Прогулки по улочкам Тель-Авива

Многокилометровая прибрежная полоса, тянущаяся от Бат-Яма, вдоль Яффо и заканчивающаяся на севере, у старейшей электростанции Ридинг, являет собой средоточие того, что дает право Тель-Авиву называться «городом нон-стоп». Рестораны, дискотеки, кафе и бары, сувенирные лавки открыты всю ночь. Можно подумать, что сидящие за столиками и фланирующие у кромки моря горожане страдают коллективной бессоницей. Проводить ночи в ресторанах и пабах на «таелет», купаться в фосфоресцирующем море, несмотря на запреты спасательной службы, считается у тель-авивцев высшим шиком.

Основатели города, члены организации «Ахузат ха-байт», выигравшие в 1909 году в лотерее, состоявшейся в Яффо, земельные участки с правом их застройки, особой привязанности к морю не испытывали, что вполне объяснимо. Морская душа не была генетическим наследием уроженцев литовско-польских, белорусских, украинских местечек, больше тяготевших к урбанизму, мечтавших построить первый чисто еврейский город в Эрец-Исраэль в среднеевропейском стиле, знакомом и привычном. О пляжах и приморском променаде они не думали, а море у многих ассоциировалось прежде всего с Яффо, где жили арабы. Морские пейзажи пленяли тогда, похоже, лишь Нахума Гутмана, гениально передавшего в своих полотнах колорит (голубые небеса, желтые пески, как он любил говорить), свет и быт старого Яффо с его рыбаками, апельсиновыми садами, публичными домами и их завсегдатаями – британскими солдатами.

Нынешняя набережная имени Герберта Самуэля и длиннющая улица ха-Яркон свой нынешний облик обрели позднее , чем, скажем, улицы Герцля, Ахад ха-Ам или бульвар Ротшильда. Еще и сегодня на набережной , рядом с роскошными отелями, торговым и жилым комплексом «Бейт Опера» непоколебимо стоят развалюхи, оставшиеся на своем месте отнюдь не в силу их исторической ценности, а просто потому, что то ли руки не дошли, то ли наследники владельцев этих строений не желают их продать или пустить на снос.

Прогулку по набережной лучше всего, наверное, начать от старого порта в Яффо, оставив по левую руку эффектно обдаваемые морской пеной Камни Андромеды. При виде торчащих из воды обломков скал неизменно приходит эрмитажная картина Рубенса: бело-розовая Андромеда, стыдливо потупившись и прикрывая пышную наготу золотыми власами, встречает своего избавителя Персея, щеголяющего пурпурным плащом и щитом, с которого в бессильной злобе кривится Медуза-Горгона. Неподалеку от Камней находился некогда столп,. на который  взгромоздился Симеон Столпник. Отсюда рукой подать и до гавани, из которой отплыл Иона. Угодивший во время странствий в чрево кита. Словом, география чудес..

Несмотря на сухопутную родословную первых обитателей Тель-Авива море все-таки постепенно пропитало соленым настоем жизнь города, став со временем главной его достопримечательностью.

Водная стихия всегда служит украшением городов, больших и малых. А что уж говорить, если это – «огромное и безмятежное Средиземное море, стоящее на страже древнего людского побережья и следящее за справедливым распределением света и тени, радостей и горестей…»,- как писал Гонкуровский лауреат Ромен Гари, российский еврей, ставший классиком французской литературы.
Красиво сказано, но реальности не соответствует –распределение явно несправедливо, и горестей нам выпадает больше, чем радостей: на приморской полосе Тель-Авива есть скорбная веха – памятник жертвам теракта, совершенного палестинскими убийцами три года назад (1.06.2001) у дискотеки «Дельфинариум».Совсем недавно на набережной снова – на этот раз в баре «Майк’с плэйс» – прогремел взрыв, устроенный прибывшими из Англии исламскими фанатиками, и снова жертвы.
Предупреждения о возможных терактах продолжают поступать, но тель-авивцы и редкие в наше время гости (от ред. – статья написана в 2004г.) все равно днем и ночью гуляют по набережной, заполняют кафе и рестораны, потому что без этого они не могут.

По материалам — teleor.net   Фото — tui.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Прогулки по улочкам Тель-Авива