Великие евреи. 100 прославленных имен

В любом народе есть люди выдающиеся, талантливые и гениальные, но особенно много одаренных личностей вышло из потомков Израиля. Десятилетиями человечество восхищается проницательным умом, несгибаемой силой воли, дальновидностью, глубиной творческого дарования этих людей. Их имена известны нам еще со школьной скамьи. Открыв эту книгу, вы узнаете о жизни и деяниях величайших людей своего времени. Здесь рассказано всего о ста знаменитых личностях. На самом же деле великих евреев, прославивших нацию своими деяниями, тысячи…

Ирина Мудрова
Великие евреи. 100 прославленных имен

Предисловие
Большинство ученых считают время формирования еврейского народа между II и I тысячелетиями до н. э.
Если верить статистике, евреи составляют менее 1 % населения мира. Однако вопреки статистике в действительности мы слышим о них постоянно. Еврейский народ знаменит во всем мире, и его значимость обратно пропорциональна численности. Его представители внесли неизмеримый вклад в развитие литературы, науки, искусства, музыки, экономики, медицины, гуманитарных дисциплин.
Великие народности древности – шумеры, вавилоняне, египтяне, персы, греки, римляне оставили в истории неизгладимый след, питая своим существованием науку, историю, археологию. Их время было сверкающим и шумным. О них помнят, историю их жизни на земле изучают до сих пор. Культура этих народностей – предмет изучения археологической науки всех стран мира. Но их время приходило и уходило. Многие народности остались в забвении. И лишь еврейский народ видел пробуждение и закат наций, оставивших свой неповторимый след, питающий другие народности. Перед вечностью прошли многие народности и лишь еврейская сохранила себя.
Еврейский народ и сегодня такой же, как всегда – яркий, самобытный, неунывающий, инициативный, с исключительным чувством юмора.
Еврейское самосознание является уникальным сочетанием этнического, религиозного и этического элементов, и нельзя игнорировать ни один из них.
Поражает стойкость и выживаемость еврейского народа в истории. Существуя в совершенно исключительных условиях, он доказал свою неистребимость. «И сильнейшие цивилизации в мире не достигали и до половины сорока веков и теряли политическую силу и племенной облик. Тут не одно самосохранение стоит главной причиной, а некая идея, движущая и влекущая, нечто такое, мировое и глубокое, о чём, может быть, человечество ещё не в силах произнести своего последнего слова», – пишет Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя за 1877 год». (Берлин, 1922 год.)
Евреи расселились по разным странам – главным образом вокруг Средиземного моря: в Италии, в Греции, на Балканах, в Северной Африке, в Турции; некоторые добрались до Франции, Голландии, Англии и даже Америки.
Евреи – единый народ, но на протяжении многих веков они жили в разных странах мира, среди разных народов. Это привело к образованию отдельных групп с разными языками повседневного общения, с несколько отличными обычаями. Но в целом еврейский народ сохранил свою самобытность, не потерял своих традиций, не растворился в других нациях.
Обогащая своей культурой другие народности, еврейский народ вбирал в себя культурные основы тех народов, среди которых проживал. На территории бывшего Советского Союза проживают грузинские, горские, бухарские и крымские евреи. Сегодня евреи проживают почти во всех странах мира.
Являясь образованной нацией, они оставляют особый след в политике, литературе, искусстве и других сферах жизнедеятельности людей.
Людмила Мартьянова

Политики
Маркс Карл 1818—1883
общественный деятель
Карл Маркс родился в Трире (Германия) в семье адвоката Генриха Маркса. По отцовской и материнской линиям он был потомком нескольких поколений раввинов, его дядя был городским раввином. Мать, Генриетта Маркс, происходила из города Нимвегена в Нидерландах. Стараясь улучшить свое положение отказом от еврейского наследия и игнорируя возражения родственника-раввина, его отец, Генрих, вместе с семьей, в том числе с шестилетним Карлом, перешел в лютеранство.
Карл с отличием закончил трирскую гимназию в 17-летнем возрасте. Затем он поступил в университет, сначала в Бонне, где проучился два семестра, потом в Берлине, где изучал юридические науки, но впоследствии увлекся историей и философией. В 1841 году Карл Маркс окончил Берлинский университет экстерном. По своим взглядам Маркс был тогда гегельянцем-идеалистом.
В 1843 году Маркс женится на аристократке Женни фон Вестфален.
Маркс сначала собирался стать поэтом, потом философом и, наконец, журналистом. В «Рейнской газете» Маркс стал редактором и обрушился с нападками на местное правительство. Через пятнадцать месяцев за критику официальной политики он был лишен немецкого гражданства и выслан во Францию. Молодая семья переезжает в Париж.
Здесь он познакомился с другим немецким экспатриантом, Генрихом Гейне. В отличие от своего друга лирического поэта, Маркс выработал неистовую ненависть к себе как к еврею. Его неуживчивый нрав, отвращение к еврейской культуре, искажение истории его народа и неистовый аналитический ум в совокупности породили одну из самых влиятельных экономических и политических систем всех времен, которая получила его имя – марксизм. Но Маркс считал, что его идеи являются законами истории, которые неопровержимы. Ему было необходимо, чтобы люди восприняли его толкование истории и действовали соответственно.
Маркс всю жизнь наряду с разработкой научной теории пристальное внимание уделял вопросам тактики классовой борьбы пролетариата. «…Без этой стороны материализма Маркс справедливо считал его половинчатым, односторонним, мертвенным», – отмечал Ленин. Учёт объективно неизбежной диалектики человеческой истории, программа и тактика экономической борьбы и профессионального движения, тактика политической борьбы пролетариата, соотношение легальных и нелегальных её форм, поддержка революционной инициативы масс – вот отличительные черты марксизма.
В Париже Маркс вступил в непосредственный контакт с рабочими организациями, как французов, так и немецких эмигрантов, познакомился с П.Ж. Прудоном, русскими эмигрантами М.А. Бакуниным, В.П. Боткиным. Он завязал широкие знакомства с французскими радикальными кругами, с представителями революционных кругов различных стран, жившими в Париже. Другом его до конца жизни становится Энгельс.
В начале февраля 1845 года Маркс был выслан из Парижа и переехал в Брюссель, куда приехал и Энгельс.
Весной 1847 года Маркс и Энгельс примкнули к тайному пропагандистскому обществу «Союз коммунистов», организованному немецкими эмигрантами. По поручению общества они составили знаменитый «Манифест коммунистической партии», опубликованный 21 февраля 1848 года. Всего через несколько дней после этой публикации (и без какой-либо связи с ее радикальными идеями) против политической тирании во Франции и Германии восстали рабочие. Получилось так, словно Маркс и Энгельс предсказали их мятеж.
После начала февральской революции 1848 года Маркс был выслан из Бельгии. Он вернулся в Париж, а после мартовской революции переехал в Германию, в Кёльн. Его выслали и оттуда. В конечном счете Маркс с семьей переехал в Лондон, где жил до самой смерти и создал свои главные экономические произведения, включая «Капитал».
Условия эмигрантской жизни были крайне тяжелы, Маркс с семьёй жил исключительно за счёт постоянной финансовой поддержки Энгельса.
В Лондоне Маркс вел активную общественную деятельность. В 1864 году он организовал «Международную рабочую ассоциацию», которая позднее переименована в Первый Интернационал. Это первая массовая международная (секции этого товарищества рабочих были образованы в большинстве стран Европы и в США) организацию рабочего класса. В 1872 году, после разгрома Парижской коммуны и в условиях нарастающей реакции, Первый Интернационал переехал в Нью-Йорк, однако четыре года спустя в 1876 году он был распущен на Филадельфийской конференции. Все попытки восстановления организации на протяжении последующих пяти лет не увенчались успехом.
В 1867 году вышел первый том «Капитала». Это главный труд Маркса, своеобразный суровый приговор экономике современного ему общества.
Практические последствия работ Маркса огромны. Ещё при его жизни возник марксизм. Идеи Маркса стали ядром ряда идеологий революционных движений XX века и оказали огромное влияние на ход мировой истории XIX–XX веков.
Карл Маркс умер в Лондоне 14 марта 1883 года, в возрасте 64 лет, и похоронен на Хайгейтском кладбище.
Дрейфус Альфред
1859–1935
французский офицер
Родился в Мюлузе, в Эльзасе, 9 октября 1859 года в состоятельной эльзасской еврейской семье. Как известно, промышленно развитый Эльзас после проигранной французами войны 1870–1871 годов был захвачен немцами.
Дрейфус учился в Париже в Военной и потом Высшей Политехнической школе; служил в артиллерии и дослужился до чина капитана. Он отличался трудолюбием, исполнительностью, ревностью к службе, строгостью к себе и другим. В то же время он был властным, честолюбивым и где-то даже пижонистым. Он не пользовался симпатией товарищей. Его считали человеком необщественным.
В 1893 году был причислен к Генеральному штабу В 1894 году в Генеральном штабе Франции была обнаружена пропажа нескольких секретных документов. Майор Анри попросил горничную немецкого посольства передавать ему бумаги, выбрасываемые в мусор немецкими дипломатами. В этих бумагах упоминался «негодяй Д.» в качестве источника информации о французских военных секретах. Его следовало срочно найти и обезвредить. Майор Анри и его начальник-антисемит, полковник Сандер, недобросовестно поведя расследование, пришли к выводу, что «негодяем Д.» является Альфред Дрейфус – пижонистый артиллерийский офицер из Эльзаса и единственный еврей в Генеральном штабе. Единственный аргумент против него был в том, что некий список артиллерийских частей был написан его почерком, хотя почерковед пришел к заключению, что список не был написан Дрейфусом, то есть не обнаружил никакого сходства. Сходство было сфабриковано для доказательства того, что только еврей мог совершить столь гнусное предательство.
В декабре 1894 года суд приговорил его к пожизненному заключению. На плацу парижского военного училища 5 января 1895 года безупречно одетый капитан Альфред Дрейфус, гордо стоявший по стойке «смирно», был публично унижен толпами военнослужащих и гражданских лиц. Унтер-офицер срезал с формы Дрейфуса пуговицы и знаки различия, затем схватил его шпагу и переломил о колено. Дрейфуса провели по плацу под злобные крики и проклятия. Он прокричал: «Я невиновен!» – но толпа издевалась над ним. 13 апреля 1895 года он начал отбывать заключение в тюрьме во французской Гвиане на Чёртовом острове. Это одна из самых печально известных каторжных тюрем в истории. А французская общественность забыла о нем.
Через год на место Сандера пришел подполковник Жорж Пикар, который принялся изучать неясные мотивы совершения Дрейфусом столь тяжкого преступления. Пикар проштудировал досье, представленное военным министром трибуналу. Его поразило, насколько скудным и неубедительным было якобы неопровержимое доказательство. В то же время Пикару передали первые подозрения в шпионаже майора Фердинана Вальсена Эстергази – офицера аристократического рода с сомнительной репутацией. Сравнив почерк Эстергази со списком, по которому обвинили Дрейфуса, Пикар увидел, что почерк оказался идентичным. Шпионом был Эстергази. Начальство Пикара не хотело и слышать об этом. Обвинения Пикара против Эстергази обеспокоили майора Анри, который сфальсифицировал еще некоторые документы против Дрейфуса. Пикар был немедленно переведён в Тунис, а его место занял Анри. Сенатор Шерер-Кестнер, которому Пикар сообщил свои соображения, выступил в сенате с интерпелляцией, в которой требовал пересмотра процесса Дрейфуса. Она не имела успеха; министр колоний Лебон сделал распоряжение об увеличении строгости по отношению к Дрейфусу.
Военный трибунал под давлением военных властей реабилитировал Эстергази, которого его сторонники вынесли на руках из зала суда под приветственные крики: «Да здравствуют Эстергази и армия! Смерть евреям!»
Дело Эстергази тем не менее послужило мобилизации прогрессивных сил Франции. В один ряд встали сенатор Шереру-Кестнер, журналист, ставший позже премьер-министром Франции, Жорж Клемансо и популярный романист Эмиль Золя.
13 января 1898 года в ежедневной газете «Орор» вышла статья Эмиля Золя «Я обвиняю». Она написана в форме открытого письма, адресованного президенту Франции Феликсу Фору, и обвиняла французское правительство в антисемитизме и противозаконном заключении в тюрьму Альфреда Дрейфуса. Золя указывал на предвзятость военного суда и на отсутствие серьёзных улик. Золя был обвинен в клевете и осуждён 23 февраля 1898 года. Чтобы избежать тюрьмы, писатель бежал в Англию. Письмо Золя произвело во Франции и в Европе потрясающее впечатление. С этого момента дело Дрейфуса захватило общественное внимание Франции и всего мира и приобрело громадное общественное значение.
Общество раскололось. Для одних Дрейфус – изменник, враг Франции, а его сторонники – евреи, иностранцы и люди, продавшиеся евреям, чтобы очернить честь французской армии; утверждать, что французский офицер (Эстергази) занимался таким грязным делом, как шпионаж, значит клеветать на французское офицерство. Антисемиты творили погромы в большинстве французских городов, самый страшный из них произошел в колониальном Алжире. Для других Дрейфус – отчасти случайная жертва, на которую пало подозрение только потому, что он еврей и человек нелюбимый, отчасти – жертва злобы людей, действовавших сознательно, чтобы выгородить Эстергази.
На разбирательстве дела Золя было представлено новое свидетельство виновности Дрейфуса, которое оказалось также фальшивым. Новый военный министр Ковеньяк допросил Анри 30 августа 1898 года и принудил его сознаться в подлоге. Анри был арестован и в тюрьме лишил себя жизни 31 августа 1898 года. Виновность Дрейфуса ставилась этим под сильное сомнение; однако вся военная партия, все антисемиты решительно настаивали на своём, французское правительство и многие французы продолжали верить, что армия не может творить зло. Анри якобы совершил подлог лишь для того, чтобы прекратить позорящую честь французской армии кампанию. Так считал и сам Ковеньяк и настаивал на виновности Дрейфуса. Новым фактом явился отъезд Эстергази за границу и заявление его, что автор бордеро – именно он; этому заявлению противники Дрейфуса не желали верить, уверяя, что сделано оно за деньги.
Дрейфуса привезли во Францию, его дело слушалось еще раз. При рассмотрении дела выяснилось, что в деле Дрейфуса имеется не один, а множество подложных документов. Приговор его был сокращён до 10 лет, а в 1900 году президент Эмиль Лубе предложил ему помилование, на которое он согласился. Клемансо и другие пришли в ярость от его трусости. Однако Дрейфус вышел на свободу. В 1906 году суд совершенно оправдал Дрейфуса. Он был восстановлен на службе и повышен в звании до майора, но вскоре, из-за проблем со здоровьем, приобретённых в заключении, вышел в отставку.
Будучи офицером запаса Дрейфус вернулся в армию с началом Первой мировой войны, защищал Париж, командуя артиллерийской батареей, дослужился до подполковника и в 1918 году был награждён орденом Почётного легиона.
Правые силы, в том числе Кавеньяк, получили непоправимый удар. Если в 1892 году Кавеньяк был одним из кандидатов на пост президента, то после 1898 года об этом не могло быть и речи. Но хотя Клемансо и другие левые политики возглавили правительство после убедительной победы на выборах в 1906 году, антисемитизм стал частью политики французского государства, которая привела к прямому соучастию в холокосте. Жестокие гонители Дрейфуса в годы режима Виши во время Второй мировой войны проводили свою кровавую линию в отношении французских евреев и евреев беженцев из других стран. Гестапо нашло готовых соучастников своих преступлений в новых эстергази, дрю-монах, анри, сандерах.
Евреи всего мира были потрясены тем, что подобное могло иметь место во Франции – родине свободы и демократии, что ненависть к евреям все еще определяла поведение значительной части французского общества.
Дрейфус был полностью ассимилированным евреем, однако дело Дрейфуса показало, что ассимиляция не является защитой от антисемитизма.
Дрейфус умер 12 июля 1935 года – за пять лет до оккупации Франции Гитлером. Он был похоронен с национальными почестями на кладбище Монпарнаса.
Герцль Теодор
1860–1904
основатель всемирной сионистской организации
Родился 2 мая 1860 года в Будапеште в ассимилированной семье, не чуждой, однако, еврейским традициям. Мать, Жанетт Герцль (ур. Диамант), приобщала сына к немецкой культуре и языку. Отец Герцля вначале заработал и потом потерял большую часть своего состояния в бизнесе, чем отвратил Теодора от торговли и пробудил его интерес к литературе.
Будапешт находился на окраине Австрийской империи, но на протяжении XIX века приграничный городок превратился в большой город. Теодор публиковал рецензии на книги и спектакли в одной будапештской газете. Оскорбленный антисемитскими объяснениями учителя, Герцль оставил реальную гимназию.
После смерти его девятнадцатилетней сестры от брюшного тифа Герцль с родителями переехал в Вену. По их настоянию он начал изучать право в университете. Вена того времени была плодородной почвой для молодых евреев, поселившихся и работавших в городе. В студенческие годы Герцль мало интересовался еврейским вопросом. Поначалу занимал активные прогерманские позиции, они начали меняться в результате его знакомства с антисемитами в университетских клубах и с евреями, недовольными принадлежностью к своей нации и искавшими убежища в немецкой культуре. В 1881 году он стал членом немецкого студенческого общества «Альбия», но уже в 1883 году покинул его в знак протеста против антисемитских высказываний его членов.
В 1884 году Герцль получил степень доктора юридических наук и некоторое время не особенно удачно проработал в судах Вены и Зальцбурга.
С 1885 года Герцль посвятил себя всецело литературной деятельности. После одного крупного успеха в самом знаменитом венском театре Герцль осмелился жениться на весьма состоятельной молодой еврейке Юлии Нашауэр. Вскоре он узнал, что его жена переживала во время его ухаживаний глубочайший психоз. Несмотря на рождение трех детей, которых он очень любил (один из них погибнет в нацистском концлагере), из-за болезни жены и собственного темперамента он был несчастлив в браке.
С октября 1891 года по июль 1895 года Герцль работал корреспондентом влиятельной либеральной венской газеты в Париже. В ней он публиковал, помимо прочего, заметки о парламентской жизни во Франции. В политических кругах Парижа Герцль неоднократно слышал антисемитские речи и высказывания. Его взгляды на решение еврейского вопроса постепенно менялись. Крутой поворот во взглядах и в жизни Герцля произошёл в 1894 году под влиянием дела Дрейфуса. В качестве репортера из Вены он присутствовал в промозглый январский день 1895 года на плацу, где был унижен гордый, хоть и ограниченный, эльзасский офицер, оказавшийся, на свою беду, евреем. Во избежание такого рода преследований евреи должны были заиметь свою собственную родину. Крики «Смерть евреям!», раздававшиеся на парижских улицах, окончательно убедили его в том, что единственным решением еврейского вопроса является создание независимого еврейского государства. Так родился сионизм.
В июне 1895 года Герцль обратился за поддержкой к барону Морису де Гиршу, одному из самых богатых в мире евреев, поддерживавшему поселение евреев в Новом Свете. В неудачном интервью с ним нервничавший Герцль не сумел четко изложить свои еще не до конца сформулированные планы по спасению европейских евреев путем исхода в новый Сион. Позже обозреватели отмечали, что неудача Герцля с Гиршем была большой трагедией, ибо у богача были и желание, и средства для осуществления планов, позже четко изложенных Герцлем.
Свою программу Герцль изложил в книге, которую назвал «Еврейское государство. Опыт современного решения еврейского вопроса», которая была опубликована в Вене 14 февраля 1896 года. Еврейский вопрос следует решать не эмиграцией из одной страны диаспоры в другую или ассимиляцией, а созданием независимого еврейского государства. Евреи должны потребовать, чтобы им предоставили достаточно земли для поселения целого народа. Не важно, где будет находиться Сион. Еврейский народ согласится на выделенную ему землю, если она будет отвечать определенным разумным условиям. Государство будет современным и прогрессивным, воплотит все лучшие и новейшие идеи цивилизованного общества. Политическое решение еврейского вопроса, по его мнению, должно быть согласовано с великими державами. Это будет организованный исход еврейских масс Европы в самостоятельное еврейское государство.
Для реализации этого плана Герцль считал необходимым создать два органа – политический и экономический: «Еврейское общество» в качестве официального представительства еврейского народа и «Еврейскую компанию» для руководства финансами и конкретным строительством. Необходимые средства предполагалось получить при содействии еврейских банкиров, и только в случае их отказа должен был последовать призыв к широким еврейским массам.
Герцль не считал, что иврит должен стать государственным языком. Первые еврейские поселенцы будут общаться на всех известных им языках, пока из наиболее практичного из них не возникнет национальный диалект.
В том же году были опубликованы переводы книги с немецкого на иврит, английский, французский, русский и румынский языки.
С 26 по 29 августа 1897 года в Базеле прошел Всемирный сионистский конгресс, на котором Герцль был избран президентом «Всемирной сионистской организации». Базельская программа была основой для многочисленных переговоров с целью создать «жилище для еврейского народа» в Палестине. Хотя старания Герцля тогда не увенчались успехом, его работа создала предпосылки для создания государства Израиль (в 1948 году).
В 1900 году Герцль опубликовал «Философские рассказы». Затем в своем романе он создал идеалистическую картину будущего еврейского государства. Герцль не предвидел арабско-еврейских конфликтов и стоял на точке зрения, согласно которой живущие в Палестине арабы будут радостно приветствовать новых еврейских поселенцев. В переводе на иврит роман назывался Тель-Авив (то есть «весенний холм», название библейского поселения); название будущего города Тель-Авив было навеяно романом Герцля.
Его умение заворожить слушателей видениями Сиона завоевало сердца множества последователей, несмотря на сопротивление ряда раввинов и их паствы. Дабы показать миру серьезность тем, обсуждавшихся на каждом ежегодном сионистском конгрессе, Герцль настаивал на том, чтобы делегаты являлись во фраках и вечерних платьях.
В 1899 году Герцль создал «Еврейское колонизационное общество» с целью закупки земли в Палестине, которая тогда была частью Османской империи. Не добившись от турецкого правителя пожалования Палестины в качестве еврейской автономии, Герцль обратился к британским властям. В 1903 году англичане предложили Герцлю землю в Британской Восточной Африке для организации там еврейского государства. Герцль был готов согласиться на Африку в качестве новой родины, но представители конгресса сочли предложенную британским министром колоний Джозефом Чемберленом территорию как непригодную для поселения. Конфликт стремительно разросся, усилилась сердечная болезнь Герцля.
Герцль предсказывал основание еврейского государства, и его предсказание исполнилось всего через пятьдесят лет. Герцль утверждал, что евреи и арабы вместе могут построить более величественное общество, исходя из лучших качеств обоих народов. Влияние Герцля все еще сказывается на мировой истории.
В 1904 году Герцль умер от сердечного приступа в Эдлах, недалеко от Вены.
В завещании Герцль просил похоронить его в Вене рядом с отцом, пока еврейский народ не перенесёт его останки в Землю Израиля. Останки Герцля были доставлены из Австрии в Иерусалим первым полётом авиакомпании Эль-Аль 14 августа 1949 года.

Вейцман Хаим
1874–1952
первый президент государства Израиль
Вейцман родился в селении Мотоль (Мотыли) около Пинска в Российской империи, сегодня Беларусь, 27 ноября 1874 года. Отец, Эзер (Евзор) Вейцман, служил чиновником конторы по сплаву леса.
В скромном доме Вейцмана царила атмосфера еврейской традиции, в которую, однако, проникли веяния просвещения и идеи еврейского национального возрождения. Получив традиционное еврейское воспитание в хедере, Вейцман поступил в реальное училище в Пинске. Из-за существовавших в России ограничений на получение евреями высшего образования по окончании училища Хаим продолжил своё образование уже в Германии, в Дармштадтском Политехническом институте, а затем в Королевском техническом колледже в Берлине. Затем он поехал в Швейцарию, чтобы изучать химию и получить степень доктора. По получении докторского звания во Фрибурском университете в Швейцарии, он работает преподавателем биохимии в Университете Женевы. В 1904 году он получает приглашение от Манчестерского университета и переезжает в Англию. В те годы перед Первой мировой войной Британская империя достигла вершины своего могущества. Вейцман полюбил английские нравы, аристократию и демократическую форму правления и в 1910 году стал подданным британской короны.
Еще во время своей учёбы в Берлине Вейцман присоединился к сионистскому кружку, вдохновляемому идеями Теодора Герцля по созданию еврейского государства. В 1899 году он уже участвует в работе Второго Сионистского конгресса в Базеле.
У него были некоторые разногласия с Герцлем. Он настаивал на уделении большего внимания культурной работе, демократизации сионистского движения, исследовании путей заселения Земли Израиля с акцентом на кооперативные методы ведения хозяйства. Вейцман выступает с идеей создания еврейского университета в качестве духовного центра сионизма. По его инициативе в программу Всемирной сионистской организации после Пятого Сионистского конгресса был включён пункт о национальном воспитании. Он был против образования еврейского государства в Британской Африке. Ему удаётся убедить лорда Бальфура, будущего британского министра иностранных дел, в правоте идеи еврейского национального дома на Земле Израиля. Он сказал Бальфуру: «… Иерусалим у нас был, когда на месте Лондона были еще болота».
После смерти Герцля в 1904 году Вейцман постепенно превратился в главного представителя мирового сионизма.
В отличие от Герцля, умело общавшегося с мировыми лидерами, но не с простыми людьми, Вейцман находил общий язык и с теми, и с другими.
Вейцман впервые посетил Палестину в 1907 году. Впечатления от этого визита заставили его удвоить усилия по пропаганде идей заселения Земли Израиля.
Сионистская организация в целом заняла в Первой мировой войне нейтральную позицию. Вейцман проявил себя замечательным ученым-химиком. Он завоевал доверие британских властей, организовав по заказу Адмиралтейства массовое производство воспламеняющегося элемента боеприпасов. Его жидкий ацетон сыграет во время войны важную роль в снабжении британской армии боеприпасами. Он смог добиться возросшего интереса правительства Великобритании к сионизму.
Когда Турция вступила в войну на стороне Германии и Австрии, Вейцман увидел в этом благоприятную возможность для поддержки Англией еврейского национального очага. Он призвал Францию и Англию разделить Ближний Восток, как только он будет освобожден после столетий османского ига.
В декларации Бальфура было объявлено о благосклонном отношении британского правительства к восстановлению еврейского национального очага в Палестине.
Декларация Бальфура способствовала тому, что Вейцман стал наиболее популярным среди лидеров сионистского движения и одним из признанных вождей еврейского народа в целом. В 1918 году он возглавил Сионистскую Комиссию, направленную британским правительством в Палестину для оценки перспектив её будущего заселения и развития.
На Сионистской конференции 1920 года в Лондоне Вейцман избран председателем Сионистской организации. Он занимал этот пост до 1931 года, а затем снова с 1935 по 1946 год.
Лидеры арабов Палестины взяли курс на активное сопротивление еврейской иммиграции. Сопротивление это принимало формы вооружённых нападений и погромов. В конце 1930-х годов английские официальные лица, столкнувшиеся с возражениями арабов и французов и опасавшиеся, что ближневосточные правители поддержат нацистскую Германию в грядущей войне, постепенно отошли от «Декларации Бальфура» и в 1939 году приняли печально известную «Белую книгу» об отказе Британии от поддержки сионистов, жёстко регламентирующую еврейскую иммиграцию в Палестину на ближайшие пять лет (не более 75 тысяч человек) и запрещающую дальнейшую еврейскую иммиграцию и продажу земли евреям, «если арабы Палестины будут возражать против иммиграции». Великобритания, по сути, отказывалась выполнять свои обязательства в отношении еврейского народа. Провозглашение такой политики в период распространения нацистского господства в Европе, на пороге Второй мировой войны, когда началось массовое бегство евреев из Европы, помешало предотвратить холокост.
В начале Второй мировой войны в письме премьеру Чемберлену Вейцман заверил британское правительство в поддержке еврейского населения Палестины и мирового еврейства в целом. Его письмо можно использовать, доказывая, что Вейцман объявил войну Германии от имени всех евреев мира ещё до нападения Германии на Польшу.
В ходе войны Вейцман выступает как нужный воюющим государствам химик. Он принимает участие в работах над высокооктановым горючим и над искусственной резиной.
Вместе с Бен-Гурионом, лидером еврейского рабочего движения в подмандатной Палестине, он начинает пропагандировать идею будущего еврейского государства в США, что впоследствии привело к быстрому признанию Израиля американским правительством. Он также борется за воссоздание еврейских подразделений в составе британской армии, и в итоге ближе к концу войны создаётся Еврейская бригада, принявшая участие в боевых действиях в Италии. Однако уже с 1940 года формируются добровольческие подразделения из евреев Палестины; были сформированы 15 рот, вошедших затем в состав Палестинского полка, воевавшего в Африке. Всего за годы войны в армии Великобритании служили около 27 тысяч еврейских добровольцев. Сын самого Вейцмана, Михаэль, сражавшийся добровольцем в военно-воздушных силах Великобритании, погиб в феврале 1942 года. Боевой опыт бригады пригодился при формировании Армии обороны Израиля.
В Италии бойцы Еврейской бригады впервые встретились с пережившими холокост евреями Европы. Узнав об ужасах холокоста, Вейцман якобы не смог отказать террористической организации евреев против нацистских преступников и всей германской нации в помощи и подготовил яд для отравления водопроводной воды в пяти крупных германских городах, однако теракт не состоялся.
На первом послевоенном Сионистском конгрессе Вейцман, в котором видели ставленника Великобритании, роль которой в том, что не была предотвращена катастрофа европейского еврейства, начинала проясняться, не был переизбран председателем Всемирной сионистской организации. Лидерами еврейского национального движения стали Бен-Гурион и позже Бегин.
Первое время после Второй мировой войны Вейцман представлял сионизм на международной арене. Именно Вейцман добился признания Соединенными Штатами рождения Израиля во время секретной встречи с Гарри Трумэном, который приводили в ярость настойчивые и подчас грубые требования американских еврейских организаций в 1948 году, чтобы США поддержали создание еврейского государства. Старый друг, бывший деловой партнер президента, еврей из Канзас-Сити Эдди Джекобсон уговорил его поговорить с Вейцманом. Та беседа привела непосредственно к признанию Израиля Соединенными Штатами – первой страной, сделавшей это (второй был Советский Союз).
Бен-Гурион попросил Вейцмана стать первым президентом Израиля. Вейцман согласился. Однако к этому времени возраст и болезни уже не давали ему в полной мере заниматься государственными делами. Через год после переизбрания на второй срок, 9 ноября 1952 года, после долгой и продолжительной болезни один из самых влиятельных отцов современного Сиона Хаим Вейцман скончался.
Жаботинский Владимир Евгеньевич
1880–1940
лидер правого сионизма
Владимир (Зеев-Вольф, Вольф Евнович) Жаботинский родился в Одессе 18 октября 1880 года в ассимилированной еврейской семье. Отец, Евно (Евгений Григорьевич) Жаботинский, служащий Российского общества мореходства и торговли, занимавшийся закупкой и продажей пшеницы, был выходцем из Никополя; мать, Хава (Эвва, Ева Марковна) Зак, была родом из Бердичева.
Когда Владимиру исполнилось пять лет, семья в связи с болезнью отца перебралась в Германию. Отец умер в следующем году, но мать, несмотря на наступившую бедность, открыла лавку по торговле письменными принадлежностями и определила сына в гимназию в Одессе. В гимназии Жаботинский учился посредственно и курса не закончил. Он увлёкся журналистикой. С 16 лет стал публиковаться в крупнейшей российской провинциальной газете «Одесский листок» и был послан этой газетой корреспондентом в Швейцарию и Италию; также сотрудничал с газетой «Одесские новости». Высшее образование получил в Римском университете.
Весной 1903 года стал одним из организаторов первого в России отряда еврейской самообороны, так как в Одессе ожидался погром. В августе 1903 года был делегирован на 6-й сионистский конгресс в Базеле, и с этого момента начинает принимать активное участие в сионистском движении.
В 1904 году переехал в Санкт-Петербург, чтобы избежать административного наказания из-за инцидента с полицией. Там он вошел в состав редколлегии нового сионистского ежемесячного журнала на русском языке «Еврейская жизнь». На страницах этой газеты вел ожесточенную полемику против сторонников ассимиляции и Бунда. В 1906 году был участником 3-й Всероссийской конференции сионистов в Гельсингфорсе.
Наряду с этим сотрудничал в «Руси», откликался на все явления русской общественной жизни и горячо отстаивал начала свободы личности. В 1907 году женился. Часть поэтических произведений Жаботинского была издана до революции. Поэма «Бедная Шарлотта» (о Шарлотте Корде) получила восторженный отзыв Горького. Куприн также отмечал «врожденный талант» Жаботинского. В 1909 году впервые выступил с обвинением всей русской литературы в антисемитизме, противопоставляя национальные приоритеты еврейского народа приоритетам самосознания русского народа. По его мнению, русской интеллигенции свойственен скрытый, но все более проявляющийся великорусский национализм, направленный с его точки зрения против евреев, и которому он предсказывал дальнейшее стремительное развитие.
В 1908–1909 годах работал корреспондентом в Константинополе; в это время впервые посетил Палестину.
Во время Первой мировой войны в 1914 году со вступлением Турции в военные действия выдвигает идею создания еврейской военной силы и участия евреев как стороны в мировой войне. До сих пор сионисты старались придерживаться нейтралитета; Жаботинский выдвинул идею, что сионистам следует однозначно принять сторону Антанты и сформировать в составе её сил еврейскую армию, которая бы приняла участие в освобождении Палестины, и затем стала костяком организации там еврейского государства. Находясь в Египте, сформировал Еврейский легион в составе британской армии, который будет участвовать в британских военных действиях по завоеванию Палестины, принадлежавшей тогда Османской империи.
После войны Жаботинский поселился в Палестине. Весной 1920 года он был арестован английскими властями за организацию самообороны во время арабо-еврейских столкновений; заключён в крепости в Акко и приговорён к 15 годам каторги, но вскоре освобождён по амнистии.
В 1921 году избирается в руководство Всемирной Сионистской организации, но очень быстро у него возникают идейные расхождения с большинством, включая лидера организации Хаима Вейцмана. Сторонники Вейцмана в своей внешнеполитической деятельности уповали исключительно на дипломатические методы после декларации Бальфура, а Жаботинский настаивал на силовом давлении как на британские власти в Палестине, так и на палестинских арабов. Жаботинский резко выступал против господствующих в сионистском движении социалистических идей, провозгласил необходимость ревизии традиционного сионизма.
По арабскому вопросу Жаботинский и его сторонники выступали за необходимость развития еврейских военизированных структур и жёсткого силового давления на арабов с тем, чтобы заставить их примириться с созданием еврейского государства в Палестине. По мнению Жаботинского, борьба с арабами не противоречит требованиям морали, так как арабы имеют множество стран и государств, евреи же народ без страны и национального государства – следовательно, создание еврейского государства в Палестине справедливо. Из-за радикального национализма, антисоциализма и ставки на силу оппоненты обвиняли Жаботинского в фашизме. Профашистские тенденции действительно иногда проявлялись в ревизионистском движении, но сам Жаботинский был их принципиальным противником.
В 1923 году Жаботинский вышел из правления Всемирной сионистской организации в знак протеста против принятия ею «Белой книги», где Черчилль указывал на невозможность превращения Палестины в еврейскую страну.
Окончательно раскол в сионистском движении оформился в 1935 году с образованием «Новой сионистской организации» под председательством Жаботинского, со следующей программой:
1. Создание еврейского большинства на обоих берегах Иордана.
2. Учреждение еврейского государства в Палестине.
3. Репатриация в Палестину всех евреев, которые желают этого.
4. Ликвидация диаспоры.
Штаб-квартира новой организации находилась в Лондоне.
В продолжение идеологии, созданной Жаботинским, в 1948 году, Менахем Бегин создал движение Херут. Херут как правая партия противостоял левоцентристской партии Рабочей партии Земли Израиля под руководством Давида Бен-Гуриона. Из Херуда был образован блок Ликуд. С 1970-х годов современные израильские «правые» в лице блока Ликуд играют виднейшую роль в политической жизни Израиля.
Владимир Жаботинский умер в Нью-Йорке от сердечного приступа. Прах Жаботинского был перенесён на кладбище на Масличной горе в Иерусалиме.
Бен-Гурион Давид
1886–1973
первый премьер-министр Израиля
Давид Бен-Гурион (Давид Йосеф Грин) родился в еврейской семье в городе Плоньске Плоцкой губернии (ныне Польша, тогда Российская империя). Тогда из 7800 жителей Плоньска 4500 были евреями.
Отец Давида, Виктор (Авигдор) Грин соблюдал еврейские традиции, позже стал убеждённым сионистом. Он работал судебным писцом с правом исполнения обязанностей стряпчего. Эта должность позволила ему занять высокое место среди евреев Плоньска. Мать Давида – Шейндл Грин (ур. Фридман) – умерла, когда мальчику было 10 лет, при очередных родах. Для Давида смерть матери стала большим ударом, он был очень к ней привязан. Новую жену отца Давид игнорировал до самой её смерти.
Дед Давида, Цви Арье Грин, свободно говорил на иврите, по-польски, по-немецки и по-русски, преподавал иврит в еврейской школе и хорошо знал Тору. Он учил ивриту Давида и остальных своих шестерых внуков. И дед, и отец Давида были активными членами «Общества друзей знания и Торы», основанного плоньской интеллигенцией в 1895 году. В пять лет Давид Грин поступил в хедер, традиционную еврейскую начальную школу.
Под влиянием отца Давид проникся идеями сионизма, то есть образования независимого еврейского государства. В 1900 году Давид Грин, вместе со своими друзьями создал молодёжное общество «Эзра», одной из главной целей которого было распространение иврита среди детей еврейской бедноты Плоньска.
В 1903 году он присоединился к сионистскому рабочему движению Поалей Цион, а в 1906 году отправился в Палестину, находившуюся тогда под владычеством Османской империи.
С первых дней пребывания в стране Бен-Гурион активно занимался общественной деятельностью. Свою первую статью он подписал «Бен-Гурион» (Молодой лев). Он был избран в центральный комитет партии Поалей Цион, насчитывавшей в еврейских поселениях (ишуве) лишь несколько десятков членов. Партия ставила целью создание еврейского государства в Палестине.
7 сентября 1906 года Давид Грин и группа его друзей-плончан устроились на работу на апельсиновую плантацию в Петах-Тикве. В 1907 году Давид Грин ищет «своё место» в Палестине, сменив несколько мест проживания и работы. Он даже захотел перевести сюда из Плоньска свою семью, купить землю и стать поселенцем, однако отошёл от этой идеи, так как хотел жить в полностью еврейской деревне, работать бок о бок с простыми евреями-земледельцами. В селении Саджера Грин нашел «свою» землю обетованную, в 1907 году в этом поселении всю работу выполняли евреи.
В 1908 году Давид Грин достиг призывного возраста в России. В сентябре 1908 года Давид Грин сел на пароход в Яффо и отправился в Россию, чтобы его отцу не пришлось платить 300 рублей за его неявку на призывной пункт. Он успешно добрался до Плоньска, встретился со своей семьёй и явился на призывной пункт, где присягнул на верность русскому царю, и вскоре дезертировал из военного лагеря. Он перешел немецкую границу под фальшивыми документами и уже в конце декабря того же года вернулся в Палестину.
Возвратившись в Палестину, Грин вернулся в Саджеру, которую он в то время считал своим домом. Саджера в то время была одним из образцовых еврейских поселений, большую часть работ здесь выполняли евреи, однако охрана поселения обеспечивалась черкесами. По желанию жителей деревни, в том числе и Грина, охрана была передана еврейскому населению. Во время Песаха 1909 года Давид Грин стал свидетелем убийства арабами нескольких его товарищей, на его глазах от арабской пули погиб его товарищ, это произвело на него сильное впечатление и повлияло на его взгляды на оборону. После этого случая Грин вступил в военную организацию Ха-Шомер.
Давид Грин всерьёз задумался о том, чтобы стать представителем еврейского рабочего движения в Палестине. Для осуществления этой цели Грин решил стать адвокатом, чтобы поступить в университет, он начал с большей упорностью изучать иностранные языки. В 1912 году вместе с Ицхаком Бен-Цви поступил на юридический факультет Стамбульского университета. Учась в университете, Давид переменил свой имидж: усы, подстриженные на турецкий манер, длиннополый сюртук и феска не позволяли отличить его от других жителей Стамбула. В декабре 1913 года из-за болезни Бен-Гурион был вынужден провести несколько месяцев в одной из стамбульских больниц, а после он получил деньги от отца для возвращения в Плоньск. Два месяца Давид провёл в родном городе, здесь он жил в доме сестры Ривки, затем он вернулся в Стамбул и сдал все экзамены.
С началом Первой мировой войны турки ввели для евреев специальный налог. Бен-Гурион и его друг в апреле 1915 года были высланы из Палестины, за связь с сионистским движением. В Нью-Йорке их встретили члены партии Поалей Пион.
В 1917 году Бен-Гурион женился в Нью-Йорке на Поле Мунвейс, молодой еврейке из России, которая на протяжении более 50 лет была его верной подругой (умерла в 1968 году).
После Первой мировой войны Бен-Гурион вернулся в Палестину и возобновил активную деятельность в рабочем движении. В 1935 году он был избран председателем правления Еврейского агентства и оставался на этом посту вплоть до образования Государства Израиль. В 1940-е годы Бен-Гурион стал одним из лидеров борьбы за создание еврейского государства. Он резко возражал против Белой Книги, ограничившей право евреев приезжать в Палестину, спасаясь от угрозы нацизма, и покупать здесь землю.
Бен-Гурион помогал нелегальной алие, создавал новые еврейские поселки.
После Второй мировой войны руководители трёх подпольных сионистских организаций (Хагана, Иргун и Лехи) заключили соглашение о начале совместной вооружённой кампании против британских властей. В 1946 году силы сопротивления провели ряд масштабных диверсий, а британские войска и полиция – массовые аресты и высылки. Назревало решение ООН о создании еврейского государства. Арабские руководители, в том числе Лига арабских государств и палестинский Высший арабский совет, категорически отвергли план ООН по разделу Палестины и заявили, что приложат все усилия, чтобы помешать его реализации. Так, Джамаль аль Хуссейни, исполнявший обязанности председателя Высшего арабского совета, 24 ноября 1947 года угрожал, что «Палестина будет охвачена огнём и кровью, если евреи получат хоть какую-нибудь её часть».
29 ноября 1947 года ООН приняла резолюцию о разделе Палестины на еврейское и арабское государства, и Бен-Гурион стал во главе Народного совета еврейского населения Эрец-Исраэль и избранного советом Народного правления. На следующий день после принятия ООН резолюции о разделе Палестины началась Война за независимость. С самого начала войны Бен-Гурион руководил обороной еврейских поселений.
Весной 1948 года Бен-Гурион настоял на провозглашении государственной независимости немедленно по истечении срока британского мандата 15 мая 1948 года. Британский мандат – это режим управления Великобританией этого региона по мандату Лиги Наций. Помимо территории современного Израиля в состав мандата входили территории современных Иордании, Иудеи и Самарии (Западного берега реки Иордан) и сектора Газа. За несколько часов до окончания действия мандата, на основании Плана раздела Палестины, было провозглашено Государство Израиль.
В результате последовавшего за этим второго этапа Арабо-израильской войны (1947–1949 года) арабское государство создано не было. 1 июня 1948 года было заключено перемирие, теперь Израилю не грозила опасность быть уничтоженным.
После окончания Войны за независимость главной целью Бен-Гуриона стало собирание еврейского народа в Израиле. Он поставил задачу за четыре года увеличить еврейское население государства вдвое. Тысячи людей стали прибывать в Израиль, и за четыре года в него прибыло 585 748 человек. Условия прибывающих были тяжелые, им приходилось селиться в палатках, а коренные жители страны были обложены тяжёлыми налогами, государственная казна не раз оказывалась пустой. Также перед Бен-Гурионом встаёт задача – завершить объединение еврейских военных соединений. Именно он во многом определил характер и структуру Армии обороны Израиля, официально сформированной сразу же после провозглашения независимости. Бен-Гурион обеспечил единство вооруженных сил Израиля.
В первом официальном правительстве Израиля Бен-Гурион занял пост премьер-министра и министра обороны.
В 1952 году экономическая ситуация в стране стала быстро ухудшаться, поэтому 12 марта того же года Израиль выдвинул странам союзницам оккупирующих Германию в то время требование о выплате Германией около полутора миллиарда долларов за еврейское имущество в Европе. Вопрос о принятии реприаций от Германии был поставлен на голосование в парламенте, где Бен-Гурион выступил с речью. В это же время недалеко от здания парламента с пламенной речью против принятия выплат выступал Менахем Бегин. Бегин решил продолжить свою речь у здания парламента, чтобы израильские парламентарии услышали его и толпа также двинулась за ним. Людской поток прорвал полицейские кордоны и парламент стали закидывать камнями. В итоге было заключено соглашение о выплате Германией в течение двадцати лет суммы размером в 822 миллиона долларов.
Осенью 1953 года Бен-Гурион ушел со всех постов. Находясь уже несколько лет у власти, он выполнил много важных задач: были заложены основы государства Израиль, население страны было увеличено в два раза, была создана израильская армия, был определён политический курс молодого государства, всё это было заслугой Бен-Гуриона. 7 декабря Бен-Гурион выступил по радио с прощальной краткой речью. 14 декабря 1953 года Бен-Гурион и его жена Полина покинули свой дом в Тель-Авиве и переехали в барак в кибуце Сде-Бокер. В свой первый рабочий день бывший глава правительства занимался перевозкой навоза. Он чувствовал себя как обычный кибуцник, однако к нему постоянно приходило множество писем, ни одно из которых он не оставлял без ответа. Также в кибуц часто приезжали высокопоставленные чиновники, чтобы спросить совета Бен-Гуриона в том или ином вопросе. Летом 1954 года Бен-Гурион приходит к выводу, что его преемники не способны нормально управлять государством. Соратники Бен-Гуриона уговорили его вернуться в правительство, он же ответил им положительно, записав в тот день в дневнике: «Армия и оборона прежде всего». Он стал министром обороны. Политику Бен-Гуриона в этот период можно назвать воинственной, он считал, что только достойный ответ на действия Египта против Израиля сможет предотвратить военный конфликт между двумя странами.
Первым существенным шагом Бен-Гуриона на этом посту было проведение карательной операции против египетской армии в секторе Газа. Эта акция послужила ответом на убийства мирных израильтян у границы Газы. Государство Израиль, как считал Бен-Гурион, должно было показать евреям, приехавшим из стран, где они подвергались неравенству по национальному признаку, что они граждане независимого демократического государства, которое несёт ответственность за их жизнь.
2 ноября 1955 года Бен-Гурион представил своё новое правительство в парламенте, своё вступительное слово он посвятил предстоящей войне с Египтом, которая происходила с октября 1956 года по март 1957 года и была фактически связана с определением статуса Администрации Суэцкого канала. Синайская компания не принесла Израилю новых территорий, но она имела важное значение. В ходе войны выяснилось, что Армия обороны Израиля имеет превосходство над армиями соседних арабских стран. Быстрая победа вселила в израильтян веру в возможность спокойной жизни в стране.
В 1957 году еврейский экстремист взорвал бомбу в здании парламента, и Бен-Гурион был тяжело ранен. В том же году он возглавил торжества по случаю 10-й годовщины создания Израиля, численность граждан которого достигла одного миллиона.
В 1959 году, во время кризиса, возникшего после решения правительства продать оружие израильского производства Западной Германии, Бен-Гурион вновь ушёл в отставку, но после уверенной победы его партии 3 ноября 1959 года сформировал новый кабинет.
16 июня 1963 года Бен-Гурион в возрасте 77 лет вышел из правительства.
В 1970 году, окончательно отказавшись от участия в политической жизни, он полностью посвятил себя литературной работе в уединении в кибуце Сдэ-Бокер.
Бен-Гурион представляет собой личность исключительной силы, которая зародилась и выросла во время борьбы еврейского народа за государственность.
Умер Бен-Гурион в Тель-Авиве 1 декабря 1973 года и похоронен в кибуце Сдэ-Бокер.

