Arrow
Arrow
Slider
Лента новостей Израиля

Спасение людей с рухнувшей парковки






В годовщину трагедии Евгений Гельман и Алекс Каплан из Службы тыла рассказали  о трудностях по спасению людей с подземной парковки в районе Рамат ха-Хаяль.

5 сентября 2016 года в полдень на улице Ха-Барзель в районе Рамат ха-Хаяль в Тель-Авиве обрушилась четырехэтажная подземная парковка. Она находилась на финальной стадии строительства. Жертвами крушения стали 6 рабочих (четверо из них — русскоязычные), 24 человека получили ранения. Причины обрушения по сей день неизвестны.

Евгений Гельман и Алекс Каплан на месте рухнувшей парковки

Спасательные работы на объекте велись до 10 сентября. Пять дней ушло на то, чтобы извлечь тело последнего пострадавшего. В спасательной операции принимали участие сотрудники полиции, скорой помощи, пожарные, бойцы Службы тыла.

Как проходили спасательные работы, «Вестям» рассказали офицеры спасательного подразделения Службы тыла ЦАХАЛа — капитан Евгений Гельман, военный врач, и старший лейтенант Алекс Каплан, командир роты батальона «Рам».

Капитан Гельман в момент крушения находился на севере Израиля на учениях. Солдаты подразделения моментального реагирования одними из первых прибыли на место трагедии.

— Что вы увидели?

— Огромную дыру, множество спасательных служб, что и хорошо, и плохо — в такой напряженной ситуации необходимо четкое руководство, иначе начнется хаос. Как правило, руководит спасательной операцией командир округа или командир роты. Они выбирают стратегию и координируют работу спасательных служб — медиков, полиции, армии, а также очередность — кто заходит внутрь и в каком составе.

Лейтенант Алекс Каплан, командир подготовительной роты Рам

— Как вы определяете, где и кого искать? Откуда было известно число людей под обломками?

— Мы обратились к подрядчику, знавшему, сколько людей работало на объекте. Обычно мы опрашиваем свидетелей, которые могут сказать, например, что видели рабочего в красной рубашке в определенном месте — там мы и начнем поиски.

— В чем главная сложность спасателей?

— В принятии решений: например, спускаться внутрь по ступенькам или на веревках. С одной стороны, ступеньки удобнее, с другой — они могут обрушиться. Моя задача не только отыскать пострадавших, но и сберечь подчиненных, не подвергать их жизнь излишней опасности.

— Кто оказывает первую помощь пострадавшим?

— Армейские спасатели. Медикам скорой помощи запрещено находиться внутри объекта, они могут оказывать помощь только за его пределами. А мы должны доставить к ним пострадавших уже после оказания первой помощи.

— И когда ее оказывают — после извлечения из-под обломков?

— Наоборот. Смертельно опасно извлекать человека, не проверив, какие травмы он получил, и не оказав ему необходимую помощь. Если вы потянете человека, которого завалило камнями, вы вместо спасения можете его убить.

— Сколько времени вы находились внутри объекта?

— Я сам провел на объекте около 5 дней, спасательные службы — дольше. Большую часть времени мы ищем пострадавших, само оказание помощи происходит только тогда, когда удается кого-то отыскать. В целом шансы на то, что под обломками спустя 72 часа находятся живые люди, практически равны нулю. В основном выжили те рабочие, которые трудились на верхних этажах. Те, кто работал внизу, погибли сразу.

— Как спасатели справляются с эмоциональным стрессом при виде раненых и погибших?

— Для меня, как офицера, важнее всего подготовить подчиненных к тому, что они могут увидеть фрагменты тел. Мне легче, я старше, а двадцатилетним ребятам очень тяжело. Помогает юмор, иначе с этим не справиться.

— Прошел год с момента трагедии на парковке. Что вам запомнилось больше всего?

— Рядом с обрушившимся объектом находились десятки кафе и ресторанов. Там сидели люди, и нас постоянно приглашали: «Идите к нам, солдаты, мы вас мороженым угостим». Это был сильный контраст — между трагедией и продолжением жизни вокруг.

Старший лейтенант Алекс Каплан в момент трагедии также находился на севере, где проводил подготовку солдат. И хотя он не получал официального вызова в Тель-Авив, но без промедления отправился в путь и уже через полчаса присоединился к спасательной операции.

— На месте было много людей, но ситуация была под полным контролем. Первой задачей было получить максимально полную картину происшествия

и опросить всех свидетелей, которые могли пролить свет на местонахождение пострадавших. Брат одного рабочего смог дать нам наводку на возможное место, где мы и начали поиски. Нас было 8 человек, и мы работали без перерыва. Ближе к ночи нам удалось найти потерпевшего – к сожалению, без признаков жизни. Всех выживших извлекли из-под обломков в первые часы после крушения, поэтому мы понимали, что ищем погибших.

— Это как-то меняет отношение к задаче?

— Никак. Мы спасаем людей вне зависимости от их состояния. И мы должны перевернуть все до последнего камня, пока не обнаружим каждого пропавшего.

— Сложно было работать?

— Очень. Мы находились внутри обрушившейся парковки на глубине 8 метров. Нам передавали инструменты, еду и питье сверху, так как на определенном этапе мы не имели возможности подъема наверх в связи с опасностью дополнительного обрушения. Дополнительные спасатели спускались к нам благодаря снаряжению для снеплинга, а все необходимое нам спускали сверху специальным краном.

— Что произвело самое сильное впечатление?

— Слаженность работы спасательных команд, которая позволяет утверждать, что ЦАХАЛ готов к работе в экстренных ситуациях, включающих стихийные бедствия, землетрясения и так далее.

— Кстати о землетрясениях: часто можно слышать о том, что Израиль не готов к масштабному стихийному бедствию. Работаете ли вы над отработкой подобных сценариев?

— Мы постоянно проводим совместные учения со скорой, пожарными и другими службами спасения, понимая необходимость совместного реагирования. Все сценарии отрабатываются и анализируются.

— Что вы желаете своим товарищам-спасателям?

— Лучшее пожелание в наших кругах — чтобы у спасателей не было работы, то есть чтобы все было в порядке. Но если случится беда — то знайте, что армия всегда готова оказать помощь.

В спасательной операции на месте рухнувшей парковки была впервые опробована новинка — мобильный спасательный штаб ЦАХАЛа.

План парковки. Иллюстрация Африка — Исраэль

Ноа Лави

Это интересная статья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная