнее всего был чайник. Какой чайник? Латунный чайник, литра на три, наполненный мелочью. Это был знаменитый на весь центр Харькова Йося с Чайником. Порождение войны, совесть нашего района.
Каждый день он выходил на перекресток Дзержинского и Маяковского, становился у молочного магазина и смотрел на балкон второго этажа 76-го дома, не выпуская из рук чайника. Чайник служил Йосе и кошельком, и авоськой, и чехлом для документов».
Для многих было загадкой, почему Йося приходил именно под этот дом и зачем ему этот чайник. Те, кто знали историю этого мужчины, никогда не смотрели на него косо. Для всех в городе он был другом. Обижать его было нельзя – Йосю всегда защищали. Даже местные карманники не пытались вытянуть из его чайника копейку. Дворовые законы запрещали.
Но почему же все-таки 76-й дом..? Йося каждый день приходил посмотреть на окна квартиры, в которой когда-то жил вместе с папой и мамой. Последний раз он заходил в свою квартиру, когда ему было всего 6 лет. Воспоминание о том кошмарном дне определило все его будущее. Тогда немцы лишили маленького Йосю родителей, дома и смысла жизни…
«…Когда немцы первый раз вошли в город, Йосина семья не успела эвакуироваться. Их квартира во втором этаже дома 76 приглянулась двум немецким лейтенантам. И чтоб долго не валандаться, а заодно «окончательно решить еврейский вопрос», Йосиных родителей повесили на их же балконе. Перед кончиной мама Йоси положила в чайник немного денег и вытолкала его через чёрный ход, якобы за молоком.
Много ли понимал шестилетний пацанёнок? За молоком так за молоком. Он стоял у магазина и всё видел, а когда понял что случилось — поседел и сошел с ума. С того дня ему всегда было шесть лет, и он всегда ждал у молочного магазина маму».
Маленького Йосю в военное время спасло лишь неравнодушие соседей, которые поочерёдно прятали его у себя до 1943 года. Когда город освободили, мальчик снова пришел к магазину, как и поручила ему мама… С тех пор он возвращался на тот перекресток каждый день.
Харьковчане знали, что привести Йосю в чувства можно было лишь вопросами о его маме и папе. Только так он оживлялся и шел на контакт. Неравнодушные люди всегда отводили расстроенного, так и не дождавшегося маму Йосю домой, кормили и ухаживали за ним.
«… А деньги в чайнике не были милостыней, нет. Мой дед говорил, что это слёзы больной совести. Последний раз Йосю с Чайником видели весной 90-го года. Такой же седой и аккуратно застёгнутый, он стоял у молочного магазина. И так же приближался Праздник».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Йося, который так ждал свою маму