Бегин Менахем
1913–1992
премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира 1978 года
Менахем (Вольфович) Бегин родился 16 августа 1913 года в Брест-Литовске. Его отец был секретарем брест-литовской еврейской общины, одним из первых в городе примкнувшего к сионизму – движению за создание независимого еврейского государства. Бегин с 10-летнего возраста состоит в детской сионистской организации «Хашомер-Хацаир», целью которой была подготовка еврейской молодёжи к переселению в Землю Обетованную и к жизни в кибуце.
Менахем окончил в Брест-Литовске еврейскую религиозную школу, затем государственную гимназию в 1931 году и поступил на юридический факультет Варшавского университета, который и окончил в 1935 году.
В 16 лет Бегин примыкает к радикальному крылу сионизма, «ревизионистскому сионизму», увлечённый выступлениями его основателя Зеева Жаботинского. Цели сионистов-ревизионистов включали установление еврейского большинства в Палестине, восстановление распущенных после Первой мировой войны еврейских вооружённых формирований и, в конечном итоге, создание еврейского государства на обоих берегах реки Иордан, то есть на всей территории, отведённой в 1920 году решением Лиги Наций для создания национального очага еврейского народа (Британской империи был предоставлен мандат на управление Палестиной – территорией современных Израиля, Иордании и Палестинской автономии).
Бегин вступает в молодёжную организацию ревизионистов «Бейтар». «Бейтар» имела цели создать еврейскую легальную армию для защиты еврейского населения подмандатной Палестины. «Бейтар» воспитывал у своих членов стремление лично активно участвовать в еврейской самообороне. После окончания учебы Бегин быстро делает карьеру, в марте 1939 года назначен Жаботинским общим руководителем («комендантом») «Бейтар» в Польше. Став руководителем «Бейтара», Бегин тотчас начинает формировать ячейки боевой организации Иргун и одновременно пытается организовать как можно более массовый выезд польских евреев в Палестину.
С нападением Германии на Польшу Бегин предлагает польскому правительству сформировать часть из бейтаровцев, но получает отказ. При приближении немцев к Варшаве он бежит в Вильнюс (впоследствии вся его семья будет убита немцами в 1941 году). В 1940 году в Вильнюсе Бегин был арестован советскими властями и приговорён к 8 годам лагерей как агент британского империализма и социально опасный элемент. В 1941 году был освобождён из лагеря на реке Печоре как польский подданный и вступил в польское воинское формирование, созданное советским правительством и генералом Андерсом, в составе которого вскоре оказался в Палестине. В 1943 году Бегин Менахем выходит из армии Андерса и полностью посвящает себя борьбе за создание еврейского государства.
Бегин – активный участник Войны за независимость Израиля. В декабре 1943 года Бегин стал руководителем подпольной организации Иргун и в этом качестве провозгласил восстание против английского мандата, начав нападения и террористические акции против английских войск, властей и учреждений. В 1948 году, после создания Государства Израиль, Иргун самораспустился и влился в Армию Обороны Израиля. На основе Иргуна Бегин создает партию «Херут». По своей программе «Херут» продолжала традиции ревизионизма, резко выступая против социалистического руководства страны.
В 1952 году были установлены дипломатические отношения с ФРГ и подписаны соглашения о репарациях (выплате правительством Германии денежной компенсации евреям, пострадавшим во Второй мировой войне). «Херут» активно выступила против «прощения врагу», и Бегин возглавил массовые антиправительственные демонстрации протеста. С этого момента начался неуклонный рост популярности «Херута». На митингах Бегин осуждал тех, «кто продаёт кровь наших братьев, наших отцов и матерей». В ходе этих акций, он возглавил демонстрацию, которая пыталась силой ворваться в здание Кнессета (парламента).
В 1973 году в парламенте возник Блок «Ликуд» как альянс израильских правых и либеральных партий. Бегин возглавил этот блок и в результате его победы на выборах в 1977 году сформировал первое в истории Израиля правое (несоциалистическое) правительство. В качестве премьер-министра провел решительную программу либерализации экономики (так называемый «октябрьский экономический переворот» 1977 года); кроме того активно проводил в жизнь программу сокращения социального разрыва между европейскими евреями (ашкенази) и евреями – выходцами из восточных стран (сефардами), разработав для подъема жизненного и культурного уровня восточных евреев широкомасштабную программу.
В области внешней политики Бегин выступал за сохранение присутствия Израиля на оккупированных палестинских территориях (Иудея и Самария), но в то же время за мирное урегулирование с Египтом путем возвращения ему Синайского полуострова. Вскоре после прихода к власти он становится инициатором переговоров с президентом Египта Анваром Садатом, завершившихся подписанием в сентябре 1978 года Кэмп-Дэвидских соглашений, то есть израильско-египетского мирного договора. Мирный договор был подписан на лужайке перед Белым домом 26 марта 1979 года. За это Бегин, наряду с Садатом, получил Нобелевскую премию мира.
В 1981 году по приказу Бегина израильская авиация уничтожила иракский атомный реактор, лишив таким образом Саддама Хусейна возможности получить атомную бомбу.
Для полного уничтожения арабского движения Организация Освобождения Палестины он начинает в 1982 году вторжение в Ливан. Однако большие потери в Ливане, раскол в обществе по отношению к ливанской войне и смерть жены приводят к нервному срыву, результатом которого явилась его отставка 15 сентября 1983 года.
Последние годы прожил, отойдя от всякой публичной деятельности, в Иерусалиме и Тель-Авиве.
Бегин – автор трех книг мемуарного характера.
Бегин умер 9 марта 1992 года в Тель-Авиве. Похоронен на Масличной горе в Иерусалиме.
Даян Моше
1915–1981
израильский военный и государственный деятель
Родители Даяна были в числе первых переселенцев из Восточной Европы. Отец – Шмуэль Даян (Китайгородский) приехал в Палестину в 1908 году. В 1911-м он стал наемным рабочим на общественной ферме (кибуце) Дгания, основанной двумя годами раньше на южной оконечности Галилейского моря. Это был первый кибуц в Эрец-Исраэль (Земля Израиля), насчитывавший в то время 11 человек.
Мать Даяна – Дебора (в девичестве – Затуловская) приехала в Палестину из России с рекомендательным письмом к одному из членов Дгании. Но она была столь привлекательной и образованной девушкой (позднее она стала одной из руководительниц женского рабочего движения в Палестине), что в кибуце оказалась не ко двору. Ей вернули заявление о членстве, и она нашла работу в другом поселении.
В 1915 году Дебора вышла замуж за Шмуэля Даяна. И только после свадьбы пара была принята в кибуц Дгания, где 20 мая 1915 года родился Моше. Он был первым ребенком, родившимся в этом первом израильском кибуце.
Таким образом Даян родился в Палестине, тогда территории британской короны, и был соответственно подданным Великобритании. От отца Моше унаследовал скрытный, замкнутый характер, а от матери он приобрел значительную часть своих интеллектуальных качеств.
В 1921 году Шмуэль Даян был одним из небольшой группы энтузиастов, организовавшей новое поселение Нахалал. Они отказались от строгого коллективизма кибуца, и Нахалал стал первым экспериментальным «мошавом» – деревней, где каждая семья имела собственный дом и небольшое подсобное хозяйство, а основная часть хозяйства была кооперативной.
В Дгании, а затем в Нахалале поселенцы боролись с бедностью, убогими условиями жизни, жарой и болезнями.
С детства Моше должен был помогать по хозяйству и одновременно посещать сельскую школу.
После окончания начальной школы поступил в сельскохозяйственную. С 1929 года являлся членом Хаганы (в переводе с иврита – «оборона»). Это еврейская полувоенная организация в Палестине, которая с образованием еврейского государства стала основой Армии обороны Израиля. Действия сил самообороны не исключали применения методов террора. Создание Хаганы явилось ответом на события 1920 года и разрушение Тель-Хая – посёлка в Верхней Галилее, на севере Израиля, – когда восемь его защитников были убиты арабами. В 12 лет Моше умел обращаться с винтовкой, участвовал в охране поселений от набегов бедуинов, в четырнадцать – ходил в ночные дозоры.
В 1936–1939 годах служил в еврейских отрядах палестинской полиции. В 1939 году за незаконное хранение оружия был арестован британскими властями и до 1941 года содержался в тюрьме города Акко.
В то время военное положение союзников на Ближнем Востоке ухудшилось. Немецкий генерал Роммель продвигался к Египту. Сирия была в руках французского правительства Виши, сотрудничавшего с нацистами. Палестина находилась под угрозой вторжения немецких войск.
Ишув (еврейское население Палестины) все свои силы бросил на войну, выступив на стороне Англии. Даян получил приказ сформировать и возглавить группу из 31 добровольца Хаганы. Они проводили разведку в Сирии для вторжения англичан. Члены группы должны были стать проводниками для войск. Однажды они попали под обстрел. Даян искал с крыши дома огневую точку, используя бинокль убитого французского офицера. Пуля разбила линзу, и осколки попали в левый глаз. В госпитале в Хайфе хирурги извлекли остатки стекла и металла, а глазное отверстие зашили.
Даян был награжден британским орденом «За Выдающуюся Службу».
После выхода из госпиталя Даян был направлен на штабную работу. Вместе с Ицхаком Саде, первым командиром Хаганы, он занимался вопросами подготовки еврейского населения Палестины к обороне против возможного вторжения гитлеровской армии через Египет. Ему принадлежала идея создания подпольной радиосети, независимой от командования Хаганы, которую намечалось использовать в случае немецкой оккупации Палестины.
В конце 1942 года, когда угроза вторжения стран Оси в Палестину уменьшилась, Даян вернулся в Нахалал и занялся земледелием. Однако в 1947 году, когда обострилась борьба с арабами и усилилась подготовка к войне, угрожавшей разразиться после провозглашения еврейского государства, он вернулся на службу в Хагану. Ицхак Саде поручил ему организовать бронетанковые и артиллерийские части.
В ходе Войны за независимость Израиля (14 мая 1948– 7 января 1949) майор Даян отличился 14–19 мая при обороне Дгании, где удалось остановить продвижение сирийцев. В августе он был назначен командующим Иерусалимским фронтом.
Весной 1949 года Даян участвовал во всех секретных встречах, проходивших на протяжении 4-х месяцев между представителями Израиля и короля Иордании Абдаллы. Целью этих переговоров была выработка мирного израильско-иорданского соглашения. В 1951 году короля убили у входа в мечеть Омара в Иерусалиме.
Моше Даян остался служить в армии.
В 1950–1953 годах Моше Даян командовал Южным, затем Северным военным округом Израиля, учился в высшей офицерской школе в Великобритании, возглавлял оперативный отдел Генштаба.
С 1953 по 1958 Даян был начальником Генштаба Цахала. На этом посту он сыграл ключевую роль в планировании операции «Кадеш» (Суэцкий кризис), завершившейся блестящим успехом.
Суэцкий кризис произошел, когда Египет национализировал Суэцкий канал. Англия, Францияи Израиль стали собирать международную коалицию, чтобы разорвать арабскую петлю. Утром 29 октября израильские войска перешли границу на трех участках. Израилю было гарантировано авиационное прикрытие на случай египетских бомбардировок. В течение ста часов непрерывных боев египетская армия была разбита и окружена. Полуостров Синай и сектор Газа были оккупированы, шесть тысяч солдат взяты в плен вместе с огромным количеством вооружений и боеприпасов.
Одна израильская колонна пересекла залив Акаба и, используя фактор внезапности, окружила египетский гарнизон в Шарм аш-Шейхе. Блокада, существовавшая с 1948 года, была снята. Морской путь к израильскому порту Эйлат был открыт.
Сразу же после завершения боевых действий Даян приступил к созданию военного управления в полосе Газа. Он стремился выявить среди арабского населения силы, готовые сотрудничать с Израилем. В те дни Даян сделал несколько выводов, которые оказали решающее влияние на его политику к арабскому населению территорий. По мнению Даяна, израильским войскам нужно было как можно дольше оставаться на захваченной территории. Длительность этого периода благотворно скажется на обстановке здесь даже в случае последующего отвода израильских войск.
Когда войска стали выводить, он предложил, чтобы Израиль передал Синайский полуостров Египту, а не войскам ООН, с тем чтобы получить непосредственно от египтян гарантии свободы судоходства и спокойствия на границах.
Основное достижение мирного договора состояло в гарантии свободного прохода через Тиранский пролив и залив Акаба.
Даян подал в отставку в 1964 году и занялся работой в рыболовецкой фирме и написанием «Дневника Синайской кампании», опубликованного в 1965 году. Он проанализировал не только успехи, но и ошибки, стоившие человеческих жизней.
В 1966 году был военным корреспондентом в Южном Вьетнаме во время Вьетнамской войны.
Даян оставался в стороне от большой политики до начала Шестидневной войны в июне 1967 года.
В мае 1967 года Египет и Сирия заключили военный союз, угрожая «сбросить евреев в море». Больше того, президент Насер закрыл Тиранский пролив и сосредоточил свои войска на Синайском полуострове.
Среди израильской общественности прозвучали требования передать Даяну портфель министра обороны, который находился в руках премьер-министра. Даян был включен в качестве министра обороны в многопартийное правительство национального единства. Это произошло за четыре дня до начала военных действий.
Даяну были даны полномочия установить час начала наступления. Новый министр обороны немедленно взял ситуацию под личный контроль и произвел последние изменения в планах операции. Даян перенес упор с оккупации территорий и захвата важных стратегических пунктов на преследование и уничтожение как можно большего числа египетских военных частей и подразделений.
То, что произошло между понедельником 5-го июня и субботой 11-го июня 1967 года, вошло в мировую историю. Шесть дней израильская армия удерживала фронт по периметру, протянувшемуся вдоль Суэцкого канала, Суэцкого пролива, залива Акаба, долины реки Иордан и Голанскими высотами.
Даян активно участвовал в осуществлении боевых операций. 7-го июня вместе с начальником генерального штаба Ицхаком Рабином Моше Даян вошел в Старый город Иерусалима.
По окончании военных действий нужно было управлять захваченными территориями: Синайским полуостровом, сектором Газа, Западным берегом реки Иордан и Голанскими высотами, – где проживало свыше миллиона арабов.
Одно из направлений политики Даяна состояло в том, чтобы использовать десятки тысяч рабочих с оккупированных территорий в сельском хозяйстве и промышленности Израиля. По его мнению, главное достоинство этой политики – предоставление евреям и арабам возможности вместе жить и работать.
В 1969–1970 годах президент Египта Насер предпринял попытку неудачных военных действий в зоне Суэцкого канала. 6-го октября 1973 года произошла атака египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипур. Армии пересекли линии прекращения огня на Синайском полуострове и Голанских высотах и начали продвижение в глубь Израиля. Это была так называемая война «Судного дня», которая закончилась через 18 дней.
Внезапный удар принёс свой результат и первые двое суток успех был на стороне египтян и сирийцев, но во второй фазе войны чаша весов начала склоняться в пользу Израиля.
Вскоре последовала резолюция ООН о прекращении огня.
В 1978–1979 годах Даян был министром иностранных дел, участвовал в выработке Кемп-Девидских соглашений.
Моше Даян умер от рака 16 октября 1981 года.
Меир Голда
1898–1978
премьер-министр Израиля
Голда родилась 3 мая 1898 года в бедной еврейской семье в Киеве, тогда это была Российская империя. Её отец Мойше-Ицхок Мабович работал простым плотником, а мать Блюма работала кормилицей. В семье было восемь детей, пять из которых умерли в младенчестве.
Из-за боязни еврейских погромов в 1903 году Мабовичи вынуждены уехать в Пинск, в дом бабушки и дедушки Голды.
В том же году Моисей Мабович уезжает на заработки в США. Через три года, в 1906 году Голда с сёстрами и матерью также эмигрирует в Соединённые Штаты. Здесь они поселились на севере страны в городе Милуоки, штат Висконсин. В 1912 году Голда Меир окончила начальную школу, и в том же году она принимает решение продолжить обучение в Денвере. Но у неё не было денег на билет, и Меир начинает работать «учителем» английского языка для новых эмигрантов, всего за 10 центов в час. Четырнадцатилетняя Голда уезжает в Денвер, оставив лишь записку, в которой просит родителей не беспокоиться.
Этот период в жизни Голды Меир сильно повлиял на её взгляды. Там она впервые узнала о сионистском движении. В Денвере Голда встретила своего будущего мужа Морриса Меерсона.
В 1914 году Голда Меир по настоянию отца возвращается в дом своих родителей в городок Милуоки. К тому времени жизнь её родителей наладилась, отец нашел постоянную работу, семья переехала жить в новую квартиру на Десятой улице. Голда поступает в среднюю школу и заканчивает её в 1916 году. После окончания педагогического колледжа преподавала в общеобразовательных школах.
Когда ей было 17 лет, Меир вступила в Еврейскую социал-демократическую рабочую партию «Поалей Цион».
В 1921 году репатриировалась в Палестину (тогда – часть Османской империи) со своим мужем Моррисом Меерсоном. В 1921–1924 годах работала в кибуце Мерхавия.
С 1924 года жила в Тель-Авиве. Работала на различных должностях в профсоюзе и на государственной службе.
В 1940-е годы Голда участвовала в борьбе еврейского народа за предоставление государственной независимости в Палестине. Была избрана главой Политического департамента Еврейского агентства Сохнут.
29 ноября 1947 года в Нью-Йорке на сессии ООН была принята декларация о разделе Палестины на два независимых государства. Декларация – это документ, в котором провозглашается образование Государства Израиль и излагаются основные принципы его устройства. За раздел выступили тридцать три страны, в том числе СССР и США, тринадцать, в том числе все арабские страны, голосовали против. В этот же день Голда Мейерсон обратилась к арабам с предложением жить в мире и дружбе. Она была прекрасным оратором.
В течение пяти месяцев, последовавших за резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 года о разделе Палестины на два независимых государства – еврейское и арабское, осуществлялась интенсивная подготовка к провозглашению государства. Мейерсон отправилась в США, где выступала перед соплеменниками с призывами оказать помощь. За шесть недель она собрала 50 миллионов долларов. Бен-Гурион сказал: «Когда-нибудь, когда будет написана история, там будет рассказано о еврейской женщине, доставшей деньги, необходимые для создания государства».
Американская дипломатия пыталась оказать давление на Еврейское агентство и еврейские поселения на территории Палестины с целью добиться отсрочки провозглашения еврейского государства. США сомневались в способности их выстоять в борьбе с арабами и предложили передать ее под опеку ООН до достижения соглашения между евреями и арабами. Также несмотря на возражения правительств Западной Европы и преодолевая разногласия в Народном правлении, Давид Бен-Гурион 14 мая 1948 года провозгласил создание независимого еврейского государства. Провозглашение было сделано в 16:00 14 мая 1948 года, за восемь часов до окончания британского мандата на Палестину. Время было выбрано с тем, чтобы церемония могла закончиться до наступления субботы.
Меир пишет об этом: «Государство Израиль! Глаза мои наполнились слезами, руки дрожали. Мы добились. Мы сделали еврейское государство реальностью, – и я, Голда Мабович-Меерсон, дожила до этого дня. Что бы ни случилось, какую бы цену ни пришлось за это заплатить, мы воссоздали Еврейскую Родину. Долгое изгнание кончилось».
14 мая 1948 года Голда Меир стала одной из двух женщин, подписавших Декларацию независимости Израиля, всего декларацию подписало 38 человек, среди них всего две женщины.
На следующий день Израиль подвергся нападению со стороны соединённых арабских армий Египта, Сирии, Ливана, Иордании и Ирака, так началась война за независимость Израиля. Первым государством, признавшим Израиль де-юре, стал СССР, он же и стал первым крупным поставщиком оружия в страну. В сентябре 1948 года Голда Меир (Меерсон) была назначена первым послом Израиля в СССР. Занимала этот пост до марта 1949 года. Её недолгое пребывание на этом посту ознаменовалось восторженной встречей, устроенной огромной толпой евреев во время посещения Меир московской синагоги. Это событие отображено на израильских банкнотах достоинством 10 000 шекелей и 10 новых шекелей. Тем не менее в период пребывания Меир на посту посла Израиля в Москве были закрыты Еврейский Антифашистский комитет, газета «Эйникайт», издательство «Дер Эмес», арестованы крупнейшие деятели еврейской культуры, их книги изъяты из библиотек.
Меир была министром труда с 1949 по 1958 год, министром иностранных дел с 1958 по 1966 год.
Голда Меир стала премьер-министром Израиля в 1969 году. Её правление было омрачено распрями внутри правящей коалиции, серьёзными разногласиями и спорами, работой над стратегическими ошибками правительства, что в 1973 году привело к неудачам в Войне Судного дня, которая началась 6 октября 1973 года с нападения Египта и Сирии и завершилась через 18 дней их поражением; при этом обе стороны понесли значительные потери.
После расстрела боевиками палестинской организации «Чёрный сентябрь» олимпийской сборной Израиля в сентябре 1972 года в Мюнхене, Голда Меир приказала Моссаду разыскать и уничтожить всех причастных к убийству. Жертвами стали 11 членов израильской олимпийской сборной (4 тренера, 5 участников соревнований и двое судей), а также один западногерманский полицейский. Моссад отправил несколько специальных групп, чтобы те с помощью баз службы в Европе нашли и уничтожили террористов. В операции принимал участие будущий премьер-министр Израиля Эхуд Барак.
В 1974 году Голда Меир оставила премьерство своему преемнику Ицхаку Рабину.
Умерла 8 декабря 1978 года в Иерусалиме и похоронена на горе Герцля.

Рабин Мцхак
1922–1995
премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира 1994 года
Ицхак Рабин родился 1 марта 1922 года в Иерусалиме в семье украинского еврея Неемии Рабина (Рубицова) и его жены Розы (Коэн), уроженки Могилева.
Когда Неемии Рубицову было 18 лет, он отправился на заработки в США, здесь он присоединился к сионистскому рабочему движению Поалей Цион. В 1917 году он отправляется в Палестину чтобы вступить в еврейский легион, сформированный британскими властями.
Роза Коэн репатриировалась в Палестину в 1919 году, она была среди пассажиров корабля «Руслан», первого корабля, прибывшего из России в Палестину. В Палестине Коэн жила сначала в Иерусалиме, а затем в Хайфе. Она стала одной из основателей ячейки Хаганы в городе, и первой женщиной руководителем Хаганы, боролась за права женщин и получила прозвище «Красная Роза».
Роза Коэн и Неемия Рубицов познакомились в Хайфе, там же они и поженились. В семье было двое детей, сын Ицхак и дочь Рахель. Семья переехала в Хайфу, а затем в Тель-Авив.
Окончил сельскохозяйственную школу «Кадури» в 1940 году, в которой познакомился с будущим руководителем Пальмаха Игалем Алоном. Пальмах – часть Армии Обороны Израиля – создан по согласованию с властями британского мандата в Палестине. Существовал с 15 мая 1941 года по 7 ноября 1948 года.
Рабин в 1941 году в возрасте 19 лет после практики в кибуце Рамат-Йоханан, вступил в Пальмах. В 1945 году стал заместителем командира первого батальона Пальмаха.
Воевал в Войне за независимость Израиля; руководил боевыми операциями в Иерусалиме и сражался с египетской армией в пустыне Негев. Рабин описал эпизод Войны за независимость, который долгие годы не давал покоя его совести: насильственное выселение Армией обороны Израиля 50 000 мирных палестинцев из городов Лод-Рамле. По решению правительственного комитета, проверяющего воспоминания израильских министров с целью не допустить опубликования информации, могущей причинить вред безопасности Израиля, против воли Рабина этот эпизод был изъят из книги.
В 1948 году женился на репатриантке из Германии Лее Шлоссберг.
В 1956–1959 годах – генерал-майор Армии обороны Израиля. В 1959–1963 годах – заместитель начальника Генерального Штаба. 1964–1968 – начальник Генерального Штаба. Под его командованием израильская армия одержала блестящую победу над вооружёнными силами Египта, Сирии и Иордании в Шестидневной войне, продолжавшаяся с 5 по 10 июня 1967 года.
После окончания военной карьеры, в феврале 1968 года, был назначен израильским послом в США. После пяти лет, в 1973 году вернулся из Вашингтона и присоединился к левоцентристской израильской политической партии Авода, которая является социал-демократической и сионистской партией. В 1974 году Рабин был избран в парламент и получил пост министра труда. В июне 1974 года после отставки Голды Меир стал премьер-министром. Это было время политической неустойчивости, конфликтности в руководстве.
15 марта 1977 года газета сообщила о существовании счёта в США, оформленного на имя Леи Рабин. Существование заграничного счёта было незаконным по израильским законам того времени. Ицхак Рабин взял ответственность на себя и 7 апреля 1977 года ушёл в отставку.
С 1984 по 1988 год был министром обороны. Во время Первой интифады, восстания палестинцев против израильской оккупации в период с 1987 по 1991 год, Рабин прибегнул к жёстким мерам и приказывал военным «ломать кости» палестинским демонстрантам. Впоследствии Рабин пришёл к выводу, что путь к разрешению арабо-израильского конфликта лежит не через насилие, а через переговоры с палестинцами.
B 1992 году вновь был избран премьер-министром. Подписал в 1993 году «Соглашения в Осло» с Ясиром Арафатом, за что получил (вместе с Ясиром Арафатом и Шимоном Пересом) Нобелевскую премию мира. В результате этих соглашений была создана Палестинская автономия, которой был передан частичный контроль над частью территории сектора Газа и Западного берега реки Иордан. 26 октября 1994 года подписал мирный договор с Иорданией.
Соглашения с ООН привели к раздвоению оценки деятельности Рабина в израильском обществе: одни считают его героем за стремление к миру, другие – предателем за отдачу палестинцам земель, которые, по их мнению, принадлежат Израилю. Израильтяне обвиняют Рабина в том, что из-за подписанного им в Осло соглашения, погибли тысячи евреев.
После митинга в Тель-Авиве в Рабина были произведены три выстрела. Через 40 минут он скончался от ран. Убийца, израильский ультраправый политический экстремист, религиозный студент, мотивировал своё преступление тем, что «защищал народ Израиля от соглашений в Осло».
Это случилось 4 ноября 1995 года. Похоронен на горе Герцля в Иерусалиме. После убийства Ицхак Рабин стал национальным символом для израильского левого лагеря.
Ленин Владимир Ильич
1870–1924
создатель первого в мировой истории социалистического государства
Владимир Ильич Ульянов (Ленин – всемирно известный псевдоним) родился в 1870 году в Симбирске (ныне Ульяновск), в семье инспектора народных училищ Симбирской губернии Ильи Николаевича Ульянова. И.Н. Ульянов дослужился до чина действительного статского советника, что в Табели о рангах соответствовало военному чину генерал-майора и давало право на потомственное дворянство. Мать – Мария Александровна Ульянова (ур. Бланк), шведско-немецкого происхождения по матери и еврейского – по отцу. Дед Владимира по матери был еврей, принявший православие, Александр Дмитриевич Бланк.
В 1879–1887 годах Владимир Ульянов учился в Симбирской гимназии. Оценки в гимназии у Ульянова были отличные практически по всем предметам. Первая награда вручается ему уже в 1880 году, после окончания первого класса: книга с золотым тиснением на переплете «За благонравие и успехи» и похвальный лист. В 1885 году в списке учеников гимназии указано, что Ульянов «ученик весьма даровитый, усердный и аккуратный. Успевает во всех предметах очень хорошо. Ведет себя примерно».
В 1887 году окончил гимназию с золотой медалью и поступил на юридический факультет Казанского университета.
В том же 1887 году, 20 мая, его старшего брата – Александра – казнили как участника народовольческого заговора с целью покушения на жизнь императора Александра III. Через три месяца после поступления Владимир Ильич был исключён за участие в студенческих беспорядках и выслан на «место родины». Он попал в семью родственников в деревню Кокушкино Казанской губернии.
Осенью 1888 года Ульянову было разрешено вернуться в Казань. Здесь он вступил в один из марксистских кружков, где изучались и обсуждались сочинения К. Маркса, Ф. Энгельса и Г.В. Плеханова.
В 1890 году власти смягчились и разрешили готовиться экстерном к экзаменам на адвоката. В ноябре 1891 года Владимир Ульянов сдал экстерном экзамены за курс юридического факультета Санкт-Петербургского университета. После этого он изучил большое количество экономической литературы. Он уже в 1893 году разработал новую на тот момент доктрину, объявившую современную ему Россию, в которой четыре пятых населения составляло крестьянство, «капиталистической» страной. Кредо ленинизма было окончательно сформулировано в 1894 году: «Русский рабочий, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведёт русский пролетариат (рядом с пролетариатом всех стран) прямой дорогой открытой политической борьбы к победоносной коммунистической революции».
Главной практической целью жизни Ленина стало отныне добиться революции в России. Пусть Россия отстала, считал он, пусть её пролетариат слаб, пусть российский капитализм ещё далеко не развернул всех своих производительных сил – не в этом дело. Главное – совершить революцию.
В 1893 году Ленин приехал в Санкт-Петербург, занимался марксистской политэкономией, историей русского освободительного движения, историей капиталистической эволюции русской пореформенной деревни и промышленности.
По словам Потресова, этот «невзрачный и грубоватый» человек, лишенный обаяния, оказывал «гипнотическое воздействие»: «Плеханова – почитали, Мартова – любили, но только за Лениным беспрекословно шли, как за единственным бесспорным вождем».
В мае 1895 года Ульянов выезжал за границу, где встретился в Швейцарии с Плехановым. В 1895 году вместе с Ю.О. Мартовым объединяет разрозненные марксистские кружки в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Ближайшей целью для него становится свержение самодержавия.
В декабре 1895 года, как и многие другие члены «Союза», Ульянов был арестован, более года содержался в тюрьме и в 1897 году выслан на три года в село Шушенское Енисейской губернии.
В 1898 году в Минске, в отсутствие лидеров Петербургского Союза борьбы, состоялся I съезд РСДРП в количестве 9 человек, который учредил Российскую социал-демократическую рабочую партию, приняв Манифест. Находившиеся в сибирской ссылке руководители «Союза борьбы» решили объединить разбросанные по стране многочисленные социал-демократические организации и марксистские кружки с помощью газеты.
После окончания ссылки в феврале 1900 года Ленин, Мартов и Потресов объезжают российские города, устанавливая связи с местными организациями.
В апреле 1900 года в Пскове состоялось организационное совещание по созданию общероссийской рабочей газеты «Искра». 29 июля 1900 года Ленин выезжает в Швейцарию для осуществления выпуска газеты. В среднем тираж газеты составлял 8000 экземпляров, а некоторых номеров – до 10000 экземпляров. Распространению газеты способствовало создание сети подпольных организаций на территории Российской империи.
С 17 июля по 10 августа 1903 года в Лондоне проходил II съезд РСДРП. Программа партии, принятая на нем, состояла из двух частей – программы-минимум и программы-максимум; первая предполагала свержение царизма и установление демократической республики; вторая часть определяла конечную цель партии – построение социалистического общества и условия достижения этой цели – социалистическую революцию и диктатуру пролетариата.
Революция 1905–1907 годов застала Ленина за границей, в Швейцарии. На III съезде РСДРП, проходившем в Лондоне в апреле 1905 года, Ленин подчёркивал, что главная задача происходящей революции – покончить с самодержавием и остатками крепостничества в России. При первой же возможности, в начале ноября 1905 года, Ленин нелегально, под чужой фамилией, прибыл в Петербург. Под руководством Ленина партия готовила вооружённое восстание.
В 1906 году Ленин переехал в Финляндию, а осенью 1907 года вновь эмигрировал. Поражение революции 1905–1907 годов не заставило его сложить руки. 5 мая 1912 года в Петербурге вышел первый номер легальной большевистской газеты «Правда». За 2 года в «Правде» было опубликовано около 270 ленинских статей и заметок. Также в эмиграции Ленин руководил деятельностью большевиков в IV Государственной Думе, являлся представителем РСДРП во II Интернационале, писал статьи по партийным и национальным вопросам, занимался изучением философии.
Когда началась Первая мировая война, Ленин огласил свои тезисы. По его мнению, начавшаяся война являлась империалистической, несправедливой с обеих сторон, чуждой интересам трудящихся.
В апреле 1917 года германские власти при содействии Фрица Платтена позволили Ленину вместе с 35 соратниками по партии выехать на поезде из Швейцарии через Германию в Россию. Первое же выступление Ленина на Финляндском вокзале сразу после прибытия завершилось призывом к «социальной революции».
На следующий день, 4 апреля, Ленин выступил перед большевиками с докладом. Ленин объявил лозунги: «Никакой поддержки Временному правительству» и «Вся власть – Советам»; он провозгласил курс на перерастание буржуазной революции в пролетарскую, выдвинув целью свержение буржуазии и переход власти к Советам и пролетариату с последующей ликвидацией армии, полиции и чиновничества.
Поначалу поддержки своим идеям Ленин не нашёл. Отпор этому плану был такой, что Ленин покинул зал, даже не использовав свое право на ответ. 6 апреля ЦК РСДРП(б) вновь не поддержал Апрельские тезисы. Дискуссия по тезисам состоялась в тот же день на заседании Петроградского комитета большевиков, при голосовании – 2 «за», 13 «против», воздержался 1. «И тезисы и доклад мой, – признавал Ленин, – вызвали разногласия в среде самих большевиков и самой редакции «Правды». Сталин высказался в поддержку ленинской программы 11 апреля. Ленин не сдавался: настойчиво разъясняя идеи Апрельских тезисов, он добился в короткий срок их поддержки большинством партийных организаций. После острой дискуссии на VI Всероссийской (Апрельской) конференции РСДРП(б) (24–29 апреля), при участии 133 делегатов с решающим и 18 с совещательным голосом, Апрельские тезисы получили поддержку большинства делегатов с мест и легли в основу политики всей партии. По выражению Троцкого, «…прений не было, все были ошеломлены, никому не хотелось подставлять себя под удары этого неистового вождя». Был взят курс на захват власти большевиками.
В июле 1917 года Временное правительство отдало приказ об аресте Ленина и ряда видных большевиков по обвинению в государственной измене и организации вооружённого восстания. Ленин вновь ушёл в подполье.
В этот период Ленин пишет одну из своих фундаментальных работ – книгу «Государство и революция».
Временное правительство было свергнуто в ходе вооружённого восстания 25–26 октября (7–8 ноября по новому стилю), главными организаторами которого были В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий, Я.М. Свердлов. Произошла Великая Октябрьская социалистическая революция – одно из крупнейших политических событий XX века, повлиявшее на его дальнейший ход. 7 ноября Ленин написал обращение о низложении Временного правительства.
В тот же день на открывшемся II Всероссийском съезде Советов были приняты ленинские декреты о мире и о земле и образовано правительство – Совет Народных Комиссаров во главе с Лениным.
За 124 дня «смольнинского периода» Ленин написал свыше 110 статей, проектов декретов и резолюций, произнёс свыше 70 докладов и речей, написал около 120 писем, телеграмм и записок, участвовал в редактировании более чем 40 государственных и партийных документов. Рабочий день председателя СНК длился 15–18 часов. За указанный период Ленин председательствовал на 77 заседаниях СНК, руководил 26 заседаниями и совещаниями ЦК, участвовал в 17 заседаниях ВЦИК и его Президиума, в подготовке и проведении шести различных Всероссийских съездов трудящихся. После переезда ЦК партии и Советского правительства из Петрограда в Москву, с 11 марта 1918 года, Ленин жил и работал в Москве.
30 августа 1918 года на Ленина было совершено покушение, по официальной версии – эсеркой Фанни Каплан, приведшее к тяжёлому ранению.
Будучи председателем Совнаркома РСФСР, с ноября 1917 года по декабрь 1920 года Ленин провёл 375 заседаний Советского правительства из 406.
Значительное внимание Ленин уделял развитию экономики страны. Ленин считал, что для восстановления разрушенного войной хозяйства необходима организация государства во «всенародный, государственный «синдикат».
Вскоре после революции Ленин поставил перед учёными задачу разработать план реорганизации промышленности и экономического возрождения России, а также способствовал развитию науки страны.
В 1919 году по инициативе Ленина был создан Коммунистический Интернационал.
Основные идеи Ленина объединены в ленинизм – философское, политическое, социально-экономическое и практическое учение, созданное В.И. Лениным в развитие марксизма.
Историософский анализ современного ему капитализма . Ленин постулировал, что к концу XIX века капитализм в наиболее развитых странах перешёл в новую «особую историческую стадию» своего развития, которую он называл империализмом. «Империализм есть канун социалистической революции пролетариата».
Коммунизм, социализм и диктатура пролетариата . До построения коммунизма необходим промежуточный этап – диктатура пролетариата. Коммунизм делится на два периода: социализм и собственно коммунизм.
Отношение к империалистической войне и революционное пораженчество. Сущность пораженчества заключалась в неголосовании в парламенте за военные кредиты правительству, в создании и укреплении революционных организаций среди рабочих и солдат, борьбе с правительственной пропагандой.
Возможность победы социалистической революции в одной стране . Эта страна затем поможет революции и в других странах.
О классовой морали. Не существует общечеловеческой морали, а есть только классовая мораль. Мораль пролетариата – нравственно то, что отвечает интересам пролетариата.
В последний период пребывания у власти Ленина все больше беспокоило «бюрократическое перерождение» режима и партии. Он ощущал, что власть вскоре ускользнет из рук узкого круга профессиональных революционеров – его соратников и перейдет к партийному и государственному аппарату. Распознав в генеральном секретаре партии Иосифе Сталине лидера аппаратных кругов, Ленин попытался нанести удар по фракции Сталина. Ленин попытался сместить Сталина с поста генерального секретаря большевистской партии и нейтрализовать аппаратчиков с помощью введения в Центральный комитет новых, еще «необюрокраченных» членов из профессиональных рабочих. Он заключил союз с Львом Троцким, поручив ему отстаивать эту линию в партийных органах. В январе 1924 его союзник Троцкий потерпел решающее поражение на тринадцатой партийной конференции. Узнав об полном триумфе Сталина и его сторонников, Ленин испытал тяжелое потрясение. Его состояние стремительно ухудшалось.
21 января 1924 года в 18 часов 50 минут он скончался.
Свердлов Яков Михайлович
1885–1919
председатель ВЦИК (глава первого советского государства)
Родился 3 июня 1885 года в Нижнем Новгороде в еврейской семье. Отец – Михаил Израилевич Свердлов – был гравёром; мать – Елизавета Соломоновна – домохозяйкой.
Свердловы жили на Большой Покровской в жилых комнатах при скоропечатной и гравёрной мастерской. Нередким гостем семьи Свердловых был живший в те годы в Нижнем Новгороде Максим Горький. В 1901 году старший брат Якова Зиновий вместе с Максимом Горьким был подвергнут аресту по обвинению в использовании мимеографа в целях революционной пропаганды. Зиновий принял православие и получил от Горького, который стал его крестным отцом, отчество и фамилию – Пешков. Зиновий эмигрировал во Францию, служил в Иностранном легионе. При отставке получил звание корпусного генерала. Кавалер ордена Почётного легиона. Состоял в дружеских отношениях с Шарлем де Голлем.
Яков окончил четыре класса гимназии, затем учился аптекарскому делу. Уже в юности был известным подпольщиком в Нижнем Новгороде.
С 1901 года в рядах РСДРП, после раскола на II съезде РСДРП в 1903 году стал большевиком и профессиональным революционером. С сентября 1905 года направлен на Урал в качестве представителя-агента ЦК. В 1905 году организовывал революционные выступления масс в Екатеринбурге. В октябре 1905 года создал и возглавил Екатеринбургский Совет рабочих депутатов. С 1906 года Свердлов в Перми, где находился крупнейший на Урале Мотовилихинский пушечный завод. Неоднократно арестовывался и приговаривался к содержанию в тюрьме и ссылке, в тюрьмах занимался самообразованием.
С 10 июня 1906 по сентябрь 1909 года Свердлов сидел в тюрьмах Урала. 19 декабря 1909 года его снова арестовали в Москве. 31 марта 1910 года он был выслан в Нарымский край на три года. В 1910 году бежал из Нарымской ссылки в Петербург, и был редактором газеты «Правда». Вступил в активную переписку с Лениным, и был кооптирован в Русское бюро ЦК РСДРП.
5 мая 1911 года Свердлов был приговорен к ссылке в Нарымский край Томской губернии на 4 года. В 1912 года в Нарыме Яков Михайлович познакомился со Сталиным, который бежал из ссылки в августе. Свердлову тоже удалось бежать из Нарыма в декабре. В феврале 1913 года был вместе со Сталиным выдан агентом охранки и сослан в Туруханск. Ссылку на севере Енисейской губернии (посёлок Ку-рейка) они некоторое время отбывали в одном доме. Потом они стали жить на разных квартирах и встречались редко. 1 октября 1913 года на заседании ЦК РСДРП обсуждался вопрос об организации побега из ссылки Свердлова и Сталина, но он не был осуществлен.
В марте 1917 года Свердлов возвращается из ссылки. После Февральской революции он был направлен ЦК в Екатеринбург организовать работу Уральской областной партийной конференции, чтобы подготовить пролетарское восстание на Урале – на случай, если не получится в Петрограде.
На 7 (Апрельской) конференции РСДРП (24 апреля 1917 года) Свердлов впервые лично встретился с Лениным и начал выполнять для него различные текущие дела и поручения. Под влиянием Ленина Свердлов был избран членом ЦК и возглавил организованный тогда Секретариат ЦК РСДРП, реализующий решения партийных вождей. Во время массовых выступлений 3–4 июля Свердлов был главным оратором от ЦК большевиков и получил от политических противников прозвище «чёрный дьявол большевиков» (по цвету его кожаной тужурки, с которой он не расставался, потом это стало большевистской модой). Когда большевики были объявлены контрреволюционерами и немецкими шпионами, Свердлов лично пришёл к Ленину и увел его в подполье, спрятав возле станции Разлив под Сестрорецком, а сам остался в Петрограде организовывать захват власти большевиками. В дальнейшем он осуществлял связь ЦК с Лениным, всячески препятствовал его необдуманным попыткам вернуться к легальной деятельности и снабжал его общей информацией о ходе дел в Петрограде.
Пока Ленин писал в шалаше под Разливом книгу «Государство и революция», определившую принципы устройства пролетарского государства, Свердлов развил бурную деятельность по реализации его идей. Подготовив и проведя VI съезд РСДРП, он укрепил свои позиции члена ЦК РСДРП и руководителя Секретариата ЦК РСДРП. На историческом заседании ЦК 10 октября 1917 года, принявшем решение о вооружённом захвате власти, Свердлов был председателем и был назначен членом Военно-революционного центра, созданного для руководства восстанием.
8 ноября 1917 года по предложению Ленина Свердлов как главный кадровик был поставлен председателем ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов. Действуя в этом качестве, Свердлов осуществил основную работу по созданию органов советской власти «в центре и на местах». С января 1918 года был председателем Комитета революционной обороны Петрограда.
Учредительное собрание – представительный орган в России, избранный в ноябре 1917 года и созванный в январе 1918 года для принятия конституции. Заседание Учредительного собрания открылось 18 января 1918 года в Таврическом дворце в Петрограде. На нём присутствовало 410 депутатов, большинство из них эсеры, представлявшие интересы крестьян, составлявших на тот момент 90 % населения страны. Ленин при поддержке левых эсеров поставил Учредительное собрание перед выбором: ратифицировать власть Советов и декреты большевистского правительства или разойтись. От имени ВЦИК Свердлов открыл первое заседание Учредительного собрания, огласив «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», в соответствии с которой Россия объявлялась республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Собрание большинством в 237 голосов против 146 отказывается даже обсуждать большевистскую Декларацию. Во время второй части заседания, в третьем часу ночи, представитель большевиков Фёдор Раскольников заявляет, что большевики (в знак протеста против непринятия Декларации) покидают заседание. Вслед за большевиками в четыре часа утра Собрание покидает левоэсеровская фракция. Ленин распорядился не разгонять собрание сразу, а дождаться прекращения заседания и тогда закрыть Таврический дворец и на следующий день уже никого туда не пускать. 19 января депутаты нашли двери Таврического дворца запертыми на замок. У входа стоял караул с пулемётами и двумя лёгкими артиллерийскими орудиями. Охрана сказала, что заседания не будет. На следующий день был опубликован декрет ВЦИК о роспуске Учредительного собрания, принятый 19 января.
31 января III Всероссийский Съезд Советов одобрил декрет о роспуске Учредительного собрания.
Защита Учредительного собрания стала одним из лозунгов Белого движения. Региональные правительства объединились, избрав временную Всероссийскую Директорию. Одной из своих задач Директория провозгласила восстановление в России Учредительного собрания.
Наступление Красной армии в августе – сентябре 1918 года заставило Директорию переехать в Омск, 18 ноября 1918 года Директория была свергнута омскими военными.
Активные члены Учредительного собрания пытались вести агитацию против Колчака. 30 ноября 1918 года он приказал предать бывших членов Учредительного собрания военному суду «за попытку поднять восстание и вести разрушительную агитацию среди войск». Часть членов съезда Учредительного собрания (25 человек) была арестована и заключена в тюрьму. После неудачной попытки освобождения 22 декабря 1918 года многие из них были расстреляны.
Большое внимание Свердлов уделял формированию пролетарских кадров управления страной, организовав для них школу инструкторов и агитаторов при ВЦИК (в 1919 году она была преобразована в Коммунистический университет имени Я.М. Свердлова, который в 1939 году был преобразован в Высшую партийную школу при ЦК).
Свердлов был председателем комиссии по выработке Конституции РСФСР. Подготовленная им Конституция объявила в России диктатуру пролетариата в целях водворения социализма в государстве в виде Республики Советов.
Во время мятежа левых эсеров летом 1918 года арест Свердлова был одной из основных целей восставших, в ответ на что Свердлов и Ленин приказали арестовать руководство левых эсеров, находившееся в Большом театре на заседании V съезда Советов.
После покушения на Ленина 30 августа 1918 года Свердлов подписал обращение ВЦИК 2 сентября «О превращении советской республики в единый военный лагерь», дополненное 5 сентября изданным СНК «Постановлением о красном терроре», объявившем массовый красный террор против всех врагов революции. Пока Ленин лечился, Свердлов категорически отказался провести избрание временного исполняющего обязанностей председателя СНК и сам лично выполнял его функции, работая в кабинете Ленина и подписывая за него документы, проводил заседания СНК.
Помимо этого Свердлов вёл большую интернациональную работу: готовил I конгресс Коммунистического Интернационала, участвовал в организации съездов компартий Латвии, Литвы, Белоруссии и Украины.
16—17 июля 1918 года был произведён расстрел царской семьи. Свердлов находился в это время в Москве. Однако Троцкий в своих воспоминаниях прямо указывает на участие Я. М. Свердлова в деле расстрела царской семьи.
Возвращаясь в Москву из Харькова 6 марта 1919 года, Свердлов заболел испанкой. Скончался 16 марта 1919 года. 18 марта 1919 года был похоронен у Кремлёвской стены.
На 18 марта 1919 года был назначен судьбоносный VIII съезд РСДРП (б), на котором должна была разгореться острая борьба. Ленин, после ранения был уже не такой энергичный, и мог встать вопрос о его замене. Вероятнее всего, в руках Свердлова и сосредоточилась бы вся полнота власти. Эти обстоятельства наводят на мысль о неестественной смерти Свердлова, который отличался неплохим здоровьем.

Троцкий Лев Давидович
1879–1940
один из организаторов Октябрьской революции 1917 года
Лев Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн) родился 7 ноября 1879 года в селе Яновка, Елисаветградского уезда Херсонской губернии. Он был пятым ребёнком в семье Давида Леонтьевича Бронштейна и его жены Анны (Анетты) Львовны – зажиточных землевладельцев из числа еврейских колонистов земледельческого хутора. Родители Льва Троцкого происходили из Полтавской губернии. В детстве разговаривал на украинском и русском, а не на широко распространённом тогда идише.
Учился в 1889–1895 годах в училище св. Павла в Одессе, где был первым учеником по всем дисциплинам. В Одессе жил в семье Шпенцеров, родителей Веры Инбер.
В 1897 году участвовал в основании «Южно-русского рабочего союза». В 1898 году был впервые арестован. С 1900 года находился в ссылке в Иркутской губернии, где установил связь с агентами «Искры». В 1902 году бежал из ссылки за границу; в фальшивый паспорт «наудачу» вписал фамилию Троцкий.
Прибыв в Лондон к Ленину, Троцкий стал постоянным сотрудником газеты, выступал с рефератами на собраниях эмигрантов и быстро приобрел известность. На II съезде РСДРП, летом 1903 года так горячо поддерживал Ленина, что его назвали «ленинской дубинкой». Из-за организационных перестановок в редакции «Искры» перешел на сторону меньшинства.
В 1904 году увлёкся теорией «перманентной революции» о развитии революционного процесса в периферийных и слаборазвитых странах.
В 1905 году Троцкий был одним из создателей Петербургского совета рабочих депутатов, был арестован и осуждён на вечное поселение в Сибирь с лишением всех гражданских прав. По пути в Обдорск (ныне Салехард) бежал из Берёзова.
С 1908 по 1912 год издавал в Вене газету «Правда» (не ленинская). В 1914–1915 годах в Париже выпускал ежедневную газету «Наше слово». В сентябре 1915 года участвовал в работе Циммервальдской конференции вместе с Лениным и Мартовым. На этой международной конференции левых социалистов из 11 стран образовалась левая группа, на основе ее был создан в 1919 году Коминтерн. Принятый конференцией манифест признал шедшую мировую войну империалистической со стороны всех вовлечённых в неё стран, призывал «начать борьбу за мир без аннексий и контрибуций». Этот «пацифистский» проект написан Троцким.
В 1916 был выслан из Франции в Испанию, откуда уже испанскими властями выслан в США, где продолжил деятельность публициста.
После Февральской революции Троцкий направился в Россию. 4 мая 1917 года приехал в Петроград. В июле на VI съезде РСДРП(б) был избран в состав ЦК РСДРП. 20 сентября Троцкий был избран председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов.
12 октября 1917 года Троцкий в качестве председателя Петросовета сформировал ВРК (Военно-революционный комитет), состоявший в основном из большевиков, а также левых эсеров. ВРК стал основным органом подготовки вооружённого восстания. Сразу после своего формирования ВРК начал работу по склонению на свою сторону частей Петроградского гарнизона. Уже 16 октября председатель Петросовета Троцкий приказывает выдать красногвардейцам 5 тысяч винтовок. В период 21–23 октября большевики проводят серию митингов среди колеблющихся солдат. Ораторское искусство Троцкого сильно помогло большевикам склонить на свою сторону колеблющиеся части гарнизона. 23 октября Троцкий лично «разагитирует» гарнизон Петропавловской крепости. 25–26 октября выступает в качестве главного большевистского оратора на II Съезде Советов. Фактически Троцкий был одним из главных руководителей Октябрьской революции. «Быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы Военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом товарищу Троцкому», – писал Сталин.
При наступлении на Петроград войск генерала П.Н. Краснова в октябре (ноябре) 1917 года Троцкий организовывал оборону города. 29 октября лично проверяет на Путиловском заводе подготовку артиллерийских орудий и бронепоезда, 30 октября лично прибыл на Пулковские высоты, где состоялось решающее столкновение между революционными силами и казаками генерала Краснова.
После победы восстания в октябре 1917 года ВРК вплоть до своего самороспуска в декабре фактически оказался единственной реальной силой в Петрограде, в отсутствие ещё не успевшей сформироваться новой государственной машины. При ВРК образуется «комиссия по борьбе с контрреволюцией», ВРК закрывает своей властью ряд газет, организует продовольственное снабжение города. Уже 7 ноября Троцкий от имени ВРК публикует в «Известиях» воззвание «Вниманию всех граждан», объявляющее, что «богатые классы оказывают сопротивление новому Советскому правительству, правительству рабочих, солдат и крестьян. Мы предупреждаем богатые классы и их сторонников: если они не прекратят свой саботаж… то они будут лишены права получать продукты. Все запасы, имеющиеся у них, будут реквизированы. Имущество главных виновников будет конфисковано». 2 декабря Петросовет под председательством Троцкого принимает резолюцию «О пьянстве и погромах»: разоружить и арестовать всех, порочивших себя участием в пьянстве и разгроме.
Практически немедленно после прихода большевиков к власти как Ленин, так и Троцкий делают целый ряд жёстких заявлений о полной готовности бороться со своими политическими противниками любыми методами. 17 декабря 1917 года, в своём обращении к кадетам, Троцкий заявляет о начале стадии массового террора по отношению к врагам революции. Понятие «красный террор» было сформулировано Троцким как «орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать».
II Всероссийский Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов назначил Троцкого наркомом иностранных дел. Троцкому принадлежит авторство термина «нарком» (народный комиссар).
5 декабря 1917 года Петроградский ВРК объявляет о самороспуске. 13 декабря Троцкий передаёт полномочия председателя Петросовета Зиновьеву. Приступив к работе наркоминдела, Троцкий начинает опубликование тайных договоров царского правительства, что являлось одной из программных задач большевиков. Тайные договоры «старого режима» широко использовались в большевистской агитации для показа «грабительского» и «захватнического» духа Первой мировой войны.
Новая власть вскоре столкнулась с международной дипломатической изоляцией; переговоры Троцкого с находившимися в Петрограде иностранными послами результатов не дали. Все державы Антанты, а затем и нейтральные государства отказались признавать законность новой власти и разорвали с ней дипломатические отношения. Германия отказывается терпеть дальнейшее затягивание переговоров и 22 февраля 1918 года переходит в наступление. Бывшая Российская императорская армия к этому времени окончательно прекращает своё существование и оказывается не в состоянии как-либо помешать немцам. Признав провал своей политики, Троцкий 22 февраля подаёт в отставку с поста наркоминдела.
Во время борьбы Ленина за Брестский мир Троцкий фактически его поддержал, что обеспечило Ленину большинство голосов.
14 марта он получил пост наркома по военным делам, 28 марта – председателя Высшего военного совета, в апреле – народного комиссара по морским делам, 6 сентября – председателя Революционного военного совета РСФСР
Уже в январе 1918 года начато формирование РККА, однако вплоть до лета 1918 года Красная армия существует по большей части на бумаге. Толчком к формированию регулярной армии стало выступление чехословацкого корпуса. Чехословацкий корпус был сформирован в составе российской армии осенью 1917 года, в основном из пленных чехов и словаков, выразивших желание участвовать в войне против Германии и Австро-Венгрии. Летом 1918 года бывшие пленные чехословаки оказались чуть ли не единственной военной силой в стране, сохранившей боеспособность. В борьбе с ними Троцкий становится первым главнокомандующим Красной армии и одним из её основателей. В августе 1918 года Троцкий формирует тщательно организованный «поезд Предреввоенсовета», в котором, с этого момента, он в основном и живёт два с половиной года, непрерывно передвигаясь по фронтам Гражданской войны. В качестве «военного лидера» большевизма Троцкий проявляет несомненные пропагандистские способности, личную смелость и явную жестокость. Он наводит среди красноармейцев дисциплину, прибегнув, например, к расстрелам каждого десятого солдата 2-го Петроградского полка, самовольно бежавшего со своих боевых позиций.
Несомненным личным вкладом Троцкого в боевые действия Гражданской войны стала оборона Петрограда 1919 года от армии Юденича. Троцкий своими выступлениями смог поднять упавший боевой дух войск, параллельно пустив слух, что танки Юденича «сделаны из крашеного дерева». После этого красноармейцы наконец смогли воспользоваться своим численным преимуществом и разгромить Белую гвардию.
Несколько раз Троцкий, рискуя своей жизнью, выступает с речами даже перед дезертирами.
Убедившись, что армия, построенная на началах всеобщего равенства и добровольности, оказалась небоеспособной, Троцкий постепенно восстанавливает мобилизации, единоначалие, знаки отличия, единую форму одежды, воинские приветствия и парады.
Однако бурная деятельность непрерывно колесившего по фронтам Троцкого начинает всё чаще вызывать раздражение целого ряда его подчинённых, приводя ко множеству громких личных ссор. Самой значительной из них стал личный конфликт Троцкого со Сталиным и Ворошиловым во время обороны Царицына в 1918 году.
Осенью 1919 года численность Красной армии дошла до трёх миллионов человек, тогда как все белогвардейские армии, вместе взятые, доходили только до 250 тысяч.
К началу 1920 года возглавляемой Троцким Красной армии удаётся добиться решающего перелома в ходе Гражданской войны. На первое место для Троцкого в течение 1920 года постепенно начинают выходить уже не военные, а хозяйственные задачи. До 1922 года Троцкий с присущей ему энергией занимается строительством нового государства и его экономической основы.
Ухудшающееся самочувствие Ленина и фактическое окончание Гражданской войны вывели на первое место вопрос о том, кто станет преемником Ленина и новым главой государства. Формируется «тройка» в составе Каменева, Зиновьева и Сталина для совместной борьбы с Троцким как одним из вероятных преемников.
В 1923 в ряде статей Троцкий обвинил «тройку» в «бюрократизации». Эти его взгляды были осуждены на XIII партийной конференции. Началась борьба не на жизнь, а на смерть в прямом смысле.
В 1926 Троцкий был выведен из состава политбюро ЦК, в ноябре 1927 исключён из партии и в том же году выслан в Алма-Ату. 18 января 1928 года Троцкий был силой доставлен на Ярославский вокзал Москвы. Сотрудникам ГПУ пришлось нести Троцкого на руках, так как идти он отказался. Историк Волкогонов отмечает, что «Сталин в 1928 году не мог не только расстрелять Троцкого, но даже судить. Он не был готов предъявить ему серьёзные обвинения, боялся его. Пока старая партийная гвардия хорошо помнила, что сделал этот необычный ссыльный для революции».
Были сосланы немногочисленные упорствовавшие сторонники Троцкого. Сосновский, Раковский. Однако львиная доля разгромленных оппозиционеров (Зиновьев, Каменев, Смилга, Сафаров, Радек, Белобородов, Путна, Рудзутак, Антонов-Овсеенко, Саркисов) признала в 1928–1930 годах правильность «генеральной линии партии». И те и другие были репрессированы и в 1936–1941 годах расстреляны поголовно.
Троцкий получал сотни писем ежемесячно. В Алма-Ате вокруг него сформировался целый троцкистский штаб. В октябре 1928 года его переписка с внешним миром была полностью приостановлена, 18 января 1929 года внесудебный орган – Особое совещание при коллегии ОГПУ – постановляет выслать Троцкого за пределы СССР Популярность Троцкого в партии и его личный авторитет вплоть до 1929 года были такими, что высылка из СССР была самой крайней допустимой мерой по отношению к нему. Троцкий был выслан в Турцию. В 1932 году лишён гражданства СССР В 1933 году переехал во Францию, в 1934 году– в Данию, в 1935 году – в Норвегию. Наконец, Троцкий в 1936 году эмигрировал в Мексику. В начале августа 1936 года Троцкий заканчивает работу над книгой «Преданная революция», в которой дается анализ политического режима в СССР и его перспектив. В целом, книга посвящена жесткой критике сталинского режима, Троцкий обвиняет Сталина в измене революционным принципам. Произведение можно считать символом альтернативной сталинской модели социализма, которая отвергает возможность построения социализма в отдельно взятой стране, ратует за истинно бесклассовое общество и отвергает тезис о главенствующей роли бюрократического аппарата.
В январе 1937 года Троцкий был заочно приговорён к смертной казни.
В 1938 году провозгласил создание Четвёртого интернационала, наследники которого существуют до сих пор.
Во время своего изгнания из СССР в 1929 году Троцкий смог вывезти свой личный архив. В общей сложности архив насчитывал 28 ящиков. В марте 1931 года часть документов сгорела во время подозрительного пожара. В марте 1940 года Троцкий, сильно нуждаясь в деньгах и опасаясь, что архив всё-таки попадёт в руки к Сталину, продаёт большую часть своих бумаг Гарвардскому университету.
20 августа 1940 года агент НКВД Рамон Меркадер, проникший ранее в окружение Троцкого, смертельно ранил его в голову ударом ледоруба. В 1960 году освободившемуся из мест заключения и приехавшему в СССР Рамону Меркадеру было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина.
Троцкий после полученной раны прожил ещё почти сутки и 21 августа 1940 года умер. После кремации был похоронен во дворе дома в Койокане.
Радек Карл Бернгардович
1885–1939
советский политический деятель
Карл Радек (настоящее имя Кароль Собельзон) родился 31 октября 1885 года в Лемберге (в австрийской Галиции, ныне это Львов) в еврейской семье учителя. Рано потерял отца. Детство и юность провел в Тарнове, где в 1902 году экстерном закончил гимназию. Из гимназии дважды исключался за агитацию среди рабочих. Образование получил на историческом факультете Краковского университета.
В 1902 году Радек вступил в Польскую социалистическую партию, в 1903 – в РСДРП, в 1904 году – в социал-демократическую партию Королевства Польши и Литвы. Сотрудничал с коммунистическими газетами в Польше, Швейцарии и Германии. В 1906 году был арестован в Варшаве за революционную деятельность, отсидел полгода в тюрьме.
Слушал лекции по истории Китая в Лейпцигском университете, а также по вопросам международной политики в семинарии Карла Лампрехта. Также учился в Берне. За свою ярко революционную линию, был выслан из Германии.
Война застала Карла Радека в Швейцарии, где он жил после высылки из Германии. По вопросу о войне занял определенно интернационалистскую революционную позицию.
В 1915 году был участником Циммервальдской конференции, тесно работал с Лениным и Зиновьевым в ее организации и подготовке. Циммервальдская левая группа, в которую он вошел, внесла наиболее радикальные проекты резолюции и манифеста по поводу отношения социалистов к войне, которые были отвергнуты большинством. Группа отстаивала лозунг «превращения империалистической войны в войну гражданскую». Циммервальдская левая группа заявила, что, оставаясь в общем объединении социалистических партий, она будет вести самостоятельную работу в международном масштабе и пропагандировать свои взгляды. Она избрала свой руководящий орган – бюро, в состав которого вошли Ленин, Зиновьев и Радек.
После февральской революции пытался попасть в Россию, но не был пропущен туда Временным правительством, как «опасный элемент». Он становится членом Заграничного представительства РСДРП в Стокгольме, действует как связной между руководством социалистических партий и германским Генштабом, содействуя организации отправки Ленина и его соратников в Россию через Германию.
После Октябрьской революции он приезжает в Петроград. В ноябре 1917 года становится заведующим отделом внешних сношений ВЦИК.
8 ноября Второй всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире, в котором предложил всем воюющим государствам немедленно заключить перемирие и начать мирные переговоры. 21 ноября Совнарком направил радиотелеграмму и. о. верховного главнокомандующего русской армии генералу Духонину, приказав ему обратиться к командованию армий противника с предложением прекратить военные действия и начать мирные переговоры. Немцы соглашались на мир на очень тяжелых для России условиях. Против предложенных немцами позорных для России условий выступил ряд большевистских лидеров, в том числе и как член коллегии Народного комиссариата иностранных дел Радек, занимая позицию «левых коммунистов». Основной аргумент «левых коммунистов» сводился к тому, что без немедленной революции в странах Западной Европы социалистическая революция в России погибнет. Они не допускали каких-либо соглашений с империалистическими государствами и требовали объявить «революционную войну» международному империализму, при этом заявляли о готовности «идти на возможность утраты советской власти» во имя «интересов международной революции». Сепаратный мирный договор был подписан 3 марта 1918 года в Брест-Литовске по настоянию Ленина.
В конце 1919 года Радек едет в командировку в Германию для поддержки революции. Там его арестовывают, но почти сразу же освобождают. С 1919 по 1924 год Радек – член ЦК РКП(б). В 1920 году он становится секретарём Коминтерна, а затем членом исполкома этой организации. Сотрудничает в центральных советских и партийных газетах. 23 августа 1923 года на заседании Политбюро ЦК РКП (б) Радек предложил организовать вооруженное восстание в Германии.
С 1923 года Радек – активный сторонник Троцкого. Участвовал в Объединенной оппозиции вместе с Троцким и Зиновьевым. В 1927 году исключён из ВКП(б) и Особым совещанием при ОГПУ приговорён к 4 годам ссылки и выслан в Красноярск.
В 1925–1927 годах был ректором Университета народов Востока (Китайского университета) имени Сунь Ятсена в Москве и членом главной редакции Большой Советской Энциклопедии.
В 1930 году вместе с Преображенским, Белобородовым и Смилгой он направил в ЦК письмо, где заявил об «идейном и организационном разрыве с троцкизмом». Долго и изобретательно публично «каялся» в печати. В том же году восстановлен в партии.
Радек перевёл на русский язык «Майн кампф» Адольфа Гитлера (1932 год), этот перевод был издан ограниченным тиражом для изучения партийными работниками. В статьях и выступлениях этого периода всячески восхвалял Сталина.
По делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра» в 1936 году вновь исключён из ВКП(б) и 16 сентября 1936 года арестован. Стал центральной фигурой процесса, давал требуемые подробные показания о якобы «заговорщицкой деятельности» – своей и других подсудимых; при этом отрицал применение пыток на следствии. 30 января 1937 года приговорён к 10 годам тюрьмы и отправлен в Верхнеуральский политизолятор.
В Верхнеуральском политизоляторе был убит другими заключёнными. В тюрьму, где сидел Радек, приехал оперуполномоченный секретного политического отдела НКВД Кубаткин. Сначала он использовал привезённого с собой заключенного, уголовника Мартынова, чтобы тот спровоцировал драку, но убить Радека не удалось. Через несколько дней опять была спровоцирована драка и Радек убит.
Это произошло 19 мая 1939 года.
Кубаткин поднялся в должности – стал начальником УНКВД Московской области. В 1988 году Карл Радек посмертно реабилитирован и восстановлен в КПСС.
Сокольников Григорий Яковлевич
1888–1939
советский государственный деятель
Сокольников (Гирш Янкелевич Бриллиант) родился 15 августа 1888 года в городе Ромны Полтавской губернии в еврейской семье врача, владельца аптеки Янкеля Бриллианта. Мать – Фаня Розенталь, дочь купца первой гильдии.
Окончил 5-ю московскую классическую гимназию. Учился на юридическом факультете Московского университета, который не закончил из-за своей революционной деятельности. В 1905 году вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевиков). Участвовал в событиях 1905–1907 годов, в том числе в восстании в Москве в декабре 1905 года. Являлся партийным пропагандистом в Городском районе, входил в состав Сокольнического райкома РСДРП и Военно-технического бюро при московском комитете партии.
Осенью 1907 года арестован, в феврале 1909 года приговорён к ссылке на вечное поселение, которую должен был отбывать в селе Рыбном Енисейской губернии. Однако уже через шесть недель после прибытия в это село бежал из ссылки, а вскоре выехал за границу. Поселился во Франции, совмещал учёбу в университете с журналистской деятельностью. В 1914 году окончил юридический факультет и курс доктората в области экономики Сорбонны. Владел шестью языками.
Последовательно придерживался «интернационалистических» позиций, близких к точке зрения Ленина. Негативно относился к Первой мировой войне. Вместе с Лениным вернулся в Россию после Февральской революции в «пломбированном вагоне» в апреле 1917 года. Очень быстро стал одним из лидеров московских большевиков, с апреля 1917 года – член московского комитета РСДРП(б) и фракции большевиков в исполкоме Моссовета. Составил проект новой программы большевистской партии.
На VI съезде РСДРП(б) (июль – август 1917 года) был избран членом ЦК партии. Являлся членом политического бюро ЦК большевистской партии, созданного для подготовки вооружённого восстания против Временного правительства.
После прихода к власти большевиков был членом ВЦИК нового состава, редактором газеты «Правда».
С ноября 1917 года руководил национализацией банковской системы страны. Автор проекта декрета о национализации банков.
Вошёл в состав делегации, которая была направлена в Брест-Литовск для переговоров о перемирии с немцами в ходе Первой мировой войны. После отказа Льва Троцкого от руководства делегацией в Брест-Литовске, сменил его на этом посту и 3 марта 1918 года подписал Брестский мир от имени большевиков (Советской России). В июне 1918 года вёл переговоры в Берлине по экономическим и правовым вопросам, связанным с Брестским миром.
Активно участвовал в гражданской войне. С 1918 года был членом Реввоенсовета 2-й и 9-й армий, Южного фронта. В 1919–1920 годах – командующий 8-й армией: не имевший военного образования и опыта самостоятельного командования Сокольников был назначен на этот пост для укрепления доверия личного состава к начальству после предательства части работников штаба. Под его командованием армия перешла в контрнаступление, совершила тяжёлый переход от Воронежа до Ростова-на-Дону, завершившийся взятием этого города. Затем она, совершив быстрый обходной манёвр, вышла к Новороссийску, что означало окончательное поражение деникинской армии. За военные заслуги был награждён орденом Красного Знамени.
Последовательный противник «партизанщины», сторонник строительства Красной армии на регулярной основе с использованием военных специалистов Сокольников по этим взглядам был близок Троцкому. Так ещё в 1919 году выступая на VIII съезде РКП(б) Сокольников смело указал на положительное влияние, которое оказывают военспецы в работе военного комиссариата.
Занимая посты в Красной армии, Сокольников негативно относился к политике «расказачивания», проводимой рядом партийных и советских работников и направленной на уничтожение казачества.
В 1920 году – командующий Туркестанским фронтом, председатель Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК и председатель Туркбюро ЦК ВКП(б). Руководил утверждением советской власти в Туркестане, борьбой с «басмаческим» движением, проведением в короткие сроки в Туркестане денежной реформы – заменой местных обесцененных денежных знаков на общесоветские деньги.
Во время работы Сокольникова с Средней Азии была отменена продразвёрстка (раньше, чем в целом по стране), которая была заменена продналогом, разрешена свободная торговля на базарах, освобождены из тюрем представители исламского духовенства, заявившие о своей политической лояльности. Это были первые опыты НЭПа (Новой экономической политики), которые позднее были реализованы в общероссийском масштабе, одним из главных проводников которого позднее был Сокольников.
В 1921 году в Германии ему была сделана операция, он серьезно лечился весь год.
Вернулся к работе осенью 1921 года и был назначен членом коллегии Наркомфина, в 1922 году стал заместителем народного комиссара финансов и фактически возглавил это ведомство.
В этот период страна переживала финансовый кризис, к 1921 году рубль по сравнению с довоенным временем обесценился в 50 тысяч раз. В 1923–1924 годах руководил проведением денежной реформы, последовательный приверженец создания устойчивой валюты. В СССР была введена в обращение твёрдая валюта – «червонец», приравненная к 10-ти рублёвой золотой монете царской чеканки. В 1925 году советский червонец официально котировался на биржах ряда стран (в том числе Австрии, Турции, Италии, Китая, Эстонии, Латвии, Литвы), а операции с ним проводились в Великобритании, Германии, Голландии, Польше, США и многих других странах. Сокольников был противником нереальных хозяйственных планов и ускоренного развития промышленности с помощью инфляционных механизмов, которое могло привести к крушению национальной валюты. Опирался в проведении финансовой политики на профессионалов, в том числе на специалистов из государственного аппарата царской России и учёных. Рассматривал советскую экономику как часть мирового хозяйства.
Во время пребывания Сокольникова на посту наркома финансов была создана система банковских учреждений во главе с Государственным банком. Таким образом, в СССР была создана нормальная финансовая система.
В 1925–1926 годах участвовал в деятельности «новой оппозиции» в партии, лидерами которой были Лев Каменев и Григорий Зиновьев, выступал за коллективное руководство партией, высказывал сомнения в необходимости сохранения поста генерального секретаря ЦК ВКП(б), который занимал Иосиф Сталин.
После поражения оппозиции отошёл от неё, но утратил реальное политическое влияние. Постепенно его убирали все дальше и дальше от руководства экономикой и партией. На XV съезде партии, когда Сталин наметил свой преступный курс на коллективизацию, Сокольников выступил против этой политики. Лазарь Каганович заявил тогда, что простая колхозница политически грамотнее «учёного» Сокольникова. В январе 1934 года был подвергнут резкой критике на Московской партийной конференции за «ошибки в области индустриализации».
По делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра» был арестован 26 июля 1936 года. От некоторых обвиняемых были получены показания о существовании якобы параллельного троцкистского центра, состоящего из бывших троцкистов. На последней странице протокола Сталин написал: «Сокольников, конечно, давал информацию Тальботу (английскому разведчику) об СССР, о ЦК, о ПБ, о ГПУ, обо всем. Сокольников, следовательно, был информатором (шпионом-разведчиком) английской разведки». Во время следствия, как и другие обвиняемые, был подвергнут сильному давлению; в то же время Сокольникову, по некоторым данным, обещали, что его жена Галина Серебрякова останется на свободе и сможет заниматься писательской деятельностью (обещание выполнено не было). На открытом судебном процессе Сокольников был вынужден признать свою вину и 30 января 1937 года приговорён к 10 годам тюрьмы.
В Тобольскую тюрьму, где сидел Сокольников, приехал оперуполномоченный секретно-политического отдела Ша-рок. Вместе с начальником тюрьмы Флягиным, а также осуждённым по Кировскому делу бывшим сотрудником НКВД Лобовым, он совершил убийство Сокольникова.
Это произошло 21 мая 1939 года.
12 июня 1988 года Григорий Сокольников был посмертно реабилитирован.

Зиновьев Григорий Евсеевич
1883–1936
советский политический и государственный деятель
Григорий Евсеевич Зиновьев (настоящее имя Овсей-Герш Аронович Радомысльский, по матери Апфельбаум) родился в Елисаветграде 23 сентября 1883 года в еврейской семье владельца молочной фермы Аарона Радомысльского. Получил домашнее образование под руководством отца. В семье заботиться о достатке полагалось всем членам, поэтому Герш давал платные уроки младшеклассникам.
Участвовал в организованном революционном движении с 1901 года, когда и стал членом РСДРП. В 1902 году уехал за границу.
В Берне в 1903 году и познакомился с Лениным. Впоследствии был одним из наиболее близких к вождю партии людей и долгое время его постоянным представителем в социалистических организациях Европы. На II съезде РСДРП Зиновьев поддержал позицию Ленина, примкнув к большевикам, после чего вернулся на родину, где проводил активную пропагандистскую работу на территории Украины.
В 1904 году заболел и выехал за границу. Поступил на химический факультет Бернского университета, однако прервал учёбу для участия в революционных событиях 1905 года в России. Вернувшись в Россию, был избран членом Петербургского комитета РСДРП. Из-за новых приступов болезни вновь вернулся в Берн, поступив на этот раз на юридический факультет. Некоторое время спустя в марте 1906 года снова находился в Петербурге. На V Лондонском съезде партии избран в состав ЦК (получил больше всех голосов после Ленина). Стал одним из редакторов подпольно издававшихся газет «Социал-демократ» и «Вперёд». В 1908 году был арестован, но через три месяца освобожден из-за болезни, после чего вновь эмигрировал – совместно с Лениным выехал на территорию австрийской Галиции.
3 апреля 1917 года Григорий Зиновьев возвратился в Россию вместе с Лениным в пломбированном вагоне, который проследовал по территории Германии, воюющей с Россией в ходе Первой мировой войны. Он был в числе приближённых к Ленину большевиков.
В ночь с 3 на 4 апреля Ленин на собрании большевиков огласил свой план перерастания буржуазно-демократической революции (Февральской) в социалистическую. На следующий день Зиновьев в числе некоторых революционеров выступил против оглашённых Лениным «Апрельских тезисов», явившихся программой действий большевиков в дооктябрьский период. Они констатировали окончание буржуазно-демократического этапа и определяли курс на перерастание революции в социалистическую. Эти тезисы стали идеологической базой для деятельности большевиков и после захвата власти и обоснованием их диктатуры в стране. Многие борцы, в том числе и среди большевиков, были не готовы к такому радикальному решению вопроса. Но Ленин чувствовал исторический момент и не хотел упускать время. На 6 Всероссийской (Апрельской) конференции РСДРП(б) (24–29 апреля), тезисы были приняты и легли в основу политики всей партии.
Троцкий описывал Зиновьева следующим образом: «В агитационном вихре того периода, большое место занимал Зиновьев, оратор исключительной силы. Его высокий теноровый голос в первый момент удивлял, а затем подкупал своеобразной музыкальностью. Зиновьев был прирожденный агитатор…»
После неудачных выступлений против Временного правительства 3–4 июля 1917 года в Петрограде согласно приказу Временного правительства, аресту подлежали Ленин, Луначарский, Зиновьев, Коллонтай, Козловский, Суменсон, Семашко, Парвус, Ганецкий, Раскольников, Рошаль. Зиновьев скрывался от преследований Временного правительства в Разливе вместе с Лениным.
23 октября 1917 года состоялось закрытое заседание большевистского ЦК, на котором было принято решение о курсе на немедленное вооруженное восстание с целью захвата власти. Зиновьев совместно с Каменевым проголосовал против свержения Временного правительства в ходе восстания, считая его преждевременным. Зиновьев и Каменев опубликовали свое несогласие с большинством членов ЦК в меньшевистской газете «Новая жизнь». Тем самым они раскрыли тайные планы партии, и Временное правительство фактически было предупреждено о грядущем вооруженном восстании в столице. Ленин считал эти действия Зиновьева и Каменева предательскими. Руководством большевистской партии ставился вопрос об исключении их из партии, но ограничились запретом выступать от имени ЦК.
Вскоре после захвата власти в Петрограде большевиками и левыми эсерами Всероссийский исполнительный комитет железнодорожников потребовал формирования из партий эсеров, меньшевиков и большевиков однородного социалистического правительства без участия в нём лидеров революции Ленина и Троцкого. Зиновьев, Каменев, Ногин и Рыков согласились с позицией комитета железнодорожников, объясняя это потребностью в объединении всех социалистических сил для противостояния угрозе контрреволюции. Провал наступления на Петроград Керенского-Краснова позволил Ленину и Троцкому сохранить свое правительство. 4 ноября Зиновьев, Каменев, Рыков, Ногин и Милютин подали заявления о выходе из состава ЦК. Ленин назвал их «дезертирами».
13 декабря 1917 года Зиновьева избрали председателем Петроградского Совета. В период Брестских переговоров Зиновьев был единственным членом ЦК, выступавшим за немедленное подписание мира, полагая, что оттягивание только ухудшит его условия. В марте 1919 года после основания Коммунистического интернационала Зиновьев стал председателем его Исполкома. Именовался «вождём Коминтерна». Сотрудница Коминтерна А. Куусинен в своей книге вспоминает: «Личность Зиновьева особого уважения не вызывала, люди из ближайшего окружения его не любили. Он был честолюбив, хитер, с людьми груб и неотесан… Это был легкомысленный женолюб, он был уверен, что неотразим. К подчиненным был излишне требователен, с начальством – подхалим». Во время председательства в Исполкоме Коминтерна поощрял фракционные склоки и первый ввёл термин «социал-фашизм» по отношению к социал-демократическим партиям Западной Европы.
На VIII съезде РКП(б) в марте 1919 года избран членом ЦК, а на его первом пленуме – кандидатом в члены Политбюро. Стремясь стать одним из главных лидеров партии, Зиновьев выступал с отчетными докладами на XII и XIII съездах РКП(б).
Тем не менее Зиновьев сыграл важную роль в возвышении Сталина. Именно по идее Зиновьева в 1922 году Каменев предложил назначить Сталина на пост Генерального секретаря ЦК РКП(б). На XII съезде партии в 1923 году Зиновьев выступал с политическим отчетом ЦК, в составе «тройки Каменев – Зиновьев – Сталин» вёл в это время борьбу против Троцкого.
Но в декабре 1925 на XIV съезде ВКП(б) Зиновьев, поддержанный Каменевым, выступил от имени так называемой «новой оппозиции» с содокладом, в котором оппонировал политическому отчёту ЦК, сделанному Сталиным, и потерпел поражение. Его отстранили от руководства Ленсоветом и Исполкомом Коминтерна, вывели из Политбюро.
«Новая оппозиция», как и «старая», троцкистская, оппозиция отрицала возможность построения социализма в СССР при технической отсталости страны и отсутствии пролетарских революций в развитых странах Европы; отражала колебания мелкобуржуазных слоев населения страны, вызванные трудностями социалистического строительства и временной стабилизацией капитализма на мировой арене.
Лидеры «новой оппозиции» возражали против увеличения ассигнований на тяжёлую промышленность, выступали за развитие лишь лёгкой промышленности и за широкий ввоз промышленных изделий из-за границы. Они считали, что крестьянин-середняк не может быть союзником рабочего класса в социалистическом строительстве, не верили в возможность социалистического преобразования сельского хозяйства, обвиняли партию в недооценке кулацкой опасности. В 1926 году они объединились с троцкистами и создали троцкистско-зиновьевский антипартийный блок.
В 1927 году Зиновьева вывели также из ЦК, исключили из партии и выслали.
В 1928 году Зиновьев покаялся, был восстановлен в партии, назначен ректором Казанского университета, а в конце 1932 года вновь исключён, арестован, Особым совещанием при ОГПУ осуждён на 4 года ссылки и выслан в Акмолинск. В 1933 году восстановлен в партии, был приглашён на XVII съезд в феврале 1934 года, на котором выступил с покаянием и славословием в адрес Сталина и его соратников.
16 декабря 1934 года Зиновьев арестован и вскоре осужден на десять лет тюрьмы по делу «Московского центра». Дело «Московского центра» – сфабрикованное после убийства Кирова в 1934 году дело по обвинению ряда лиц в создании подпольной контрреволюционной организации с целью осуществления террористических актов в отношении руководителей партии и правительства, участии в подготовке убийства С.М. Кирова. Содержался в Верхнеуральском политизоляторе.
В 1935 году вёл записи, обращённые к Сталину. В частности, он писал: «В моей душе горит желание: доказать Вам, что я больше не враг… что я Ваш душой и телом, что я понял все, что я готов сделать все, чтобы заслужить прощение, снисхождение…»
С 19 по 24 августа 1936 года слушалось дело так называемого «Антисоветского объединённого троцкистско-зиновьевского центра». Следствие по этому делу велось с 5 января по 10 августа 1936 года под руководством Ягоды и Ежова. 16 подследственных обвинялись в том, что, будучи якобы членами подпольной троцкистско-зиновьевской террористической организации, являлись активными участниками подготовки убийства руководителей партии и правительства. Предъявленные обвинения признали почти все подсудимые. Все 16 подсудимых были признаны виновными, 24 августа 1936 года их приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Перед казнью Зиновьев молил о пощаде, отчаянно взывал к Сталину, а затем вообще не смог идти. На расстрел его не вели, а несли на носилках.
25 августа 1936 года приговор привели в исполнение.
Зиновьев реабилитирован в 1988 году.
Каменев Лев Борисович
1883–1936
советский партийный и государственный деятель
Лев Борисович Каменев (настоящая фамилия Розенфельд) родился 18 июля 1883 года в Москве в образованной русско-еврейской семье. Его отец был машинистом на Московско-Курской железной дороге, впоследствии – после окончания Петербургского технологического института – стал инженером; мать окончила бестужевские высшие курсы. Лев закончил гимназию в Тифлисе и в 1901 году поступил на юридический факультет Московского университета. За участие в студенческой демонстрации 13 марта 1902 года арестован, в апреле выслан в Тифлис.
Осенью 1902 года выехал в Париж, где познакомился с Лениным. Вернувшись в Россию в 1903 году, готовил забастовку железнодорожников в Тифлисе. Вел пропаганду среди рабочих в Москве. Арестован и выслан в Тифлис под гласный надзор полиции. Во время первого побега из сибирской ссылки весной 1904 года молодой Сталин (тогда ещё известный как Коба Джугашвили), находясь в Тифлисе на нелегальном положении, нашёл приют в семье Каменева. На V съезде РСДРП в 1907 года Каменев вошёл в ЦК этой партии. В 1914 году он возглавил газету «Правда».
Во время Первой мировой войны Каменев высказывался против популярного среди большевиков ленинского лозунга о поражении своего правительства в империалистической войне. В ноябре 1914 года арестован и в 1915 году сослан в Туруханский край. Находясь в ссылке в Ачинске, Каменев, вместе с несколькими купцами, послал приветственную телеграмму на имя Михаила Романова в связи с его добровольным отказом от престола, как первого гражданина России. Освобожден после Февральской революции.
В 1917 году неоднократно расходился с Лениным во взглядах. Выступал против лозунга «Долой войну!», указывая на то, что «германская армия не последовала примеру армии русской и ещё повинуется своему императору».
На заседании ЦК РСДРП(б) 23 октября 1917 года Каменев и Зиновьев голосовали против решения о вооружённом восстании. Свою позицию они изложили в письме «К текущему моменту», направленном ими партийным организациям. Признавая, что партия ведёт за собой «большинство рабочих и, значит, часть солдат» (но вовсе не большинство основной массы населения), они высказывали надежду, что можно действовать через Учредительное собрание, которое должно было быть избрано в ноябре 1917 года, а не вооруженным путем. Каменев считал, что большевики могут подорвать свои успехи, если «возьмут сейчас на себя инициативу выступления и тем поставят пролетариат под удар сплотившейся контрреволюции». 18 октября в меньшевистской газете «Новая Жизнь» Каменев опубликовал статью «Ю. Каменев о «выступлении». С одной стороны, Каменев объявил, что ему «неизвестны какие-либо решения нашей партии… но… ряд товарищей-практиков находят, что взять на себя инициативу вооружённого восстания в настоящий момент…» Ленин расценил это выступление как разглашение фактически секретного решения ЦК и потребовал исключить Каменева и Зиновьева из партии.
Тем не менее во время Октябрьской революции 1917 года Каменев избран председателем ВЦИК. В период осложнения ситуации с властью, когда профсоюз железнодорожников потребовал создать коалиционное правительство большевиков с меньшевиками и эсерами и исключить из правительства Ленина и Троцкого, Каменев в знак согласия с этими требованиями 17 ноября 1917 покинул свой пост. По предложению Ленина 21 ноября Свердлов был поставлен председателем ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов.
В ноябре 1917 года был в Брест-Литовске на переговорах.
В январе 1918 года Каменев во главе советской делегации выехал за границу в качестве нового посла России во Франции, но французское правительство отказалось признать его полномочия. При возвращении в Россию он арестован 24 марта 1918 года на Аландских островах финскими властями. Каменев был освобождён 3 августа 1918 года в обмен на арестованных в Петрограде финнов.
12 марта 1918 года столица была перенесена из Петрограда в Москву.
С сентября 1918 года Каменев – член Президиума ВЦИК, а с октября 1918 года – председатель Моссовета (этот пост он занимал до мая 1926 года).
С марта 1919 года Каменев стал членом Политбюро ЦК РКП(б). 3 апреля 1922 года именно Каменев предложил назначить Сталина Генеральным секретарём ЦК РКП(б). С 1922 года в связи с болезнью Ленина Каменев председательствовал на заседаниях Политбюро.
К Каменеву не раз обращались за помощью ученые, писатели; некоторых он сумел добиться освободить из заключения. В свой дом в Коктебеле Каменева приглашал поэт Волошин, который в годы Гражданской войны пытается умерить вражду, спасти в своём доме преследуемых: сперва красных от белых, затем, после перемены власти, – белых от красных. Это не мешало Каменеву вместе с Уншлихтом и Курским составлять для ГПУ списки «враждебных интеллигентских группировок», по которым неблагонадежных высылали за рубеж.
После образования СССР в декабре 1922 года Каменев стал членом Президиума ЦИК СССР. С 1923 года Каменев стал заместителем председателя СНК СССР и СТО СССР, а также директором Института Ленина.
Во внутрипартийной борьбе между Сталиным и Троцким в 1924–1925 годах Каменев поддержал Сталина.
Однако в 1925 году вместе с Зиновьевым и Крупской встал в оппозицию к Сталину и набиравшему силу Бухарину; стал одним из лидеров «новой оппозиции». На XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 года Каменев заявил: «Товарищ Сталин не может выполнять роль объединителя большевистского штаба. Мы против теории единоначалия, мы против того, чтобы создавать вождя». После этого потерял свои посты и был назначен наркомом внешней и внутренней торговли СССР. 26 ноября 1926 года он был назначен полпредом в Италии. Числился послом в период 26 ноября 1926 года до 7 января 1928 года.
В октябре 1926 года Каменев выведен из Политбюро, в апреле 1927 года – из Президиума ЦИК СССР, а в октябре 1927 года – из ЦК ВКП(б). В декабре 1927 года на XV съезде ВКП(б) Каменев исключён из партии. Его выслали в Калугу. Вскоре он выступил с заявлением о признании ошибок. Тогда в июне 1928 года Каменева восстановили в партии. В 1928–1929 годах он был начальником Научно-технического управления СССР, а с мая 1929 года – председателем Главного концессионного комитета при СНК СССР
В начале 30-х годов, на фоне провала коллективизации, обострения хозяйственно-политического кризиса и дальнейшего ужесточения внутрипартийного режима, в ВКП(б) усиливалась оппозиция сталинскому курсу, оживились старые оппозиционные течения. В 1932 году в Москве образовалась оппозиционная группа большевиков с дореволюционным стажем. Провозгласили создание «Союза марксистов-ленинцев» 21 августа 1932 года под Москвой. Платформа их содержала резкую критику политики Сталина и его окружения. История «Союза» закончилась 14 сентября 1932 года сообщением в ЦК об обращении «Ко всем членам партии»; документ прилагался. Каменев в октябре 1932 года был вновь исключён из партии за недоносительство в связи с этим делом и отправлен в ссылку в Минусинск.
В декабре 1933 года Каменев снова восстановлен в партии, на XVII съезде ВКП(б) выступил с покаянной речью, – что не уберегло его от дальнейших репрессий.
После убийства Кирова, в декабре 1934 года, Каменев вновь был арестован и 16 января 1935 года приговорён к 5 годам тюрьмы по делу так называемого «Московского центра» за создание подпольной контрреволюционной организации с целью осуществления террористических актов в отношении руководителей партии и правительства.
27 июня 1935 года приговорён к 10 годам тюрьмы по делу «Кремлёвской библиотеки и комендатуры Кремля» – ряд служащих Кремля, сотрудников кремлевской комендатуры, военнослужащие обвинялись в создании нелегальной антисоветской организации и подготовке покушения на Сталина. Было объявлено, что из-за преступного попустительства секретаря Президиума ЦИК СССР Авеля Енукидзе на территории Кремля была создана террористическая группа, главным в которой является Лев Каменев. Сюда же притянули и Троцкого, Зиновьева, меньшевиков, белогвардейцев.
В августе 1936 года Каменев был выведен в качестве подсудимого на Первый московский процесс – по делу так называемого «Троцкистско-зиновьевского объединённого центра», 24 августа осуждён к высшей мере наказания. По дороге к месту расстрела он держался стойко, пытался приободрить павшего духом Григория Зиновьева. От последнего слова отказался.
25 августа 1936 года Каменев был расстрелян.
В 1988 году реабилитирован за отсутствием состава преступления.
Литвинов Максим Максимович
1876–1951
советский дипломат и государственный деятель
Максим Максимович Литвинов (настоящее имя Макс (Меер-Генох) Моисеевич Валлах Филькинштейн) родился 17 июля 1876 года, в городе Белосток Гродненской губернии (тогда Российская империя, ныне Польша) в семье еврейского торговца. Учился в хедере, а затем в реальном училище. Закончив в 1893 году учёбу в реальном училище, поступил вольноопределяющимся в армию, служил пять лет в Баку в составе 17-го Кавказского пехотного полка.
В 1898 году Литвинов становится членом РСДРП. В 1900 году он член Киевского комитета РСДРП. Наладил подпольную типографию, в которой печатал революционные брошюры и листовки. В 1901 году арестован, в 1902 году вместе с одиннадцатью «искровцами» организовал побег из Лукьяновской тюрьмы Киева. Эта тюрьма считалась местом, откуда совершить побег практически невозможно. Заключенные в Лукьяновке, готовя побег, избрали Макса своим «атаманом» за решительность и большую физическую силу. Совершив побег из тюремной камеры, они две недели отсиживались по подвалам и киевским баням, потом лесами вышли на железную дорогу, добрались до Вильно, а оттуда с помощью контрабандистов перешли германскую границу и пробрались в Цюрих.
В Швейцарии Валлаху, ставшему Максимом Литвиновым (партийная кличка «папаша»), поручают заведовать экспедицией газеты «Искра». В его обязанности входят встреча революционеров, бежавших из царской России, связь с конспиративными квартирами распространителей газеты, нелегальная транспортировка «Искры» в Россию, закупка и переправка оружия для российских боевиков.
Весной 1904 нелегально приехал в Россию, ездил по стране по партийным делам. Был членом Рижского, Северозападного комитетов партии и Бюро комитетов большинства. Во время революции 1905–1907 годов Литвинов занимается закупкой и поставкой в Россию оружия для революционных организаций.
С 1907 года жил в эмиграции. В 1907 году был секретарем делегации РСДРП на конгрессе в Штутгарте.
В 1908 году во Франции арестован по делу о разбойном нападении на карету инкассаторов государственного банка, совершенном в 1907 году в Тифлисе знаменитым террористом Камо под руководством Красина и Сталина. Пятисотенные купюры должен был разменять Литвинов в банках Европы, но его выдал провокатор. Французские власти предложили Литвинову покинуть пределы Франции.
Так начался 10-летний лондонский период жизни Максима Литвинова. С 1908 года он – секретарь лондонской группы большевиков, а для прикрытия работает мелким служащим в издательской фирме «Уильямс и Норгейт».
В 1916 году, в сорокалетнем возрасте, Литвинов женился на молодой английской писательнице Айви Лоу, родившейся в семье венгерских евреев. С Айви он прожил всю жизнь, до своего последнего дня; только через много лет после смерти мужа в 1972 году ей было разрешено вернуться в Англию.
Революция застала Литвинова в Лондоне. Одним из первых постановлений молодого советского правительства в ноябре 1917 года было назначение Литвинова своим представителем в Лондоне.
Первоначально Британское правительство не признало его полномочий официально, но поддерживало неофициальные контакты с Литвиновым. В январе 1918 года английское правительство направило в Советскую Россию в качестве своего представителя Локкарта. Литвинов написал для Локкарта рекомендательное письмо к Троцкому: «…податель сего, мистер Локкарт отправляется в Россию с официальной миссией. Я считаю его поездку в Россию полезной с точки зрения наших интересов…» 6 сентября 1918 года Литвинова арестовывают в ответ на арест в России английского дипломата Локкарта. Проведя 10 дней в Брикстонской тюрьме, Литвинов был освобожден, а через месяц страны организовали обмен этих дипломатов.
В Москве он был назначен вначале членом Коллегии Наркомата иностранных дел РСФСР, а в 1921 году – заместителем наркома по иностранным делам вначале РСФСР, а с 1923 года – СССР Наркомом был Георгий Чичерин, которого Литвинов сменил в 1933 году.
Возглавлял советские делегации на конференции Лиги наций по разоружению (1932 год), на Мировой экономической конференции в Лондоне (1933 год).
За время пребывания на посту наркома иностранных дел Литвинов добился признания СССР на международной арене. Так, в 1933 году были установлены дипломатические отношения между СССР и США. В ходе своей поездки в Америку Литвинов сумел убедить президента Рузвельта в том, что нет ничего важнее для двух стран, чем признать друг друга. В Москве результатами поездки наркома Литвинова в Америку были довольны. В знак особого расположения Сталин распорядился предоставить Литвинову государственную дачу.
Литвинов добился также приёма СССР в Лигу наций, в которой был официальным представителем в 1934–1938 годах. Выступления Литвинова в Лиге наций и на других форумах против гитлеровской Германии способствовали росту его международной популярности.
Во второй половине 30-х годов Литвинову стало трудно работать в государственном аппарате. Волна сталинских репрессий прокатилась тяжёлым катком по его наркомату. В 1937–1938 годах были арестованы почти все его заместители. Сталин взял курс на сближение СССР с Германией, а Литвинов был известен как один из авторов концепции «системы коллективной безопасности» против растущей угрозы германской агрессии. Кроме того, Гитлер не считал еврея Литвинова приемлемым партнером на предстоящих переговорах по пакту Молотова – Риббентропа. В ночь с 3 на 4 мая 1939 года здание наркоминдела было оцеплено войсками НКВД. Утром Молотов, Маленков и Берия сообщили Литвинову о его снятии с поста народного комиссара. Полвека спустя Молотов признался: «В 1939 году, когда сняли Литвинова и я пришел на иностранные дела, Сталин сказал мне: «Убери из наркомата евреев».
С уходом в 1939 году с поста наркома прекращает активную политическую деятельность.
После нападения Гитлера на СССР, когда положение в стране стало катастрофическим, Литвинов вновь был востребован Сталиным и направлен в Вашингтон в качестве угодного Рузвельту посла. Он прибыл туда в декабре 1941 года. Литвинов проделал там огромную полезную работу, добившись распространения на Советский Союз лендлиза и займа в миллиард долларов. В этом ему помогли личные к нему симпатии Рузвельта и других американских деятелей. Как только дела наладились, Молотов снова повел интриги против Литвинова. Его отозвали из Вашингтона.
Вернувшись в Москву, Литвинов, хотя и получил формально пост заместителя министра иностранных дел, фактически оказался не у дел. В 1946 году он был отправлен в отставку окончательно, жил на даче под Москвой и в последние годы жизни постоянно ожидал ареста.
Как вспоминает Микоян, в послевоенные годы, когда Литвинов был уже фактически отстранен от дел и жил на даче, его часто навещали высокопоставленные американцы, приезжавшие тогда в Москву и не упускавшие случая по старой памяти посетить его. Они беседовали на всякие, в том числе и на политические, темы. Одна из бесед была подслушана и записана. Американцы жаловались, что советское правительство занимает по многим вопросам неуступчивую позицию, что американцам трудно иметь дело со Сталиным из-за его упорства. Литвинов на это сказал, что американцам не следует отчаиваться, надо проявить твердость, и «советские руководители пойдут на уступки». По существу, это было государственное преступление, предательство. Сперва Сталин хотел судить и расстрелять Литвинова. Но это могло быть чревато международным скандалом. И много лет спустя Литвинов должен был погибнуть в автомобильной катастрофе…
В конце 1951 года он перенёс очередной инфаркт.
Литвинов скончался 31 декабря 1951 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Ягода Генрих Григорьевич
1891–1938
советский государственный и политический деятель
Генрих Григорьевич Ягода (Енох Гершенович – Генах Гиршевич – Иегода) родился 20 ноября 1891 года в Рыбинске в еврейской ремесленной семье. Его отец, Гершон Фишелевич Ягода, был печатником-гравёром. Кроме Еноха, в семье было двое сыновей и пять дочерей. Отец Ягоды приходился двоюродным братом Михаилу Израилевичу Свердлову, отцу Якова Свердлова, жившему в Нижнем Новгороде. Вскоре после рождения Еноха семья переехала в Нижний Новгород, где отец работал подмастерьем у печатников.
Семья была связана с социал-демократами. В 1904 году Гершон Ягода согласился, чтобы у него в квартире находилась подпольная типография Нижегородского комитета РСДРП(б). Юный Енох участвовал в работе подпольной типографии. В декабре 1905 года во время декабрьского вооруженного восстания в Сормове, рабочей слободе под Нижним Новгородом, погиб старший брат Михаил.
В 1911 году на Генриха Ягоду было возложено поручение: связаться с московской группой анархистов для совместного ограбления банка. Летом 1912 года Генриха Ягоду задержали в Москве: будучи евреем, он не имел права жить в Москве и поселился там по подложному паспорту, оформленному на имя некоего Галушкина у своей сестры Розы – члена партии анархистов. Суд приговорил его к двум годам ссылки в Симбирск, где у деда был свой дом. Амнистия по случаю 300-летия дома Романовых сократила срок ссылки на год. Это позволило Генриху Ягоде уже летом 1913 года не только вернуться из ссылки, но и поселиться в Санкт-Петербурге. Для этого ему пришлось принять православие и формально отказаться от иудаизма.
В 1915 году Генриха Ягоду призвали в армию и отправили на поля сражений Первой мировой войны. Он дослужился до ефрейтора. Осенью 1916 года получил ранение.
Был участником Октябрьской революции в Петрограде.
С ноября 1917 года по апрель 1918 года – ответственный редактор газеты «Крестьянская беднота».
С 1918 года работал в Петроградской ЧК. В 1918–1919 годах сотрудник Высшей Военной инспекции РККА. В 1919 году по протекции Свердлова и Дзержинского его перевели в Москву.
В 1919–1920 годах член коллегии Народного комиссариата внешней торговли. С 1920 член Президиума ВЧК, затем член коллегии ГПУ. С сентября 1923 – второй заместитель председателя ОГПУ, с июля 1926 года – первый. Председателем был Менжинский, который часто болел, и Ягода фактически возглавлял ОГПУ.
Во внутрипартийной борьбе поддержал Сталина. В июле 1934 года был образован НКВД СССР. Новый наркомат, а также Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) возглавил Генрих Ягода.
Под руководством Ягоды был учреждён ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей), началось строительство Беломоро-Балтийского канала силами заключённых. В честь заслуг Ягоды по организации лагерных строек был даже воздвигнут специальный памятник на последнем шлюзе Беломорско-Балтийского канала в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды, внутри которой находился гигантский бронзовый бюст Ягоды. В начале 30-х годов в ГУЛАГе содержалось примерно 200 тысяч человек. Всего за годы существования системы ГУЛАГ через него прошли 15–18 миллионов человек. Из них скончались в лагерях примерно 1,5 миллиона.
Ягода официально носил титул «первого инициатора, организатора и идейного руководителя социалистической индустрии тайги и Севера». В 1935 году Ягоде первому было присвоено звание «Генеральный комиссар госбезопасности».
Активно участвовал в организации судебных процессов над «убийцами» Кирова, «Кремлёвского дела». В августе 1936 состоялся показательный Первый Московский процесс против Каменева и Зиновьева.
С сентября 1936 года начинается понижение Ягоды. Он был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи. В апреле 1937 снят и с этого поста, исключён из ВКП(б). 4 апреля центральные газеты СССР опубликовали официальное сообщение за подписью председателя Президиума ЦИК СССР Калинина, в котором отмечалось: «Ввиду обнаруженных преступлений уголовного характера народного комиссара связи Г.Г. Ягоды Президиум ЦИК СССР постановляет <…> передать дело следственным органам». 5 апреля 1937 года был арестован.
Первоначально Ягоду обвинили в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», затем ещё обвинили в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Ягода был обвинен в том, что Менжинский был умерщвлён в результате неправильного лечения по его приказу по заданию правотроцкистского блока.
Его жена Ида Авербах (племянница Свердлова) была уволена из прокуратуры и 9 июня 1937 года арестована «как член семьи осуждённого НКВД СССР». Вместе с матерью и семилетним сыном она была отправлена в ссылку в Оренбург сроком на пять лет, позже расстреляна.
В феврале 1938 года Ягода предстал на Третьем московском процессе как один из главных обвиняемых. На обвинение в шпионаже ответил: «Нет, в этом я не признаю себя виновным. Если бы я был шпионом, то уверяю вас, что десятки государств вынуждены были бы распустить свои разведки».
На процессе Ягода признал себя виновным в том, что прикрывал участников заговора, будучи заместителем председателя ОГПУ.
На вопрос государственного обвинителя Вышинского, о чем он сожалеет, Ягода ответил: «Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял».
Расстрелян 15 марта 1938 года в Лубянской тюрьме НКВД.
Каганович Лазарь Моисеевич
1893–1991
советский государственный и партийный деятель
Родился 22 ноября 1893 года в еврейской семье прасола Моисея Гершковича Кагановича в деревне Кабаны Радомысльского уезда Киевской губернии. Его отец – прасол Моисей Каганович – скупал скот и гуртами отправлял его на бойни Киева, соответственно семья Кагановичей бедной не была.
С четырнадцатилетнего возраста Лазарь начал работать в Киеве на разных заводах, обувных фабриках и мастерских сапожником. Лишённая многих прав, которыми пользовались в России не только русские, но и другие «инородцы», еврейская молодежь была благодатной средой для революционной агитации. Подвергшись этой агитации, Лазарь в 1911 году стал членом РСДРП(б).
С 1914 по 1915 год – член Киевского комитета партии. В 1915 году был арестован и выслан этапом на родину, но вскоре вернулся нелегально в Киев. В 1916 году переехал в Юзовку (ныне город Донецк), где был руководителем большевистской организации и организатором Союза сапожников. С начала Февральской революции 1917 года был руководителем Юзовского комитета партии и заместителем председателя Юзовского совета рабочих депутатов. С мая 1917 года находился на военной службе, был председателем Саратовской военной большевистской организации, членом Саратовского комитета партии большевиков. В июне был делегатом Всероссийской конференции большевистских военных партийных организаций, на которой избран членом Всероссийского бюро военных партийных организаций при ЦК РСДРП(б).
В 1918 году стал комиссаром организационно-агитационного отдела Всероссийской коллегии по организации Красной Армии, что позволило ему установить личные связи с рядом известных большевиков.
В середине 1918 года был направлен в Нижний Новгород, который в связи с продвижением частей чехословацкого корпуса превратился в прифронтовой город. Находясь на посту председателя Нижегородского губкома РКП(б) и губисполкома (май 1918—август 1919 годов), проводил в жизнь указания Ленина при помощи массового террора, включая расстрелы заложников из числа «классово чуждых элементов».
В развернувшейся после смерти Ленина в 1924 году острой внутрипартийной борьбе Сталину было крайне важно обеспечить себе поддержку Украины. По рекомендации Сталина Каганович был избран в 1925 году Генеральным секретарем ЦК КП(б) Украины. Полностью поддерживал линию Сталина в отношении нэпа, Каганович боролся за наращивание капитальных вложений в индустриальное развитие Украины, в частности был приверженцем строительства Днепровской электростанции. Трудности в ходе кампании хлебозаготовок объяснял исключительно сопротивлением кулачества. Осуществлял выдвижения украинских кадров и вовлечения украинцев в партию, одновременно провел жесткую «чистку» партийных кадров, исключив из партии и репрессировав большое число местных коммунистов. Оппозиция Лазарю Моисеевичу нарастала. В 1928 году Сталину пришлось вернуть Кагановича в Москву.
В начале 1930 года Каганович стал первым секретарем Московского областного, а затем и городского комитетов партии, а также полноправным членом Политбюро ЦК ВКП(б).
Под руководством Кагановича была проведена модернизация Москвы, развернуто новое строительство, в ходе которого безжалостно, в массовом порядке, сносились исторические и архитектурные памятники (Храм Христа Спасителя, Сухарева башня, Страстной монастырь). Каганович держал под личным контролем возводимый силами заключенных канал «Москва – Волга» и строительство столичного метро, названного после пуска в 1935 году его именем.
Первая половина 30-х годов – время наибольшей власти Кагановича. Энергичный и умелый руководитель, всецело веривший в правоту генеральной линии партии, Каганович отличался уникальной работоспособностью. В 1933 году возглавил созданный сельскохозяйственный отдел ЦК ВКП(б).
Каганович – один из главных организаторов чрезвычайных хлебозаготовок и террора в период массового голода. Во время коллективизации был эмиссаром Сталина в основных зерновых районах страны (Украина, Сибирь, Северный Кавказ). Везде добивался увеличения темпов коллективизации, действовал жестко и безжалостно, высылал сотни тысяч «кулаков» и «подкулачников», подчас целыми деревнями. Весной 1932 года принимал активное участие в подавлении забастовок рабочих Иваново-Вознесенска, связанных с уменьшением продовольственного обеспечения по карточкам.
Осенью 1932 года Каганович выехал на Северный Кавказ для увеличения хлебозаготовок. Станицы, не выполняющие план хлебозаготовок, вывешивались на «черные доски». Им не подвозили товары, запрещали колхозную торговлю, проводили «чистку» от всякого рода чуждых и враждебных элементов, арестовывали «организаторов саботажа хлебозаготовок и сева». В результате этого от голода умерли сотни человек. «В северные области» только из трех станиц – Полтавской, Медведовской и Урупской – было выселено 45600 человек из 47500.
Был одним из создателей в 1933 году новой системы административно-репрессивного контроля над сельским хозяйством посредством организации сети политотделов МТС и совхозов.
В качестве председателя Центральной комиссии по «чистке» партии руководил проходившей в 1933—34 годах «чисткой партийных рядов».
За умение добиваться поставленных Сталиным задач любыми средствами получил прозвище «Железный Лазарь». Он был одним из первых, кого наградили введенным в стране высшим знаком отличия – орденом Ленина.
Во второй половине 1930-х годов карьера Кагановича пошла на спад. До войны Каганович был наркомом путей сообщения СССР, наркомом тяжелой промышленности. Во время войны Каганович – член Государственного комитета обороны СССР, член военного совета Северо-Кавказского фронта, член военного совета Закавказского фронта.
В послевоенный период Каганович впал в немилость. Ему дозволялось лишь изредка посещать заседания в кремлевском кабинете, в марте 1946 года он был выведен из состава Оргбюро ЦК и назначен министром промышленности строительных материалов.
После смерти Сталина Каганович поддержал предложение Хрущева и Маленкова арестовать и устранить Берию.
В дальнейшем Лазарь Моисеевич занимался разработкой нового пенсионного законодательства, в результате принятия которого пенсию стали получать все слои населения.
В 1957 году объявлен членом «антипартийной группировки Молотова – Маленкова – Кагановича», попытавшейся в июне 1957 года сместить Хрущёва с должности Первого секретаря ЦК КПСС.
Снят со всех постов и отправлен на мелкие хозяйственные должности. В декабре 1961 года исключён из КПСС. При исключении из партии Каганович обвинялся в том, что лично подписал списки на расстрел 36 тысяч человек. 13 января 2010 года Апелляционный суд Киева признал Кагановича, а также Косиора, Хатаевича, Чубаря, Молотова, Сталина виновными в геноциде на Украине в 1932–1933 годах.
С 1961 года – персональный пенсионер. Жил в Москве в добровольном затворничестве на Фрунзенской набережной.
Умер Каганович в Москве 25 июля 1991 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Ученые
Алфёров Жорес Иванович
р. 1930
российский физик, лауреат Нобелевской премии 2000 года
Жорес Иванович Алфёров родился в белорусско-еврейской семье Ивана Карповича Алфёрова и Анны Владимировны Розенблюм в белорусском городе Витебске. Имя получил в честь Жана Жореса, международного борца против войны, основателя газеты «Юманите». После 1935 года семейство переехало на Урал, где отец работал директором целлюлозно-бумажного завода. Там Жорес учился с пятого по восьмой класс. 9 мая 1945 года Иван Карпович Алфёров получил направление в Минск, где Жорес окончил среднюю школу с золотой медалью. По совету учителя физики поехал поступать в Ленинградский электротехнический институт им. В.И. Ульянова (Ленина), куда был принят без экзаменов. Он учился на факультете электронной техники.
Со студенческих лет Алфёров участвовал в научных исследованиях. На третьем курсе он пошел трудиться в вакуумную лабораторию профессора Б.П. Козырева. Там он начал экспериментальную работу под руководством Н.Н. Созиной. Так, в 1950 году полупроводники стали главным делом его жизни.
В 1953 году, после окончания ЛЭТИ, Алфёров был принят на работу в Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе. В первой половине 50-х годов перед институтом была поставлена проблема создать отечественные полупроводниковые приборы для внедрения в отечественную индустрию. Перед лабораторией, в которой Алфёров работал младшим научным сотрудником, стояла задача: приобретение монокристаллов чистого германия и создание на его основе плоскостных диодов и триодов. Алфёров участвовал в разработке первых отечественных транзисторов и силовых германиевых приборов. За комплекс проведенных работ в 1959 году он получил первую правительственную награду, в 1961 году им была защищена кандидатская диссертация.
Будучи кандидатом физико-математических наук, Алфёров мог перейти к разработке собственной темы. В те годы была высказана мысль использования в полупроводниковой технике гетеропереходов. Создание совершенных структур на их основе могло привести к качественному скачку в физике и технике. Однако попытки реализовать приборы на гетеропереходах не давали практических результатов. Причина неудач крылась в трудности создания близкого к идеальному перехода, выявлении и получении необходимых гетеропар. Во многих журнальных публикациях и на различных научных конференциях неоднократно говорилось о бесперспективности проведения работ в этом направлении.
Алфёров продолжал технологические исследования. В основу их им были положены эпитаксиальные методы, позволяющие влиять на фундаментальные параметры полупроводника: ширина запрещенной зоны, размерность электронного сродства, эффективная масса носителей тока, показатель преломления внутри единого монокристалла. Ж.И. Алфёров с сотрудниками создали не только гетероструктуры, близкие по своим свойствам к идеальной модели, но полупроводниковый гетеролазер, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре. Открытие Ж.И. Алфёровым идеальных гетеропереходов и новых физических явлений – «суперинжекции», электронного и оптического ограничения в гетероструктурах – позволило еще и кардинально улучшить параметры большинства известных полупроводниковых приборов и сформировать принципиально новые, в особенности перспективные для применения в оптической и квантовой электронике. Новый период исследований гетеропереходов в полупроводниках Жорес Иванович обобщил в докторской диссертации, которую защитил в 1970 году.
Работы Ж.И. Алфёрова были по заслугам оценены международной и отечественной наукой. В 1971 году Франклиновский институт (США) присуждает ему престижную медаль Баллантайна, называемую «малой Нобелевской премией» и учрежденную для награждения за лучшие работы в области физики. В 1972 году следует самая высокая награда СССР – Ленинская премия.
С использованием технологии Алфёрова в России (впервые в мире) было организовано изготовление гетероструктурных солнечных элементов для космических батарей. Одна из них, установленная в 1986 году на космической станции «Мир», проработала на орбите весь срок эксплуатации без существенного снижения мощности.
На основе работ Алфёрова и его сотрудников созданы полупроводниковые лазеры, работающие в широкой спектральной области. Они нашли широкое использование в качестве источников излучения в волоконно-оптических линиях связи повышенной дальности.
С начала 1990-х годов Алфёров занимался исследованием свойств наноструктур пониженной размерности: квантовых проволок и квантовых точек. В 1993–1994 годах впервые в мире реализуются гетеролазеры на основе структур с квантовыми точками – «искусственными атомами». В 1995 году Ж.И. Алфёров со своими сотрудниками впервые демонстрирует инжекционный гетеролазер на квантовых точках, работающий в непрерывном режиме при комнатной температуре. Исследования Ж.И. Алфёрова заложили основы принципиально новой электроники на основе гетероструктур с широким диапазоном применения, известной ныне как «зонная инженерия».
В 1972 году Алфёров стал профессором, а через год – заведующим базовой кафедрой оптоэлектроники ЛЭТИ. С 1987 по май 2003 года – директор ФТИ им. А.Ф. Иоффе, с мая 2003 по июль 2006 года – научный руководитель. С момента основания в 1988 году декан физико-технического факультета СПбГПУ.
В 1990–1991 годах – вице-президент АН СССР, председатель Президиума Ленинградского научного центра. Академик АН СССР (1979 год), затем РАН, почётный академик Российской академии образования. Главный редактор «Писем в Журнал технической физики». Был главным редактором журнала «Физика и техника полупроводников».
10 октября 2000 года по всем программам российского телевидения сообщили о присуждении Ж.И. Алфёрову Нобелевской премии по физике за 2000 год за развитие полупроводниковых гетероструктур для высокоскоростной оптоэлектроники. Современные информационные системы должны отвечать двум основополагающим требованиям: быть скоростными, чтобы громадный объем информации можно было передать за короткий промежуток времени, и компактными, чтобы уместиться в офисе, дома, в портфеле или кармане. Своими открытиями Нобелевские лауреаты по физике за 2000 год создали основу таковой современной техники. Они открыли и развили быстрые опто– и микроэлектронные компоненты, которые создаются на базе многослойных полупроводниковых гетероструктур. На основе гетероструктур созданы мощные высокоэффективные светоизлучающие диоды, используемые в дисплеях, лампах тормозного освещения в автомобилях и светофорах. В гетероструктурных солнечных батареях, которые обширно используются в космической и наземной энергетике, достигнуты рекордные эффективности преобразования солнечной энергии в электрическую.
С 2003 года Алфёров председатель научно-образовательного комплекса «Санкт-Петербургский физико-технический научно-образовательный центр» РАН. Часть своей Нобелевской премии Алфёров отдал на развитие научно-образовательного центра физико-технического института. «В центр приходят еще школьниками, учатся по углубленной программе, потом – институт, аспирантура, академическое образование, – рассказывает член президиума РАН, академик, директор Института радиотехники и электроники Юрий Гуляев. – Когда из страны валом начали уезжать ученые, а выпускники школ почти поголовно стали предпочитать бизнес образованию и науке – возникла страшная опасность, что знания старшего поколения ученых некому будет передать. Алфёров нашел выход и буквально совершил подвиг, создав эту своего рода теплицу для будущих ученых».
22 июля 2007 года было опубликовано «Письмо десяти академиков» («письмо десяти» или «письмо академиков») – открытое письмо десяти академиков РАН (Е. Александрова, Ж. Алфёрова, Г. Абелева, Л. Баркова, А. Воробьёва, В. Гинзбурга, С. Инге-Вечтомова, Э. Круглякова, М. Садовского, А. Черепащука) «Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны?» Президенту России В. В. Путину. В письме выражена обеспокоенность «все возрастающей клерикализацией российского общества, активным проникновением церкви во все сферы общественной жизни», в частности в систему государственного образования. «Верить или не верить в Бога – дело совести и убеждений отдельного человека, – пишут академики. – Мы уважаем чувства верующих и не ставим своей целью борьбу с религией. Но мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научное Знание, вытравить из образования материалистическое видение мира, подменить знания, накопленные наукой, верой. Не следует забывать, что провозглашенный государством курс на инновационное развитие может быть осуществлён лишь в том случае, если школы и вузы вооружат молодых людей знаниями, добытыми современной наукой. Никакой альтернативы этим знаниям не существует».
Письмо вызвало огромную реакцию во всем обществе. Министр образования заявил: «Письмо академиков сыграло положительную роль, поскольку вызвало широкую общественную дискуссию, ряд представителей РПЦ придерживается такого же мнения». 13 сентября 2007 года президент России В.В. Путин заявил, что изучение в государственных школах предметов религиозной тематики нельзя делать обязательным, ибо это противоречит российской конституции.
В феврале 2008 года было опубликовано Открытое письмо представителей научной общественности к президенту РФ в связи с планами введения в школах курса «Основы православной культуры» (ОПК). К середине апреля письмо подписали более 1700 человек, из которых более 1100 имеют ученые степени (кандидаты и доктора наук). Позиция подписавшихся сводится к следующему: введение ОПК неизбежно приведет к конфликтам в школах на религиозной почве; для реализации «культурных прав» верующих нужно использовать не общеобразовательные, а уже имеющиеся в достаточных количествах воскресные школы; теология, она же богословие, не является научной дисциплиной.
С 2010 года – сопредседатель Консультативного научного Совета фонда «Сколково». Инновационный центр «Сколково» (российская «Кремниевая долина») – строящийся современный научно-технологический комплекс по разработке и коммерциализации новых технологий. В составе фонда «Сколково» существует пять кластеров, соответствующих пяти направлениям развития инновационных технологий: кластер биомедицинских технологий, кластер энергоэффективных технологий, кластер информационных и компьютерных технологий, кластер космических технологий и кластер ядерных технологий.
С 2011 – депутат Государственной думы Федерального собрания РФ 6 созыва от партии КПРФ.
Учредил Фонд поддержки образования и науки для поддержки талантливой учащейся молодёжи, содействия её профессиональному росту, поощрения творческой активности в проведении научных исследований в приоритетных областях науки. Первый вклад в Фонд был сделан Жоресом Алфёровым из средств Нобелевской премии.
В своей книге «Физика и жизнь» Ж.И. Алфёров, в частности, пишет: «Все, что создано человечеством, создано благодаря науке. И если уж суждено нашей стране быть великой державой, то она ею будет не благодаря ядерному оружию или западным инвестициям, не благодаря вере в Бога или Президента, а благодаря труду ее народа, вере в знание, в науку, благодаря сохранению и развитию научного потенциала и образования».

Выготский Лев Семёнович
1896–1934
советский психолог
Лев Симхович Выгодский (в 1917 и 1924 годах изменил отчество и фамилию) родился 17 ноября 1896 года в городе Орша в семье заместителя управляющего Гомельского отделения Соединённого банка, купца Симхи (Семёна) Яковлевича Выгодского и его жены Цили (Цецилии) Моисеевны Выгодской. Он был вторым из восьмерых детей в семье.
Образованием мальчика занимался частный учитель Шолом (Соломон) Мордухович Ашпиз, известный использованием так называемого метода сократического диалога.
В 1917 году Лев Выготский окончил юридический факультет Московского университета и одновременно – историко-философский факультет народного университета им. Шанявского.
С 1924 работал в Московском государственном институте экспериментальный психологии, затем в основанном им институте дефектологии; читал лекции в научных и учебных учреждениях Москвы (Институт психологии, АКВ им. Н.К. Крупской, педагогический факультет 2-го МГУ и др.), Ленинграда и Харькова. Профессор института психологии в Москве. Научную деятельность начал с изучения психологии искусства – исследовал психологические законы восприятия литературных произведений («Психология искусства», 1925 год, опубликовано в 1965 году).
Становление Выготского как учёного совпало с периодом перестройки советской психологии на основе методологии марксизма, в которой он принял активное участие. В поисках методов объективного изучения сложных форм психической деятельности и поведения личности Выготский подверг критическому анализу ряд философских и большинство современных ему психологических концепций («Смысл психологического кризиса», рукопись создана в 1926 году), показывая бесплодность попыток объяснить поведение человека, сводя высшие формы поведения к низшим элементам.
Весь московский период жизни, все десять лет Лев Семенович параллельно с психологическими исследованиями вел теоретическую и экспериментальную работу в области дефектологии. Он разработал качественно новую теорию развития аномального ребенка.
В сфере научных интересов Л.С. Выготского был большой круг вопросов, относящихся к изучению, развитию, обучению и воспитанию аномальных детей. Наиболее значимыми являются проблемы, помогающие понять сущность и природу дефекта, возможности и особенности его компенсации и правильной организации изучения, обучения и воспитания аномального ребенка.
Лев Семенович начал свою научную и практическую деятельность в области дефектологии еще в 1924 году, когда он был назначен заведующим подотделом аномального детства при Наркомпросе. В последующие годы. Л.С. Выготский вел не только интенсивную научную, но и проделал большую практическую и организационную работу в этой области.
В 1926 году им была организована лаборатория по психологии аномального детства при Медико-педагогической станции в Москве. За три года своего существования сотрудники этой лаборатории накопили интересный исследовательский материал и проделали важную педагогическую работу. Около года Лев Семенович был директором всей станции, а затем стал ее научным консультантом.
В 1929 году на базе названной выше лаборатории создается Экспериментальный дефектологический институт Наркомпроса (ЭДИ). Директором института был назначен И.И. Данюшевский. С момента создания ЭДИ и до последних дней своей жизни Л.С. Выготский был его научным руководителем и консультантом.
В институте осуществлялось обследование аномального ребенка, диагностирование и планирование дальнейшей коррекционной работы с глухими и умственно отсталыми детьми. Л.С. Выготский обследовал детей, а затем подробно анализировал каждый отдельный случай, вскрывая структуру дефекта и давая практические рекомендации родителям и педагогам.
В ЭДИ существовала школа-коммуна для детей с отклонениями в поведении, вспомогательная школа (для умственно отсталых детей), школа глухих и клинико-диагностическое отделение. В 1933 году Л.С. Выготский совместно с директором института И.И. Данюшевским решили заняться изучением детей с нарушениями речи.
Проведенные Л.С. Выготским в этом институте исследования до сих пор являются основополагающими для практической разработки проблем дефектологии. Созданная Л.С. Выготским научная система в этой области знаний имеет не только историографическое значение, но и существенно влияет на развитие теории и практики современной дефектологии. Его учение до сих пор не теряет своей актуальности и значимости.
Изучая развитие и распад высших психических функций, Выготский приходит к выводу, что структура сознания – это динамическая смысловая система находящихся в единстве аффективных волевых и интеллектуальных процессов. Эти опыты ложатся в основу общепсихологической концепции, известной как «культурно-историческая теория психики», в которой раскрывается общественно-историческая природа сознания, высших психических функций. В книге «История развития высших психических функций» (1930–1931 годы, опубликованной в 1960 году) дано развёрнутое изложение культурно-исторической теории развития психики. По Выготскому, необходимо различать два плана поведения – натуральный (результат биологической эволюции животного мира) и культурный (результат исторического развития общества), слитые в развитии психики. Гипотеза, выдвинутая Выготским, предлагала новое решение проблемы соотношения низших (элементарных) и высших психических функций. Главное различие между ними состоит в уровне произвольности, то есть натуральные психические процессы не поддаются регуляции со стороны человека, а высшими психическими функциями люди могут сознательно управлять.
Эта теория имела важное значение для психологии обучения. Согласно ей, структура социального взаимодействия «взрослый – ребенок», представленная в развернутом виде в так называемой зоне ближайшего развития ребенка, в дальнейшем усваивается им и формирует структуру психических функций. Этим обусловлено соотношение обучения и развития: обучение «ведет за собой» развитие, а не наоборот. Им была сформулирована проблема возраста в психологии, предложен вариант периодизации развития ребенка на основе чередования «стабильных» и «критических» возрастов с учетом характерных для каждого этапа психических новообразований. Изучал стадии развития детского мышления; доказал, что речь социальна и по происхождению, и по функции. Создал новое направление в дефектологии, показав возможность компенсации дефекта за счет развития высших психических функций. Разработал новое учение о локализации психических функций в коре головного мозга. Создал большую научную школу.
Выготский скончался 11 июня 1934 года в Москве от туберкулёза.
Гинзбург Виталий Лазаревич
1916–2009
российский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии 2003 года
Виталий Лазаревич Гинзбург родился в 1916 году в Москве в семье инженера, специалиста по очистке воды, выпускника Рижского политехникума Лазаря Ефимовича Гинзбурга и врача Августы Вениаминовны Гинзбург. Рано остался без матери, умершей от брюшного тифа в 1920 году, когда мальчику было 4 года. Его воспитывала после смерти матери её младшая сестра. До 11 лет получал домашнее образование под руководством отца. В 1927 году поступил в 4-й класс семилетней школы, которую окончил в 1931 году и продолжил среднее образование в фабрично-заводском училище (ФЗУ), затем самостоятельно, работая лаборантом в рентгенологической лаборатории вместе с будущими физиками В.А. Цукерманом и Л.В. Альтшулером, дружба с которыми осталась на всю жизнь.
В.Л. Гинзбург – один из немногих «физиков-универсалов». В 1933 году поступил в Московский государственный университет. На физическом факультете начинал с оптики, затем всю жизнь посвятил теоретической физике. В 1938 году он окончил физический факультет МГУ, в 1940 году – аспирантуру при нём и в том же году защитил кандидатскую диссертацию. В 1940 году Гинзбург разработал квантовую теорию эффекта Вавилова – Черенкова и теорию черенковского излучения в кристаллах. С 1940 года Гинзбург стал сотрудником престижного Физического института Академии наук, где проработал многие десятилетия. Во время войны многие физики были эвакуированы, в частности, в Горький, где осуществлялась связь с супер-секретным ядерным центром под Горьким. В 1942 году при Московском государственном университете защитил докторскую диссертацию. С 1942 года работал в теоретическом отделе имени И.Е. Тамма ФИАНа.
Сразу после войны одновременно с этим он работал профессором Горьковского университета, до 1968 года руководил кафедрой распространения радиоволн и радиоастрономии.
В 1946 году совместно с И.М. Франком создал теорию переходного излучения, возникающего при пересечении частицей границы двух сред.
В 1950 году создал (совместно с Л.Д. Ландау) полуфеноменологическую теорию сверхпроводимости (теория Гинзбурга – Ландау).
В 1950–1951 годах Гинзбург работал над проблемами термоядерных реакций. В 1953 году Виталий Гинзбург получает Государственную премию. Все понимают: это оценка его вклада в создание термоядерного оружия. Награжден орденом Ленина в 1954 году.
В 1958 году В.Л. Гинзбург создал (совместно с Л.П. Питаевским) полуфеноменологическую теорию сверхтекучести (теория Гинзбурга – Питаевского).
В 1966 году академик Гинзбург становится лауреатом Ленинской премии. И это – оценка его труда в другой области: премия за познание и постижение процессов, идущих в глубинах Вселенной.
Гинзбург говорил: «Миф о том, что межпланетное пространство – пустошь, развеян давнехонько. Теперь уже ни у кого не вызывает сомнения, что все космические тела движутся в межпланетной или межзвездной плазме, свойства которой и пытаются определить в эти дни ученые. Задача ответственная и трудная, но она актуальная, так как человек разорвал оковы земного тяготения и стал жителем Солнечной системы». Наша Земля защищена мощной броней магнитных полей, которая отбрасывает поток космических лучей в сторону от Земли, а прорвавшиеся через магнитные поля частицы сталкиваются с молекулами воздуха и погибают на большой высоте. Однако и на поверхности Земли мы все же ощущаем влияние иных миров. Это потоки так называемых вторичных частиц, которые образуются при столкновении космических лучей с ядрами атомов атмосферных газов. Но ученых интересуют первичные частицы, и оттого в небосклон поднимаются шары-зонды, отправляются в горы экспедиции физиков, стартуют геофизические ракеты. С полетом искусственных спутников возможности детального изучения космических лучей безгранично расширились. Появилась вероятность исследовать «чистые» космические лучи. В самом начале космической эры Виталий Лазаревич Гинзбург нередко размышлял о судьбе космонавтики. Он надеялся, что на борту космических аппаратов появится много разнообразных приборов, которые будут исследовать космические лучи и межпланетные поля. К сожалению, такие эксперименты были только единичны.
Основные его труды – по теории распространения волн в ионосфере, радиоастрономии, вопросам происхождения космических лучей, термодинамической теории сегнетоэлектрических явлений, теории сверхпроводимости, оптике, теории излучения, астрофизике. Опубликовал около 400 научных статей и около 10 монографий по физике космических лучей, радиоастрономии и теоретической физике.
Заведовал кафедрой проблем физики и астрофизики ФОПФ МФТИ, которую он создал в 1968 году.
В 1998 году основал Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме Российской академии наук. Был членом Комиссии АН СССР по улучшению стиля работы (являлась комиссией по борьбе с бюрократией).
В 2003 году получил Нобелевскую премию по физике (совместно с А.А. Абрикосовым и Энтони Дж. Леггеттом) «за вклад в теорию сверхпроводников и сверхтекучих жидкостей».
За выдающийся вклад в развитие отечественной науки и многолетнюю плодотворную деятельность был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени (4 октября 2006).
Гинзбург – известный популяризатор науки, сам он писал, что его научно-популярные статьи по стилю изложения рассчитаны на старшеклассников и людей с высшим нефизическим образованием и поэтому он поддерживает использование в таких статьях школьных математических формул. О самых сложных проблемах физики он мог рассуждать светло и доступно. Подчас его лекции превращались в своеобразные путешествия по далеким уголкам Вселенной, создавалось ощущение, что ты находишься на борту какого-то фантастического корабля, для которого не существует ни расстояний, ни времени.
В последние годы жизни – руководитель группы-советник РАН отделения теоретической физики ФИАН.
В.Л. Гинзбург никогда не был в стороне от общественной жизни. В 1955 году он подписал «Письмо трёхсот». Письмо содержало оценку состояния биологии в СССР к середине 1950-х годов, критику научных взглядов и практической деятельности Т.Д. Лысенко, являвшегося в то время одним из руководителей биологической науки в стране. К середине 1950-х годов на фоне бурного развития физических и химических наук в стране и за рубежом, впечатляющих успехов в генетике и молекулярной биологии в мире показывали бесплодность «лысенковщины». Реакции на многие частные разоблачения Лысенко не было, поэтому возникла идея о коллективном обращении. Письмо явилось причиной отставки Лысенко.
В последние годы защищал ученых в период обострения государственной шпиономании, протестовал против клерикализации государства вообще и школьного образования в частности, выступал против пропаганды и распространения лженауки (от астрологии до теории торсионных полей).
Скончался в Москве вечером 8 ноября 2009 года после длительной болезни от сердечной недостаточности.
Зельдович Яков Борисович
1914–1987
советский физик и физик-химик
Родился 8 марта 1914 в Минске в семье адвоката Бориса Наумовича Зельдовича и Анны Павловны Кивелиович. Когда младенцу было четыре месяца, семья переехала в Петербург. По окончании в 1924 году средней школы, Яков устраивается лаборантом в Институт механической обработки полезных ископаемых. Будущий академик так и не получил систематического высшего образования.
С 1932 по 1934 год он учился на заочном отделении физико-математического факультета Ленинградского университета, потом посещал лекции физико-математического факультета Политехнического института, но ни первого, ни второго вуза так и не окончил. Естественно, он непрерывно и настойчиво занимался самообразованием с помощью и под руководством теоретиков института, несмотря на формальное отсутствие диплома, Яков Зельдович вооружился знаниями основательно. И в 1934 году молодой ученый был принят в аспирантуру Института химической физики. Кандидатскую диссертацию составил цикл исследований по адсорбции и катализу. Наиболее важной частью явились результаты исследований адсорбционной изотермы Фрейндлиха. Яков Зельдович установил и математически обосновал реальный смысл ранее непонятной эмпирической закономерности. Защита диссертации состоялась в сентябре 1936 года.
В это время Абрам Иоффе созвал общий семинар физтеха и его дочерних институтов. Иоффе огласил телеграмму от английского физика Джеймса Чедвика об открытии нейтрона и прокомментировал ее. С большим воодушевлением была принята резолюция, что все присутствующие включаются в нейтронную физику.
С 1938 года заведовал лабораторией в ИХФ. В 1939 году защитил докторскую диссертацию. Совместно с Юлием Харитоном в 1939–1940 годах Зельдович разработал теорию цепных ядерных реакций. Они впервые осуществили расчёт цепной реакции деления урана. Яков Зельдович работал и как экспериментатор, и как теоретик, разрабатывающий вопросы горения газовых смесей (важнейшим направлением здесь стала разработка теории теплового распространения пламени). Молодой ученый первым решил уравнение распространения пламени с учетом реальных законов кинетики химического процесса.
В конце августа 1941 года Институт химической физики был эвакуирован в Казань. Перед Яковом Зельдовичем поставлена задача детального анализа процессов, связанных с ракетным оружием – «катюшами». Он блестяще с ней справляется, откорректировав теорию горения пороха и рассчитав внутреннюю баллистику нового оружия. В связи с этими столь необходимыми для победы работами лаборатория Якова Зельдовича в 1943 году переводится в Москву
С 1946 по 1948 год заведовал теоретическим отделом ИХФ и одновременно был профессором Московского инженерно-физического института.
С февраля 1948 по октябрь 1965 года занимался оборонной тематикой, работая над созданием атомной и водородной бомб, в связи с чем удостоен был Ленинской премии и трижды – звания Героя Социалистического Труда СССР. Таким образом, он был одним из создателей атомной бомбы (1949 год) и водородной бомбы (1953 год) в СССР. «Работа с Курчатовым и Харитоном дала мне очень много, – писал впоследствии Зельдович. – Главным было и осталось внутреннее ощущение того, что выполнен долг перед страной и народом». В последующий период он занимался вопросами, как частицы и астрономия. Наиболее значимой работой Зельдовича по астрономии стала нелинейная теория образования структуры Вселенной, более известная как теория «блинов». Она дает ответы на многие вопросы при условии, что выполнены исходные предположения. Эта теория считается значительным вкладом в новую науку – синергетику. Стал одним из создателей релятивистской астрофизики – новой области науки, в которой общая теория относительности применяется к астрофизическим объектам. С 1965 года профессор физического факультета МГУ, заведующий отделом релятивистской астрофизики Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга.
Зельдович и Солпитер в 1964 году первыми (независимо друг от друга) выдвинули предположение (теперь ставшее общепринятым), что источниками энергии квазаров служат аккреционные диски вокруг массивных чёрных дыр.
В работах Зельдовича по космологии основное место занимала проблема образования крупномасштабной структуры Вселенной. Учёный исследовал начальные стадии расширения Вселенной. Вместе с сотрудниками построил теорию взаимодействия горячей плазмы расширяющейся Вселенной и излучения, создал теорию роста возмущений в «горячей» Вселенной в ходе космологического расширения, рассмотрел некоторые вопросы, связанные с возникновением галактик в результате гравитационной неустойчивости этих возмущений; показал, что возникающие образования высокой плотности, которые являются, вероятно, протоскоплениями галактик, имеют плоскую форму.
В сотрудничестве с Р.А. Сюняевым создал теорию рассеяния реликтового излучения на электронах и предсказал физическое явление, известное под названием эффекта Сюняева – Зельдовича.
В 1970 году он пришел к выводу, что вращающаяся черная дыра способна спонтанно испускать электромагнитные волны. Эти результаты Зельдовича подготовили открытие Хокингом явления квантового испарения черных дыр.
Зельдович работал также над проблемой происхождения магнитных полей звезд и галактик в рамках «теории динамо». В последние годы жизни разрабатывал «полную» космологическую теорию, которая включала бы рождение Вселенной. Создал школу релятивистской теоретической астрофизики.
Ряд предсказанных Зельдовичем эффектов получили экспериментальное подтверждение. В конце XX – начале XXI веков были открыты гигантские пустые области во Вселенной, окружённые сгущениями галактик, и обнаружено понижение яркостной температуры реликтового радиоизлучения в направлениях на скопления галактик с горячим межгалактическим газом (эффект Зельдовича– Сюняева).
С 1958 года Академик АН СССР Трижды Герой Социалистического Труда. Зельдович является соавтором нескольких научных открытий, которые занесены в Государственный реестр открытий СССР
Я. Б. Зельдович умер в Москве 2 декабря 1987 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Иоффе Абрам Федорович
1880–1960
российский и советский физик
Родился в городе Ромны Полтавской губернии в 1880 году в семье купца второй гильдии Файвиша (Фёдора Васильевича) Иоффе и домохозяйки Рашели Абрамовны Вайнштейн.
Он окончил Роменское реальное училище в 1897 году и поступил в Санкт-Петербургский технологический институт. Абрам получил диплом инженера-технолога и решил продолжить обучение. В 1902 году он едет в Мюнхен к Рентгену. Лаборатория ученого поразила его. Он задержался там до 1906 года. В 1905 году он окончил Мюнхенский университет и получил степень доктора философии. Он работал ассистентом на кафедре физики, а потому мог остаться там. На родину он вернулся в 1906 году и стал старшим лаборантом в Санкт-Петербургском политехническом институте. Он защитил магистерскую, а позже и докторскую диссертацию.
В 1911 году принял лютеранство для вступления в брак с нееврейкой.
В 1913–1915 годах его избрали профессором физики, он работал в Политехническом институте, а также читал лекции по термодинамике в Горном институте, по физике – в университете на курсах Лесгафта. Учить других Иоффе нравилось не меньше, чем учиться самому.
Профессор с 1913 года. В 1915 году Иоффе за исследование упругих и электрических свойств кварца присвоили степень доктора физики.
Крупнейшей заслугой А.Ф. Иоффе является основание уникальной физической школы, которая позволила вывести советскую физику на мировой уровень. Первым этапом этой деятельности была организация в 1916 году семинара по физике. К участию в своём семинаре Иоффе привлёк молодых учёных из Политехнического института и Петербургского университета, которые вскоре стали его ближайшими соратниками при организации Физико-технического института.
В 1918 году Абрам Федорович создает физико-технический отдел Рентгеновского института. Из него позже вырос знаменитый Физико-технологический институт. По инициативе Иоффе, начиная с 1929 года, были созданы физико-технические институты в крупных промышленных городах: Харькове, Днепропетровске, Свердловске и Томске. За глаза и ученики, и другие коллеги с любовью и почтением называли Абрама Фёдоровича «папа Иоффе». Абрам Федорович уже тогда верил в великое будущее физической науки. Он был убежден, что для развития исследований нужно желание, нужны молодые и талантливые ученые, хорошие лаборатории.
Всё это время он вел научную работу. Он подтвердил атомное строение электрического заряда. С 1918 года член-корреспондент, с 1920 года – действительный член Академии Наук.
В 1919–1923 годах – председатель Научно-технического комитета петроградской промышленности, в 1924–1930 годах – председатель Всероссийской ассоциации физиков, с 1932 года – директор Агрофизического института.
Иоффе совместно с Кирпичёвой впервые выяснил механизм электропроводности ионных кристаллов (1916–1923 годы).
Совместно с Кирпичёвой и Левитской в 1924 году получил важные результаты в области прочности и пластичности кристаллов. Было также показано, что прочность твёрдых тел повышается в сотни раз при устранении поверхностных микроскопических дефектов; это привело к разработке высокопрочных материалов (1942–1947 годы). В исследованиях Иоффе разработан рентгеновский метод изучения пластической деформации.
В 1931 году Иоффе впервые обратил внимание на необходимость изучения полупроводников как новых материалов для электроники и предпринял их всестороннее исследование. Им (совместно с А.В. Иоффе) была создана методика определения основных величин, характеризующих свойства полупроводников.
В 1933 году получил звание заслуженного деятеля науки. В 1934 году по инициативе Иоффе и некоторых других ученых был создан Дом учёных в Ленинграде.
Исследование Иоффе и его школой электрических свойств полупроводников в 1931–1940 годах привело к созданию их научной классификации. Эти работы положили начало развитию новых областей полупроводниковой техники: термо– и фото-электрических генераторов и термоэлектрических холодильных устройств.
В начале Отечественной войны назначен председателем Комиссии по военной технике, в 1942 году – председателем военной и военно-инженерной комиссии при Ленинградском горкоме партии. В 1942 году удостоен Государственной премии за исследования в области полупроводников.
В декабре 1950 года, во время кампании по «борьбе с космополитизмом», Иоффе был снят с поста директора и выведен из состава Учёного совета института. В 1952 году возглавил лабораторию полупроводников АН СССР. В 1954 году на основе лаборатории организован Институт полупроводников АН СССР.
Иоффе вошел в историю науки и как организатор науки, обыкновенно именуемый «отцом советской физики». Надо отметить, что большая часть физиков из России XX века, оставивших в науке след, косвенно или прямо – ученики «папы Иоффе» или ученики его учеников. Важнейшая заслуга Иоффе – создание школы физиков, из которой вышли многие крупные советские учёные: А.П. Александров, Л.А. Арцимович, П.Л. Капица, И.К. Кикоин, И.В. Курчатов, П.И. Лукирский, Н.Н. Семёнов, Я.И.Френкель и др. Уделяя много внимания педагогическим вопросам, организовал новый тип физического факультета – физико-технический факультет для подготовки инженеров-физиков. Он был Учителем с большой буквы.
Иоффе был очень общительным и открытым мужчиной. Он был в дружеских отношениях со многими учеными Европы, США. Он был Героем Социалистического Труда, почетным академиком академий наук многих стран мира.
А.Ф. Иоффе скончался в своём рабочем кабинете 14 октября 1960 года. Похоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища.

Каган Вениамин Федорович
1869–1953
российский и советский математик
Родился в 1869 году в Шяуляе в Литве. Окончил Киевский университет в 1892 году, с 1923 года профессор Московского университета.
Каган обратил на себя внимание своими работами по пангеометрии. Начиная с 90-х годов XIX века Каган популяризировал наследие Н.И. Лобачевского. В «Основаниях геометрии» (1905–1907 годы) дал аксиоматику евклидова пространства с подробным анализом непротиворечивости и независимости аксиом. Создал теорию так называемых субпроективных пространств, представляющих собой широкое обобщение пространства Лобачевского.
В 1929 году В.Ф. Каган получил звание заслуженного деятеля науки. В 1940 году был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
Создает труды по неевклидовой геометрии и дифференциальной геометрии, особенно в области римановой геометрии, в которой создал свою научную школу. Сталинская премия в 1943 году
Каган интересовался математической физикой и стал одним из пионеров преподавания общей теории относительности в СССР, где эти лекции слушали Н.Д. Папалекси, И.Е. Тамм и А.Н. Фрумкин.
Каган был редактором математического отдела первого издания Большой советской энциклопедии и автором многих её статей. Он был издателем собрания сочинений Н.И. Лобачевского и написал о нём популярную книгу. Его учениками были П.К. Рашевский (советский математик, геометр, доктор физико-математических наук (1938 год), профессор, заслуженный деятель науки), И.М.Яглом (советский геометр, автор популярных книг по математике; доктор физико-математических наук, профессор), и В.В. Вагнер (советский математик, работавший в области дифференциальной геометрии и абстрактной алгебры). Каган – основатель тензорной дифференциально-геометрической школы в СССР
Умер ученый в 1953 году в Москве.
Кикоин Исаак Константинович
1908–1984
советский физик-экспериментатор
Родился в семье школьного учителя математики Кушеля Исааковича Кикоина и Буни Израилевны Майофис в 1908 году в Малых Жагорах, Шавельского уезда, Ковенской губернии. С 1915 года с семьей проживал в Псковской губернии. В 1923 году в возрасте 15 лет Исаак заканчивает школу в Пскове и поступает на 3-й курс Псковского землеустроительного техникума, который оканчивает в 1925 году и поступает в Ленинградский политехнический институт.
Заниматься наукой Кикоин начинает в институте, ещё будучи студентом 2 курса Ленинградского политехнического института, который оканчивает в 1930 году. Под руководством А.Ф. Иоффе Кикоин проводит ряд важных исследований в области физики твёрдого тела и одновременно преподаёт в Политехническом институте. Командируется на несколько месяцев в Германию и Нидерланды, где знакомится с работой физических лабораторий.
Работы посвящены физике твердого тела, атомной и ядерной физике, ядерной технике.
В 1930–1936 годах заведовал лабораторией ЛФТИ, в 1937–1944 годах заведовал кафедрой УПИ.
В 1935 году Кикоин защищает докторскую диссертацию. В 1936 году переезжает в Свердловск, где по инициативе его учителя Иоффе был создан Уральский физико-технический институт. Одновременно с 1937 года преподаёт в Уральском политехническом институте, будучи там профессором и заведующим кафедрой общей физики. С началом войны Кикоин и его лаборатория, как и вся страна, переключаются на решение необходимых фронту прикладных задач.
Кикоин был среди первых ученых, начавших с И.В. Курчатовым работы по созданию атомной бомбы. Сосредоточив свои исследования в начале 40-х годов в новой области, он возглавляет работы в одном из ведущих направлений атомной проблемы и становится ближайшим соратником И.В.Курчатова. Внес значительный вклад в развитие советской атомной науки, техники и промышленности. Под его руководством разработана технология разделения урана, послужившая основой для пуска в 1950 году завода по производству обогащенного урана проектных кондиций. Эта проблема была решена всего лишь за пять лет, вместо 20, прогнозируемых специалистами США. В начале 60-х годов был внедрен в промышленность разработанный под руководством И.К. Кикоина новый метод разделения изотопов урана – центробежный, имевший значительно большую эффективность. За рубежом аналогичный метод был освоен лишь спустя 10 лет. И.К. Кикоином были разработаны методы дистанционного обнаружения и регистрации ядерных взрывов. В 1958 г. часть этих работ была доложена на Женевской конференции, на совещании по обнаружению ядерных взрывов. Эти результаты сыграли важную роль при заключении соглашения о прекращении ядерных испытаний.
Заместителем директора Курчатовского института Кикоин был последующие 40 лет – до конца жизни.
Член-корреспондент Академии наук СССР по Отделению физико-математических наук с 29 сентября 1943 года. Академик по Отделению физико-математических наук (физика) с 23 октября 1953 года.
При его участии был построен Уральский электрохимический комбинат, научным руководителем которого он был много лет. С 1955 года является профессором Московского университета, с 1944 года работал в МИФИ.
В 60-е годы Кикоин частично возвращается к решению фундаментальных проблем физики твёрдого тела. В 1964 году он обнаруживает фотопьезоэлектрический эффект, продолжает исследования гальваномагнитных явлений в ферромагнетиках. В 1966 году открывает низкотемпературные квантовые осцилляции фотомагнитного эффекта. Обнаруживает и изучает аномально большой эффект Холла в сплаве хром-теллур. Исследуя воздействие ионизации на свойства полупроводников, открыл новые явления – радиационные электромагнитный и пьезоэлектрический эффекты.
Исаак Кушелевич Кикоин работал председателем комиссии по школьным программам по физике с 1965 года. Им были написаны популярные учебники по физике для школы. Вместе с академиком А.Н.Колмогоровым основал в 1980 году физико-математический журнал «Квант», имеющий большую популярность у нас в стране и за рубежом.
Кикоин является лауреатом Ленинской премии 1959 года, четырёх Сталинских премий (1942, 1949, 1951, 1953 годов) и двух Государственных премий СССР (1967, 1980 годов). Награждён золотой медалью имени И.В. Курчатова за научные исследования в области атомной технологии (1971 год); золотой медалью имени П.Н. Лебедева за фундаментальные экспериментальные исследования в области физики твердого тела (1978 год). Награжден орденами Ленина (семь раз), Октябрьской революции.
Умер Исаак Кушелевич Кикоин 28 декабря 1984 года.
Лавочкин Семен Алексеевич
1900–1960
советский авиационный конструктор
Семён Алексеевич Лавочкин (Шлёма Айзикович Магазинер) родился 11 сентября 1900 года в Смоленске в еврейской семье. Его отец был меламедом (учителем).
В 1917 году стал золотым медалистом, затем пошёл в армию. До 1920 года служил в пограничной дивизии рядовым.
В 1920 году из рядов Красной армии был направлен в Московское высшее техническое училище, которое окончил в 1929 году. (сейчас МГТУ им. Баумана). По завершении получил квалификацию инженера-аэромеханика. С 1927 года работает в авиационной промышленности. Начав с рядового конструктора, он становится руководителем проектирования ряда самолетов.
В 1930-е годы под руководством Лавочкина были начаты работы по созданию одного из первых советских современных самолётов-истребителей. В 1939–1940 годах под руководством Горбунова В.П. в конструкторском бюро в Московской области был одним из инициаторов и участников создания советского современного самолёта-истребителя ЛаГГ-3 из дельта-древесины. Вместе с Горбуновым В.П. и Гудковым М.И. в 1939 году получил служебное звание – главный конструктор по самолётостроению. Эти работы по созданию самолетов проводились Лавочкиным в качестве начальника ОКБ-21 в городе Горьком. Лавочкин был удостоен Сталинской премии первой степени в 1941 году вместе с Горбуновым В.П. и Гудковым М.И. за создание истребителя ЛаГГ-3 по итогам 1940 года.
С первых дней Великой Отечественной войны самолеты конструкции Лавочкина принимали участие в боях и показали высокие боевые и летно-тактические качества. На истребителях конструкции Лавочкина трижды Герой Советского Союза И.Н. Кожедуб сбил 62 фашистских самолёта.
Ла-5 – одномоторный истребитель, созданный ОКБ-21 под руководством С.А.Лавочкина в 1942 году в городе Горьком. Самолёт представлял собой одноместный моноплан, с закрытой кабиной, деревянным каркасом с матерчатой обшивкой и деревянными лонжеронами крыла. В конце 30-х годов все серийные истребители в Советском Союзе имели в своей основе смешанную конструкцию. Несмотря на все недостатки при использовании древесины (в основном – больший вес конструкций необходимой жесткости), создание «дельта-древесины» привело к появлению современного по тому времени истребителя цельнодеревянной конструкции. Изделия из дерева требовали очень высокой квалификации рабочих. Весь фюзеляж самолета собирался на клею, что требовало строжайшего соблюдения требований по температуре, влажности и запыленности в цеху. Любая деревянная деталь – уникальна, поскольку не существует двух одинаковых деревьев, большая часть работ выполняется руками, и качество напрямую зависит от квалификации и опыта работника. Поэтому в серийном производстве самолет был немного другим, нежели на испытаниях, и требовал постоянной модернизации. Он обладал целым рядом конструктивных недоработок и был трудным в пилотировании, но летчики с уважением относились к этому самолёту, признавая, что его пилотирование не является простым делом и требует определённой подготовки. В боях ЛаГГ показал себя живучей машиной, способной вернуться на аэродром базирования с фюзеляжем, напоминающим «решето».
Но в начале 1942 года ЛаГГ уже не мог на равных бороться с новыми модификациями немецких истребителей. Основная проблема была в моторе мощностью 1050 л. с. Этой мощности не хватало для тяжелой машины цельнодеревянной конструкции. Новый двигатель Климова (далёкий потомок французского мотора «Испано-Сюиза», купленного по лицензии) развивал взлетную мощность в 1400 л. с., а на высоте 5 км – 1300 л. с. В этой связи двум конструкторским бюро – Лавочкина и Яковлева – было поручено разработать истребители на базе этого двигателя.
Воспользовавшись своим положением, Яковлев (а он по совместительству был личным референтом Сталина по авиации) забрал опытные моторы себе. Лавочкину пришлось срочно искать новый двигатель, и его КБ приняло решение заменить двигатель водяного охлаждения на двигатель воздушного охлаждения. Такой двигатель невозможно было установить на существующий каркас самолета без значительных переделок и, соответственно, затрат времени. В связи с решением Государственного Комитета Обороны о снятии ЛаГГа с производства и передачи заводов, на которых он выпускался, в распоряжение КБ Яковлева и организации на них производства истребителей Як, ситуация для КБ Лавочкина складывалась критической. Заместитель Лавочкина С.М. Алексеев сумел в невероятном темпе, без расчётов и чертежей, сделать опытный экземпляр самолёта. 21 марта 1942 года, за несколько дней до отправки КБ Лавочкина в Тбилиси, лётчик-испытатель Василий Яковлевич Мищенко поднял в воздух будущий Ла-5. Новый мотор обеспечивал столь тяжелую конструкцию необходимой мощностью в 1700 л. с. По сравнению с базовым ЛаГГом новый самолёт был существенно лучше, в частности, резко увеличилась скорость и скороподъёмность, однако и проблем было предостаточно.
В это время пришёл приказ ГКО: загрузить КБ и самолёт в эшелоны и немедленно отбыть в Тбилиси. 22–23 апреля лётчики-испытатели А.П. Якимов и А.Г. Кубышкин продолжили испытания. Для полетов использовали залитую талой водой полосу в десятке километров от завода. Во время испытаний многие части опытного самолёта ломались, недоработки устранялись прямо на летном поле при свете автомобильных фар, но судьба была очень благосклонна к пилотам и никто при таких «испытаниях» не погиб. Всего было проведено 26 испытательных полётов. Отчёт об испытаниях был направлен в Москву. В отчёте было указано, что самолёт основную массу испытаний выдержал, но не решена проблема с перегревом мотора. Москва подумала и дала на устранение неисправностей 10 дней. 6 мая 1942 года провели испытания на штопор. Без продувок в аэродинамической трубе и тщательных расчётов это почти гарантированная авария и смерть. Но в этот раз испытания прошли успешно. 20 мая было принято решение о начале серийного производства ЛаГГ-3 с мотором М-82 под обозначением ЛаГГ-5 на заводе № 21 в Горьком.
Первые серийные машины не достигали скорости, заявленной в справке, на основании которой И.В. Сталин принимал решение о запуске самолёта в серию. Установили причину потери скорости – плохая герметизация капота. Были проведены работы по герметизации капота, в результате которых самолёт достиг заявленной скорости. Первые серийные самолёты стали сходить с конвейера в июле 1942 года. Если сравнивать ЛаГГ-5 с аналогичными самолётами Германии, Великобритании или США, то может показаться, что технически он значительно уступал им. Однако по своим лётным качествам он вполне соответствовал требованиям времени. Кроме того, его простая конструкция, отсутствие необходимости в сложном техобслуживании и нетребовательность к взлетным полям делали его идеальным для тех условий, в которых приходилось действовать частям советских ВВС. В течение 1942 года было изготовлено 1129 истребителей ЛаГГ-5. 8 сентября 1942 года истребители ЛаГГ-5 были переименованы в Ла-5.
Конструктор С.А. Лавочкин в 1943 году удостоен звания Героя Социалистического Труда и стал Лауреатом Сталинской премии первой степени за создание истребителя Ла-5. С 1942 года Лавочкин – генерал-майор инженерно-технической службы.
В октябре 1945 года после возвращения из города Горького Лавочкин был назначен начальником ОКБ-301 в городе Химки Московской области (ныне ФГУП «Научно-производственное объединение имени С.А. Лавочкина»). В 1946 году за Ла-7 удостоен Сталинской премии второй степени. В 1948 году за создание новых типов самолётов удостоен Сталинской премии первой степени.
После войны Семён Алексеевич работал над созданием реактивных самолётов. В его ОКБ были разработаны серийные реактивные истребители. Созданный им самолёт впервые в СССР достиг в полёте скорости звука.
С.А. Лавочкин в 1950–1954 годах разработал беспилотный самолет-мишень Ла-17, выпускавшийся почти 40 лет – до 1993 года. Кроме того, был создан и применялся его разведывательный вариант в качестве беспилотного фронтового фоторазведчика (прообраз современных беспилотных летательных разведывательных аппаратов).
С 1958 года – член-корреспондент АН СССР. Лавочкину дважды (1943, 1956 годы) присваивалось звание Героя Социалистического Труда, четырежды (1941, 1943, 1946, 1948 годы) присуждалась Сталинская премия, он награждён многими орденами и медалями. Лавочкин был избран депутатом Верховного совета СССР третьего – пятого созывов (в 1950–1958 годах).
В 1954 году Лавочкин начинает работу над межконтинентальной сверхзвуковой крылатой ракетой «Буря». В 1956 году присвоено служебное звание – Генеральный конструктор по самолётостроению. Межконтинентальной ракете Р-7 Генерального конструктора Королева Лавочкин противопоставил самолет-снаряд «Буря» (крылатая ракета) с высокими по тем временам характеристиками – скоростью свыше 3 000 км в час на высоте 20 км. Отклонение «Бури» от цели составляло не более 1 км на дистанции 8000 км, что для ядерного заряда несущественно. Однако на вооружение пошла громоздкая, малонадежная и безумно дорогая Р-7, вместо экономичной системы «Буря». Самолет-разведчик Пауэрса 1 мая 1960 года был сбит ракетой, созданной именно в КБ Лавочкина. Ракеты Лавочкина использовались тогда в системах С-25 и С-75 двух колец круговой противовоздушной обороны Москвы. Ракеты конструкции С.А. Лавочкина находились на боевом дежурстве до начала 80-х годов.
С 1956 С.А. Лавочкин – Генеральный конструктор ОКБ. На этом посту он также занимался проектированием нового зенитного комплекса ПВО «Даль», основу которого составляли ракеты класса «земля-воздух» большой дальности (до 500 км) для поражения высокоскоростных воздушных целей.
При испытании системы ПВО «Даль» 9 июня 1960 года Семён Алексеевич Лавочкин скончался от сердечного приступа на полигоне Сары-Шаган в районе озера Балхаш. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
Ландау Лев Давидович
1908–1968
физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии 1962 года
Родился в еврейской семье инженера-нефтяника Давида Львовича Ландау и его жены Любови Вениаминовны в Баку 22 января 1908 года. С 1916 года учился в бакинской еврейской гимназии, где его мать была преподавателем естествознания.
В четырнадцать лет поступил в Бакинский университет, где обучался одновременно на двух факультетах: физико-математическом и химическом. За особые успехи был переведен в Ленинградский университет. Окончив в 1927 году физическое отделение физико-математического факультета Ленинградского университета, Ландау стал аспирантом, а в дальнейшем сотрудником Ленинградского физикотехнического института, в 1926–1927 годах опубликовал первые работы по теоретической физике.
В 1927 был командирован в Данию к Бору, в Англию и Швейцарию. Там он работал вместе с ведущими физиками-теоретиками, а Нильса Бора с тех пор считал своим единственным учителем.
В 1932 году возглавил теоретический отдел Украинского физико-технического института в Харькове. В 1934 году получил степень доктора физико-математических наук еще до защиты диссертации. В 1937–1938 годах во время «Большого террора» первый директор института И.В. Обреимов, второй директор А. И. Лейпунский и многие сотрудники института были арестованы. Арестовываются иностранные специалисты А. Вайсберг, Ф. Хоутерманс, в августе – сентябре 1937 года арестованы и в ноябре расстреляны физики Л.В. Розенкевич (соавтор Ландау), Л.В. Шубников, В.С. Горский. К тому времени Ландау в феврале 1937 года принял приглашение Петра Капицы занять должность руководителя теоретического отдела только что построенного Института физических проблем (ИФП) и переехал в Москву.
В апреле 1938 года Ландау в Москве редактирует написанную М.А. Корецем листовку, призывающую к свержению сталинского режима, в которой Сталин называется фашистским диктатором. Текст листовки был передан антисталинской группе студентов ИФЛИ для распространения по почте перед первомайскими праздниками. Это намерение было раскрыто органами госбезопасности СССР, и Ландау, Кореца и Румера утром 28 апреля арестовали за антисоветскую агитацию. 3 мая 1938 года Ландау был исключен из списка сотрудников ИФП. В тюрьме Ландау провёл год и был выпущен благодаря письму в защиту от Нильса Бора и вмешательству Капицы, взявшего Ландау «на поруки». После освобождения, до самой смерти в 1968 году, Ландау был сотрудником ИФП. В 1955 году Ландау подписал «Письмо трёхсот» против «лысенковщины».
Академик Ландау считается легендарной фигурой в истории отечественной и мировой науки. Квантовая механика, физика твердого тела, магнетизм, физика низких температур, физика космических лучей, гидродинамика, квантовая теория поля, физика атомного ядра и физика элементарных частиц, физика плазмы – вот далеко не полный перечень областей, в разное время привлекавших внимание Ландау. Про него говорили, что в «огромном здании физики XX века для него не было запертых дверей».
В 1926 году опубликовал свою первую работу об интенсивности спектров двухатомных молекул. В 1927 году впервые ввёл понятие матрицы плотности. В 1930 году создал теорию электронного диамагнетизма металлов (Ландау диамагнетизм), где им рассчитаны дискретные уровни электронов в магнитном поле (уровни Ландау) и предсказаны периодические изменения восприимчивости в зависимости от поля в сильных полях (Де Хааза – ван Альфена эффект). В 1933 году впервые предложил теорию антиферромагнетизма. В 1935 году совместно с Лифшицем разработал теорию доменной структуры ферромагнетиков и ферромагнитного резонанса. В 1936 году была опубликована работа Ландау о кинетическом уравнении для электронной плазмы. В 1937 году построил общую теорию фазовых переходов второго рода. В том же году опубликовал теорию промежуточного состояния сверхпроводников и статистическую теорию ядер.
В 1938 году совместно с Ю.Б. Румером разработал каскадную теорию электронных ливней в космических лучах. В 1941 году создал теорию сверхтекучести жидкого гелия. В 1945 предложил теорию ударных волн на большом расстоянии от источника, а в 1946 году теорию колебаний электронной плазмы и, в частности, определил их затухание (затухание Ландау). В 1950 году совместно с В.Л. Гинзбургом построил полуфеноменологическую теорию сверхпроводимости. В 1953 году опубликовал теорию множественного рождения частиц при столкновениях высокоэнергичных частиц. В 1954–1955 годах совместно с А.А. Абрикосовым, И.М. Халатниковым и И.Я. Померанчуком провёл исследования основ квантовой электродинамики, которые привели к доказательству её внутренней противоречивости при последовательном проведении концепции точечных зарядов. В 1956 году ввёл понятие комбинированной чётности. Построил теорию двухкомпонентного нейтрино (1957 год), а в 1956–1958 годах – теорию ферми-жидкости. В 1940–1965 годах опубликовал совместно с Е.М. Лифшицем фундаментальный курс теоретической физики.
В 1962 году Л.Д. Ландау стал лауреатом Нобелевской премии по физике «За пионерские работы в области теории конденсированных сред, в особенности жидкого гелия». Присуждена 1 ноября 1962 года. Медаль лауреата Нобелевской премии, диплом и чек вручены Ландау 10 декабря (впервые в истории Нобелевских премий награждение происходило в больнице).
Ландау был лауреатом медали имени Макса Планка (1960 год), премии Фрица Лондона (1960 год), Ленинской (1962 год) и трёх Сталинских премий (1946, 1949, 1953 годы), Герой Социалистического Труда (1954 год). Награждён орденом Ленина в 1962 году.
Он являлся иностранным членом Лондонского королевского общества (1960 год), Национальной академии наук США (1960 год), Датской королевской академии наук (1951 год), Королевской академии наук Нидерландов (1956 год), Американской академии искусств и наук (1960 год), Французского физического общества и Лондонского физического общества.
Ландау создал многочисленную школу физиков-теоре-тиков. К числу его учеников принадлежат Е.М. Лифшиц, А.А. Абрикосов, Л.П. Горьков, И.Е. Дзялошинский, И.М. Лифшиц, И.Я. Померанчук, И.М. Халатников, А.Ф. Андреев, А.И. Ахиезер, В.Б. Берестецкий, С.С. Герштейн, Б.Л. Иоффе, Ю.М. Каган, В.Г. Левич, Л.А. Максимов, А.Б. Мигдал, Л.П. Питаевский, Л.М. Пятигорский, Р.З. Сагдеев и др.
Учениками Ландау по преимуществу считались физики, которые смогли сдать Льву Давидовичу (а впоследствии уже его ученикам) 9 теоретических экзаменов, так называемый теоретический минимум Ландау. Сначала принималась математика, а затем экзамены по физике. Итак всего: два экзамена по математике, механика, теория поля, квантовая механика, статистическая физика, механика сплошных сред, электродинамика сплошных сред, квантовая электродинамика. Ландау требовал от своих учеников знания основ всех разделов теоретической физики.
После войны для подготовки к сдаче экзаменов лучше всего было использовать курс теоретической физики Ландау и Лифшица, однако первые ученики сдавали экзамены по лекциям Ландау или по рукописным конспектам. Совместно с Е.М. Лифшицем явился инициатором фундаментального классического Курса теоретической физики, выдержавшего многократные издания и изданного на 20 языках.
Именем Ландау назван Институт теоретической физики РАН.
Увлёкшись наукой, Ландау дал себе обет никогда «не курить, не пить и не жениться». Но он встретил выпускницу химического факультета Конкордию (Кору) Дробанцеву, которая разошлась со своим первым мужем. Она поклялась, что не будет ревновать его к другим женщинам, и с 1934 года они жили вместе в фактическом браке. Ландау считал, что более всего разрушают брак ложь и ревность, и поэтому они заключили «пакт о ненападении в супружеской жизни», который давал относительную свободу обоим супругам в романах на стороне. Официальный брак был между ними заключён 5 июля 1946 года, за несколько дней до рождения сына Игоря.
Формула счастья по Ландау: любовь, работа и общение с людьми.
7 января 1962 года по дороге из Москвы в Дубну Ландау попал в автокатастрофу. В результате серьёзных ранений он находился в течение 59 суток в коме. Физики всего мира принимали участие в спасении жизни Ландау. Было организовано круглосуточное дежурство в больнице. Недостающие медикаменты доставлялись самолётами из стран Европы и из США. В результате этих мер жизнь Ландау удалось спасти, несмотря на очень серьёзные ранения. После аварии Ландау практически перестал заниматься научной деятельностью.
Ландау умер 1 апреля 1968, через несколько дней после операции.

Лифшиц Евгений Михайлович
1915–1985
советский физик
Родился в Харькове в семье известного харьковского врача-онколога, профессора Михаила Ильича Лифшица, оппонентом докторской диссертации которого был академик И.П. Павлов.
Окончил Харьковский политехнический институт в 1933 году. В 1933–1938 годах работает в Харьковском физико-техническом институте, с 1939 – в Институте физических проблем АН СССР
Ученик Л.Д. Ландау. Сдал теорминимум Ландау одним из первых. Это 9 теоретических экзаменов, которые Ландау принимал у тех, кто являлся его учениками. Сначала принималась математика, а затем экзамены по физике. Итак, всего: два экзамена по математике, механика, теория поля, квантовая механика, статистическая физика, механика сплошных сред, электродинамика сплошных сред, квантовая электродинамика. Ландау требовал от своих учеников знания основ всех разделов теоретической физики. По некоторым отзывам, являлся также другом Л.Д. Ландау.
Область научных знаний – физика твёрдого тела, космология, теория гравитации.
В 1934 году в УФТИ в Харькове стал кандидатом физико-математических наук.
Совместно с Л.Д. Ландау построил в 1935 году теорию доменов в ферромагнетиках и дал уравнение движения магнитного момента (уравнение Ландау – Лифшица).
Доктор физико-математических наук с 1939 года.
С 1939 года работает в Институте физических проблем АН СССР в Москве. В теории фазовых переходов установил критерий, позволивший дать полную классификацию возможных переходов II рода (критерий Лифшица) в 1941 году. В годы Великой Отечественной войны работал со всеми сотрудниками ИФП в Казани. Построил теорию неустойчивостей в расширяющейся Вселенной (1946 год).
В 1947–1950 годах работал на кафедре теоретической физики ФТФ МГУ. Разработал теорию молекулярных сил, действующих между конденсированными телами (1954 год). Лауреат Сталинской премии (1954 год) за участие в расчетах по атомному проекту.
С 1966 года член-корреспондент Академии наук СССР – Отделение общей и прикладной физики (экспериментальная и теоретическая физика), а с 1979 года академик Академии наук СССР – Отделение общей физики и астрономии (физика, астрономия).
Вместе с И.М. Халатниковым и В.А. Белинским нашёл общее космологическое решение уравнений Эйнштейна с особенностью во времени (1970–1972 годы).
В 1982 году стал иностранным членом Лондонского королевского общества. Удостоен премии Л.Д. Ландау в 1974 году.
В течение 30-ти лет был первый замом главного редактора «Журнала экспериментальной и теоретической физики». Один из старейших и наиболее авторитетных российских научных журналов по физике. ЖЭТФ публикует статьи, которые вносят существенный вклад в одну из областей физики и представляют интерес для широкой физической аудитории. Начал издаваться в 1931 года вместо физической части «Журнала Русского физико-химического общества» Академией наук СССР. Главным редактором журнала долгое время работал академик П. Л. Капица.
Е.М. Лифшиц – соавтор фундаментального курса по теоретической физике совместно с Л.Д. Ландау. За этот труд они удостоены Ленинской премии в 1962 году.
Умер 29 октября 1985 года в Москве.
Мандельштам Леонид Исаакович
1879–1944
советский физик
Родился 4 мая 1879 года в Могилёве в семье врача Исаака Григорьевича Мандельштама и Мины Львовны Кан.
Детство и юность прошли в Одессе. До 12 лет учился дома, в 1891 года поступил в гимназию, которую окончил в 1897 году с медалью. Учился на физико-математическом факультете в Новороссийском университете (Одесса), из которого был исключен в 1899 году за участие в студенческих волнениях. В том же году уехал по совету родителей в Страсбург, где его дядя А.Г. Гурвич работал ассистентом у известного антрополога Густава Швальбе. В университет был принят на физико-математический факультет, который окончил в 1902 году. Получил степень доктора натуральной философии Страсбургского университета.
Доказал ошибочность теорий М. Планка и Дж. Рэлея, показав, что рассеяние света происходит только в оптически неоднородных средах (1907 год, работа «Об оптически однородных и мутных средах»). В Страсбурге Мандельштам изучал физику под руководством профессора Ф. Брауна. Работал в Страсбургском университете, с 1913 года был профессором. Первая мировая война оборвала работу ученого в Германии. В конце июля 1914 года, едва закончив лекции, он спешно выехал на родину и прибыл в Одессу в день объявления войны.
Затем, с 1914 по 1925 год, сменил ряд городов и мест работы в поисках возможностей для серьезных научных исследований и преподавательской деятельности. После двух лет работы научным консультантом на заводе Сименса и Гальске в Петрограде Мандельштам принимает непосредственное участие в организации Одесского политехнического института (1918–1922 годы). Он возглавил кафедру физики, привлек в институт Н.Д. Папалекси и И.Е. Тамма, создал физический практикум и лабораторию. В 1925 году он недолго проработал в Ленинграде – в Центральной радиолаборатории и консультантом в Государственной физико-технической лаборатории при Ленинградском физико-техническом институте.
С 1925 года работал в Москве. Он заведует кафедрой теоретической физики Московского университета и возглавляет теоретический кабинет в НИИ физики при МГУ. Практически заново создал физико-математический факультет, который многое потерял в связи с уходом профессора П.Н. Лебедева в 1911 году по делу Кассо. Всего тогда было уволено или подало в отставку около 130 преподавателей и сотрудников университета (в том числе 21 профессор). После отставки профессором К.А. Тимирязевым и П.Н. Лебедевым было основано Московское физическое общество.
Мандельштам прилагал много усилий по восстановлению научных традиций, и в связи с его успехами был создан физический факультет в 1933 году. С 1934 года Мандельштам работал также в Физическом институте АН СССР
В 1934 году, после перевода Академии наук в Москву, Мандельштам – научный руководитель двух лабораторий – оптической и колебаний – организованного в Москве Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР Очень быстро он становится одним из ведущих физиков Москвы. В эти же годы сложилась и московская научная школа Мандельштама. Исключительно высокий авторитет Мандельштама распространялся далеко за рамки его школы и института.
Основные его работы лежат в области оптики, радиофизики, теории нелинейных колебаний, квантовой теории, истории и методологии физики.
Предсказал (независимо от Л. Бриллюэна), что при рассеянии света упругой средой должно наблюдаться расщепление линии рассеянного света (эффект Бриллюэна– Мандельштама) (1926 год, идея была сформулирована в 1918–1921 годах).
В 1918 году Мандельштам предсказал расщепление линии рэлеевского рассеяния, вследствие рассеяния света на тепловых акустических волнах. Начиная с 1926 года, Мандельштам и Ландсберг развернули в МГУ экспериментальное изучение молекулярного рассеяния света в кристаллах. В результате этих исследований 21 февраля 1928 года Ландсберг и Мандельштам обнаружили эффект комбинационного рассеяния света. О своем открытии они сообщили на коллоквиуме от 27 апреля 1928 года и опубликовали соответствующие научные результаты в советском и двух немецких журналах. В том же 1928 году индийские ученые Ч.В. Раман и К.С. Кришнан искали некую комптоновскую компоненту рассеянного солнечного света в жидкостях и парах. Неожиданно для себя они обнаружили явление комбинационного рассеяния света. По словам самого Рамана: «Линии спектра нового излучения в первый раз удалось наблюдать 28 февраля 1928 года». Таким образом, комбинационное рассеяние света индийские физики впервые наблюдали на неделю позже, чем Ландсберг и Мандельштам в МГУ. Тем не менее Нобелевская премия по физике 1930 года была присуждена лишь Раману, а комбинационное рассеяние света в иностранной литературе с тех пор носит название «эффект Рамана».
В 1929 году становится академиком АН СССР В 1931 году получил Ленинскую премию, в 1936 году – премию им. Д.И. Менделеева.
Мандельштам открыл (совместно с Ландсбергом) селективное рассеяние света, разработал (совместно с М.А. Леонтовичем) теорию рассеяния света в твердых телах. Разработал строгую математическую теорию оптических изображений. Создал (совместно с Леонтовичем) теорию прохождения частицы через потенциальный барьер (1928 год). Дал (совместно с Таммом) общую трактовку соотношения неопределенностей в терминах «энергия-время». Совместно с Папалекси положил начало новому направлению в теории колебаний – теории нелинейных колебаний.
Способствовал открытию новых видов резонансов. Разработал новые способы радиотелеграфной и радиотелефонной модуляции, радиоинтерференционные методы исследования распространения радиоволн и измерения расстояния. Создал новую область радиотехники – радиогеодезию. Предложил использовать радиолокационные методы в астрономии (1942 год, совместно с Папалекси). Получил Сталинскую премию (1942 год). На основе этой идеи Папалекси выполнил расчеты по радиолокации Луны (была осуществлена в 1945 году в США).
В честь него назван кратер (кратер Мандельштама) на обратной стороне Луны.
Скончался 27 ноября 1944 года в Москве.
Миль Михаил Леонтьевич
1909–1970
советский конструктор вертолётов и учёный
Михаил Миль родился в Иркутске 22 ноября 1909 года в семье еврейского происхождения. Его отец, Леонтий Самойлович Миль, был железнодорожным служащим, мать, Мария Ефимовна, зубным врачом. Его дед, Самуил Миль, был кантонистом, после 25 лет службы на флоте поселился в Сибири.
В двенадцатилетнем возрасте он сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Томске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, проучился там два года, а затем перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, где была авиационная специальность.
После окончания института в 1931 году Миль работал в ЦАГИ им. Н.Е. Жуковского. В 1932–1936 годах был начальником бригады аэродинамики и экспериментальных расчетов отдела особых конструкций в ЦАГИ. Под руководством Миля были разработаны фундаментальные основы аэродинамики винтокрылых летательных аппаратов, в том числе общая теория несущего винта, применимая для различных случаев его обтекания.
В 1936–1939 годах Миль работал инженером в опытном конструкторском бюро по винтокрылым аппаратам, в 1940–1943 годах был заместителем главного конструктора, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, работал заместителем Николая Камова. Автожир – винтокрылый летательный аппарат, в полёте опирающийся на несущую поверхность свободновращающегося в режиме авторотации несущего винта. Другие названия автожира – «гироплан», «гирокоптер» и «ротаплан». Автожиры изобрёл испанский инженер Хуан де ла Сиерва в 1919 году, его автожир совершил свой первый полёт 9 января 1923 года. Основное развитие теория автожиров получила в 1930-е годы. С изобретением и массовым строительством вертолётов интерес к практическому применению автожиров упал. Большинство автожиров не могут взлетать вертикально, но им требуется гораздо более короткий разбег для взлёта (10–50 м), чем самолётам. Автожиры, в некотором отношении, превосходят самолёты и вертолёты по безопасности полёта. Автожир при потере скорости начинает снижаться. При отказе мотора автожир не падает. При посадке автожиру не требуется посадочная полоса.
В годы Великой Отечественной войны, с 1941 по 1943 год, Миль работал в эвакуации в посёлке Билимбай, в основном занимаясь усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости. В 1945 году становится доктором технических наук.
В 1947 году Миль стал главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению. В 1951 году под руководством Миля был создан первый советский серийный 3-местный вертолёт Ми-1.
Ми-1 – советский многоцелевой вертолёт, разработанный ОКБ М.Л. Миля в конце 1940-х годов. Первый советский серийный вертолёт. После завершения Великой Отечественной войны Миль приступил к разработке трёхместного экспериментального геликоптера. 9 апреля 1946 года проект был продемонстрирован экспертной комиссии МАЛ, которая одобрила его, но посоветовала внести ряд изменений, вызванных реальными возможностями советской авиапромышленности. Первый вертолёт ОКБ М.Л. Миля, получивший обозначение ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), создавался в качестве связного. В кабине, помимо пилота, могли находиться ещё два пассажира. Его конструкция увеличивала эффективность управления вертолётом и была гораздо проще той, которая использовалась на американских машинах. Три первых опытных ГМ-1 строились на авиационном заводе в Киеве. Там же было проведено и первое испытание вертолёта на жёсткой привязи. Первый прототип ГМ-1 был окончательно готов в августе 1948 года. 20 сентября 1948 года лётчиком-испытателем М.К. Байкаловым было выполнено на нём три первых подъёма в воздух. Спустя десять дней ГМ-1 уже совершил полёт с поступательной скоростью 50—100 км в час. В целом вертолёт показал достаточно высокую манёвренность и был достаточно устойчивым при полёте. При последующих вылетах была достигнута наивысшая скорость – 170 км в час. 10 сентября начались госиспытания ГМ-1. Через полтора месяца они успешно закончились. Замечания военных свелись, в основном, к пожеланию упростить технику пилотирования, уменьшить уровень вибрации и облегчить наземную эксплуатацию. В 50-е годы военные испытатели совершили на ГМ-1 ряд специальных тестов, в которые входили эксплуатация вертолёта в горах и тяжёлых метеоусловиях. Тестирования и доводка вертолёта привели к возникновению в ОКБ Миля научной школы решения проблем прочности, аэродинамики и динамики полёта вертолётов.
В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты серии Ми, В-12 и другие. Вместе со своими учениками Миль разработал теорию современного вертолета, позволившую на практике решить целый ряд сложных проблем.
Ми-8 – советский и российский многоцелевой вертолёт, разработанный ОКБ М.Л. Миля в начале 1960-х годов. Является самым массовым двухдвигательным вертолётом в мире, а также входит в список самых массовых вертолётов в истории авиации. Широко используется для выполнения множества гражданских и военных задач. После ряда доработок Ми-8 был принят на вооружение советских ВВС в 1967 году и показал себя настолько удачной машиной, что закупки Ми-8 для российских ВВС продолжаются до сих пор. Ми-8 используется более чем в 50 странах, включая Индию, Китай и Иран. К концу 1950-х годов в составе ВВС Советского Союза насчитывалось уже несколько вертолётных дивизий. Миль считал, что настало время машин с газотурбинными двигателями. Пора было заменить прославленный Ми-4 машиной нового поколения. Проект получил индекс Ми-8. Заказчиком Ми-8 выступило Министерство гражданской авиации. Выдвинутые заказчиком жёсткие требования экономичности окончательно сформировали облик уникальной машины.
В 1964 году Ми-8 был высоко оценён Министерством гражданской авиации, сделавшим заказ на массовую серию. И вскоре после этого винтокрылую машину ожидал небывалый триумф. В июне 1965 года Советский Союз представил на международном авиасалоне в Ле-Бурже одну из самых представительных экспозиций. Вертолёты КБ Миля Ми-8, Ми-6 и летающий кран Ми-10 произвели сенсацию среди специалистов. После авиасалона в Ле-Бурже руководство военного командования СССР наконец-то оценило достоинства Ми-8. Он стал использоваться как десантный, транспортный, медицинский вертолёт, машина РЭБ, летающий командный пункт, постановщик мин.
Тщательно продуманная конструкция Ми-8 имела огромный ресурс модификаций. Позже на его базе был разработан и построен вертолёт-амфибия Ми-14. Ми-8 может летать в горах на предельных высотах.
Подобно С.В. Ильюшину, не имеющему равных в мире по «тиражу» своих самолетов, М.А. Миль вне конкуренции по количеству серийных вертолетов, построенных по его проектам. На вертолетах его конструкции установлено 60 мировых рекордов. Миль – Герой Социалистического Труда (1966 год), лауреат Ленинской премии (1958 год) и Государственной премии СССР (1968 год).
Умер конструктор первых советских вертолетов 31 января 1970 года в Москве. Похоронен на сельском Юдинском кладбище.
Перельман Яков Исидорович
1882–1942
российский и советский учёный, популяризатор науки
Яков Исидорович Перельман родился 4 декабря 1882 года в городе Белосток Гродненской губернии Российской империи (ныне Белосток входит в состав Польши) в еврейской семье. Его отец работал счетоводом, мать преподавала в начальных классах.
Отец скончался в 1883 году, и матери одной пришлось воспитывать детей. Она сделала всё, чтобы дети получили достойное образование. В 1890 году Яков пошёл учиться в первый класс начальной школы, а 18 августа 1895 года поступил в Белостокское реальное училище.
23 сентября 1899 года он опубликовал в газете «Гродненские губернские ведомости» под псевдонимом «Я. П.» очерк «По поводу ожидаемого огненного дождя».
В августе 1901 года в Санкт-Петербурге был зачислен в Лесной институт. Практически с первого курса он начал сотрудничать с журналом «Природа и люди», первый написанный им очерк «Столетие астероидов» был напечатан в журнале за 1901 год. В 1904 году Перельман, продолжая учиться в Лесном институте, стал ответственным секретарём журнала «Природа и люди». Начиная с первой публикации «Столетие астероидов» в 1901 году, Перельман за 17 лет работы в редакции журнала «Природа и люди» (еженедельный журнал «Природа и люди» существовал с 1889 по 1917 год) опубликовал на его страницах более 500 статей, очерков и заметок. По инициативе Перельмана с 1908 года журнал выпускал в качестве бесплатного приложения сборник «Мир приключений», включавший в себя лучшие произведения зарубежных мастеров приключенческого, детективного и научно-фантастического жанра. Первая книжка сборника вышла в свет в 1910 году и имела такой успех, что «Мир приключений» продолжал выходить и после закрытия журнала до 1928 года.
В 1908 году Перельман защитил дипломную работу и 22 января 1909 года получил диплом об окончании Лесного института со званием «учёный-лесовод I разряда».
Но работать по избранной в институте профессии ему не довелось, после окончания института Перельман начинает сотрудничать в журнале постоянно, и не только сам пишет очерки, но и печатает работы других.
В июле 1913 года вышла в свет первая часть книги «Занимательная физика». Книга имела ошеломляющий успех у читателей. Вызвала она интерес и в среде физиков. Профессор физики Петербургского университета Орест Данилович Хвольсон, познакомившись с Перельманом и узнав, что книга написана не учёным-физиком, а учёным-лесоводом, посоветовал молодому писателю продолжать «так писать о физике». «Занимательная физика» возвестила о рождении нового жанра – «занимательной науки», суть которого Я.И. Перельман разъяснил в программной статье «Что такое занимательная наука?», написанной летом 1939 года: занимательная наука стремится к тому, чтобы «привычная мысль, давно знакомое явление показывалось с новой, необычной, подчас неожиданной, стороны. Новизна подстрекает интерес, а интерес помогает сосредоточить внимание и будит работу мысли».
29 августа 1913 года – начало переписки с К.Э. Циолковским, которая продолжалась до самой смерти Циолковского.
В 1915 году находясь летом на отдыхе, Перельман познакомился с молодым врачом Анной Давидовной Каминской. Вскоре они поженились.
В 1916 году вышла в свет вторая часть книги «Занимательная физика».
В 1916–1917 годах служил в петроградском «Особом совещании по топливу», где предложил перевести стрелку часов на час вперёд с целью экономии топлива (это было осуществлено в 20-х годах).
В 1925–1932 годах – член правления кооперативного издательства «Время»; организовал массовый выпуск книг занимательной серии. В 1932–1936 годах переписывался с С.П. Королёвым по вопросам пропаганды космических знаний.
Еще с дореволюционных времен Перельман составлял новые учебные программы по физике, математике и астрономии, одновременно преподавал эти предметы в различных учебных заведениях. Но подлинным учителем миллионов он стал в период с 1918 по 1942, когда им были написаны основные произведения, в том числе около 40 книг занимательного жанра. Важную роль в распространении занимательной науки сыграло издательство «Время» (1922–1934 годы), «издательская артель работников науки, литературы, книжной графики и издательского дела», выпустившее несколько сотен произведений научно-популярной и художественной литературы. Перельман был автором понятия научно-фантастическое.
15 октября 1934 года в Ленинграде открылся уникальный культурно-просветительный центр «Дом занимательной науки» (сокращенно ДЗН) – нечто, напоминающее дребезжание школьного звонка, директором которого стал В.А. Камский, научным руководителем – Перельман. В четырех отделах ДЗН (астрономии, физики, математики и географии) было собрано более 350 крупных экспонатов. Кроме того, несколько сот диапозитивов, карт, рисунков, приборов и других «мелких» экспонатов были вмонтированы в стены, висели на стендах, лежали на столах. ДЗН отличался от обычных музейных экспозиций полным отсутствием запретительных надписей типа «Руками не трогать!». Наоборот, надписи радушно приглашали: «Трогайте!»
По данным Всесоюзной книжной палаты, с 1918 по 1973 год книги Перельмана только в России и СССР издавались 449 раз; их общий тираж составил более 13 миллионов экземпляров. Согласно подсчётам московского библиофила Ю.П. Ирошникова, книги Якова Перельмана 126 раз издавались в 18 других странах.
С началом войны Перельман остался в блокадном Ленинграде. С 1 июля 1941 года до февраля 1942 года читал лекции воинам-разведчикам Ленинградского фронта и Краснознамённого Балтийского флота, а также партизанам об ориентировании на местности без приборов.
18 января 1942 года на дежурстве в госпитале скончалась от истощения Анна Давидовна Каминская-Перельман. 16 марта 1942 года Яков Перельман скончался от общего истощения, вызванного голодом, в осаждённом немецкими войсками блокадном Ленинграде. Похоронен в общей могиле на Еврейском Преображенском кладбище Санкт-Петербурга.
Именем Перельмана назван кратер на обратной стороне Луны.

Самойлович Рудольф Лазаревич
1881–1939
советский полярный исследователь
Рудольф (Рувим) Самойлович родился в Азове в зажиточной семье еврейского коммерсанта 13 сентября 1881 года.
После окончания Мариупольской гимназии поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета. Там он вступил в революционный кружок и попал под надзор полиции. Тревожась за судьбу сына, мать отправила его продолжать образование в Германию, во Фрейберг. В 1904 году он окончил Горную академию во Фрейберге.
После завершения учёбы Рудольф возвращается домой, в Азов. Здесь он продолжает нелегальную революционную деятельность. В 1906 году Самойлович переезжает в Ростов-на-Дону. Это время первой русской революции. За ним было установлено постоянное полицейское наблюдение. Два года Рудольф жил в Петербурге по фальшивым документам на имя Сорокина, работал бухгалтером.
Был арестован и выслан в посёлок Пинегу Архангельской губернии.
В 1910 году Самойлович принялся хлопотать о позволении ему ознакомиться с местной горной промышленностью, а когда ему разрешили переселиться в Архангельск, стал работать секретарём общества изучения Русского Севера. Перед ним открылись заманчивые перспективы. Он познакомился с В.А. Русановым, русским арктическим исследователем.
В начале ХХ века на Шпицбергене работали экспедиции разных стран. В 1912 году Русанов снарядил на Шпицберген свою собственную экспедицию и добился у местных властей разрешения на участие в ней Самойловича. Экспедиция отправилась на остров Шпицберген на корабле «Геркулес». 9 июля 1912 года «Геркулес» вышел из Александровска-на-Мурмане, имея на борту четырнадцать участников экспедиции. 16 июля «Геркулес» благополучно достиг острова Западный Шпицберген. Обследовав все западное побережье острова, экспедиция открыла богатые месторождения угля. К началу августа экспедиция закончила выполнение официальной программы: двадцать восемь заявочных знаков, поставленных Русановым, закрепляли за Россией право на разработку угля на Шпицбергене.
По окончании работ на Шпицбергене Самойлович и ещё два человека на попутном судне возвратились на материк, а Русанов с десятью спутниками, включая невесту – француженку Жюльетту Жан – отправился вокруг мыса Желания на восток – в плавание вдоль арктических берегов Евразии с целью проложить Великий Северный путь. Обратно экспедиция не вернулась. Ее трагический конец Рудольф Лазаревич переживал очень глубоко. Постоянным желанием Самойловича было найти следы экспедиции Русанова. Участвуя в дальнейшем в полярных экспедициях на Новую Землю, в Карское море и на Северную Землю, Самойлович тщательно осматривал все места, которые ему приходилось посещать. При этом он был твердо убеждён, что остатки пропавшей экспедиции следует искать на Северной земле.
Трагедия, омрачившая первые шаги Самойловича в Арктике, научила его в своих собственных экспедициях прежде всего ценить человеческую жизнь. Каждая из двадцати одной экспедиции, проведённых Самойловичем, была тщательно продумана, подготовлена и поэтому проходила без жертв и потрясений.
Начатые в экспедиции В.А. Русанова исследования на Шпицбергене Рудольф Лазаревич продолжил в 1913, 1914 и 1915 годах. В результате были обнаружены новые богатые месторождения каменного угля, произведён подсчёт запасов ряда угольных полей Западного Шпицбергена. Уже в 1913 году Самойлович вывез со Шпицбергена 5000 пудов арктического угля. В заливе Коал-бей был сооружён дом с различными службами, поднят российский флаг. Русские заявки на шпицбергенский уголь горный инженер Самойлович делал от имени только что организованного акционерного общества «Грумант». Так было положено начало отечественным концессиям, что впоследствии дало возможность Советскому Союзу получить в аренду несколько угольных месторождений. Россия не только начала использовать уголь Шпицбергена, но в полной мере оценила государственное значение архипелага.
Не меньшей заслугой Самойловича является и то, что до некоторой степени он отстоял Шпицберген, который в то время был «ничьей землей», от притязаний американцев. Это были годы, когда среди русских ученых и общественных деятелей проявился большой интерес к Шпицбергену. Эти интересы вдохновляли и Самойловича в его исследованиях Шпицбергена. Доклады и выступления Рудольфа Лазаревича в печати о значении открытых на Шпицбергене каменноугольных месторождений сыграли важную роль. Ими заинтересовались промышленные круги, как в Петербурге, так и в Архангельске. Изыскания Самойловича на Шпицбергене закончились в 1918 году, когда он отправил туда первую советскую экспедицию.
С 1919 года начинается новый этап деятельности учёного. Он принимает активное участие в организации «Комиссии по изучению и использованию производительных сил Севера», а вскоре возглавляет Северную научно-промысловую экспедицию, «владения» которой охватывали территорию значительно большую, чем несколько участков на Шпицбергене – почти 40 % площади Советской России.
Самойлович был одним из инициаторов и первый руководитель Северной научно-промысловой экспедиции (1920–1925 годов), после её реорганизации – директор Института по изучению Севера (1925–1930 годов), после его реорганизации заместитель директора Всесоюзного арктического института (1932–1938 годов). Основатель и первый руководитель кафедры полярных стран в ЛГУ в 1934–1937 годах.
В 1921–1927 годах было организовано 5 экспедиций на Новую землю. Участники этих экспедиций во главе с Самойловичем собрали бесценный научный материал, к которому и сегодня обращаются исследователи Севера.
Благодаря Самойловичу, советское народное хозяйство получило апатиты Хибин, нефть Ухты, уголь Воркуты, свинец и цинк, медь и молибден, асбест и горный хрусталь и другие полезные ископаемые. Все это сыграло свою роль, когда началась Великая Отечественная война.
Наиболее трудные и ответственные арктические экспедиции Самойлович возглавлял лично. Он был начальником экспедиции на ледоколе «Красин» по спасению потерпевшего в Арктике аварию итальянского дирижабля «Италия», совершавшего полет к северному полюсу под командованием Умберто Нобиле (1928 год), руководителем научной части международной воздушной экспедиции на дирижабле «Граф Цеппелин» (1931 год), начальником экспедиций на «Русанове» (1932 год), «Седове» (1934 год), «Садко» (1936 и 1937–1938 годы).
В честь Самойловича названы пролив и ледниковый купол на Земле Франца-Иосифа, бухта на Новой Земле, остров в архипелаге Северная Земля, гора и полуостров в Антарктиде. Одновременно Рудольф Лазаревич руководит
Институтом Арктики, он – почетный член Географического общества СССР, член общества «Аэроарктика», преподает в ЛГУ. Он пишет книги, научные и популярные статьи.
В 1937–1938 годах состоялась последняя экспедиция Самойловича, ставшая и первой полярной зимовкой. 29 судов зазимовали в Арктике. Зимовка проходила сложно. Но Р.Л. Самойлович, возглавивший её, пользовался непререкаемым авторитетом и провёл её без единой потери, без серьёзных потрясений, был собран ценный научный материал.
Самойлович был вице-президентом Географического общества СССР (президент – академик Н.И. Вавилов), членом географических обществ многих зарубежных стран, в том числе США, членом международного морского арбитража. Награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени.
В мае 1938 года Р.Л. Самойлович был арестован, а 4 марта 1939 года – расстрелян.
Тарле Евгений Викторович
1874–1955
советский историк
Родился 8 ноября 1874 года в Киеве в еврейской семье, был назван Григорием. Отец принадлежал к купеческому сословию, но занимался, в основном, воспитанием детей, служил распорядителем магазинчика, принадлежавшего киевской фирме, а управлялась там его жена. Он владел немецким и даже переводил Достоевского. Мать происходила из семьи, в истории которой было много цадиков – знатоков и толкователей Талмуда. Детство и ранняя юность Тарле прошли в Херсоне, где царил межнациональный мир.
В Одессе, в доме старшей сестры, он познакомился с известным историком-византинистом профессором (впоследствии академиком) Ф.И. Успенским. По его совету и рекомендации Тарле был принят в Императорский Новороссийский университет. Успенский свел Тарле с его будущим учителем – профессором университета св. Владимира (Киев) Иваном Васильевичем Лучицким. На второй учебный год Тарле перевёлся в Киев. В Киеве в августе 1893 года Тарле крестился по православному обряду в Софийском соборе и был наречен Евгением. Причина принятия православия была романтична: ещё со времён гимназии Тарле любил очень религиозную русскую девушку из дворянской семьи – Лелю Михайлову, и чтобы они могли соединиться, он принял православие. Вместе они прожили 60 лет.
Как многие студенты Киевского университета того времени, он пошел в студенческие кружки социал-демократов. Там Тарле делал доклады, участвовал в дискуссиях, «ходил в народ» – к рабочим киевских заводов. 1 мая 1900 года Тарле был арестован вместе с другими членами кружка на студенческой квартире во время доклада Луначарского о Генрихе Ибсене. Его выслали под гласный надзор полиции по месту жительства родителей в Херсон. Через год его допустили к защите магистерской диссертации, которая была об английском утописте Томасе Море. Это был 1901 год. Диссертация была написана в духе «легального марксизма».
В 1903 году после прошений, поддержанных видными профессорами, полиция разрешила Тарле преподавание на почасовой основе приват-доцентом в Петербургском университете. Круг его общения составляли А. Достоевская и С. Платонов, Н. Кареев и А. Дживелегов, А. Амфитеатров и Ф. Сологуб, П. и В. Щеголевы, В. Короленко и А. Кони, Н. Рерих и И. Грабарь, К. Чуковский и Л. Пантелеев и другие.
В 1911 году Тарле защитил докторскую диссертацию на основе двухтомного исследования «Рабочий класс во Франции в эпоху Революции». В 1913–1918 годах одновременно профессор университета в Юрьеве (Тарту).
К Октябрьской революции Тарле относится настороженно. В дни «красного террора» Тарле в 1918 году в либеральном издательстве «Былое» публикует книгу: «Революционный трибунал в эпоху Великой французской революции (воспоминания современников и документы)».
С 1918 года Тарле – один из трёх руководителей Петроградского отделения Центрархива РСФСР. В октябре 1918 года избран ординарным профессором Петроградского университета (а потом Ленинградского), затем становится профессором Московского университета и живёт в Москве.
В 1921 году избран членом-корреспондентом Российской академии наук, а в 1927 году – действительным членом Академии наук СССР.
Осенью 1929—зимой 1931 года ОГПУ по «Академическому делу» академика С.Ф. Платонова была арестована группа известных учёных-историков, всего 115 человек. ОГПУ обвиняло их в заговоре с целью свержения Советской власти. Е.В. Тарле в новом Кабинете предназначался, якобы, пост министра иностранных дел. Академия наук СССР исключила арестованных из академии. Решением коллегии ОГПУ от 8 августа 1931 года Е.В. Тарле был сослан в Алма-Ату. Там он начал писать своего «Наполеона». Образ Наполеона в ней романтически приукрашен, местами – в ущерб исторической правде. Однако, написанная с блестящим литературным талантом, книга остается до сих пор одной из наиболее популярных работ о Наполеоне.
Большое значение в исторической науке имеют работы Тарле «Европа в эпоху империализма», «Нашествие Наполеона на Россию», «Крымская война». Работам Тарле свойственна некоторая вольность в отношении к историческим фактам, допускаемая ради живого, захватывающего стиля изложения, представляющего Тарле в ряде работ скорее как исторического писателя, нежели историка. Строго исторические работы не лишены неизбежных для научных работ сталинского периода идеологических искажений, тем не менее остаются блестящими памятниками исторической мысли, вполне сохранившими своё значение для науки.
17 марта 1937 года Президиум ЦИК СССР снял судимость с Е.В. Тарле, вскоре он был восстановлен в звании академика.
Удостоен Сталинской премии (первой степени) 1942 года за коллективный труд «История дипломатии», т. I, опубликованный в 1941 году.
В период Великой Отечественной войны Е. В. Тарле находился в эвакуации в городе Казани, где работал профессором кафедры истории Казанского государственного университета. В 1942 году вышла его работа «Гитлеровщина и наполеоновская эпоха», написанная в публицистическом жанре; книга восхваляла Наполеона как великого преобразователя и давала уничижительную характеристику Адольфу Гитлеру, доказывала «карикатурность серьёзных сравнений ничтожного пигмея с гигантом».
Член комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков (1942 год).
Своё этническое происхождение Тарле никогда не скрывал. Стала знаменитой его фраза: «…Я не француз, а еврей, и моя фамилия произносится Тарле» (ударение на первом слоге), – произнесённая им на первой лекции по новой истории Европы и Северной Америки первому курсу историко-международного факультета МГИМО МИД СССР осенью 1951 года. Это было время, когда в стране вовсю набирала обороты очередная антисемитская кампания, закончившаяся делом «врачей-убийц», официально, по «пятому пункту» в анкете, в МГИМО тогда не было ни одного еврея.
В последний период жизни большое внимание ученый уделял истории русского флота, опубликовал три монографии об экспедициях русских военных моряков, автор привел много новых фактов о деятельности российских флотоводцев.
Почетный доктор университетов в Брно, Праге, Осло, Алжире, Сорбонне, член-корреспондент Британской академии для поощрения исторических, философских и филологических наук, действительный член Норвежской академии наук и Филадельфийской академии политических и социальных наук.
Российская академия наук присуждает премию имени Тарле за выдающиеся научные работы в области всемирной истории и развития международных отношений.
Скончался Евгений Тарле 5 января 1955 года в Москве.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Франк Илья Михайлович
1908–1990
советский физик, лауреат Нобелевской премии 1958 года
Родился 23 октября 1908 года в семье математика Михаила Людвиговича Франка и Елизаветы Михайловны Франк (ур. Грациановой), незадолго до того переселившихся в Санкт-Петербург из Нижнего Новгорода.
Будущий физик происходил из известного московского еврейского семейства – его прадед, Моисей Миронович Россиянский, в 60-х годах XIX века стал одним из основателей еврейской общины Москвы. Дед Людвиг Семёнович Франк (1844–1882 годы), был выпускником Московского университета (1872 год), переселился в Москву из Виленской губернии во время Польского восстания 1863 года и в качестве военного врача участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 годов, будучи удостоенным ордена Станислава и дворянства. Брат отца (дядя Ильи Михайловича Франка) – крупный русский философ Семён Людвигович Франк; другой брат – художник, скульптор, сценограф и книжный иллюстратор Леон (Лев Васильевич) Зак (псевдоним Леон Россиянский, 1892–1980 годы).
Семья жила на скромный преподавательский заработок отца. Только после революции он стал профессором. Мать окончила сестринские курсы, а затем Женский медицинский институт. После революции много лет работала врачом, главным образом как специалист по костному туберкулезу. Мальчик в детстве много болел и не очень регулярно учился в школе. Увлекался биологией и охотно самостоятельно занимался математикой, чему способствовали помощь отца и книги. В 20-е годы семья жила в Крыму. Окончив среднюю школу, Илья поступил в 1926 году в Московский государственный университет на физико-математический факультет. Со второго курса он начал работать в лаборатории С.И. Вавилова, которого считал своим учителем. Под руководством Вавилова Франк выполнил свою первую работу – по люминесценции.
После окончания МГУ в 1930 году несколько лет работал в Государственном оптическом институте в Ленинграде в лаборатории А.Н. Теренина. Здесь Франк выполнял оригинальные исследования по физической оптике и фотохимическим реакциям, за которые ему в 1934 году присвоили степень доктора физико-математических наук.
В 1934 году по предложению С.И. Вавилова Франк перешел на работу в Физический институт им. П.Н. Лебедева АН СССР (ФИАН). Здесь он работал по 1970 год в должности старшего научного сотрудника, заведующего отделом, заведующего лабораторией атомного ядра. С самого начала, еще в 1934 году, он заинтересовался работой П.А. Черенкова по свечению чистых жидкостей под действием гамма-лучей, в дальнейшем получившей название «эффект Черенкова». Вместе с С.И. Вавиловым принимал участие в обсуждении хода этих исследований. Внес определенный вклад в понимание результатов, особенно в вопрос о направленности излучения. Совместно с И.Е. Таммом в 1937 году объяснил это новое явление как излучение электрона при движении в среде со сверхсветовой скоростью и развил его теорию. Это открытие привело к созданию нового метода детектирования и измерения скорости высокоэнергетических ядерных частиц. Этот метод имеет огромное значение в современной экспериментальной ядерной физике. За эту работу Франку совместно с другими присуждена Нобелевская премия в 1958 году. В своей нобелевской лекции Франк указывал, что эффект Черенкова «имеет многочисленные приложения в физике частиц высокой энергии». «Выяснилась также связь между этим явлением и другими проблемами, – добавил он, – как, например, связь с физикой плазмы, астрофизикой, проблемой генерирования радиоволн и проблемой ускорения частиц».
Академик Вавилов так характеризовал своего ученика 2 июля 1938 года: «Используя свои глубокие знания в области физической оптики, И.М. Франк принял участие в работах Стратосферной комиссии АН СССР по наблюдению свечения ночного неба, совместно с Н.А. Добротиным и П.А. Черенковым. Эта работа привела к открытию нового эффекта резкой вариации интенсивности ночного свечения неба в течение ночи. Под руководством И.М. Франка впервые на Эльбрусе удалось произвести наблюдения космических лучей камерой Вильсона.
В целом И.М. Франк является исключительным по своей эрудиции, экспериментальному искусству, глубокой физической интуиции представителем молодой советской физики».
В 1940 году Франк начал читать лекции на возглавляемой им кафедре ядерной физики Московского государственного университета. Эту работу прервала война. С ее началом вместе с Физическим институтом ученый был эвакуирован в Казань, где находился до 1943 года. В конце войны и первые послевоенные годы Франк сосредоточился на исследованиях по физике реакторов, проводившихся в тесном контакте с И.В. Курчатовым. За работы по физике реакторов и работы по исследованию ядерных реакций легчайших ядер, также выполнявшихся по специальному заданию правительства, он был награжден орденами и Сталинской премией 1953 года.
В 1946 году Франка избрали членом-корреспондентом Академии наук СССР.
С исследований по физике реакторов началась специализация Франка в области нейтронной физики. Одним из плодотворных направлений работ, развернутых ученым в ФИАНе, явились исследования по физике медленных нейтронов.
В 1988 году ученый продолжал работы в области нейтронной физики и теоретические исследования по электродинамике. В частности, подготовил к печати монографию, суммирующую ряд полученных ранее результатов.
Франк имел три ордена Ленина (1952, 1953, 1975 годы), орден Октябрьской Революции (1978 год), два ордена Трудового Красного Знамени (1948, 1968 годы), орден «Знак Почета» (1945 год), а также медали, в том числе «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Он был лауреатом двух Сталинских премий (1946, 1953 годов) и Государственной премии СССР (1971 года).
Франк умер 22 июня 1990 года.
Френкель Яков Ильич
1894–1952
советский физик-теоретик
Френкель родился в еврейской семье в Ростове-на-Дону в 1894 году. Его родители – народоволец Илья Абрамович Френкель и Розалия Абрамовна Баткина. Дядя – Яков Абрамович Френкель (1877–1948) – советский музыковед.
В 1912 году, ещё учась в гимназии, Яков написал свою первую работу по магнитному полю Земли и атмосферному электричеству. Эту работу Яков Френкель показал Абраму Фёдоровичу Иоффе, который прочёл её и одобрил. Знакомство с Иоффе в дальнейшем привело к их с Френкелем дружбе и сотрудничеству.
В 1913 году Яков Френкель поступил в Петербургский университет, через 3 года окончил его и был оставлен в университете для подготовки к профессорскому званию.
Френкелю принадлежат основополагающие работы по квантовой теории твёрдого тела. Он объяснил в 1917 году на основе квантовой теории Бора явление контактной разности потенциалов и заложил основы квантовой теории металлов, показав, что валентные электроны в металлах коллективизируются и при достаточно высоких температурах не вносят вклада в удельную теплоёмкость (теория «блуждающих» электронов разрешила так называемую «катастрофу» с теплоёмкостью в классической электронной теории металлов).
С 1921 года и до конца своей жизни Френкель работал в Ленинградском физико-техническом институте.
Круг научных интересов Френкеля необычайно широк: электронная теория твёрдых тел, физика конденсированного состояния и физика атомного ядра, общие вопросы квантовой механики и электродинамики, астрофизика, гео– и биофизика.
Начиная с 1922 года Френкель публиковал буквально каждый год новую книгу. Он стал автором первого курса теоретической физики в СССР. Многие студенты в СССР и за рубежом изучали физику по этому курсу. Он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР в 1929 году. Некоторое время (1930 год) он работал по приглашению Миннесотского университета в США.
В 1931 и 1936 годах опубликовал работы, в которых предсказал существование экситонов в полупроводниках, ввёл сам термин экситоны, и разработал для него теорию.
В 1927 году применил представление о волнах де Бройля к движению свободных электронов в металлах и объяснил относительно большую «прозрачность» металлических кристаллов для электронов проводимости, зависимость электропроводности от температуры и наличия примесей и других несовершенств кристаллической решётки. В 1928 году, применив принцип Паули к электронному газу, построил теорию самопроизвольной намагниченности ферромагнетиков (так называемую модель на основе коллективизированных электронов), предложил теорию белых карликов и определил силы сцепления в твёрдых телах. В 1930 году совместно с Я.Г. Дорфманом теоретически обосновал разбиение ферромагнетика на домены. В 1931 году построил теорию поглощения света твёрдыми диэлектриками и ввёл понятие экситона.
Френкель – один из создателей современной картины реального кристалла; он ввёл представление о дефектах кристаллической решётки («дефекты по Френкелю»), разработал теорию подвижных дислокаций (1938 год).
С 1924 года Френкель занимался построением кинетической теории жидкостей; его работы в этой области завершились монографией «Кинетическая теория жидкостей» (Сталинская премии в 1947 году). Он разработал теорию обычного и ориентационного плавления, вскрыл присущие жидкостям элементы твёрдости, развил молекулярную теорию текучести твёрдых тел, теорию диффузии и вязкости. В 1936–1937 годах Френкель ввёл представление о температуре атомных ядер и разработал статистическую теорию тяжёлых ядер, а в 1939 году развил электрокапиллярную теорию тяжёлых ядер (капельная модель ядра Бора – Френкеля) и предсказал явление их спонтанного деления. В 1946 году он объяснил явление спекания металлических порошков, что явилось теоретической основой порошковой металлургии.
Профессор кафедры физики Ленинградского института точной механики и оптики в 1947–1950 годах. Является одним из основоположников физического образования и создателей инженерно-физического факультета ЛИТМО.
Награжден орденом Трудового Красного Знамени.
Ученый скончался 23 января 1952 года в Ленинграде.

Харитон Юлий Борисович
1904–1996
российский физик-теоретик и физик-химик
Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге 27 февраля 1904 года в еврейской семье. Дед, Иосиф Давидович Харитон, был купцом первой гильдии в Феодосии. Отец, Борис Осипович Харитон, был известным журналистом, высланным из СССР в 1922 году, после присоединения Латвии к СССР в 1940 году был осуждён на 7 лет лагерей и умер двумя годами позже. Мать, Мирра Яковлевна Буровская (1877–1947), была актрисой. Родители развелись в 1907 году, когда Юлий был ребёнком, его мать в 1913 году вторично вышла замуж за психоаналитика Марка Эйтингона и уехала в Германию, оттуда в 1933 году в Палестину. Борис Осипович воспитывал сына сам.
В 1919 году Юлий окончил среднюю школу и в 1920 году поступил в Политехнический институт. Юлий жил в центре Петрограда, а институт был на окраине. Нередко студент Харитон добирался до Политехнического пешком – а это восемь километров. Харитон вспоминал: «Мне повезло, я попал в тот поток, где курс физики читал Абрам Федорович Иоффе. Прослушав две-три его лекции, я понял, что самое интересное – не электротехника, которой я в то время увлекался, а физика… Я перешел на другой факультет. Мне досталась тема: работы Резерфорда в области строения атома». В 1921 году студент Харитон начинает работать в Физико-технологическом институте в лаборатории Н.Н. Семенова. Одной из первых научных работ юного исследователя стало изучение конденсации металлических паров на поверхности. В 1925 году Юлий закончил физико-математический факультет, как говорится в автобиографии, «со званием инженера-физика». Спустя год молодой специалист едет в научную командировку в Кембридж. Он два года работает под руководством Э. Резерфорда и Д. Чедвика и в 1928 году защищает там докторскую диссертацию на тему «О счете сцинтилляций, производимых альфа-частицами».
Вернувшись на родину, Харитон приступает к систематической работе над вопросами теории взрывчатых веществ. Он организует лабораторию взрывчатых веществ, где и проводит свои исследования с 1931 по 1946 год. До Харитона ученые изучали эту группу веществ либо с точки зрения химического состава и технологии их производства, либо исходя из их разрушительного действия. Харитон затронул вопрос о превращения холодного взрывчатого вещества в горячие продукты взрыва. Он выбрал очень сложную тему: изучение взрывчатых веществ, которые нужны были и военным, и разработчикам новых месторождений, и строителям мощных гидроэлектростанций. Харитон установил закон возможности детонации: время химической реакции в детонационной волне должно быть меньше времени разлета сжатого вещества. А для времени разлета легко можно дать простую оценку, поделив диаметр заряда на скорость детонации. Из этого фундаментального закона вытекало важное следствие: одно и то же вещество, взятое в виде тонкого цилиндра, окажется пассивным, но в большой массе может взорваться. Юлий Борисович первым сформулировал основной принцип, применимый и к взрыву: химическую реакцию нужно рассматривать как процесс, протекающий во времени, а не как мгновенный скачок из начального в конечное состояние. Все исследователи до него рассматривали взрыв именно как скачок, абстрагируясь от кинетики химической реакции.
В 1935 году присвоено звание доктора физико-математических наук (по совокупности работ).
В 1939–1940 годах совместно с Яковом Зельдовичем Харитон выполнил цикл работ по цепному распаду урана. Эти работы были «внеплановыми», физики трудились вечерами. Конечно, тогда они не думали о бомбах, и нейтронно-ядерные цепные реакции казались им красивой, но отвлеченной областью физики. От этих работ остался в силе основной вывод: реакция не идет в металлическом уране, в окиси урана, в смесях урана с обычной водой, здесь нужно обогащение урана легким изотопом. В этой связи большое значение приобрела работа Харитона, проведенная им в 1937 году, установившая закономерности разделения изотопов путем центрифугирования.
С началом войны Харитон снова обращается к взрывчатке. Он консультирует Наркомат обороны и Наркомат боеприпасов по вопросам, связанным с расшифровкой новых образцов вооружений противника и теоретического обоснования работ по вооружению Советской армии. В разгар войны Харитона пригласил работать к себе И.В. Курчатов. Так начинался «урановый проект». Действовали лаборатории, строились предприятия. Главным атомным городом, где «изделие» должно было собираться, стал Арзамас-16. Физики работали под непосредственным руководством Берии. Ядерщики отличались от ученых-заключенных разве что тем, что не ночевали в тюрьме. Завеса строжайшей секретности, особый режим, при котором они проводили исследования, личная ответственность за государственные секреты делали физиков людьми подневольными. Их обеспечивали всеми необходимыми материалами и аппаратурой.
Харитон не отрицает, что конкретно созданием бомбы, всей физикой руководил он. Из Арзамаса-16 он управлял процессом создания ядерного и водородного оружия во всем СССР. Из всех созданных в Арзамасе-16 «изделий» наиболее дорога была Юлию Борисовичу та самая первая советская атомная бомба, которая сделала его родину ядерной сверхдержавой. Из поверженной Германии привезли приблизительно 100 тонн урана. Это позволило сократить создание первого промышленного реактора на год. Физики и инженеры работали день и ночь. Информация пришла, как известно, из США от Клауса Фукса. Он прислал описание «их» бомбы. Но скопировать ее, просто создать дубликат американской, было невозможно.
Первый испытательный взрыв Харитон наблюдал с расстояния в семьдесят километров. Взрыв был в воздухе, бомбу сбрасывали с самолета. Ударная волна пришла через три минуты, она сорвала со всех военных фуражки. Под местом взрыва «вздулась» земля… «Я убежден, что без ядерного сдерживания ход истории был бы иным, наверное, более агрессивным», – вспоминал Харитон.
После атомной бомбы была водородная. Ее «отцом» считается Андрей Сахаров, но делалась она в Арзамасе-16, которым руководил Харитон. В Америке тоже трудились над созданием водородной бомбы. Когда американцы поняли, что идут не по тому пути, они довольно быстро создали другую бомбу, очень похожую на аналогичное советское «изделие». Юлий Борисович на вопрос «А не было ли у американцев Фукса в СССР?» – отвечал отрицательно. В начале пятидесятых появились новые методы разведки, позволявшие по пробам атмосферы и сейсмическим волнам определять не только мощность устройства, но и его конструктивные особенности.
Юлий Борисович заботился не только о деле, но и о людях, которые его делали. Талантливый организатор, Харитон был душой коллектива, умел объединить людей вокруг общей идеи. Он был депутатом Верховного Совета СССР 3–9 созывов. В 1955 году подписал «Письмо трёхсот».
В последующие годы работал над сокращением веса ядерных зарядов, увеличением их мощности и повышением надёжности.
С 1946 года – член-корреспондент, с 1953 года – академик Академии наук СССР.
В числе немногих физиков академик Харитон стал трижды Героем Социалистического Труда. Лауреат Ленинской (1956) и трёх Сталинских премий (1949, 1951, 1953). Награждён 5 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 2 другими орденами, а также медалями.
Умер 18 декабря 1996 года в Сарове. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
Как дань памяти учёного в городе Сарове ежегодно с 1 марта 2001 года проводится научная конференция школьников со всей России: Школьные харитоновские чтения.
Хвольсон Даниил Авраамович
1819–1911
российский востоковед, историк, лингвист
Родился 21 ноября 1819 года в Вильно. Сын бедного еврея из Литвы получил религиозное еврейское образование в хедере и йешиве, изучал Танах, Талмуд и комментаторов Талмуда.
Позже он самоучкой выучился немецкому, французскому и русскому языкам. Прослушал курс в университете Бреслау, получил степень доктора философии от Лейпцигского университета за диссертацию об истории древних религий народов семитской группы. Вернулся в Россию. Истоки деятельности евреев в области гуманитарных наук в России восходят к его работам. Результатом его изысканий явился обширный труд, изданный в Санкт-Петербурге в 1856 году.
В 1855 году, когда на Восточном факультете Санкт-Петербургского университета была открыта кафедра языков народов семитской группы (еврейской, сирийской и халдейской), он возглавил её, перейдя при этом в христианство.
С 1858 по 1883 год – профессор Санкт-Петербургской духовной академии. Преподавал еврейский язык и библейскую археологию с 1858 по 1884 года в Санкт-Петербургской римско-католической академии.
5 декабря 1858 года избран членом-корреспондентом Императорской РАН по разряду восточных языков. С 1908 года почетный член Петербургской АН.
Ценны его работы по истории Востока и народов Восточной Европы, по истории христианства, по истории письменности (арабской, еврейской и др.), древнееврейскому языку, по ассириологии и др. Один из редакторов научного перевода Библии на русский язык.
Хвольсон никогда не отказывал в помощи евреям, укрывая у себя дома евреев, которым закон запрещал жить вне черты оседлости.
Сын Хвольсона, Орест, стал известным физиком. Труды его касаются почти всех разделов физики, включая работы по магнетизму, по теплопроводности и по диффузии света. Большую известность приобрели его работы по актинометрии. Создал конструкции актинометра (измерительный прибор, который служит для измерения интенсивности электромагнитного излучения, преимущественно видимого и ультрафиолетового света) и пиргелиометра (абсолютный прибор для измерений прямой солнечной радиации, падающей на поверхность перпендикулярную солнечным лучам), которые долгое время применялись в России.
В 1895 году Орест Хвольсон становится членом-корреспондентом Санкт-Петербургской академии наук и членом Ученого комитета Министерства народного просвещения, а в 1920 году – избирается почётным членом Российской академии наук.
Даниил Авраамович Хвольсон умер 23 марта 1911 года в Санкт-Петербурге. Похоронен в Петербурге на Смоленском православном кладбище.
Штерн Лина Соломоновна
1878–1968
советский биохимик и физиолог
Родилась в Либаве (ныне Латвия) в богатой еврейской семье 26 августа 1878 года. Отец – видный предприниматель с европейскими связями, мать воспитывала детей, которых в семье было семеро.
Она мечтала стать земским врачом. Поступить на медицинский факультет Московского университета еврейке Штерн не удалось. Получала образование в Женевском университете. В Женеве Лина попадает в среду русских эмигрантов, которые занимались в там научной работой. Одним из них был будущий академик Алексей Николаевич Бах – основатель русской школы биохимии, который оказал сильное влияние на становление будущего ученого и ее научную судьбу. В 1903 году Штерн с блеском закончила Женевский университет и была оставлена на кафедре физиологии человека. Но она вернулась в Россию и в 1903 году сдала государственные экзамены при Московском университете для получения русского диплома врача. Однако в 1904 году Штерн получила приглашение в Женевский университет, где приступила к изучению биологического окисления. В дальнейшем эти работы получили широкое признание. Лина Штерн вошла в число ведущих ученых Европы и приобрела мировую известность. С 1906 года – доцент кафедры физиологии, с 1917 года – профессор физиологической химии; первая женщина-профессор в Женевском университете. Она активно приступает к изучению центральной нервной системы и получает очень интересные результаты. Штерн выдвигает принципиально новую концепцию понимания таких фундаментальных биологических процессов, как долголетие и сон. Возможно, именно эта область ее научных исследований спасла ей впоследствии жизнь, когда решалась ее участь на процессе по делу ЕАК.
В 1924 году А.Н. Бах, которым создан Биохимический институт Наркомздрава с медицинским уклоном, прислал ей официальное приглашение занять кафедру физиологии во 2-м Московском государственном университете (с 1930 года – 2-й Московский медицинский институт). Она свободно владела пятью языками: немецким (родной), русским, французским, английским и итальянским.
В марте 1925 года Лина Штерн приехала в Советский Союз; с 1925 по январь 1949 года – заведующая кафедрой физиологии, одновременно (1929–1948 годах) – директор Института физиологии Наркомпроса РСФСР (впоследствии Академии наук СССР).
Преподавание сочетала с исследовательской работой в двух организованных ею биохимических лабораториях. Много сил и личных средств потратила на организацию Института физиологии. В 1929 году он начал эффективно работать под ее руководством. В 1932 году Штерн была избрана членом Германской академии естественных наук.
В 1933 году она получила звание доктора биологических наук, в 1934 году – почетное звание «заслуженного деятеля науки». Она стала первой женщиной, отмеченной этим званием, а в 1939 году она стала первой женщиной, избранной в АН СССР и являлась единственной женщиной, которая избрана была академиком за 225 лет существования Российской Академии.
Работы Штерн имели огромное практическое значение. Так, под руководством Штерн был разработан электроимпульсный метод прекращения фибрилляции желудочков сердца и создана первая установка для электротерапии сердца. Была разработана методика лечения травматического шока, которая широко использовалась в военных госпиталях во время Великой Отечественной войны.
С первых месяцев Великой Отечественной войны Штерн пропагандирует разработанный под ее руководством метод лечения травматического шока. Этот метод использовали советские хирурги в полевых госпиталях. Штерн организует противошоковые бригады, в которые командирует научных сотрудников Института физиологии, и с одной из них сама выезжает в 1941 году на Западный фронт.
Штерн была избрана в президиум Антифашистского женского комитета и Еврейского антифашистского комитета. В 1943 году она получила Сталинскую премию. Деньги – 100 тысяч рублей – Лина Соломоновна передала на строительство санитарного самолета. В 1944 году ее избрали академиком в Академию Медицинских наук.
28 января 1949 года Лина Соломоновна Штерн была арестована по «делу» Еврейского антифашистского комитета. Ей были предъявлены обвинения в шпионаже, антисоветской агитации и участии в подготовке теракта. Штерн отказалась подписать заготовленный заранее документ о признании обвинений. Повседневная жизнь Штерн в тюрьме была полна унижений, ее однообразие прерывалось допросами, которые проходили преимущественно в ночное время.
После многочисленных просьб ей принесли бумагу и карандаши, позже ручку с чернилами. Штерн начала систематически работать. В тюрьме она написала серию научно-популярных статей, а также трактат «О раке», который она направила вместе с письмом министру Абакумову в конце 1951 года.
В мае 1952 года в Москве начался двухмесячный закрытый судебный процесс, в котором Штерн оказалась на скамье подсудимых в числе руководителей ЕАК – видных представителей еврейской интеллигенции. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила 14 подсудимых к высшей мере наказания. В список обреченных к расстрелу волею Сталина была внесена одна поправка: Лину Штерн не казнить. Ее приговорили к лишению свободы на 3 с половиной года (уже проведенных в тюрьме) и к последующей ссылке на 5 лет. Штерн прожила в ссылке в городе Джамбуле в Казахстане 10 месяцев. После смерти Сталина в мае 1953 года ей разрешили вернуться в Москву, дали возможность возглавить в Институте биофизики АН СССР лабораторию, в которой она возобновила прерванные исследования центральной нервной системы. В 1954–1968 годах возглавляла отдел физиологии в институте биофизики.
С 1 марта 1953 года была восстановлена в должности академика.
Скончалась Лина Штерн 7 марта 1968 года.
Похоронена на Новодевичьем кладбище.

Музыканты
Рубинштейн Антон Григорьевич
1829–1894
композитор, пианист, дирижёр, музыкальный педагог
Антон Рубинштейн родился 28 ноября 1829 года в приднестровском селе Выхватинец Подольской губернии. Он был третьим сыном в состоятельной еврейской семье. Отец Рубинштейна – Григорий Романович Рубинштейн – происходил из Бердичева, к моменту рождения детей был купцом второй гильдии. Мать – Калерия Христофоровна Рубинштейн – музыкант, происходила из прусской Силезии.
25 июля 1831 года 35 членов семьи Рубинштейн, начиная с деда – купца Рувена Рубинштейна из Житомира, приняли православие в Свято-Николаевской церкви в Бердичеве. Толчком к крещению, по поздним воспоминаниям матери композитора, стал Указ императора Николая I 1827 года о призыве детей на 25-летнюю воинскую службу кантонистами в пропорции 7 на каждые 1000 еврейских детей. На семью перестали распространяться законы черты оседлости, и уже через год Рубинштейны поселились в Москве, где отец открыл небольшую карандашно-булавочную фабрику. Около 1834 года отец приобрёл дом на Ордынке.
В радушном доме Рубинштейнов постоянно собирались студенты, чиновники, учителя, звучала музыка. Звуковую атмосферу Москвы тех лет определяли песни и романсы Алябьева, Варламова, бытовые танцы. Первые уроки игры на фортепиано Антон Рубинштейн получил от матери, а в возрасте семи лет стал учеником французского пианиста А.И. Виллуана.
Уже в 1839 году Рубинштейн впервые выступил на публике, а вскоре в сопровождении Виллуана отправился в большой концертный тур по Европе. Он играл в Париже, где познакомился с Фредериком Шопеном и Ференцем Листом, в Лондоне был тепло принят королевой Викторией. На обратном пути Виллуан и Рубинштейн посетили с концертами Норвегию, Швецию, Германию и Австрию.
Проведя некоторое время в России, в 1844 году Антон Рубинштейн вместе с матерью и младшим братом Николаем отправляется в Берлин, где начинает заниматься теорией музыки под руководством Зигфрида Дена, у которого за несколько лет до того брал уроки Михаил Глинка. В Берлине же сформировались творческие контакты Антона Рубинштейна с Феликсом Мендельсоном и Джакомо Мейербером.
В 1846 году умер отец, брат Николай с матерью возвратились в Россию, а Антон переехал в Вену. По возвращении в Россию зимой 1849 года, благодаря покровительству Великой княгини Елены Павловны, вдовы великого князя Михаила Павловича, Антон Рубинштейн смог обосноваться в Санкт-Петербурге и заняться творчеством. Он также нередко выступает как пианист при дворе, имея большой успех у членов императорской семьи и лично у императора Николая I.
В 1850 году Антон Рубинштейн дебютирует в качестве дирижёра, в 1852 году появляется его первая крупная опера «Дмитрий Донской», затем он пишет три одноактных оперы на сюжеты народностей России.
После очередной заграничной поездки летом 1858 года Рубинштейн возвращается в Россию, где в 1859 году добивается учреждения Русского Музыкального общества. Это было возможно только при поддержке Елены Павловны. Она финансировала этот проект, внеся крупные пожертвования, в том числе вырученные от продажи лично принадлежавших ей бриллиантов. Антон Рубинштейн участвует в концертах, выступает как дирижёр. Первый симфонический концерт под его управлением прошёл 23 сентября 1859 года.
Начальные классы консерватории открылись во дворце Елены Павловны в 1858 году. На следующий год при Обществе были открыты музыкальные классы, в 1862 году превращённые в первую российскую консерваторию. Рубинштейн стал первым её директором, дирижёром оркестра и хора, профессором по классам фортепиано и инструментовки. Среди его учеников был П.И. Чайковский.
Неиссякаемая энергия позволяла Антону Рубинштейну успешно совмещать эту работу с активной исполнительской, композиторской и музыкально-просветительской деятельностью.
Деятельность Рубинштейна не всегда находила понимание: многие русские музыканты, среди которых были члены «Могучей кучки» во главе с В.В. Стасовым, опасались излишнего «академизма» консерватории и не считали её роль важной в формировании русской музыкальной школы. Против Антона Рубинштейна были настроены придворные круги, конфликт с которыми вынудил его в 1867 году покинуть пост директора консерватории. Антон Рубинштейн продолжает концертировать, пользуясь огромным успехом.
1871 год отмечен появлением крупнейшего сочинения Антона Рубинштейна – оперы «Демон», которая впервые была поставлена только четыре года спустя.
В сезоне 1871–1872 годов Рубинштейн руководит концертами Общества друзей музыки в Вене. На следующий год состоялись триумфальные гастроли Антона Рубинштейна в США вместе со скрипачом Генриком Венявским.
Вернувшись в 1874 году в Россию, Антон Рубинштейн поселился на своей вилле в Петергофе. К этому периоду творчества композитора принадлежат Четвёртая и Пятая симфонии, оперы «Маккавеи» и «Купец Калашников», последняя через несколько дней после премьеры была запрещена цензурой. В сезоне 1882–1883 годов он вновь встал за пульт симфонических концертов Русского музыкального общества, а в 1887 году снова возглавил Консерваторию. В 1885–1886 годах он дал серию «Исторических концертов» в Петербурге, Москве, Вене, Берлине, Лондоне, Париже, Лейпциге, Дрездене и Брюсселе, исполнив практически весь существовавший сольный репертуар для фортепиано.
По воспоминаниям, «денежная щедрость Рубинштейна замечательна; по приблизительному расчету, им было пожертвовано около 300 000 рублей на разные добрые дела, не считая безвозмездного участия в концертах в пользу всяких учащихся, которым Антон Григорьевич всегда покровительствовал, и не принимая во внимание тех раздач, которых никто не видел и не считал».
Антон Рубинштейн умер 8 ноября 1894 года в Петергофе.
Могила А. Рубинштейна находится в Александро-Невской лавре.

