О ностальгии евреев-беженцев по своей бывшей родине

— ЧТО ЗНАЧИТ РОДИНА?
Что значит — Родина? — спросил мальчик взрослого дядю.
— Это … место, где ты родился и которое должен будешь защищать от врагов.
— Значит, я должен буду защищать Китай?
— Почему Китай!?
— Я там родился.
— Нет же. Родина — это не только то место, где ты родился, но где вырос …
— Ну так я там и рос! Целых пять лет!
— Пять лет — это слишком мало для понятия родины … Ты же не говоришь по-китайски, не живешь традициями Востока …
— Нет, я по-китайски не говорю, я говорю по-русски, по-английски, немного по-французски …
— Значит Китай — не твоя родина. Твоя родина там, где родились также твои предки …
— Мой отец родился в Петербурге, а мама в Кишиневе … Значит я должен буду защищать Россию и Молдову?
— Нет, ты будешь защищать ту страну, в которой прошло твое детство и о которой ты сохранил лучшие воспоминания …
— Это Алжир — мы там жили, пока мне не исполнилось 11 лет, у меня замечательные воспоминания об этой стране!
— Нет … не Алжир! Ты должен будешь защищать страну, близкую по духу и вероисповеданию …
— Ммм … ну поскольку я еврей, неужели должен буду защищать Израиль … А как я буду защищать Израиль, если я сейчас живу в Белоруссии?
— Служа в белорусской армии, ты должен будешь защищать Белоруссию …
— Но если она мне не родина … ! Что я там буду делать? Получается, что у меня совсем нет родины.
Этот любознательный мальчик задал вопрос, на который ответить взрослый собеседник не смог. Да и вряд ли кто-либо сможет. Но мальчик не только задал вопрос, он даже сделал некоторый вывод. Он решил, что у него нет родины. Если бы мальчик жил во второй половине ХХ века в Советском Союзе, его вполне можно было бы назвать и «безродным космополитом», и «беспачпортным бродягой». Мы понимали это тогда и хорошо помним это даже сейчас, что клички эти относились главным образом к лицам «еврейской национальности».
Мы, жившие в то время в Советском Союзе, искренне считали эту страну своей Родиной. Каждый из нас в меру своих сил и способностей работал на ее благо. Наши деды, отцы, старшие братья и даже некоторые из живущих сейчас сражались с нацистской Германией. Количество Героев и награжденных орденами и медалями за героизм, проявленный в этой войне, говорит о том, что евреи не отсиживались в Ташкенте, как об этом шипели злобные антисемиты.
Но в 40-х – 50-х годах нам ясно дали понять, что живем мы не в своей родной стране — Родине-матери, а что для нас это – мачеха, а все мы – нежелательные, подозрительные личности. Вначале нас перестали принимать в большинство институтов и университетов, потом перестали принимать на определенные виды работ, а для большинства тех, кто уже работал, существовал негласный потолок карьерного роста.
А затем наступили еще худшие времена. «Безродные космополиты» и «беспачпортные бродяги» — это были только ягодки. А вот нагнетание антисемитизма в связи с делом о врачах – «убийцах в белых халатах» уже угрожало безопасности и жизни всех евреев в Советском Союзе. Только смерть вождя народов несколько разрядила ситуацию.
Начиная с 70-х годов многие евреи пытались покинуть страну Советов, несмотря на чинимые им в этом препятствия. А в 80-е годы началось массовое бегство евреев из Советского Союза, а затем и из стран СНГ. Именно – бегство, потому что большинство из нас получили статус «беженца», и именно этот статус позволил нам, пожилым людям, которых приняли Соединенные Штаты и другие страны, получить такую помощь от этих государств и такие условия жизни, которые многие коренные жители этих государств не имеют.
Статус «беженца» облегчил для пожилых людей, как, впрочем, и не только для них, процесс натурализации и получение спустя пять лет жизни в США американского гражданства. Конечно, многие из нас забыли слова клятвы, которую произнес судья на церемонии получения гражданства и согласие с которой мы подтвердили. Вот часть этой клятвы: «Настоящим я клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я я
влялся до этого дня».
Многие из нас, подобно мальчику, так и не понявшему, что для него Родина, также родились, получили образование, жили в различных, ныне независимых государствах, а ранее республиках Советского Союза. Так что же Родина для нас? Узбекистан, Таджикистан, Россия, Украина и т.д., или может быть Советский Союз – государство, которое уже не существует? Может быть, надо прислушаться и согласиться с тем, что когда-то хорошо про это говорили древние — ubi benef ibipatria (лат) – родина там, где хорошо!! А хорошо нам сегодня в Соединенных Штатах.
Конечно, в Америку из стран бывшего Советского Союза прибыли не только беженцы. Кто-то прибыл по рабочей визе и задержался здесь надолго, кто-то выиграл green card, а кто-то живет здесь просто нелегально. Эти люди прибыли сюда в поисках лучшей жизни и не всегда благодарны Америке за предоставленную им такую возможность. Не подается никакому сравнению жизнь в Соединенных Штатах и в той стране, которую мы, беженцы и не беженцы, оставили. Но очень часто, к большому сожалению, некоторые злобно и несправедливо критикуют страну, нас приютившую, исп
ользуя советские штампы и стереотипы. Точно также вызывает удивление и большое сожаление проявление болезненной ностальгии по стране, которая уже не существует – по Советскому Союзу. Именно ностальгией не по городу или улице, где мы жили, не по березкам или по молодости и людям, с которыми нам довелось дружить, а по стране, которая к большому нашему удовлетворению канула в Лету
Наверное, ностальгией и воспоминаниями о том хорошем, что было, конечно, в прошлом в личной жизни каждого из нас, можно было бы объяснить то, что произошло на сборах граждан Америки, говорящих по-русски. Можно было бы объяснить, но оправдать это — невозможно.
На одном из концертов Хор Турецкого исполнил песню со словами здравицы в честь «вечно молодого Ленина» и «юного Октября», и зал ему подпевал. А на благотворительном вечере несмышленыш исполнил гимн Советского Союза. Прочитайте слова одного из куплетов гимна и вдумайтесь в их смысл:
В победе бессмертных
идей коммунизма
Мы видим грядущее нашей страны,
И Красному знамени славной Отчизны
Мы будем всегда беззаветно верны!
А наши люди, граждане Америки, в едином порыве вставали и подпевали, и повторяли слова, которые даже в сегодняшней России только зашоренные зюгановские коммунисты решаются произносить.
Их не смутило, что это гимн-прославление власти, злобно замалчивавшей то, что произошло с их родней и преследовавшей всех, кто приходил к Бабьему Яру оплакивать загубленных и убиенных. Власти, уничтожившей от 30 до 50 миллионов (никто точно не знает) своих же граждан всех национальностей. Власти, которая на словах провозглашала дружбу и братство всех народов, а на самом деле шла по пути «окончательного решения еврейского вопроса», правда не так прямолинейно и зверски, как нацисты?
Американцы не говорят – моя Родина, они говорят – моя Америка, они уважают и любят эту страну, они уважают гимн Америки и ее Флаг. Давайте же и мы – новые жители Соединенных Штатов – постараемся уважать эту страну и не вставать при исполнении гимна несуществующей страны, для которой мы были нелюбимыми пасынками, а она для нас – злой мачехой.
Зиновий Крастошевский

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

О ностальгии евреев-беженцев по своей бывшей родине