Arrow
Arrow
Slider
Еврейский юмор

Как Иисус помог Грише






Я иду подстригаться. Если бы не Гриша с его нескончаемыми историями, доверился бы жене. Да и стричь особо нечего. Только у Гриши интересней, он такого понарассказывает, забудешь, зачем приходил.

— Пришел постричься? Вот, молодец!

Гриша, как всегда, рад мне и встречает в «рабочем» халате. Наверное, до меня у него кто-то был.

– А я только что закончил стричь одного поца, — ворчит Гриша, смахивая с кресла волосы, — приходят, морочат яйца, а потом жалуются, что я много беру. Скажи мне, двадцать шекелей это много?

Двадцать шекелей за стрижку – это, действительно, почти даром, но Гриша не берет больше, поскольку, все его клиенты – соседи по хостелю. Хостель – субсидированное социальное жилье для пожилых репатриантов. Меня Гриша стрижет бесплатно. Уважает. Я на работе и занимаюсь техническим обслуживанием здания.

— Садись, дорогой! Тебя, как всегда?

— Сделай чуточку короче, уже жарко. Ты мне обещал рассказать историю с крестиками. Помнишь?

— Обижаешь.

Гриша опускает кресло и заправляет мне за ворот рабочей футболки простыню. Я вытягиваю ноги и расслабляюсь.

— Крестики, говоришь? Ну, так слушай. Я, когда был заведующим салона, взял одного фраера на работу. Он только освободился и слонялся без дела, а до отсидки работал мясником на рынке. В общем, попросился ко мне учеником. А мне накануне один хмырь из управления намекнул, дескать, у тебя, Ефимыч, одни евреи, взял бы ты хоть одного гоя для разнообразия. Ну, я и пошел навстречу пожеланиям начальства. А то, что у него судимость, так я и сам полгода под следствием был, слава богу, все обошлось. Начал этот «уголовник» работать и скажу я тебе, руки у него были золотые. Через несколько месяцев он уже делал план и, если бы не судимость, висел бы на доске почета комбината. Мы с ним вместе двадцать лет проработали. Все праздники, дни рождения и свадьбы отмечали, в общем, дружили семьями. Он хоть и хохол, но ко мне с большим уважением относился. А когда я в Израиль собрался, прямо сказал: «Завидую я тебе, Ефимыч, будь я евреем – давно бы смотался отсюда!»

Два года назад получаю я от него письмо. Внучка замуж выходит, хочу я тебя видеть на свадьбе. А я, как раз, собирался слетать на родину – не был там двадцать лет. Только, пишет мне мой Мыкола, чтобы я крестики серебряные купил и освятил в Храме Гроба Господня в Иерусалиме. Хочу, говорит, чтобы дети в них венчались. Вот, так дела! Мне – еврею, такое предложить! Да я в жизни никогда в церкви не был! Долго я мучился, все думал, как выполнить просьбу друга. Крестики-то купить не проблема... А вот как быть с освящением? Думал, я думал и решил: в конце концов, Иисус Христос тоже евреем был. Так зайду к нему не как к христианскому Богу, а как еврей к еврею.

Приехал в Иерусалим, захожу в Храм, а у самого поджилки трясутся, сейчас, думаю, погонят меня православные: «Убирайся ты отсюда, жид пархатый, пока мы тебя сами не вышвырнули!» Иду, а на меня ноль внимания, вытаскиваю крестики, я их заранее купил, смотрю, куда люди свои прикладывают и сам тоже самое делаю. Отстоял очередь, как в мавзолей Ленина, захожу туда, где Иисус после распятия лежал. Тут у меня ноги и подкосились, упал на колени перед каменным ложем и такая, вдруг, жуть охватила, что не поверишь, взял и перекрестился. Представляешь?! Даже не помню, приложил я крестики или нет, вылетел оттуда пулей, сам не свой. В общем, просьбу друга выполнил, осталось у соседки чемодан одолжить, у моего колесо отлетело.