Рубинштейн Николай Григорьевич
1835–1881
пианист-виртуоз и дирижёр
Родился 14 июня 1835 года в Москве. Семья Рубинштейнов перебралась в Москву из приднестровского села Выхватинец за три года до рождения Николая. К моменту рождения его была довольно состоятельной.
Музыкой Николай занимался с четырех лет под руководством матери, а с семи лет концертировал вместе с братом Антоном. Учился в Берлине у Куллака игре на фортепиано и у Дена теории музыки. Затем занимался у Виллуана. Большие надежды возлагались на его композиторский талант, поскольку в шестилетнем возрасте он написал свое первое произведение. Но эти надежды не оправдались. Рубинштейн написал очень мало, всего несколько фортепианных пьес. Сольная концертная деятельность его началась с одиннадцати лет и продолжалась почти до конца жизни.
В 1855 году Рубинштейн окончил Московский университет по юридическому факультету и поступил на службу в канцелярию генерал-губернатора, но в 1857 году бросает службу, разводится и полностью отдает себя музыке. В 1866 году он стал во главе московского отделения Русского музыкального общества.
В отличие от своего брата «западника» Антона, Николай Рубинштейн в молодости входил в так называемую «молодую редакцию» журнала «Москвитянин» и воспитывался под влиянием А.Н. Островского и Аполлона Григорьева; его фигура неотделима от жизни Москвы целой эпохи: человек колоссальной энергии и обаяния, он был настоящим кумиром.
В 1866 году Николай Рубинштейн на базе организованных им же в 1860 году совместно с В.А. Кологривовым Музыкальных классов Московского отделения Императорского русского музыкального общества (ИРМО) создал Московскую консерваторию (соучредителем был князь Николай Петрович Трубецкой). С самого начала он был директором Консерватории, профессором фортепианного класса и дирижёром ученического оркестра. Финансирование Консерватории осуществлялось за счет доходов ИРМО от концертной деятельности, а также городских и правительственных субсидий, пожертвований частных лиц и платы за обучение. Курс обучения в Консерватории до 1879 года занимал шесть лет, затем был увеличен до девяти лет. Он охватывал как музыкальные классы (инструментальные, вокальный, оркестровый, хоровой, оперный, теоретические), так и общеобразовательные дисциплины. До 1917 года обучение было платным.
Рубинштейн был выдающимся педагогом по игре на фортепиано, прекрасным капельмейстером и мощным, перворазрядным пианистом-художником. Чаще всего Николай Рубинштейн выступал в Москве, реже в остальной России и за границей, но везде с неизменным успехом. Игра его во многих отношениях напоминала игру его брата Антона, но уступала в широте концепции, в стихийности. Исполнение Николая отличалось чрезвычайной отделкой деталей. Основу его программ составляли Бах, Бетховен, Лист, Шуман, Шопен, а также русские композиторы-современники; он был первым исполнителем многих сочинений (фортепианных и оркестровых) своего близкого друга – П.И. Чайковского (Рубинштейну посвящены Второй концерт для фортепиано с оркестром, Русское скерцо Чайковского).
Рубинштейн был душой музыкальной Москвы: он – и директор консерватории, и профессор, и дирижер симфонических концертов. Он поднял дело музыкального образования в Москве до высокого художественного уровня.
Своими прекрасными душевными качествами он снискал себе в Москве большую популярность. В концертах Рубинштейн выступал преимущественно с благотворительною целью. Содействие молодым, начинающим талантам было его страстью. А в композиторской карьере П.И. Чайковского Рубинштейн играл немаловажную роль. Чайковский посвятил Рубинштейну своё фортепианное трио «Памяти великого артиста».
Во время Русско-турецкой войны Николай объездил города России с концертами. Сбор с концертов, данных им в 33 городах России, был пожертвован в пользу Красного Креста.
За границей Рубинштейн концертировал редко: в 1872 году он играл в Вене, в 1872 году организовал русские концерты на всемирной выставке в Париже, являясь первым серьёзным пропагандистом русской музыки во Франции. В этих концертах Рубинштейн выступал дирижером и пианистом.
Скончался в 1881 году в Париже.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Энгель Юлий Дмитриевич
1868–1927
музыкальный критик, композитор
Юлий Дмитриевич (Иоэль) Энгель родился 28 апреля 1868 года в Бердянске. Там окончил русскую гимназию, в 1886–1890 годах учился на юридическом факультете Харьковского университета и получил диплом юриста.
Иоэль унаследовал от отца, гитариста-любителя, интерес к музыке, в том числе еврейской, прошел курс обучения в Харьковском музыкальном училище по классу теории (окончил его в 1892 году). П. Чайковский, который в 1893 году посетил Харьков, дал Энгелю рекомендацию в Московскую консерваторию, куда тот поступил в том же году, поселившись в Москве. В 1897 году он окончил Московскую консерваторию по классу полифонии и музыкальной формы у С. Танеева и по классу специальной инструментовки и свободного сочинения у М. Ипполитова-Иванова.
В 1897 году Энгель стал помощником редактора музыкального отдела газеты «Русские ведомости», а в 1899–1918 годах был редактором этого отдела. Энгель публиковал там критические статьи «Пушкин в музыке», «Гоголь в музыке», «Чехов в музыке», отмечал обстоятельными статьями памятные даты музыкального календаря.
Занимался редактированием музыкальных статей в Энциклопедическом словаре Граната. Перевел с немецкого лучший на то время музыкальный словарь Х. Римана и добавил к нему русский отдел, собрав богатейший и малоизвестный материал о музыкальных деятелях и учреждениях (около 800 статей).
Был одним из основателей народной консерватории в Москве (1906–1918 годы) с классами общего музыкального образования (хор, теория и слушание музыки) и специальными классами (пение, игра на музыкальных инструментах, сочинение). В период 1906–1916 годов в Московской народной консерватории получили образование 2000 слушателей, среди них певица Е. Степанова, А. Свешников. Особое внимание в народной консерватории уделялось изучению народной песни. Энгель преподавал в ней и пропагандировал ее в печати.
После закрытия весной 1918 года «Русских ведомостей» Энгель читал лекции на заводах и фабриках, работал в музыкальном отделе Наркомпроса РСФСР, начал работу над первым советским музыкальным словарем.
В 1900 году Энгель прочитал в Московском Императорском этнографическом обществе доклад о еврейской народной песне, иллюстрируя его вокальным исполнением народных песен в собственной обработке, он исполнял песни на идиш и еврейские мелодии и рассказывал об их своеобразии и источниках. Этот вечер вызвал целое движение среди еврейской музыкальной молодежи. В результате основалось Общество еврейской народной музыки в Петербурге. Энгель читал цикл лекций по этой же тематике в различных городах России в сопровождении музыкальных иллюстраций. По материалам его лекций, предварявших симфонические концерты, были изданы «Краткий музыкальный словарь» (1907, 1909 годы) и «Карманный музыкальный словарь» (1913 год).
В рамках деятельности Общества Энгель опубликовал в 1909 году первый сборник еврейских народных песен. В 1914 году он был избран почетным председателем московского отделения Общества. В 1911–1914 годах ездил в экспедицию и записывал еврейские песни и мелодии, по следам которой опубликовал сборник «50 еврейских детских песен для детских домов, школ и семей» (1916 год).
В 1920–1922 годах Энгель жил в поселке Малаховка Московской области, где работал музыкальным воспитателем в колонии еврейских сирот и писал детские песни.
В 1922 году после своего творческого вечера в Москве Энгель уехал в Германию, дал ряд лекций-концертов еврейской музыки в Лейпциге и Берлине. В Берлине он прожил два года, основал филиал Общества еврейской национальной музыки с издательством «Ювал ферлаг», где публиковал свои произведения.
В 1924 году Энгель переехал в Землю Обетованную и поселился в Тель-Авиве, куда перевел и свое издательство. Помимо лекций и концертов он преподавал на иврите в женской педагогической семинарии, готовившей также учительниц музыки, печатал эссе и рецензии в журнале. Продолжал записывать и обрабатывать музыкальный фольклор и издал собрание еврейских народных песен в трех томах «Еврейские народные песни». В 1925 году Энгель стал музыкальным руководителем театра «Охел».
Умер Иоэль Энгель 11 февраля 1927 года в Тель-Авиве.
Майкапар Самуил Моисеевич
1867–1938
пианист и композитор
Самуил Майкапар родился 18 декабря 1867 года в Херсоне. Вскоре семья Самуила Майкапара переехала из Херсона в Таганрог. Здесь он поступил в Таганрогскую гимназию. Музыкой начал заниматься с шести лет.
В 1885 году переехал в Петербург и поступил в консерваторию, где учился как пианист у Беньямино Чези, Владимира Демянского и И. Вейса, а также в классе композиции Николая Соловьёва. Параллельно занимался на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1891 году.
В 1894–1898 годах совершенствовался как пианист у Лешетицкого в Вене.
С 1898 по 1901 год выступал в концертах с Леопольдом Ауэром и Иваном Гржимали. Мастерство и дарование Майкапара – пианиста и композитора – были отмечены А. Рубинштейном, Э. Григом, И. Энгелем.
В 1901 году Майкапар основал музыкальную школу в Твери, руководил ею до 1903 года. Значителен вклад Майкапара в создание музыки для детей и юношества; им написано свыше 200 пьес, большинство которых поныне входит в учебный репертуар начинающих пианистов («Бирюльки», «Театр марионеток»). Большей частью эти пьесы программного содержания, они написаны на доступном юным исполнителям и вместе с тем высокохудожественном музыкальном языке.
С 1903 по 1910 год, живя преимущественно в Москве, занимался концертной деятельностью, систематически концертировал в Германии. Окончательно вернулся в Россию по инициативе А. Глазунова, директора Петербургской консерватории. Ему предложили место преподавателя в Петербургской консерватории. Он вел там класс фортепиано с 1910 года. В 1917 году становится прфессором консерватории. Майкапар воспитал около 40 профессиональных пианистов. После революции числился в «консерваторах», главным образом за нежелание одобрить навязанные консерватории реформы, в первую очередь – «отсев» абитуриентов непролетарского происхождения. В 1928 году в 61 год был вынужден уволиться.
По его инициативе в 1927 году впервые был исполнен цикл из 32 сонат Бетховена.
Его книги «Музыкальный слух. Его значение, природа, особенности и метод правильного развития» (1900 год; 2-е издание – 1915 год), «Значение творчества Бетховена для нашей современности» (1927 год), «Годы учения» (1938 год, первоначальное название «Почему и как я стал музыкантом») – редкие в мировой литературе произведения для юных читателей о начале пути концертирующего музыканта.
Самуил Майкапар умер 8 мая 1938 года в Ленинграде.
Глиэр Рейнгольд Морицевич
1875_1956
советский композитор, музыкально-общественный деятель
Рейнгольд Морицевич Глиэр (Рейнгольд Эрнест Глиэр) родился 11 января 1875 года в Киеве. Род Глиэров происходит из принявших лютеранство евреев. Отец – Мориц Глиэр переселился в Киев из немецкого города Клингенталя. Он был мастером по производству медных духовых инструментов, а в Киеве был владельцем музыкальной мастерской. Мать – Юзефа (Жозефина Викентьевна) Корчак.
В 1894 году Глиэр окончил Киевское музыкальное училище по классу скрипки и поступил в Московскую консерваторию в класс скрипки Н.Н. Соколовского (затем перешёл в класс Я. В. Гржимали). В 1900 году окончил Московскую консерваторию, в 1906–1908 году брал уроки дирижирования у Оскара Фрида в Германии и по возвращении в Россию начал выступать как дирижёр с исполнением главным образом собственных произведений.
В начале 1900-х годов был активным участником собраний Беляевского кружка в Петербурге. Это группа музыкантов-композиторов, исполнителей, собиравшихся в 1880–1890 годах на музыкальных вечерах в доме лесопромышленника, музыканта и мецената Митрофана Петровича Беляева, так называемые «беляевские пятницы». Признанным центром кружка был Римский-Корсаков, постепенно его первенство стали разделять Глазунов и Лядов. Исполнялись на этих вечерах – преимущественно любительским квартетом, в котором сам Митрофан Беляев играл на альте, – наряду с классическими произведениями иностранной музыки и только что написанные сочинения русских композиторов. Большое число мелких отдельных пьес, нарочно для Беляевских пятниц написанных, изданы затем Беляевым в двух сборниках под заглавием «Пятницы». По пятницам разыгрывались и сочинения, присылавшиеся ежегодно на конкурс, учреждённый Беляевым при Санкт-Петербургском обществе камерной музыки. Активная общественная, издательская, концертная деятельность, связанная с этим кружком, сделала его заметным художественным явлением в жизни столицы. Во многом благодаря общению с Глазуновым, Рахманиновым, Римским-Корсаковым Глиэр сформировался как композитор.
С 1901 года Глиэр преподавал музыкально-теоретические предметы в Московской музыкальной школе Гнесиных. Частным образом преподавал Г.-Н.Я. Мясковскому и С.С. Прокофьеву.
С 1910 систематически выступал как дирижёр.
С 1914 года директор Киевской консерватории.
В 1920–1922 годах заведует музыкальной секцией Московского отделения народного образования, сотрудник музыкального отдела Наркомпроса. В 1920–1923 годах член этнографической секции Пролеткульта. Пролеткульт – это массовая культурно-просветительская и литературно-художественная организация пролетарской самодеятельности при Наркомате просвещения. По данным 1920 года, в рядах организации насчитывалось около 80 тысяч человек, были охвачены значительные слои рабочих, издавалось 20 журналов. Целью организации декларировалось развитие пролетарской культуры. По мнению идеологов Пролеткульта, любое произведение искусства отражает интересы и мировоззрение только одного класса и поэтому непригодно для другого. Следовательно, пролетариату требуется создать «свою» собственную культуру с нуля. Лозунг Пролеткульта звучал: «Искусство прошлого – на свалку!» Пролеткульт решал две задачи – разрушить старую дворянскую культуру и создать новую пролетарскую. Вторая задача так и не вышла за рамки неудачного экспериментаторства. Нарком просвещения Луначарский поддерживал Пролеткульт, Троцкий же отрицал существование «пролетарской культуры» как таковой. С критикой Пролеткульта выступил В.И. Ленин.
В 1920–1941 годах Глиэр работает профессором в Московской консерватории по классу композиции, является доктором искусствоведения.
С 1930 года выступает с авторскими концертами в городах СССР, клубах и колхозах. В 1938–1948 годах является председателем Оргкомитета Союза советских композиторов СССР Это единое творческое объединение советских композиторов и музыковедов. Возник на основании Постановления партии от 23 апреля 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций». До 1948 года работой ССК СССР руководил Оргкомитет. Первый съезд Союза композиторов состоялся 19–25 апреля 1948 года в Москве. Председателем Союза композиторов СССР на этом съезде был избран Борис Асафьев.
Глиэр является автором первых советских балетов, в том числе «Красный мак» («Красный цветок»), «Комедианты», «Медный всадник», «Тарас Бульба».
Рейнгольд Глиэр – единственный российский композитор, трижды награждённый и самой престижной музыкальной премией дореволюционной России – премией имени М.И. Глинки, и самой престижной премией послереволюционной, советской России – Сталинской. При этом он был награждён и тремя орденами Ленина.
Умер 23 июня 1956 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Гнесины
российские музыканты, основатели музыкального училища
Евгения Фабиановна, в замужестве Савина (1870–1940), Мария Фабиановна (1871–1918), Елена Фабиановна (1874–1967), Елизавета Фабиановна, в замужестве Вита-чек (1879–1953), Ольга Фабиановна, в замужестве Александрова (1885–1963), Михаил Фабианович (1883–1957).
Сестры и брат родились в Ростове-на-Дону в семье Фабиана Осиповича Гнесина, раввина. Мать Белла Исаевна Флетзингер-Гнесина, певица, ученица польского композитора С. Монюшко.
Крестившиеся дочери ростовского раввина были обласканы судьбой.
Своё музыкальное образование сестры начинали в Ростове-на-Дону. В семье Гнесиных постоянно звучала музыка.
Когда Евгении исполнилось 14 лет, родители отправили ее поступать в Московскую консерваторию. Евгения Фабиановна окончила в 1889 году фортепьянный факультет консерватории, занималась также композицией с А.С. Аренским и С.И. Танеевым. Была тесно связана с кружком любителей литературы и искусства, которым руководил молодой купеческий сын Константин Алексеев – в будущем К.С. Станиславский.
Мария окончила Московскую консерваторию по классу Н.Е. Шишкина в 1895 году.
Рядом с сестрами в консерватории обучались высокоодарённые музыканты, ставшие впоследствии гордостью русского искусства: А.Н. Скрябин и С.В. Рахманинов, многие знаменитые русские пианисты и композиторы.
Елена Фабиановна поступила в Московскую консерваторию по классу фортепиано. Среди ее преподавателей также были знаменитые композиторы А.С. Аренский и С.И. Танеев. В 1893 году Елена закончила обучение в консерватории (с серебряной медалью) и стала заниматься педагогической и концертной деятельностью. Она концертировала как солирующая пианистка, ансамблистка и аккомпаниатор, выступая в этом качестве с Л.В. Собиновым и П.А. Хохловым.
И вот, у старших сестёр возникла идея объединить свои усилия в области педагогики, и было решено создать своё музыкальное учебное заведение, как только Мария завершит консерваторский курс. Сёстры сначала организовали музыкальную школу. Пока школа располагала только одним роялем (на приобретение второго просто не было средств).
В начале февраля 1895 года в Москве открылось «Училище сестёр Е. и М. Гнесиных» (под «Е» подразумевались Евгения и Елена, под «М» – Мария). Все организационные дела по училищу взяла на себя Елена. Сначала педагогический коллектив состоял только из трёх сестёр Гнесиных. Но уже в 1901 году, окончив консерваторию, в этот коллектив влилась четвёртая сестра, Елизавета, и появился класс скрипки.
Одной из первых выпускниц училища была самая младшая сестра Ольга (она обучалась у Елены Фабиановны), которая тоже стала преподавать в училище. Ольга, кроме музыки, серьёзно занималась живописью.
Сёстры не только вели специальные классы игры на фортепиано и скрипке, но и теоретические, хоровые, ансамблевые, причём этим дисциплинам придавалось очень большое значение, чем училище Гнесиных существенно отличалось от других частных учебных заведений Москвы.
Елена преподавала методику игры на фортепиано, вела она и хоровой класс, в котором объединялись все учащиеся.
Евгения преподавала как фортепиано, так и детское сольфеджио, а Елизавета вела классы скрипки, камерного ансамбля, а затем и сольфеджио.
Вскоре училище молодых сестёр получило такую известность, что в него стали поступать взрослые ученики, готовившиеся к дальнейшей учёбе в консерваториях – Московской, Петербургской, Лейпцигской. Сёстры стали привлекать для преподавания музыкантов, в чьей квалификации и добросовестности они были уверены. Такими преподавателями стали выдающиеся композиторы Р.М. Глиэр, А.Т. Гречанинов, известная пианистка Е.А. Бекман-Щербина.
В 1919 году по решению Луначарского, училищу был придан статус Государственной музыкальной школы, которая в 1925 году была преобразована в Государственный музыкальный техникум имени Гнесиных.
В техникуме стал преподавать ещё один Гнесин – композитор Михаил Фабианович, ученик Римского-Корсакова и А.К Лядова. К тому времени он основал в Ростове-на-Дону музыкальную школу (ныне его имени) и Донскую народную консерваторию (1920–1921 годы). В 1923 году он был инициатором создания кафедры композиции в Музыкальном училище своих сестер.
В связи с интересом к фольклору Востока Гнесин посетил Палестину и другие страны. Он считается одним из зачинателей профессиональной еврейской композиторской школы в России. В 1914 и 1922 годах он побывал в Эрец-Исраэль, знакомясь с религиозным и светским музыкальным фольклором еврейских общин, что повлияло на его композиторское творчество.
Еврейская тематика занимает у него всегда особое место. Профессор композиции Московской (1925–1936 годы) и Ленинградской (1935–1944 годы) консерваторий, заведующий кафедрой композиции Музыкально-педагогического института им. Гнесиных (1944–1951 годы).
Всю жизнь Михаил Гнесин «разрывался» между преподавательской, просветительской деятельностью и сочинительством. Любовь к фольклору разных народов, к истории их культур выразились в написании Гнесиным мелодичных лиричных произведений на азербайджанские, адыгейские, казахские, дагестанские, туркменские, украинские интонации.
Но вновь и вновь возвращался композитор к родным еврейским мотивам.
Ему принадлежат опера-поэма «Юность Авраама», сюита из музыки к пьесе Гоголя «Ревизор» – «Еврейский оркестр на балу у городничего», симфоническая фантазия (1919 год), Вариации на еврейскую тему для струнного квартета (1916 год), «Страницы из Песни Песней» (1919 год), «Пляски галилейских рабочих» для оркестра (1923 год), вокальный цикл «Повесть о рыжем Мотеле» (1929 год) на стихи Иосифа Уткина, Элегия-пастораль памяти еврейского поэта О. Шварцмана для фортепианного трио (1940 год), фортепианное трио «Памяти наших погибших детей» (1943 год).
В конце 1940-х годов пришло время борьбы с космополитизмом, на него стали писать доносы, и Гнесин, заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии, композитор, дважды лауреат премии имени Глинки, педагог с 45-летним стажем, вынужден был уйти из института.
В 1936 году техникум был преобразован в Государственное музыкальное училище имени Гнесиных. Ныне это Российская академия музыки (РАМ) имени Гнесиных – высшее музыкально-педагогическое учебное заведение.
Елена Фабиановна была директором, художественным руководителем, профессором училища, а с 1944 года – Музыкально-педагогического института имени Гнесиных. Она развивала лучшие традиции русской пианистической школы. Её известными учениками были пианист Л. Оборин, композитор А. Хачатурян, дирижёры Е. Светланов, Г. Рождественский, И. Гусман.
Квартира, где проживали сёстры Елена и Ольга Гнесины, находилась в здании академии. После смерти Елены Фабиановны Гнесиной, которая прожила в этой квартире последние восемнадцать лет жизни, в 1969 году был создан мемориальный музей. В музее полностью сохранена обстановка, архив и библиотека Гнесиной. Квартира Елены Фабиановны является выявленным объектом культурного наследия.
С 1929 по 1932 год в техникуме обучался Т.Н. Хренников, который с 1948 по 1991 год бессменно занимал должность первого (генерального) секретаря Союза композиторов СССР. Он писал: «Я преклоняюсь перед семьёй Гнесиных, их общественная и преподавательская деятельность имеет огромнейшее значение для развития русской музыкальной культуры… Их влияние колоссально, они по сути дела определили развитие музыкальной культуры России, музыкального образования в нашей стране».
Все Гнесины похоронены на Новодевичьем кладбище.

