Наполеон Бонапарт — провидец еврейского государства

Наполеон Бонапарт не видел евреев ни в детстве на Корсике, ни в отрочестве во Франции. Его самое первое соприкосновение с организованной еврейской общиной состоялось в городе Анкона, взятом им 9-го февраля 1797-го года во время первой итальянской кампании.

Когда он приезжал во главе входящих в город победоносных полков, Бонапарт заметил, что среди радостно которые встречали его толп народа стояли люди в желтых головных уборах, с желтыми же нарукавниками, помеченными шестиконечной звездой. Он тогда спросил одного из офицеров об их значении и узнал, что эти все люди — евреи, а шапки и нарукавники служили опознавательными знаками их вероисповедания, если с заходом солнца они не возвращались в гетто. Бонапарт немедленно приказал нарукавники снять, а желтые шапки заменить обычными. Он также открыл ворота гетто и объявил, что отныне евреи вправе жить где им угодно и соблюдать свою религию открыто и без помех.

А вот другой пример отношения Бонапарта к евреям: в июне 1798-го года по пути в Египет французы взяли остров Мальту. Тут Наполеон узнал, что мальтийские рыцари жестоко преследуют местных евреев, продают их в рабство христианам и туркам и конечно же запрещают им соблюдать обычаи. Он сразу же приказал открыть синагогу и установил гражданские права евреев Мальты.

Сразу же возникает вопрос: что побудило Бонапарта так круто встать на защиту всюду гонимого еврейского народа?

Подобная позиция, да еще не увенчанная успехом, не сулила ему ни политической, ни — тем более — военной выгоды. Напротив, она могла лишь повредить его растущей популярности и послужить на пользу его противникам и соперникам.

Здесь следует вспомнить, что Наполеон же был корсиканцем и действовал с раннего детства до последнего дня своей жизни как истый корсиканец — от беспредельной дружбы-вражды с освободителем Корсики, Паскалем Паоли, до неоправданной веры в великодушие английского правительства после поражения под Ватерлоо.

А настоящи корсиканец не забывает ни сделанного ему добра, ни причиненного ему зла. Таким был и Наполеон, и не исключена возможность, что симпатию Бонапарта к евреям можно объяснить и тем, что где-то в его подсознании сохранилась память о том, что в свое время мэр города Аяччо, еврей Жан Жером Леви, скрыл его в своем доме от гнавшихся за ним приверженцев Паскаля Паоли и таким образом спас его.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Наполеон Бонапарт — провидец еврейского государства