Упаковал чемодан гостинцами, ну, и крестики, разумеется, в кармашек спрятал. Лечу в «рiдну нэньку Украiну». Прилетаю, стою за багажом, а его нет. Нет чемодана, хоть умри! Иду к администрации, так мол и так, а те разводят руками, извиняются и просят заполнить какие-то бланки, дескать, дайте время – мы чемодан ваш найдем, а если не найдем – получите компенсацию 300 долларов. Встречает меня мой Мыкола, я ему про чемодан рассказываю, а он сочувствует, а сам поглядывает на меня с недоверием, но про крестики – ни слова. А я себе, думаю, не спрашивает и хорошо, может, забыл.Остановился я у своего дальнего родственника, а на следующий день — венчание в церкви. С самого утра звонит мне Мыкола и напоминает, что ровно в час я должен быть возле церкви, про крестики снова молчит.

Прихожу к церкви, а там уже вся ихняя родня собралась с друзьями. Подъехали молодые и все направляются к храму. А я стою, как вкопанный в землю истукан. Мыкола меня за рукав тащит и говорит: «Ты шо, Ефимыч, стоишь памятником, пошли скоренько. Давай крестики...»

А у меня после слов этих внутри похолодело. Торможу его и говорю: «Ты прости меня, кореш, но нету у меня крестиков! Они ж в чемодане были, который стырили!»

Глядит на меня мой Мыкола, а по глазам вижу, не верит он мне, думает, наверное, что я пожлобился и не купил.

И тут, меня снова, будто по голове шарахнули. «Вот тебе крест»,– говорю ему и крещусь.

Поверишь? Второй раз в жизни перекрестился – первый раз в Иерусалиме, когда на коленях стоял, а теперь – перед Мыколой.

Перекрестился и говорю ему: «Хочешь верь, хочешь не верь, только, крестики серебряные я купил и освятил, как ты просил. Но их украли вместе с чемоданом. Вот тебе деньги, купи, если хочешь, в церкви». Протягиваю сто баксов, а он оттолкнул мою руку, повернулся и ушел. А я так и остался стоять, решил, больше в церковь никогда не войду.

— Так ты что, после этого с Мыколой не разговаривал?

— Как не разговаривал? Разговаривал и выпивали с ним после венчания, и в аэропорт меня провожал.

— А с чемоданом-то что?

— С чемоданом? Прилетел и рассказал соседке, что ее чемодан тю-тю, исчез, растворился... Купи, — говорю, — себе новый, я оплачу.

Проходит месяц или два, получаю я компенсацию с извинениями от «Авиалиний Украины»», а еще через пару недель звонят из Канады:

Такой-то, такой-то? – спрашивают, — у нас, — говорят, — ваш чемоданчик.

Как он к вам попал?! – кричу в трубку, — И откуда у вас мой телефон?! А мне очень сдержанно говорят, дескать, телефон мой израильский нашли в записной книжке, которая лежала сверху.

А чемодан могу получить в аэропорту Бен Гурион через неделю, т.к. летят они в Израиль к своим родственникам.

Приехал в аэропорт, встретил этих канадцев долбаных, на всякий случай, приготовил сто долларов, мну в кармане. Спрашиваю, как у них оказался мой чемодан. А они улыбаются, просят прощения и молчат. Денег не взяли. Приехал домой, проверил – все вещи на месте.

Вечером спрашиваю соседку насчет чемодана, а она мне говорит, мол, до сих пор не нашла похожий на тот, что у нее был. Поищи сам!

Я ей на следующий день заношу чемодан, а она смотрит удивленно: «Я три месяца не могла найти такой».

Не стал я этой слепой курице рассказывать всю историю, пусть думает, что чемодан новый.

Через некоторое время летели «в рiдну нэньку» мои знакомые, ну, я и передал Мыколе крестики.

Хочешь верь, хочешь не верь, но такое со мной чудо произошло!

Поблагодарил я Ефимыча за стрижку, за удивительную историю, а про себя подумал:

Коль скоро Ефимыч пришел к христианскому Богу, как еврей к еврею – так, может, ОН и помог ему, по-свойски, с чемоданом и крестиками.

Владимир Пастернак

.
Это интересная статья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная