В Израиле такие заботливые отцы. Причины — генетика

Женщин, недавно приехавших в Израиль, первым делом удивляют израильские отцы. Они забирают детей из садика, возятся с малышами наравне с матерью и даже меняют им подгузник.
Израильский папа — такая же достопримечательность Израиля, как Стена плача, Мертвое море и... аидише мама. Вот какой диалог я услышала недавно:

— Врач сказал, 3300 будет, а выполз 4200. Богатырь!
— А мой так в глаза посмотрел, таким умным взглядом... ученым будет.
— А мы уже язычок показываем.

— А мы уже ходим.

Оглянулась — умильный разговор вели не молодые мамы, а бородатые мужчины с автоматами, резервисты Армии обороны Израиля.

Папа может все что угодно

Современные израильские отцы ведут бизнес-переговоры, занимаются спортом и... читают лекции с малышами на руках. Мировое Интернет-пространство обошла история профессора Еврейского университета в Иерусалиме Сидни Энгельберга, успокоившего ребенка одной из студенток. Малыш расплакался во время занятия, и профессор в прямом смысле взял «проблему» в свои руки.
Отец четверых детей и дедушка пяти внуков объяснил свой поступок тем, что в его задачу входит не только передать ученикам знания, но и научить человеческим ценностям на собственном примере.

Все больше израильских мужчин приходят к сознательному отцовству, то есть желанию не только иметь ребенка, но и заботиться о нем.

В чем же причины возникшего в Израиле явления? И почему еврейские папы — лучшие на свете?

Папа по собственному желанию

Возникновение модели осознанного отцовства связано с развитием новых взглядов на гендерные роли. В соответствии с демократическими тенденциями, присущими израильскому обществу, появились идеи о равном распределении обязанностей между супругами.

Казалось бы, это должно было вызвать неприятие у мужчины, но этого не случилось. Сильный пол оказался готов взвалить на свои плечи

исконно женские обязанности. И все благодаря еще одному социальному феномену. В последние годы в Израиле увеличился возраст отцовства. Поскольку все парни служат в армии, то фактически в жизнь они вступают не после школы, а в 21 год. Затем следует, как правило, длинный «тиюль ахерей цава» — послеармейское путешествие по миру. После — учеба и первые годы освоения профессии. И только к тридцати годам, а то и позже, мужчины заводят семью.

Психологи установили, что существует связь между сформированностью отцовского инстинкта и зрелостью мужчины. Взрослые отцы ориентированы на потомство, они испытывают биологическую потребность в продолжении рода и при этом хотят опекать и защищать ребенка. Им свойственен любящий стиль воспитания, всецелое принятие чада с подгузниками, болезнями, кризисами и прочими прелестями.



style="display:inline-block;width:580px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-1903962249686177"
data-ad-slot="9845276724">

Любовь без причины — это окситоцины

Развитие родительского чувства у отца регулируется не только социальными, но и биологическими механизмами. Запускает инстинкт первая встреча с ребенком. В Израиле это знакомство происходит, как правило, еще в стенах родильной палаты. Стало хорошей традицией присутствие отца при появлении на свет малыша. Правда, в случае религиозных семей с роженицей остается ее мать или сестра, а мужчина в это время молится. Но так или иначе, уже через несколько минут после рождения ребенка мужчина может взять его на руки и, возможно, это окажется любовью с первого взгляда.

Муж на родах: стоит ли брать его с собой

В перинатальной психологии установление первичной эмоциональной связи между родителями и ребенком называется бондингом. При тесном физическом контакте с новорожденным («кожа к коже»), у свежеиспеченного папы повышается уровень пролактина и окситоцина – гормонов материнского инстинкта. Благодаря их действию мужчина легче переносит бессонные ночи и детский плач. Ученые из Бар-Иланского университета установили, что уровень окситоцина и пролактина остается стабильно высоким по крайней мере в первые полгода после рождения младенца.

Ранние отношения мужчины с ребенком имеют колоссальное значение для последующего развития отцовской привязанности. К такому выводу пришли еще в 1979 году сотрудники Гётеборгского университета в Швеции, изучавшие бондинг. Оказалось, что отцы, получившие возможность понянчиться с новорожденным в первые 15 минут жизни, позже проявляли чудеса родительской чуткости. Такие мужчины были эмоционально более привязаны к детям по сравнению с теми, которые увидели своих отпрысков только спустя несколько дней после рождения.

Наследство еврейского папы

Активное участие отца в жизни малыша закладывает фундамент будущего благополучия ребенка. Такие дети демонстрируют более высокий физический, интеллектуальный и эмоциональный уровень развития. Сыновья стремятся быть похожими на своих отцов – женятся, рожают детей, становятся хорошими папами. Популярный журналист Леонид Канфер так описывает в фейсбуке маленького израильтянина: «Пока он растет, его буквально маринуют в любви. И потом, когда он вырастает, ему не нужно объяснять, что такое патриотизм, любовь к родине. Он это знает и так. И в армию идет не по принуждению, а потому что хочется».
Общение с отцом оказывает значительное влияние и на девочек. В Израиле принято относиться к девочке, как к принцессе. Она самая лучшая, самая красивая и умная для папы, что не может положительно не сказаться на ее самооценке, ощущении собственной значимости. Израиль занимает 24 место в мире по доле женщин, занимающих высшие руководящие посты.

Русский еврейский папа

Аидише папа советского розлива — это совсем другая история. Натура его противоречива: c одной стороны, им движет врожденное чадолюбие, с другой — эти робкие шаги зачастую подчинены внутреннему архаическому голосу, воспевающему строгость, дисциплину и иерархию.

«Русский» аидише папа как будто стесняется своих родительских чувств, поэтому старательно прячет их под маской напускной суровости, и мой отец не исключение. Еще в детстве я поняла, что если папа подозрительно нежен – улыбается, гладит меня по голове, значит, он слегка подшофе. Да, таковы наши отцы, вылепленные из теста, крепко замешанного на советских дрожжах.

И все же «русские» еврейские папы небезнадежны. Особенно если они стали родителями в Израиле. Ведь именно социальное окружение формирует взгляды на отцовство и воспитание детей. Писатель Генрих Небольсин, например, пишет на своей странице в фейсбуке: «Первое время в Израиле поражался, что вокруг новорожденного первыми сходятся посюсюкать мужики. Потом сам втянулся».

Разумеется, сухому, как маца, русско-еврейскому папе потребуется время, чтобы стать мягкой халой. Практика показывает, что из самых суровых еврейских отцов получаются самые нежные дедушки. Но это совсем другая история…

 

Анна Вайсертрейгер-Якубович

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

В Израиле такие заботливые отцы. Причины — генетика