Arrow
Arrow
Slider
Я люблю Израиль

«Солнечная девочка» Анна Франк






Она останется в вечности 15-летней, хотя 12 июня ей бы исполнилось 80 лет. Почему мы сегодня об этом думаем? Наверное, потому, что отмечаем не ее возраст, а ее трагическую судьбу, судьбу «солнечной девочки», которой была отпущена столь короткая жизнь.

Анна Франк – символ европейской трагедии, символ жертвы  дьявольщины нацизма и потрясающего человеческого мужества. И у кого?  У 13-летней еврейской девочки, которая оказалась брошенной на плаху  расовых предрассудков, ненависти, злобы и человеческого предательства. Ее выдали на смерть не соседи, которые донесли немцам  о тайном убежище  еврейской семьи в  оккупированной немцами Голландии. Такое было, есть и будет.    Семь гульденов получили они за каждую душу будущих мучеников. Ее выдала на смерть Европа, самый просвещенный и цивилизованный континент на нашей грешной Земле. И  почти равнодушно смотрела, как горели в печах концлагерей  невинные.

Это был действительно «солнечный ребенок». 13 лет — в ней пробуждаются первые эмоции, ее улыбка  — это уже улыбка радующегося  и открытого для жизни подростка. Все впереди, солнце сияет, по небу плывут облака, возникают первые чувства, которые  обещают в будущем большую любовь, радость и  счастье. Так выглядят дети, которых любят, и которые сами  любят этот мир.     И вдруг это мир рухнул. Все так же светило солнце, но оно уже светило не для  тянущейся к нему  девочки- подростка. В 1940 году в Голландию вошли немцы. Жизнь стала страхом, когда в 1942 году евреев стали вывозить в лагеря смерти на Восток.

И семья девочки прячется в каморке  какого-то производственного цеха в Амстердаме. Вход в нее замаскирован  под книжный шкаф у стены. В июне  в свой 13-летний  день рождения Анна получила от отца подарок – тетрадь для ведения дневника. А уже в июле вся семья спряталась.

Анна Франк могла бы стать талантливой писательницей или журналистской. Она видела все обостренным детским зрением, а ее мышление подростка поражает глубиной трагического мироощущения. Одна из первых записей в ее дневнике – это практически вопрос ко всем нам, а если брать выше, то к самому Богу. « Кто обрушил на нас это? Кто отделил нас евреев от всех остальных людей, чтобы мы так страдали?»  И далее, она  пытается найти ответ на вопрос, как же относиться к людям,  есть ли в них что-то, что должно быть в человеке. И  Анна находит ответ: »Человек оценивается не по богатству или власти, а по его характеру и доброте… Если бы только люди стали развивать в себе доброту».

Вряд ли она читала Достоевского или Толстого. Но почему  маленькая девочка, для которой каждый день мог быть последним, ведет дневник, в котором не просто описывает весь ужас своего страшного существования, но пытается найти ответы на вопросы, которые веками волнуют всю мировую литературу и философию. Что есть человек и каково его предназначение?

Она ищет ответ не в каких-  то абстрактных теоретических глубинах. Она ищет ответ   для себя, примеряя свои мысли к своей судьбе и собственной личности. Ей хочется быть достойной того, что она считает идеалом человека, но разве можно самого себя считать идеалом?  Отсюда и мысль: »Как мне стать такой, какой бы я могла быть, если бы в мире …. не было других людей», — последние слова в ее дневнике, когда 4 августа 1944 года всю семью по доносу вытащили из тайного убежища.

Почему особенно девочки в таком возрасте в трагических обстоятельствах ведут дневники, которые впоследствии становятся бесценными документами- свидетельствами эпохи? Наверное потому, что именно девочкам-   подросткам свойственно   обостренное чувство несправедливости и страдания и они  хотели бы  поделиться своими мыслями. Когда не с кем, тогда и возникает дневник, в который записываются самые интимные переживания и только бумаге можно их доверить.

Истории известен и другой дневник девочки, русской Тани Савичевой, который она вела в блокадном Ленинграде. Это дневник Апокалипсиса, когда ребенок ставит точку  в конце потока Времени.  Великая фраза: «Умерли все. Осталась одна Таня».

Двенадцатилетняя ленинградка Таня Савичева начала вести свой дневник чуть раньше Анны Франк, жертвы Холокоста. Они были почти ровесницами и писали об одном и том же — об ужасе фашизма. И погибли эти две девочки, не дождавшись разгрома фашизма.  Таня – в июле 1944 года, Анна – в марте 1945.  Их дневники стали страшным обвинением фашизму. Не случайно, дневник ленинградки Тани Савичевой был предъявлен на Нюрнбергском процессе.

Немцы не смогли ворваться в Ленинград,  в  убежище  семьи Анны Франк они ворвались. И кто знает, сохранился ли бы ее дневник, если бы не жадность гестаповцев. Они  тащили барахло, а  тетрадку-дневник просто бросили на пол. Бесценную тетрадку, которая сегодня переведена на 60 языков мира, сделав Анну Франк бессмертной. Странно звучит, но ее дневник стал одним из самых читаемых произведений  мировой литературы.

Она стремилась быть свободной, когда радовалась, записывая в дневник, что слышала по радио о покушении на Гитлера. Но это уже был умная и  осторожная девочка, и она каким-то обостренным чувством ощущает, что может быть пока рано радоваться: »О – ля-ля, ведь я только что утверждала, что не хочу опережать события».

Но почему события не опережали ее жизнь, почему? Почему ей суждено было умереть в лагере Берген- Бельзен всего за две –три  недели до его освобождения англичанами.

Анна Франк  ни секунды не сомневалась, что  фашизм будет разгромлен. Потому что зло не может торжествовать. И памятники Анне Франк сегодня – это и есть торжество добра и  его победы над злом.

ria.ru

Это интересная статья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная