Рафаэль Эйтан. Рафуль. Последний бой генерала

Много книг написано о подвигах прославленного израильского генерала Рафаэля Эйтана. Я же хочу рассказать, как столкнулся в своей жизни со Скалой, легендой, героем, плотником, дедом, генералом, начальником, Человеком с большой буквы.

За много лет до того, как я стал экскурсоводом, довелось мне работать на буксире в Ашдодском порту. В 2000 году отстраивался новый порт под названием “а-Йовель”. Согласно проекту, кроме строительства новых причалов, удлиняли уже существующий волнорез. Новый должен был протянуться на один километр от старого на север. Много кто брался за эту работу, но окончанию ее не было видно ни конца, ни края. Ходили слухи о замораживании строительства до 2015 года. Пока не появился Он.

Однажды сидя в рубке (кабина) буксира, я услышал по рации радостные возгласы:

— Рафуль! Рафуль! Рафуль!

Не поняв, что произошло, я вышел на связь с диспетчерской порта. Там мне ответили, что в связи с праздником и началом своей деятельности в качестве начальника строительства волнореза, генерал Рафаэль Эйтан приглашает весь обслуживающий персонал нового порта в 17:00 на вечеринку. И куда бы вы думали? На незаконченный волнорез. Дамы и господа были одеты подобающе. Мы с моим напарником подошли на буксирчике так, что нас никто и не заметил. Привязали буксир за сооружённый на скорую руку причальчик и поднялись на волнорез. И тут я не поверил своим глазам. Среди песка, груды камней и антиферов (50-тонные бетонные кубы) в один ряд были поставлены столы, которые ломились от яств.

Я понял, что какой-то из ашдодских супермаркетов сегодня сделал месячную выручку. Первый тост на закате поднял сам Рафуль:

— И этот бой мы выиграем!

Я смотрел на этого человека, и не верил, что передо мной стоит тот самый легендарный генерал. После нескольких рюмок я был с ним уже на ты (впрочем, на иврите все на “ты”; но есть еще и такая штука, как доверительность отношений). Волнорез он называл своим детищем – и относился к нему как к живому существу.

Вечер заканчивался, Рафуль пожимал руку каждому присутствующему. Когда он подошёл ко мне, меня охватила непонятная дрожь. Он прищурился, улыбнулся и спросил:

— Андрей, а ты любишь оливковое масло?

От такого вопроса я немного опешил и сказал ему:

— Да не очень чтобы…

Рафуль воскликнул:

— Да ты моё масло не пробовал!

На следующий день нас вызывает диспетчерская:

“Срочно идите на волнорез, там вас ждут на причале”.

На подходе к причалу мы увидели человека, бегающего то в одну, то в другую сторону. В руках его были две канистры по четыре литра. Выйдя на причал, я узнал в “бегуне” Рафуля.

— Моё слово закон во всём и не благодари меня! – похлопал он меня по плечу.

Я не знал, куда деться от стыда.

Заставил ждать знаменитого генерала, чтобы он мне подарил канистру оливкового масла!

На канистре было написано: “Оливковое масло из Тель-Адашим”. Подпись: “Рафуль” Такого вкусного масла я не пробовал никогда. С тех пор покупал масло только у Рафуля. Замечу, его маслодавильня пользовалась отличной репутацией среди коренных израильтян, и я был одним из немногих, кто доселе о ней не слышал.

Изо дня в день волнорез рос как длинный питон в длину и становился всё выше. Все сразу почувствовали руку многоопытного командира.

Праздники и каждые 100 метров отстроенного волнореза отмечались по-русски (недаром фамилия мамы Рафуля – Орлова!) на волнорезе.

Но однажды случилось непоправимое…

23 ноября 2004 года синоптики передали штормовое предупреждение. Волна до 10 метров. На волнорезе в этот день работы были отменены.

В 6 утра у входа на волнорез, проехав через военно-морскую часть, припарковался “фольксваген”, из которого вышел Рафуль. Он потребовал у солдата открыть шлагбаум. На что дежурный ответил:

— Вход на волнорез закрыт. Штормовое предупреждение.

— Открывай, солдат! Ты с генералом дело имеешь, да ещё и начальником этого самого волнореза!

На эти слова у солдата не было аргументов (да и знал он, конечно, кто стоит перед ним), он открыл шлагбаум и пропустил Рафуля.

А в 10:00 по рации передали о пропаже начальника волнореза и срочном поиске в акватории порта.

Через несколько минут в воздух поднялись вертолёты армии обороны Израиля.

От ВМФ Израиля в море вышли два боевых катера “Шмель”, а в акватории порта бороздили волны два военных буксира. И, конечно же, мы тоже вышли на нашем маленьком буксирчике на поиски пропавшего Рафуля. Через некоторое время тело легендарного генерала было найдено в акватории порта…

До последней минуты своей жизни этот отважный человек защищал своё детище от всемогущего бога Посейдона, ни на секунду не оставив его одного. Как, впрочем, настоящий героический генерал никогда не оставит в беде своего солдата.

В память о Рафуле ашдодский порт получил имя “Эйтан”. На волнорезе, в месте, где прошёл последний бой генерала, была установлена памятная доска.

Андрей НИКСОН

Однажды этот человек сказал, что, прожив долгую жизнь, он всю ее посвятил своей Родине, и не стыдится высокопарности этих слов, а гордится тем, что совершил. Не думая о вознаграждении, он ради Отечества отдавал все, что у него было. Имя этого человека – Рафаэль Эйтан. За свой жизненный путь он из простого парня дорос до звания генерала и министра в правительстве Израиля, став участником всех войн, которые происходили на территории страны с момента ее образования в 1947 году.

Родился Рафаэль Эйтан в подмандатной Великобритании Палестине 11 января 1929 года. Произошло это в посёлке Тель-Адашим неподалеку от Афулы в семье переселенцев из России Каминских. Отец Рафаэля, Элиягу Каминский, имел сложную судьбу. Он приговаривался турецкими властями к смертной казни за то, что входил в число основателей первых отрядов еврейской самообороны Ха-Шомер. Сумел бежать из-под стражи, и годы Первой мировой войны прослужил в австралийской дивизии в должности разведчика, воюя против турок. Мать, Мириам Орлова, происходила из семьи русских субботников.

Большая и наиболее активная часть жизни Рафаэля связана с армией. Еще 15-летним подростком он стал членом особых отрядов Хаганы – Пальмах. К моменту объявления независимого Израиля он уже был опытным бойцом и к моменту начала первой арабо-израильской войны находился в звании сержанта. В составе бригады Харель принимал участие в ряде военных операций, и в ходе одной из них, проходившей в Иерусалиме, получил свое первое ранение. Осколок попал ему в голову.

После окончания войны и излечения от ранения Эйтан демобилизовался. Он уехал в Тель-Адашим, где занялся сельским хозяйством и работой в собственной столярной мастерской. Однако вскоре ностальгия по армии пересилила, и Рафаэль возвратился в ее ряды. В армии обороны Израиля он окончил офицерские курсы и, возвратившись в действующую армию, получил должность командира роты парашютистов в батальоне, которым командовал тогда еще подполковник Ариэль Шарон. Именно в это время он на всю оставшуюся жизнь заработал уважение своих солдат и негласное имя «Рафуль».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Рафаэль Эйтан. Рафуль. Последний бой генерала