Дунаевский Исаак Осипович
1900–1955
советский композитор
Дунаевский (Исаак Беру Иосиф Бецалев Цалиевич Дунаевский) родился 30 января 1900 года в украинском городке Лохвица в еврейской семье мелкого банковского служащего Цале-Йосефа Симоновича и Розалии Исааковны Дунаевских. Семья была музыкальной. Дед был кантором, мать играла на фортепиано и пела.
С детства проявил незаурядные музыкальные способности, с 8-летнего возраста брал уроки скрипки.
В 1910 году семья переехала в Харьков, и Исаак поступил в Харьковское музыкальное училище, где занимался игрой на скрипке и композицией. В 1918 году с золотой медалью окончил гимназию, а через год – харьковскую консерваторию по классу скрипки. С 1919 года работал скрипачом в оркестре, концертмейстером. С 1920 года композитор и дирижёр в Харьковском русском драматическом театре.
В 1924 году Дунаевский приехал в Москву, два года он работал в эстрадном театре «Эрмитаж» заведующим музыкальной частью, затем, с 1926 по 1929 годы – в Московском театре сатиры. Там были поставлены его первые оперетты «Женихи» и «Ножи».
В 1929 году переехал в Ленинград. До 1934 года был композитором и главным дирижёром Ленинградского Мюзик-Холла. Это российский государственный театр. Театр обрёл широкую популярность благодаря сотрудничеству И.О. Дунаевского и «Теа-джаза» Л. Утёсова. Дунаевский написал для «Теа-джаза», в частности, джазовые «рапсодии» – обработки русских, украинских и еврейских (на идише) песен, а также немало песен на стихи современных советских поэтов. С 1929 года Дунаевский стал музыкальным руководителем и главным дирижёром «Мюзик-холла».
Коллективом было подготовлено несколько эстрадно-песенных программ, в которых выступали певцы-солисты Л.Утёсов и К. Шульженко. В 1937 году «Ленинградский Мюзик-Холл» был закрыт как носитель буржуазного искусства.
Исаак Дунаевский вместе с кинорежиссёром Григорием Александровым стали создателями жанра советской музыкальной кинокомедии, сделав музыку одним из главных компонентов драматургии фильма. Первый их совместный фильм «Весёлые ребята» вышел на экраны в 1934 году и принёс Дунаевскому широкую известность. Затем последовали фильмы «Цирк» (1936 год), «Волга-Волга» (1938 год) и «Светлый путь» (1940 год). В период с 1934 по 1940 год Дунаевский сочинил музыку к шестнадцати кинофильмам. Он также часто сам участвовал в озвучивании, играл на рояле и пел.
В это время Дунаевский был известным культурным и общественным деятелем, с 1937 по 1941 годы он возглавлял Ленинградский союз композиторов.
Во время Великой Отечественной войны Дунаевский был художественным руководителем ансамбля песни и пляски железнодорожников и со своим коллективом исколесил всю страну. Среди многих песен времён войны, самой знаменитой стала песня «Моя Москва», написанная в 1942 году.
С 1945 года жил в Москве.
В 1947 году композитор написал музыку к фильму «Весна». В 1949 году – к фильму кинорежиссёра И. А. Пырьева «Кубанские казаки».
В 1950 году, в год своего пятидесятилетия, был удостоен звания народного артиста РСФСР.
Дунаевский создал новый тип популярной, массовой советской песни. Их стиль основан на городской бытовой музыке, джазе, оперетте. Исаак Дунаевский является автором музыки более чем 100 песен, в том числе «Моя любовь», «Цветёт калина», «Вечер вальса», «Школьный вальс», «Каким ты был, таким ты и остался», «Не забывай», «Молчание», а также тринадцати оперетт и балетов, музыки к нескольким десяткам кинофильмов. В музыке к фильмам и опереттах лёгкая музыка непринуждённо сочеталась с симфоническим жанром. Произведения Дунаевского отличаются сложным мелодическим ходом и непростой гармонией. Марши Дунаевского бравурны, ярки, создают праздничное настроение.
Народный артист РСФСР (1950 год), лауреат двух Сталинских премий (1941 и 1951 годы).
Умер в Москве 25 июля 1955 года от сердечного спазма.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Шнитке Альфред Гарриевич
1934–1998
советский и российский композитор
Альфред Шнитке родился 24 ноября 1934 года в городе Энгельс в Республике немцев Поволжья в смешанной еврейской и немецкой семье, сын еврея и немки. Его отец, Гарри Викторович Шнитке, родился во Франкфурте-на-Майне. Мать, Мария Иосифовна Фогель, происходила из немецких колонистов. Первым языком композитора стал немецкий, однако впоследствии он обращался к матери по-немецки, а к отцу по-русски.
В 1943 году отца будущего композитора призвали на фронт, а Альфред с младшим братом были отправлены в Москву, где жили у деда и бабушки по отцовской линии – инженера Виктора Мироновича и редактора Теи Абрамовны Шнитке. Теа Абрамовна (ур. Кац) работала редактором в Государственном издательстве иностранной литературы, занималась немецкой филологией и переводами на немецкий язык.
Музыкальное образование для Альфреда Шнитке началось в 1946 году в Вене, куда его отец был командирован после Великой Отечественной войны корреспондентом и переводчиком.
По возвращении в Москву в 1948 году семья поселилась в подмосковной Валентиновке. Отец занимался переводами советской литературы на немецкий язык для издательства литературы на иностранных языках «Прогресс».
В 1958 году Шнитке окончил Московскую консерваторию по классу Е. Голубева и продолжал учиться у него в аспирантуре.
С 1961 по 1972 год Шнитке преподавал в Московской консерватории, зарабатывал себе на жизнь в основном сочинением музыки к фильмам, в частности «Вызываем огонь на себя», «Похождения зубного врача», «Шестое июля», «Балерина на корабле», «Ночной звонок», «Вальс», «Белорусский вокзал», «Дядя Ваня».
Альфред Шнитке – один из главных представителей советского авангарда. Автор опер: «Жизнь с идиотом», «Джезуальдо», «История доктора Иоганна Фауста»; балетов «Жёлтый звук», «Пер Гюнт», Концерта для смешанного хора на стихи Г. Нарекаци, «Стихов покаянных» для смешанного хора на древнерусские тексты к 1000-летию крещения Руси, девяти симфоний (Девятая – незаконченная), шести concerti grossi, ряда оркестровых сюит, ораторий и кантатораторий.
Долгое время дирижер Геннадий Рождественский был единственным исполнителем оркестровой музыки Альфреда Шнитке, в частности, в 1974 году в Горьком именно под его управлением состоялась премьера Первой симфонии композитора.
Мировая известность пришла к Шнитке раньше, чем известность в Советском Союзе. В 1979 году А. Жюрайтис (литовский и российский дирижёр, дирижёр Большого театра) опубликовал клеветническую заказную статью в «Известиях» под названием «В защиту «Пиковой дамы». Он резко выступил против постановки в парижском Гранд-Опера оперы П.И. Чайковского «Пиковая дама» в оригинальной интерпретации режиссёра Юрия Любимова при музыкальной обработке Альфреда Шнитке. Он писал: «Все, кому дорого великое наследие русской культуры, не могут не протестовать против безнравственности в обращении с русской классикой и не осудить инициаторов и участников издевательства над шедевром русской оперы».
Исполнение многих сочинений Шнитке было запрещено, однако под давлением лучших советских музыкантов запрет был снят. Шнитке, записавшийся в паспорте евреем, принявший католичество, но завещавший похоронить себя по православному обряду, был увлечен экуменическими идеями, которые выразились в 4-й симфонии (1984 год), построенной на взаимодействии различных интонационных систем, соответствующих православной, католической, лютеранской и еврейской литургиям. В 1986 году ему была присуждена Государственная премия РСФСР (за музыкальные произведения).
В 1988 году получил премию «Ника» за лучшую музыку к фильму (фильм «Комиссар»).
В 1990 году композитор вместе с семьёй переехал в Германию. Начал преподавать в Гамбургской консерватории.
В 1995 году Шнитке была присуждена Государственная премия Российской Федерации.
В последние годы жизни композитор перенёс три инсульта, но тем не менее до конца сохранял творческую активность.
Шнитке скончался в Гамбурге 3 августа 1998 года.
Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.
Гусман Израиль Борисович
1917–2003
российский дирижер
Гусман Израиль Борисович родился 18 августа 1917 года в Нижнем Новгороде в семье известного музыкального критика Бориса Евсеевича Гусмана. Вскоре семья Гусмана переехала в Москву. В 1931 году Израиль Борисович закончил музыкальное училище им. Гнесиных и поступил на военно-дирижёрский факультет Московской консерватории. В годы учёбы он начал работать в оркестре Музыкального театра им. В.И. Немировича-Данченко, затем в оркестре Московской филармонии.
В 1942 году Гусман был назначен руководителем оркестра 4-го Украинского фронта. В 1946 году Израиль Борисович стал лауреатом Всесоюзного смотра молодых дирижёров в Ленинграде.
Израиль Борисович Гусман с 1947 года возглавлял оркестр Харьковской филармонии.
Начиная с 1947 года Гусман сочетал исполнительскую деятельность с педагогической. Первые дирижерские шаги М. Ростроповича и В. Спивакова проходили под его руководством.
С 1957 по 1987 годы Гусман возглавлял оркестр Горьковской (ныне Нижегородской) филармонии, который за 30 лет работы под руководством дирижёра превратился в первоклассный коллектив и приобрел репутацию одного из лучших симфонических оркестров в России. Эти годы насыщены значительными музыкальными событиями в жизни коллектива и города, среди них: девять знаменитых нижегородских фестивалей «Современная музыка», одним из главных инициаторов и организаторов которых был Гусман, успешные выступления оркестра в Москве, Петербурге, Риге, Вильнюсе, участие в пленумах и съездах Союза композиторов, популярные летние сезоны на музыкальной эстраде Волжского откоса. В 1974 году с горьковским симфоническим оркестром под управлением Г. Рождественского состоялась премьера Первой симфонии Альфреда Шнитке.
В 1963–1964 годах работал дирижёром в Большом театре, дирижировал в постановках опер «Пиковая дама» и «Борис Годунов».
Тесная творческая дружба связывала его со многими композиторами и исполнителями: Д. Шостаковичем, А. Хачатуряном, Т. Хренниковым, Г. Свиридовым, Р Щедриным, C. Рихтером и многими другими.
В 1978 году Израиль Борисович Гусман стал народным артистом РСФСР, в 1981 году – профессором Горьковской консерватории. В 1996 году Гусману было присвоено звание «Почётный гражданин Нижегородской области».
Израиль Борисович Гусман умер в Нижнем Новгороде 29 января 2003 года.
Похоронен на Бугровском кладбище Нижнего Новгорода.
Гилельс Эмиль Григорьевич
1916–1985
выдающийся советский пианист
Эмиль Гилельс родился 19 октября 1916 года в Одессе, в еврейской семье. Отец, Григорий Гилельс, работал на сахарной фабрике, мать – Эсфирь – была домохозяйкой.
Заниматься игрой на фортепиано Эмиль начал в возрасте пяти с половиной лет. Быстро добившись значительных успехов, Гилельс впервые выступает на публике в мае 1929 года, исполняя сочинения Листа, Шопена, Скарлатти и других композиторов. А в 1930 году поступает в Одесский Институт музыки (ныне Одесская консерватория) в класс Берты Рейнгбальд. Среди учеников Рейнгбальд в разное время были также Оскар Фельцман, Исидор Зак, Берта Маранц и другие известные музыканты. За свою педагогическую деятельность была награждена орденом Трудового Красного Знамени. (В 1974 году Эмиль Гилельс дал в Одессе специальный концерт к 30-летию её смерти.) В 1931 году Эмиль побеждает на Всеукраинском конкурсе пианистов, а ещё через год знакомится с Артуром Рубинштейном, который одобрительно отзывается об его исполнении.
Известность пришла к музыканту после его победы в 1933 году на Первом Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей, за которым последовали многочисленные концерты по СССР. Окончив Одесскую консерваторию в 1935 году, Гилельс поступил в аспирантуру Московской консерватории в класс Генриха Нейгауза.
Во второй половине 1930-х годов пианист добивается крупных международных успехов: он занимает второе место на международном конкурсе в Вене (1936 год), уступив лишь Якову Флиеру, а уже через два года берёт у него реванш, выигрывая Конкурс имени Изаи в Брюсселе, где Флиер остался на третьем месте.
Вернувшись в Москву, Гилельс начинает преподавать в консерватории в качестве ассистента у Нейгауза. С 1952 года – профессор этой консерватории.
В годы войны Гилельс участвовал в военно-шефской работе, осенью 1943 года дал концерты в блокадном Ленинграде, после окончания войны вернулся к активной концертной и преподавательской деятельности.
В 1945 году Гилельс впервые выступил с концертами за рубежом. Он стал одним из первых советских музыкантов, которым было разрешено это сделать. Он гастролировал в Италии, Швейцарии, Франции и странах Скандинавии. В 1946 году стал лауреатом Сталинской премии.
В 1950 году сформировал фортепианное трио вместе с Леонидом Коганом (скрипка) и Мстиславом Ростроповичем (виолончель).
В 1954 году первым из советских музыкантов выступил в зале «Плейель» в Париже. Звание народного артиста СССР получил в том же 1954 году.
В 1955 году пианист стал первым советским музыкантом, приехавшим с концертами в США, где он исполнил Первый фортепианный концерт Чайковского и Третий концерт Рахманинова с Филадельфийским оркестром. Вскоре Гилельс дал сольный концерт в Карнеги-холле, прошедший с огромным успехом.
Лауреатом Ленинской премии стал в 1962 году, Героем Социалистического Труда в 1976 году, получил три ордена Ленина (1961, 1966, 1976 годы).
В 1960—1970-х годах Гилельс был одним из наиболее востребованных в мире советских музыкантов, проводя на концертах и зарубежных гастролях около девяти месяцев в год. В 1973 году был удостоен Премии Роберта Шумана.
Гилельс – один из крупнейших музыкантов XX века. Необычайно широкий репертуар пианиста охватывал фортепианные произведения от эпохи барокко (Иоганн Себастьян Бах, Доменико Скарлатти) до музыки XX века. Особое значение в его творчестве имели произведения Бетховена. Гилельс неоднократно исполнял и записывал все фортепианные концерты композитора, но не успел завершить работу по записи всех его фортепианных сонат. Его игру отличали безупречная техника, яркость и сила исполнения и в то же время глубокая лиричность и деликатность интерпретации, тонкое чувство стиля.
Умер Гилельс 14 октября 1985 года в Кремлевской больнице от приступа диабета.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Петров Николай Арнольдович
1943–2011
советский и российский пианист
Николай Петров родился 14 апреля 1943 года в Москве, в семье музыкантов. Его отец – виолончелист Арнольд Яковлевич Феркельман – выступал в фортепианном сопровождении Дмитрия Шостаковича и был дружен с композитором; дед – оперный бас Василий Родионович Петров, пел в Большом театре; дядя – композитор Моисей Яковлевич Феркельман. Мать – Ирина Васильевна Петрова.
Учился в Центральной музыкальной школе у Татьяны Кестнер, в 1961 году поступил в МГК имени П. И. Чайковского в класс профессора Якова Зака. Уже на следующий год он завоевал второе место на Международном конкурсе пианистов имени Вана Клиберна, а ещё через два года – на Конкурсе имени королевы Елизаветы в Брюсселе.
Окончив в 1968 году аспирантуру Московской консерватории, Петров начинает блистательную концертную карьеру.
Пианист выступает с ведущими симфоническими коллективами мира, много концертирует как сольный музыкант. В его репертуар входит большинство произведений классического и романтического наследия, он также стал первым исполнителем новых сочинений Арама Хачатуряна, Тихона Хренникова, Родиона Щедрина, Андрея Эшпая.
Свободно владел французским, немецким, английским, итальянским и польским языками.
С 1978 года по 1982 год Петров был «невыездным», из-за того, что, по его словам, «не пошёл на одну гнусную антисемитскую провокацию Госконцерта». Стать снова выездным ему помогло вмешательство тогдашнего министра культуры СССР П.Н. Демичева.
Петров продолжает выступать, а также ведёт преподавательскую (профессор Московской консерватории) и общественную деятельность, возглавляя основанный в 1998 году Международный благотворительный Фонд своего имени, работая в жюри международных конкурсов, Совете по культуре и искусству при Президенте Российской Федерации.
С 2000 года Николай Арнольдович участвовал в концертах Московской филармонии в дуэте с Александром Гиндиным, а с 2007 года его выступления были выделены в специальный цикл концертов, объединённых одним абонементом.
Петров славился не только как блестящий мастер-виртуоз, но и как ищущий, инициативный музыкант, владеющий богатейшим репертуаром; значительное место в репертуаре пианиста занимали современная музыка и малоизвестные произведения композиторов-классиков. Выдающийся пианист, он входил в элиту отечественных музыкантов-исполнителей. Его залы были постоянно переполнены. Бах, Моцарт, Рахманинов, Бетховен, Чайковский, Бернстайн, Гершвин и другие гении, прошлые и современные, нашли в нем глубокого и виртуозного интерпретатора.
15 мая 2011 года на гастролях в Минске музыкант перенёс инсульт. После реанимации музыканта перевезли в Москву, где он продолжил лечение.
Скончался 3 августа 2011 года на 69-м году жизни.
Похоронен на Троекуровском кладбище.
Цейтлин Лев Моисеевич
1881–1952
советский скрипач
Родился 15 марта 1881 года в Тбилиси. В 1901 году окончил Петербургскую консерваторию по классу скрипки у Л.С. Ауэра, российского скрипача венгерского происхождения. Ауэр является основателем так называемой русской скрипичной школы. Воспитал свыше 300 учеников. В 1918 году эмигрировал в США.
Лев Цейтлин после окончания консерватории концертировал в России и за рубежом.
В 1908–1917 годах Цейтлин – солист-концертмейстер симфонического оркестра С.А. Кусевицкого в Москве. Этот частный оркестр выступал с произведениями Рахманинова, Скрябина, Стравинского, Прокофьева, с успехом концертировал в Европе.
В 1917 году организовал Квартет имени С. Кусевицкого, затем Квартет имени В.И. Ленина.
В 1918–1920 годах – профессор Музыкально-драматического института (Москва), в 1920–1952 годах – профессор Московской консерватории, заведующий кафедрой скрипки.
По его инициативе в Москве в 1922 году был организован Первый симфонический ансамбль без дирижёра (Персимфанс). Оркестр был создан под влиянием большевистской идеи «коллективного труда». Отличительной чертой этого оркестра было отсутствие в нём дирижёра. Первое выступление коллектива состоялось 13 февраля 1922 года.
Персимфанс стал первым высококлассным коллективом, которому удалось воплотить в жизнь симфоническое исполнение, основываясь лишь на творческой инициативе каждого из музыкантов. На репетициях Персимфанса использовались методы, применяемые на репетициях камерных ансамблей, решения по вопросам интерпретации принимались коллективно. Среди членов Персимфанса были крупнейшие музыканты того времени – солисты оркестра Большого театра, профессора и студенты Московской консерватории. Исполнение оркестра отличалось большой виртуозностью, яркостью и экспрессивностью звучания.
По примеру Персимфанса оркестры без дирижёров появились даже в Лейпциге и Нью-Йорке. Об этом оркестре восторженно отзывался Сергей Прокофьев, исполнивший с ним в 1927 году свой Третий фортепианный концерт. В том же году оркестру было присвоено почётное звание «Заслуженный коллектив СССР».
Еженедельные концерты Персимфанса в Большом зале Московской консерватории пользовались огромным успехом, кроме того, оркестр часто выступал на фабриках, заводах и других заведениях. Репертуар коллектива подбирался очень тщательно и был весьма обширен.
Персимфанс сыграл важнейшую роль в культурной жизни Москвы 1920-х годов, повлиял на развитие исполнительской школы и на формирование симфонических коллективов более позднего времени (Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио в 1930 году и Госоркестра СССР в 1936 году).
В конце 1920-х годов в коллективе наметились разногласия, и в 1932 году он был распущен.
Как педагог, Цейтлин является одним из основоположников советской скрипичной школы.
Награжден 2 орденами.
Умер 9 января 1952 года в Москве.
Ойстрах Давид Фёдорович
1908–1974
советский скрипач, альтист, дирижер
Давид Фёдорович (Фишелевич) Ойстрах родился 30 сентября 1908 года в Одессе в семье купца второй гильдии Фишеля Давидовича Ойстраха и его жены Бейлы.
С пяти лет обучался игре на скрипке и альте у Петра Столярского, сначала частным образом, а с 1923 года – в Одесском музыкально-драматическом институте (консерватории), который окончил в 1926 году.
В консерватории Давид Ойстрах изучал специальную гармонию и полифонию под руководством композитора Н.Н. Вилинского. Ещё будучи студентом, Ойстрах выступал с Одесским симфоническим оркестром как солист и как дирижёр.
В 1927 году исполнил в Киеве Концерт для скрипки с оркестром Александра Глазунова под управлением автора. В 1928 году состоялся дебют Ойстраха в Ленинграде, год спустя он впервые выступил в Москве и вскоре перебрался туда на постоянное место жительства.
С 1932 по 1934 годы и с 1941 года Ойстрах – солист, с 1961 года – дирижёр Московской филармонии.
В 1935 году завоевал первую премию на Всесоюзном конкурсе молодых исполнителей, в том же году получил вторую премию на Международном конкурсе скрипачей имени Г.Венявского в Варшаве, в 1937 году – первую премию на Конкурсе имени Э. Изаи в Брюсселе.
В годы войны музыкант активно участвовал в военно-шефской работе, выступал как солист на мобилизационных пунктах, в госпиталях, в блокадном Ленинграде, перед моряками Северного флота. С 1943 года играл в ансамбле с пианистом Львом Обориным и виолончелистом Святославом Кнушевицким. Этот ансамбль просуществовал до кончины Кнушевицкого в 1963 году.
После войны Ойстрах начал активную концертную деятельность. В 1945 году большой интерес публики вызвало его исполнение в Москве двойного концерта Баха совместно с Иегуди Менухиным (первым зарубежным исполнителем, приехавшим в СССР после войны).
В 1946–1947 годах Ойстрах организовал цикл «Развитие скрипичного концерта», в котором исполнил концерты Сибелиуса, Элгара, Уолтона и написанный специально для него концерт Арама Хачатуряна. Ойстраху же посвящён Первый концерт для скрипки с оркестром Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, исполненный на его первых гастролях в Нью-Йорке в 1955 году.
Ойстрах, достаточно много гастролировавший за рубежом, обладал высочайшей международной репутацией (в Европе его часто называли «Царь Давид»), был лауреатом множества почетных премий и званий (в том числе состоял членом Королевской академии музыки в Лондоне, Американской академии наук и искусств в Бостоне, Национальной академии «Санта Чечилия» в Риме, доктором Кембриджского университета); у себя на родине получил все возможные «регалии» (народный артист СССР с 1953 года, лауреат Ленинской премии и Государственной премии СССР).
С 1934 года Ойстрах преподавал в Московской консерватории (с 1939 – профессор), где среди его учеников были его сын Игорь, победитель Первого конкурса имени Чайковского Валерий Климов, Виктор Пикайзен, Семён Снитковский, Олег Каган, Михаил Готсдинер, Леонарда Бруштейн, Леонид Фейгин, Лиана Исакадзе, Гидон Кремер, Олег Крыса и другие выдающиеся скрипачи. Ойстрах был бессменным председателем жюри в номинации «скрипка» на первых пяти (с 1958 по 1974 годы) конкурсах имени П.И. Чайковского.
Ойстрах – один из наиболее выдающихся представителей отечественной скрипичной школы. Его исполнение отличало виртуозное владение инструментом, техническое мастерство, яркое и тёплое звучание инструмента.
Неоднократно Ойстрах выступал в качестве дирижёра. В его репертуар входили классические и романтические сочинения (исполнение Ойстрахом скрипичных сонат Бетховена совместно со Львом Обориным до сих пор считается одной из лучших интерпретаций этого цикла), он также с большим энтузиазмом играл и произведения современных авторов. Ойстраху посвящен Первый концерт для скрипки с оркестром Шостаковича.
Сын Давида Федоровича Игорь учился у своего отца сначала в Центральной музыкальной школе (ок. в 1949 году), затем в Московской консерватории, которую окончил в 1955 году. Ещё будучи студентом, одержал победы на конкурсах в Будапеште (1949 год) и Познани (Конкурс Венявского в 1952 году). Творческий почерк Игоря Ойстраха характеризуется интеллектуальным, расчётливым подходом к исполнению, реалистичностью интерпретаций. Выступал в дуэте со своим отцом, а также с оркестром под его управлением. C 1996 по 2010 год Игорь Ойстрах преподавал в Королевской консерватории в Брюсселе.
Давид Ойстрах умер от сердечного приступа 24 октября 1974 в Амстердаме через несколько часов после очередного концерта.
Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Коган Леонид Борисович
1924–1982
советский скрипач
Леонид Борисович Коган родился 14 ноября 1924 года в Екатеринославе, (ныне – Днепропетровск, Украина), в семье фотографа Бориса Семёновича и Софьи Львовны Коган.
Учился с 1933 года в Москве, с 1936 года – в Центральной музыкальной школе в классе А.И. Ямпольского, у него же окончил в 1948 году Московскую консерваторию имени П.И. Чайковского, в 1953 году – аспирантуру.
Ему не было еще тринадцати лет, когда о нем заговорила Москва. В шестнадцать лет 16 марта 1941 года он блестяще сыграл скрипичный Концерт Брамса.
В 1943 году Коган поступил в Московскую консерваторию, по окончании ее был оставлен в аспирантуре. И тут же поразил музыкантов виртуознейшим исполнением труднейших 24 каприсов Паганини, который на долгие годы стал любимым автором Когана. Даже тяготы военных лет не смогли помешать упорной до одержимости работе скрипача.
С 1944 является солистом Московской филармонии.
В 1947 году стал победителем конкурса скрипачей во время Первого фестиваля молодежи и студентов в Праге, в 1951 году – победителем первого Международного конкурса скрипачей имени королевы Елизаветы в Брюсселе.
С 1952 года и до конца дней преподавал в Московской консерватории.
В 1953 году концертами в Канаде начинаются триумфальные выступления скрипача за рубежом, довольно скоро принявшие поистине глобальный размах. Скрипача слушают во Франции и Швеции, Польше и Болгарии, Англии и ГДР, США и Аргентине, Японии и Новой Зеландии, и всюду его встречает восторженный прием.
В сезоне 1956–1957 года в Москве Коган сыграл цикл концертов, охватывающий едва ли не всю историю скрипичной музыки. Коган достигает самых высоких вершин признания. Его игра восхищает профессионалов и любителей музыки своей страны, а также зарубежных слушателей.
Композитор Арам Хачатурян говорит о Когане: «Дарование Леонида Когана раскрывалось и раскрывается бурно и интересно. Он всегда находится в таком, я бы сказал, интенсивном движении, артистическом, творческом развитии, которое свойственно лишь молодой энергии. Это не застывший художник, который достиг высот и остановился. Он всегда ставит перед собой невероятно трудные артистические цели и добивается осуществления своих замыслов. Хочется отметить его необычайно живой, деятельный ум. Это исключительно тонкий, проницательный человек. Он может удивительно легко и точно разобраться во многих вопросах, в том числе не только музыки, но даже и техники. Я думаю, если бы он не был скрипачом, то мог бы стать выдающимся инженером-изобретателем».
В 1960-е—1970-е годы Коган получает все возможные звания и награды. Ему присваивается звание профессора и народного артиста РСФСР и СССР, присуждается Ленинская премия. В 1969 году музыкант назначается заведующим кафедрой скрипки Московской консерватории. О скрипаче снимается несколько фильмов.
Композитор Родион Щедрин писал: «Леонид Коган был редкостно добрым человеком, сердечным, отзывчивым, я бы даже сказал, сердобольным. Он принимал деятельное участие не только в судьбах своих учеников, но и многих музыкантов, жизнь которых не всегда складывается просто. И неизменно делал это скромно, мягко, не афишируя своего благородства, как часто случается. Здесь не было позы, просто такова была сущность его натуры. В любом деле, если шла борьба за правду, восстановление справедливости, истины, на Когана можно было смело положиться. Тут он не жалел ни сил, ни нервов, ни времени».
Последние два года жизни Леонида Борисовича Когана были особенно насыщенными выступлениями. Он жаловался, что не успевает отдыхать.
В 1982 году состоялась премьера последней работы Когана «Времена года» А. Вивальди.
В 1978 году и 1982 году Коган был председателем жюри Конкурса имени Чайковского.
Коган был одним из самых ярких представителей советской скрипичной школы, представляя в ней «романтически-виртуозное» крыло. Он всегда давал много концертов и часто, ещё с консерваторских лет, гастролировал за рубежом. В репертуаре его были представлены, примерно в равных пропорциях, все основные позиции скрипичного репертуара, в том числе и современная музыка. Когану посвящены Концерт-рапсодия А.И. Хачатуряна, скрипичные концерты Т.Н. Хренникова, К.А. Караева, М.С. Вайнберга, А. Жоливе; для него начал создавать свой третий (неосуществлённый) концерт Д.Д. Шостакович.
Коган был непревзойдённым исполнителем сочинений Н. Паганини (в 1982 озвучил скрипку великого гения в фильме «Никколо Паганини»), а также виртуозных миниатюр Г. Венявского, П. Сарасате, Ф. Крейслера и разного рода эффектных скрипичных транскрипций.
11 – 15 декабря 1982 года прошли последние концерты скрипача в Вене, где он исполнил Концерт Бетховена. Леонид Борисович Коган умер от сердечного приступа во время поездки на поезде из Москвы на концерт в Ярославль, где он должен был выступать со своим сыном.
Это произошло 17 декабря 1982 года.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Эльман Михаил Саулович
1891–1967
российский и американский скрипач
Миша Эльман родился в музыкальной еврейской семье. Его дед – Йосэлэ Эльман – был известным скрипачом-клезмером (истоки клезмера находятся как в древнем еврейском фольклоре, так и в музыке соседних народов, особенно молдавской). Дед подарил четырёхлетнему внуку первую скрипку. Отец – Саул Иосифович Эльман – был меламедом (учителем хедера) и скрипачом-любителем. Эльман с четырёх лет начал обучаться игре на скрипке, сначала под руководством отца, а затем – в Одессе.
В 1901 году игру юного Эльмана услышал Леопольд Ауэр. Ауэр является основателем так называемой русской скрипичной школы. Воспитал свыше 300 учеников. Он и пригласил Мишу обучаться в Петербургскую консерваторию. Три года спустя, успешно сыграв дипломный экзамен, Эльман 14 октября 1904 года дебютировал в Берлине и был признан местной публикой как блестящий вундеркинд. Вскоре, после его блестящих выступлений в Лондоне и Нью-Йорке, критики начали говорить о нём, как об одном из талантливейших музыкантов современности.
В последующие годы Эльман совершил несколько турне по Старому и Новому Свету, выступая с крупнейшими оркестрами мира. Он стал чуть ли не первым артистом с мировым именем, который давал концерты на Дальнем Востоке.
В 1911 скрипач переселился в США, однако гражданство принял лишь двенадцать лет спустя, в 1923 году.
В 1914 году Эльман получил от императора Николая II освобождение от воинской службы, сопровождавшееся словами: «Россия не желала бы наносить ущерба одному из своих великих гениев».
После нескольких лет концертов с крупнейшими оркестрами мира и гастролей Эльман серьёзно заинтересовался камерной музыкой и основал Струнный квартет Эльмана, который вскоре получил большую известность.
Вернувшись к концертной деятельности в 1936 году, музыкант дал в Карнеги-холле цикл из пяти концертов «Развитие скрипичной литературы». Карнеги-холл – концертный зал в Нью-Йорке, где исполняется как академическая, так и популярная музыка.
Эльман также сделал большое количество записей, которые пользовались огромным успехом.
Во время Второй мировой войны, Эльман часто выступал в воинских частях.
Основными чертами исполнительской манеры Эльмана были богатое, экспрессивное звучание, яркость и живость интерпретации. Его техника исполнения несколько отличалась от принятых в те времена стандартов – он зачастую брал более медленные, чем требовалось, темпы, широко использовал рубато, однако это не оказало отрицательного влияния на его популярность. Игра Эльмана отличалась глубоким, насыщенным звуком – многие пытались ему подражать, но не достигали высот оригинала. В течение полувека Эльман был непревзойденным виртуозом игры на скрипке.
Эльман также является автором ряда небольших пьес и переложений для скрипки.
Один из наиболее значительных концертов последних лет жизни Эльмана состоялся в Лондоне, в зале Альберт-холл, который он особенно любил, где в 70-летнем возрасте он исполнил концерты Брамса и Мендельсона (редкий случай даже для молодых музыкантов исполнения двух сложнейших концертов в одной программе). Последний концерт он дал 17 января 1967 в «Карнеги-холле».
Скончался Миша Эльман 5 апреля 1967 года в Нью-Йорке.
Похоронен на кладбище Гастингс-на-Гудзоне в Нью-Йорке.
Мильштейн Натан Миронович
1904–1992
советский и американский скрипач
Натан Мильштейн родился 13 января 1904 года в Одессе в далёкой от музыки многодетной семье. Его отец, Мирон Мильштейн, работал в торговавшей шерстяными тканями фирме; мать, Мария Блюштейн, была домохозяйкой; в семье было семеро детей.
Обучался игре на скрипке в школе Петра Столярского до 1914 года, затем учился в Петроградской консерватории у Леопольда Ауэра.
В 1920 году Мильштейн впервые выступил с концертом в Одессе, и в том же году исполнил Скрипичный концерт Глазунова под управлением автора. В течение последующих пяти лет скрипач совершенствовал мастерство и выступал в СССР часто в одних концертах с Владимиром Горовицем. В 1925 году Мильштейн и Горовиц выехали на гастроли за границу и приняли решение не возвращаться на родину. В эти годы музыканты часто выступали в трио с виолончелистом Григорием Пятигорским, также незадолго до этого эмигрировавшим из СССР.
Вскоре Мильштейн обосновался в Брюсселе, где его тепло принял Эжен Изаи – бельгийский скрипач, дирижер и композитор. В 1937 и 1938 годах в Брюсселе проводился конкурс академических музыкантов в честь Изаи. Конкурс был организован в память о нём под патронатом королевы Бельгии Елизаветы.
Три года спустя Мильштейн впервые выступил в Нью-Йорке вместе с филармоническим оркестром этого города, его концерты имели большой успех, и вскоре он перебрался в США, где и выступал в течение ближайших лет.
После Второй мировой войны, уже приняв гражданство США в 1942 году, Мильштейн возобновил концерты в Европе.
Мильштейн считается одним из крупнейших представителей классической русской скрипичной школы XX века, и в то же время наименее «русским» среди них. Такое мнение сложилось из-за чисто интеллектуальной манеры игры скрипача. Мильштейн обладал совершенной техникой исполнения, безупречным вкусом и хорошим чувством формы и стиля. Используя тщательно отработанную технику вибрато и частую смену направления движения смычка, он достигал особого, тёплого и искреннего звучания. Исполнял главным образом классический репертуар.
Мильштейн – автор ряда оригинальных сочинений для скрипки, в том числе «Паганинианы», написанной в 1954 году.
Совместно с С. Волковым написал книгу воспоминаний «Из России на Запад», которая опубликована в 1990 году в Нью-Йорке.
Наибольшую известность ему принесли исполнения музыки для скрипки соло Иоганна Себастьяна Баха, за которые он в 1975 году получил премию «Грэмми» за лучшее классическое исполнение. Среди других наград Мильштейна – звание Офицера Ордена Почётного легиона (1968 год).
Мильштейн продолжал концертировать и давать мастер-классы до 1988 года, когда сломал руку.
Умер 21 декабря 1992 года в Лондоне.
Хейфец Яша
1901–1987
один из величайших скрипачей XX века
Яша (Иосиф Рувимович) Хейфец родился 2 февраля 1901 года в городе Вильнюсе (Российская империя) в семье преподавателя музыки Рувима Елиевича Хейфеца и Хаи Израилевны Шарфштейн.
Яша начал учиться игре на скрипке в трёхлетнем возрасте у своего отца и вскоре прослыл вундеркиндом. С четырех лет начались занятия под руководством одного из лучших скрипачей и педагогов города И. Малкина, ученика Ауэра. В шестилетнем возрасте впервые принял участие в публичном концерте, где исполнил Концерт Феликса Мендельсона-Бартольди.
В 1908 году он играл «Балладу и Полонез» Вьетана, и слушавший его Ауэр высоко оценил игру юного скрипача. В следующем году Яша исполнил в Ковно с оркестром концерт Мендельсона. В том же году он окончил музыкальное училище.
Большую помощь в обучении Хейфеца оказало виленское Еврейское общество. Оно же дало средства для переезда семьи в Петербург и поступления юноши в 1910 году в Петербургскую консерваторию в класс Ауэра.
В 1910 году начал учиться в Санкт-Петербургской консерватории. Директор консерватории Александр Глазунов, наслышанный о таланте Хейфеца, добился от градоначальника разрешения на то, чтобы отец и сын могли находиться в Петербурге круглосуточно, что не было позволено простым евреям.
Начало мировой славы Хейфеца положили семь концертов в Берлине, где он выступал с оркестром Берлинской филармонии под управлением В. Сафонова и А. Никиша. Еще восемь концертов состоялись в других городах Германии – Дрездене, Гамбурге, а также в Праге. Несмотря на то, что Хейфец играл на 3/4 скрипке, он поражал слушателей полным звучанием необычайной красоты и выразительности, блистательной виртуозностью и легкостью исполнения, энергией и безупречным вкусом.
Эти годы вся семья Хейфецов жила на гонорары Яши.
В 1917 году Хейфец давал концерты в Петрограде и Саратове. Последний раз он играл в Петрограде на Концерте-митинге эсеров, где выступал А. Керенский. В России разразилась революция, и Хейфец с семьёй переехал в США. Путь в Америку из-за войны пролегал через Сибирь. 8 июля семья Хейфецов отплыла на пароходе из Владивостока в Японию, а оттуда в Америку.
27 октября 1917 года Хейфец с невероятным успехом дебютировал в Карнеги-холле. Критика отмечала, что искусство Хейфеца «переходит границы возможного». Это был «Паганини XX века». Хейфец стал «идолом американской публики» и за год дал только в Нью-Йорке более тридцати концертов. Его искусство было запечатлено на десяти пластинках. В следующем году появилось еще девять записей. Все они запечатлели игру на скрипке Тонони, на которой Хейфец играл с тринадцати лет.
На одном из концертов к Яше подошел джентльмен и предложил ему играть на принадлежащей этому человеку скрипке Страдивари, и Хейфец с готовностью согласился. Через два года Хейфец выкупил скрипку у того человека, не пожелавшего назвать свое имя, за хорошую цену. Со временем он купил себе еще одного Страдивари, а перед войной дополнил свой скрипичный парк еще и скрипкой Гварнери.
Яша быстро американизировался, говорил без акцента, водил шикарный спортивный автомобиль, играл в теннис и пинг-понг, а вскоре обзавелся и моторной лодкой. В 1925 году он получил американское гражданство.
Во время Второй мировой войны часто выступал перед солдатами на фронте, чтобы поднять их боевой дух.
Мнение критиков об игре Хейфеца: «Поражает в игре Хейфеца его техника, огромнейшее, вызывающее восхищение виртуозное мастерство. Техника эта чрезвычайно разнообразна, математически выверена и ровна. Тон его изумительно сильный, насыщенный, глубокий. Хейфец не знает в своем искусстве непреодолимых трудностей. Легкость, с которой он побеждает все технические препятствия, покоряет. Причем непринужденность и свобода мастерства Хейфеца, правда, несколько холодного и строгого, таковы, что подчас могут ввести даже в заблуждение: непосвященный слушатель может и впрямь поверить, что то, что исполняет Хейфец, легко и просто. Но нужно действительно знать, какие, например, исключительные трудности представляет для скрипача 24-й каприс Паганини, чтобы полностью оценить то совершенно ослепительное, баснословное мастерство, с каким он исполняет это произведение».
Каждое его выступление заканчивалось восторженными аплодисментами. 1920 год – Европа, 1921 год – Австралия, 1923 год – Азия, 1926 год – Палестина… Музыкальные критики награждали его концерты самыми лестными оценками, а его гонорары были неслыханно высокими. В 1940 году он купил дом в Беверли-Хиллз, а также небольшой домик неподалеку в местечке Малибу на берегу океана.
Хейфец всегда держался осторожно, в том числе и в политических вопросах. Это позволило ему сохранить неплохие отношения с советским режимом. Он не считался белоэмигрантом или невозвращенцем и был, наряду со Зворыкиным, одним из немногих, которые посетили СССР в первую советско-американскую оттепель в 1934 году. Проезжая через фашистскую Германию, он отказался там выступать.
Во время Второй мировой войны часто выступал перед солдатами на фронте, чтобы поднять их боевой дух.
Хейфец был разносторонне развитым музыкантом. Он прекрасно играл на рояле, нередко аккомпанировал в классе Ауэра своим товарищам, одно время работал дирижером «Метрополитен Опера» в Нью-Йорке, писал музыку к некоторым кинофильмам.
В 1972 году перестал выступать на концертах и перешёл к преподаванию в университете Южной Калифорнии. Хейфец был очень требовательным педагогом.
Он не был религиозен и отмечал лишь один еврейский праздник в году – Йом Кипур. В этот день он постился, а вечером обедал у самых близких друзей.
Яша Хейфец уже при жизни стал легендой, его называли императором скрипки. К услугам музыканта были лучшие оркестры, дирижеры и пианисты.
В его исполнении запечатлен практически весь классический скрипичный репертуар и множество сочинений ХХ века.
Умер Яша в Лос-Анджелесе 10 декабря 1987 года.
Прах Хейфеца Яши развеян в Тихом океане у Малибу, где он жил, округ Лос-Анджелеса, США.
Галич Александр Аркадьевич
1918–1977
автор и исполнитель собственных песен
Александр Аркадьевич Галич (Гинзбург) родился 19 октября 1918 года в Екатеринославе (сейчас Днепропетровск) в интеллигентной еврейской семье. Отец – Арон Самойлович Гинзбург, экономист; мать – Фейга (Фанни, Фаина) Борисовна Векслер, работала в консерватории. Дед, Самуил Гинзбург, был известным в городе педиатром.
В 1920 году семья Галича переехала в Севастополь. В 1923 году они переехали в Москву.
Первая публикация – стихотворение «Мир в рупоре» в «Пионерской правде» в 1932 году.
После девятого класса Галич почти одновременно поступил в Литературный институт им. А.М. Горького и в Оперно-драматическую студию К.С. Станиславского, ставшую последним курсом Станиславского, который он не успел выпустить. Литературный институт вскоре бросил, а через три года оставил и Оперно-драматическую студию. В 1939 году он перешёл в Театр-студию А.Н. Арбузова и В.Н. Плучека. В феврале 1940 года студия дебютировала спектаклем «Город на заре» с коллективным авторством. Одним из авторов пьесы стал Галич. Это был его дебют в драматургии.
Когда началась война, Галича призвали в армию. Но медицинская комиссия обнаружила у него врождённый порок сердца и освободила от службы. Галич устроился в геологоразведочную партию и отправился на юг. На юге, в Грозном, он попал в театр, в котором работал до декабря 1941 года. Отсюда Галич уехал в Ташкент, где Арбузов начал формировать театральную группу из своих бывших студийцев.
В ранний период своего творчества Галич написал несколько пьес для театра – «Улица мальчиков» (1946 год), «Вас вызывает Таймыр» (в соавторстве с К.Ф. Исаевым) (1948 год, снят фильм в 1970 году), «Пути, которые мы выбираем» (или «Под счастливой звездой», 1954 год), а также сценарии фильмов «Верные друзья» (1954 год) (совместно с К.Ф. Исаевым), «На семи ветрах» (1962 год), «Бегущая по волнам» (1967 год), «Государственный преступник».
С конца 1950-х годов Галич начинает сочинять песни, исполняя их под собственный аккомпанемент на гитаре. Галич стал одним из самых ярких представителей жанра русской авторской песни. В этом жанре Галич сформировал своё направление.
Первые песни – «Леночка» (1959 год), «Про маляров, истопника и теорию относительности» и «Закон природы» (обе 1962 год) резко диссонировали с официальной советской эстетикой.
Пьеса Галича «Матросская тишина», написанная для создававшегося театра «Современник», была запрещена. Уже отрепетированную пьесу запретили к показу, заявив автору, что он искажённо представляет роль евреев в Великой Отечественной войне. Этот эпизод Галич потом описал в повести «Генеральная репетиция».
Галичу было запрещено давать публичные концерты. Его не печатали и не позволяли выпустить пластинку с его песнями. По сути дела, это был запрет на любую профессиональную деятельность и работу.
Он выступал со своими песнями по квартирам, на так называемых домашних концертах, собиравших ему очень небольшие заработки; его песни распространяли и передавали друг другу в магнитофонных записях, благодаря которым он становился всё более популярен, и которые изымались при обысках.
В марте 1968 года в Академгородке Новосибирска прошёл фестиваль авторской песни, проведённый клубом «Под интегралом». На фестивале состоялся единственный публичный концерт Александра Галича в СССР, в том числе исполнившего песню «Памяти Пастернака».
В 1969 году в издательстве «Посев» вышла книга его песен. Именно это послужило причиной его исключения из Союза писателей СССР, членом которого он был с 1955 года, а в 1972 году – из Союза кинематографистов, в котором состоял с 1958 года, травля в печати, прекращение публикаций в официальной прессе.
Галич в 1973 году крещён в Православной Церкви отцом Александром Менем.
В 1974 году Галич был вынужден эмигрировать. 22 октября 1974 года Главлитом по согласованию с ЦК КПСС все его ранее изданные произведения были запрещены в СССР.
Первым его пристанищем за рубежом стала Норвегия, затем он переехал в Мюнхен, где некоторое время работал на американском радио «Свобода». Потом Галич поселился в Париже, где погиб от удара электрическим током, при подключении антенны к телевизору.
Это произошло 15 декабря 1977 года.
Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Высоцкий Владимир Семенович
1938–1980
советский поэт и автор-исполнитель песен
Владимир Семёнович Высоцкий родился 25 января 1938 года в Москве. Отец – Семён Владимирович (Вольфович) Высоцкий – уроженец Киева, военный связист, ветеран Великой Отечественной войны, полковник, еврей. Мать – Нина Максимовна – переводчик с немецкого языка.
Раннее детство он провёл в московской коммунальной квартире на 1-й Мещанской улице. Во время Великой Отечественной войны в 1941–1943 годах жил с матерью в эвакуации на Урале. В 1943 году возвратился в Москву. В 1945 году Высоцкий пошёл в первый класс. Через некоторое время после развода родителей, в 1947 году, Владимир переехал жить к отцу и его второй жене, армянке по национальности – Евгении Степановне, которую сам Высоцкий называл «мама Женя». В 1947–1949 годах они проживали в Германия, по месту службы отца, где юный Володя научился играть на фортепиано. В октябре 1949 года они вернулись в Москву В это время семья Высоцких жила на Большом Каретном переулке. На доме установлена мемориальная доска.
Высоцкий не сразу определил, что хочет быть актером. После окончания школы он поступает в московский инженерно-строительный институт, но проучившись в нем полгода, бросает его. По легенде решение об уходе было принято в новогоднюю ночь с 1955 на 1956 год. Вместе со школьным другом было решено провести новогоднюю ночь за исполнением чертежей, без которых их не допустили бы к сессии. Где-то во втором часу ночи чертежи были готовы. Но тут Высоцкий встал и, взяв со стола банку с тушью, стал поливать её содержимым свой чертёж. «Всё. Буду готовиться, есть ещё полгода, попробую поступить в театральный».
С 1956 по 1960 год Высоцкий – студент актёрского отделения Школы-студии МХАТ им. В.И. Немировича-Данченко. В 1960–1964 годах Высоцкий работал (с перерывами) в Московском драматическом театре имени А.С. Пушкина. Сыграл роль Лешего в спектакле «Аленький цветочек» по сказке С.Т. Аксакова, а также ещё около 10 ролей, в основном – эпизодических.
В кино дебютировал в 1959 году в эпизодической роли студента Пети в фильме режиссёра Василия Ордынского «Сверстницы».
В 1961 году на съёмках кинофильма «713-й просит посадку» познакомился с Людмилой Абрамовой, ставшей его второй женой. В этом браке родилось двое сыновей: Аркадий, ставший сценаристом, и Никита, который, как и родители, стал артистом театра и кино.
Долгое время талант Высоцкого-киноактёра оставался нераскрытым. Ему доставались, как правило, небольшие тусклые эпизоды, но мощный темперамент, незаурядное дарование всегда находили возможность проявиться и в ролях второго плана. Главных же ролей в его жизни было всего несколько – Брусенцов («Служили два товарища»), Рябой («Хозяин тайги»), фон Корен («Плохой хороший человек»), арап («Сказ про то, как царь Пётр арапа женил»), Жеглов («Место встречи изменить нельзя»), Дон Гуан «Маленькие трагедии»). Все они сыграны с блеском, отмечены высоким мастерством перевоплощения.
В первой половине шестидесятых Владимир Высоцкий приходит в Театр на Таганке, который по выражению самого Высоцкого, стал для него «своим театром». Так начался творческий путь Высоцкого в Театре на Таганке. Гамлет, Галилей, Пугачёв – целая палитра образов, созданных вместе с режиссером Юрием Любимовым.
В июле 1967 года Владимир Высоцкий познакомился с французской актрисой русского происхождения Мариной Влади (Мариной Владимировной Поляковой), ставшей его третьей женой.
Своё первое стихотворение «Моя клятва» Высоцкий написал, будучи учеником 8 класса, 8 марта 1953 года. Оно было посвящено памяти Сталина. В нём поэт высказывал чувство скорби по недавно умершему Вождю. Существует песня «49 дней», датируемая 1960 годом, о подвиге четырёх советских солдат, дрейфовавших и выживших в Тихом океане. Отношение автора к песне было весьма критичным: в автографе ей дан надзаголовок «Пособие для начинающих и законченных халтурщиков», с пояснением в конце, что «таким же образом могут быть написаны» стихи на любые актуальные темы.
Интерес к авторской песне у Высоцкого пробудился после знакомства с творчеством Булата Окуджавы, которого Владимир Семенович считал своим учителем. Позже он напишет «Песню о Правде и Лжи», посвященную Окуджаве. Сам Высоцкий так говорил об авторской песне: «Я хочу сказать и заверить, что авторская песня требует очень большой работы. Эта песня все время живет с тобой, не дает тебе покоя ни днем, ни ночью».
В годы строгой цензуры он затрагивал целый ряд запретных тем, отчего и сам во многом был под запретом, – в советские времена его записи распространялись почти исключительно на магнитоальбомах, запрещались съёмки в ряде фильмов, выехать за границу стало возможным только благодаря активным действиям жены – французской актрисы Марины Влади.
Несмотря на существовавшие запреты и ограничения, популярность Высоцкого была и остается по сей день феноменальной. Это обуславливается человеческим обаянием и масштабностью личности, поэтическим даром, уникальностью исполнительского мастерства, предельной искренностью, свободолюбием. По итогам опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения, проводившегося в 2010 году, Высоцкий занял второе место в списке «кумиров XX века» после Юрия Гагарина.
«Работать надо!» – была его любимая поговорка. Если бы он мог, он работал бы круглые сутки. Сон 3–4 часа, остальное – работа. Песни свои он писал в основном ночью. 13 февраля 1978 года приказом Министерства культуры СССР Владимиру Высоцкому была присвоена высшая категория вокалиста-солиста эстрады, после чего Высоцкий уже был официально признан «певцом-профессионалом».
15 июня 1972 года по эстонскому телевидению была показана передача «Парень с Таганки» – первое появление Высоцкого на советском телеэкране.
В ноябре 1971 года в Театре на Таганке состоялась премьера спектакля «Гамлет» (режиссёр – Ю. П. Любимов), главную роль в котором исполнил В.С. Высоцкий. Это было уникальное исполнение.
Вместе с актёрами Театра на Таганке ездил с гастролями за границу: в Болгарию, Венгрию, Югославию (БИТЕФ), Францию, Германию, Польшу. Получив разрешение выехать к жене во Францию с частным визитом, сумел также побывать несколько раз в США (в том числе и с концертами 1979 года), Канаде, Таити.
22 января 1980 года записался на ЦТ в программе «Кинопанорама», фрагменты которой были впервые показаны в январе 1981 года, а целиком передача (хронометраж 1 час 3 минуты) вышла только 23 января 1987 года. В первой части этой передачи В. Высоцкий исполнял попурри из фильма «Вертикаль», песни «Мы вращаем Землю», «Одна научная загадка» из фильма «Ветер «Надежды», «Я не люблю», «Пожары», «Утренняя гимнастика», «Парус», а во второй – «Жираф», «Письмо в редакцию по поводу Бермудского треугольника», «Песню о земле» из фильма «Сыновья уходят в бой» и «Балладу о любви» из фильма «Стрелы Робин Гуда».
25 июля 1980 года Высоцкий скончался во сне в своей московской квартире.
Похоронен на Ваганьковском кладбище.
Кристалинская Майя Владимировна
1932–1985
советская эстрадная певица
Майя Владимировна родилась 24 февраля 1932 года в интеллигентной московской семье. По матери русская, по отцу еврейка. Во время учёбы в школе занималась в детском хоровом коллективе Народного ансамбля песни и танца Центрального дома детей железнодорожников, которым руководил Семён Осипович Дунаевский, брат Исаака Дунаевского. Выпускным июньским вечером 1950 года на Манежной площади Майя решилась спеть для случайной публики. Пела «Друзей-однополчан», «Синий платочек» и другие песни недавних военных лет.
Окончив среднюю школу, она поступила в Московский авиационный институт. Через пять лет начала работать в бюро Генерального конструктора Яковлева.
В 1957 году Майя Кристалинская стала лауреатом Московского международного фестиваля молодёжи и студентов, на котором выступала с самодеятельным ансамблем «Первые шаги» под руководством Ю. Саульского. В том же году она вышла замуж за молодого медика Аркадия Арканова, ставшего впоследствии известным писателем-сатириком. Брак был недолгим и вскоре распался.
Госконцерт предложил ей гастроли по Закавказью: Баку, Тбилиси, Ереван. Горячая южная публика приняла певицу с восторгом. Она получает в столице предложение стать профессиональной артисткой и вскоре выступает с прославленными джаз-оркестрами Олега Лундстрема и Эдди Рознера.
Города и публика сменяли друг друга, одна за другой выходили пластинки. Песни «Тишина», «Царевна-несмеяна», «Возможно», «В нашем городе дождь», «У тебя такие глаза», «Спасибо, аист», «Скоро август» и десятки других в исполнении Кристалинской обожала вся страна. Певица одной из первых исполнила на эстраде песенку Булата Окуджавы «Ах, Арбат», звучавшую до этого только в магнитофонных записях.
В 1960 году на экраны страны выходит фильм «Жажда». Кристалинская записывает на пластинку песню Маши из этого фильма. Пластинка с песенкой «Два берега» разошлась тиражом в 7 миллионов экземпляров в стране, где проигрыватель был далеко не в каждом доме. Она пела ставшие шлягерами «А снег идет», «Неужели это мне одной», «Текстильный городок», «Я тебя подожду». Она много гастролировала по стране, работала с джаз-оркестрами Эдди Рознера и Олега Лундстрема.
В ошеломляющем успехе песен Кристалинской огромную роль сыграло телевидение. В 1962 году появилась передача, которой впоследствии не было равной, – «Голубой огонёк».
Майя Кристалинская в 60-е годы была неизменной участницей «Огоньков». Специально для нее и Кобзона композитор Аркадий Островский написал «Песни нашего двора».
Майя Кристалинская стала первой исполнительницей легендарной песни «Нежность» композитора Александры Пахмутовой, записав её в 1966 году. Чермен Касаев (музыкальный редактор ВР и ЦТ), присутствовавший тогда в студии звукозаписи, в документальном фильме «Опустела без тебя земля…», посвящённом певице, вспоминал, что у Майи Владимировны, при прослушивании уже записанной фонограммы, капали слёзы из глаз. По эмоциональной насыщенности, глубине и напряженности чувств лучше Кристалинской ее не исполнил никто.
В 1966 году Майя Кристалинская была признана лучшей эстрадной певицей года.
В середине 1960-х годов у Майи открылась опухоль лимфатических желез. Выступления на эстраде сменялись длительным лечением в больницах.
Жизнь Майи Кристалинской с середины 60-х, с окончанием «оттепели», становилась все сложнее и труднее. Да, были гастроли за рубежом, любовь миллионов людей, пластинки, радио и телевидение. Но после песни «В нашем городе дождь» на новогоднем «Голубом огоньке» руководство телевидения обвинило певицу в пропаганде грусти, чего в советской стране не должно было быть.
В 1970 году новым председателем Гостелерадио стал С. Лапин, личный друг Л. Брежнева. Получив безграничную власть, Лапин начал на ТВ политику антисемитизма. Став персоной нон грата на Центральном телевидении, последние десять лет жизни звезда советской эстрады выступала в сельских клубах, в райцентрах Тульской, Рязанской, Орловской областей. Добиться разрешения на концерты в областных центрах, не говоря о Москве, оказалось очень сложно
В 1974 году Майя стала заслуженной артисткой РСФСР Майя Кристалинская была человеком большой эрудиции, безгранично любила театр, разбиралась в живописи, ее интересовали проблемы психологии, она знала литературу так, как ее знают только специалисты. Любила она и кино. Ее любимой актрисой была Марлен Дитрих. В последние годы она взялась за перевод книги Дитрих «Размышления» с немецкого на русский язык. Появился любящий муж архитектор Эдуард Барклай. И вдруг все резко пошло к концу. Летом 1984 года Барклай скоропостижно скончался. У Майи ухудшилась речь, стали отказывать руки и ноги. Весной 1985 года речь у нее пропала совсем, она могла только плакать.
19 июня 1985 года в возрасте 53 лет Майя Кристалинская скончалась.
Похоронена на Донском кладбище в Москве.

Писатели
Пастернак Борис Леонидович
1890–1960
один из крупнейших поэтов XX века, лауреат Нобелевской премии 1958 года
Будущий поэт родился в Москве в творческой еврейской семье. Отец – художник, академик Петербургской Академии художеств Леонид Осипович (Исаак Иосифович) Пастернак, мать – пианистка Розалия Исидоровна Пастернак (урождённая Кауфман).
Семья переехала в Москву из Одессы в 1889 году, за год до рождения Бориса.
Семья Пастернак поддерживала дружбу с известными художниками (Левитаном, Нестеровым, Поленовым, Ивановым, Ге), в доме бывали музыканты и писатели, в том числе Лев Толстой. В 13 лет под влиянием композитора Скрябина Борис Пастернак увлекся музыкой, которой занимался в течение шести лет. Он сочинил две прелюдии и сонату для фортепьяно.
В 1901 году Борис поступил в гимназию сразу во второй класс, окончил гимназию с золотой медалью и всеми высшими баллами, кроме закона Божьего, от которого был освобождён. После ряда колебаний отказался от карьеры профессионального музыканта и композитора. В 1908 году поступил на юридическое отделение историко-филологического факультета Московского университета (впоследствии перевелся на философское). Летом 1912 года изучал философию в Марбургском университете в Германии.
В 1912 году он начинает входить в круги московских литераторов.
В 1914 году Пастернак примыкал к содружеству футуристов «Центрифуга». В этом же году близко знакомится с другим футуристом – Владимиром Маяковским, чья личность и творчество оказали на него определённое влияние. Первые стихи Пастернака были опубликованы в 1913 году. Первая книга – «Близнец в тучах» – в конце 1913 года воспринималась самим Пастернаком как незрелая. Но именно после «Близнеца в тучах» Пастернак стал осознавать себя профессиональным литератором. В 1916 году вышел сборник «Поверх барьеров». Зиму и весну 1916 года Пастернак провёл на Урале, под городом Александровском Пермской губернии, в посёлке Всеволодо-Вильва, приняв приглашение поработать в конторе управляющего Всеволодо-Вильвенскими химическими заводами Бориса Збарского помощником по деловой переписке и торгово-финансовой отчётности.
Родители Пастернака и его сёстры в 1921 году покидают советскую Россию по личному ходатайству наркома Луначарского и обосновываются в Берлине. Начинается активная переписка Пастернака с ними и русскими эмиграционными кругами вообще, в частности, с Мариной Цветаевой. В 1926 году началась переписка с Р.-М. Рильке, одним из самых влиятельных поэтов-модернистов XX века.
Пастернак проводит с женой, художницей Евгенией Лурье, в гостях у родителей в Берлине вторую половину года и всю зиму 1922–1923 годов. В том же 1922 году выходит программная книга поэта «Сестра моя – жизнь», большинство стихотворений которой были написаны ещё летом 1917 года.
В 1920-е годы созданы сборник «Темы и вариации» (1923 год), роман в стихах «Спекторский» (1925 год), цикл «Высокая болезнь», поэмы «Девятьсот пятый год» и «Лейтенант Шмидт». В 1928 году Пастернак обращается к прозе. К 1930-му году он заканчивает автобиографические заметки «Охранная грамота», где излагаются его принципиальные взгляды на искусство и творчество.
На конец 1920-х – начало 1930-х годов приходится короткий период официального советского признания творчества Пастернака. Он принимает активное участие в деятельности Союза писателей СССР и в 1934 году выступает с речью на его первом съезде, на котором Бухарин призывал официально назвать Пастернака лучшим поэтом Советского Союза. Его большой однотомник с 1933 по 1936 год ежегодно переиздаётся.
В 1935 году Пастернак участвует в работе проходящего в Париже Международного конгресса писателей в защиту мира, где с ним случается нервный срыв (последняя его поездка за границу). В 1935 году Пастернак заступился за мужа и сына Анны Ахматовой, освобожденных из тюрем после писем Сталину Пастернака и Ахматовой. В декабре 1935 года Пастернак шлет в подарок Сталину книгу переводов «Грузинские лирики» и в сопроводительном письме благодарит за «чудное молниеносное освобождение родных Ахматовой». В январе 1936 года Пастернак публикует два стихотворения, обращенные со словами восхищения к Сталину. Однако уже к середине 1936 года отношение властей к нему меняется – его упрекают не только в «отрешённости от жизни», но и в «мировоззрении, не соответствующем эпохе», и безоговорочно требуют тематической и идейной перестройки. Это приводит к первой длительной полосе отчуждения Пастернака от официальной литературы. По мере ослабевающего интереса к советской власти, стихи Пастернака приобретают более личный и трагический оттенок.
В 1936 году Пастернак поселяется на даче в Переделкино, где с перерывами проживёт до конца жизни.
В 1937 году проявляет огромное гражданское мужество – отказывается подписать письмо с одобрением расстрела Тухачевского и других, демонстративно посещает дом репрессированного Пильняка.
Прервав первый брак, в 1932 году Пастернак женится на З. Н. Нейгауз, жене пианиста Г. Г. Нейгауза.
К концу 1930-х годов он обращается к прозе и переводам, которые в 1940-х годах становятся основным источником его заработка. В тот период Пастернаком создаются ставшие классическими переводы многих трагедий Шекспира, «Фауста» Гёте, «Марии Стюарт» Ф. Шиллера.
1942–1943 годы Пастернак провёл в эвакуации в Чистополе, помогал денежно многим людям.
В 1943 году выходит книга стихотворений «На ранних поездах», включающая четыре цикла стихов предвоенного и военного времени.
В 1946 году Пастернак познакомился с О. В. Ивинской, и она стала «музой» поэта. Он посвятил ей многие стихотворения. До самой смерти Пастернака их связывали близкие отношения.
Роман «Доктор Живаго» создавался в течение десяти лет, с 1945 по 1955 год. Являясь, по оценке самого писателя, вершиной его творчества как прозаика, роман являет собой широкое полотно жизни российской интеллигенции на фоне драматического периода от начала столетия до Гражданской войны.
Роман, затрагивающий сокровенные вопросы человеческого существования – тайны жизни и смерти, вопросы истории, христианства, еврейства, был резко негативно встречен властями и официальной советской литературной средой, отвергнут к печати из-за неоднозначной позиции автора к Октябрьской революции и последующим изменениям в жизни страны. Эммануил Казакевич, прочитав роман, заявил: «Оказывается, судя по роману, Октябрьская революция – недоразумение и лучше было её не делать». Константин Симонов, главный редактор «Нового мира», также отреагировал отказом: «Нельзя давать трибуну Пастернаку!»
Публикация романа на Западе привела к настоящей травле Пастернака в советской печати, исключению его из Союза писателей СССР. Требовали высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства.
С 1946 по 1950 годы Пастернак ежегодно выдвигался на соискание Нобелевской премии по литературе. 23 октября 1958 года Пастернак стал вторым писателем из России (после Бунина), удостоенным этой награды.
На Пастернака было оказано и личное давление, которое, в конечном счёте, вынудило его отказаться от премии. В телеграмме, посланной в адрес Шведской академии, Пастернак писал: «В силу того значения, которое получила присуждённая мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я должен от неё отказаться. Не сочтите за оскорбление мой добровольный отказ».
Летом 1959 года Пастернак начинает работу над оставшейся незавершённой пьесой «Слепая красавица», но обнаруженная вскоре болезнь в последние месяцы жизни приковывает его к постели.
Пастернак умер от рака лёгких 30 мая 1960 в Переделкино.
Похоронен на Переделкинском кладбище.
Антокольский Павел Григорьевич
1896–1978
советский поэт
Павел Антокольский родился 1 июля 1896 года в Санкт-Петербурге. Его отец Григорий Моисеевич работал помощником присяжного поверенного, до 1933 года служил в советских учреждениях. Мать Ольга Павловна, окончившая Фребелевские курсы, целиком посвятила себя семье. Дедом Антокольского был знаменитый скульптор Марк Антокольский, создатель известной статуи Грозного.
С детства Павел увлекался рисованием, он унаследовал любовь к изобразительным искусствам и даже писал картины. Впоследствии, будучи уже состоявшимся поэтом, он оформил некоторые свои книги.
В 1904 году семья переехала в Москву, где будущий поэт поступил в частную гимназию, которую окончил в 1914 году. В старших классах началось его увлечение поэзией, театром, декламацией. Здесь он начал писать стихи и играть в самодеятельных спектаклях, а также вел рукописный журнал. После гимназии Антокольский посещал лекции в народном университете им. А.Л. Шанявского, поступил на юридический факультет Московского университета. Однако курса Павел не окончил, так как его слишком увлекли занятия в Студенческой драматической студии, которой руководил Е. Вахтангов. В результате Антокольский стал актером, а затем с 1919 по 1934 годы – режиссером в Театре им. Е. Вахтангова. Вообще любовь к театру Антокольский пронес через всю жизнь, это было его второе призвание, не менее серьезное и сильное, чем поэзия.
В раннем детстве Антокольский стал свидетелем революции 1905 года, видел баррикады и бои между восставшими рабочими и солдатами. Это, конечно, не могло не оставить глубокого следа в памяти ребенка. С началом следующей революции – революции 1917 года – уже взрослый Антокольский служил в жилотделе Моссовета ради сохранения Студии, которая скоро превратилась в Театр Народа у Каменного моста. В 1918 году поэт странствовал с бригадой актеров по фронтовым дорогам Западного фронта, затем служил в разных московских театрах.
Вообще печататься он начал в 1918 году, а первую книгу стихотворений издал через четыре года, в 1922. С 1920 года Антокольский стал посещать «Кафе поэтов» на Тверской, где встретился с В. Брюсовым, которому понравились стихи начинающего поэта, и он напечатал их в альманахе «Художественное слово» (1921 год). Это предсказало выход первой книги «Стихотворения» (1922 год). На протяжении 1920—1930-х годов было опубликовано несколько поэтических сборников: «3апад» (1926 год), «Действующие лица» (1932 год), «Большие расстояния» (1936 год), «Пушкинский год» (1938 год).
Первые стихотворения в известной степени предсказывали будущие поэтические темы и образы Антокольского. Им присуща и театральность – черта, характерная для всего творчества поэта.
В 1923 и 1928 годах побывал в Швеции, Германии, Франции, накапливая впечатления и вынашивая поэтические планы. Определяющее влияние на творчество Антокольского, по его признанию, оказала поэзия А. Блока, хотя видны также черты поэтики И. Сельвинского, В. Маяковского, Б. Пастернака. В годы революции поэт дружил с Мариной Цветаевой.
В 1927 году Антокольский выпустил «Третью книгу», куда вошел знаменитый «Санкюлот», сыгравший роль своеобразного программного произведения. Здесь он уделяет много внимания теме истории. Поэт настаивает, что история – это жизнь, она «живет» в настоящем, разыгрывается в душах современников. С «Санкюлота», кроме того, началось страстное и длительное увлечение Антокольского эпохой Великой французской революции. В «Третьей книге» началась и другая важнейшая тема поэта – любовная лирика. Почти все стихи, написанные о любви, посвящены жене Антокольского – Зое Бажановой.
1930-е годы были для него, как и для многих советских писателей того времени, насыщены поездками по стране – в составе писательских бригад и самостоятельно. Он побывал на Сясьстрое, потом трижды в Армении, в Грузии, дважды в Азербайджане, на Украине. Антокольский известен как прекрасный переводчик французской поэзии. Кроме того он переводил произведения французских, болгарских, грузинских, азербайджанских поэтов. Среди переводов – повесть Виктора Гюго «Последний день приговорённого к смерти».
Конец 1930-х годов, когда один за другим писатели подвергались репрессиям, был труден для поэзии. Вполне возможно, что переводы давали Антокольскому, как и некоторым другим поэтам, найти на время более или менее безопасную нишу.
В Великую Отечественную войну Павел Антокольский был военным корреспондентом фронтовых газет, руководил труппой фронтового театра. В 1942 году на фронте погиб его единственный сын Владимир. Ему поэт посвятил поэму «Сын» (1943 год), за которую был удостоен Сталинской премии 2-й степени в 1946 году. Весной 1945 года Антокольский приехал в Томск в качестве режиссёра Томского областного драматического театра имени В.П. Чкалова.
В послевоенные годы Антокольский выпускает книги, подводившие своеобразные итоги, а с середины 1950-х годов начинается новый поэтический подъем. Он работает много и плодотворно, издает несколько книг, разных по своему содержанию, 1971 год – год выхода его единственной прозаической книги «Сказки времени». Антокольский много пишет о поэтическом мастерстве, вспоминая при этом своих друзей поэтов.
Кругозор Павла Антокольского был широким. Помимо литературы и театра – своего главного дела жизни – он интересовался историей и духовной жизнью Ордена тамплиеров; под влиянием мистических идей написал для Театра имени Е.Б. Вахтангова инсценировку по роману Г. Уэллса «Когда спящий проснётся».
Павел Антокольский умер 9 октября 1978 года.
Похоронен в Москве, на Востряковском кладбище.

Шварц Евгений Львович
1896–1958
советский писатель
Евгений Львович Шварц родился 21 октября 1896 года в Казани. Его отцом был Лев Борисович (Васильевич) Шварц, принявший православие еврей, матерью – Мария Фёдоровна Шелкова из православной русской семьи. Причём, православным был не только отец Евгения Шварца, но и его дед, получивший при крещении имя Борис (по восприемнику – Лукич).
В возрасте 7–8 лет Евгений, крещённый, как и его родители, в православие, считал себя русским, ничуть не удивляясь тому, что его двоюродный брат был евреем. И дело здесь было вовсе не в унаследованной от матери «русской крови», а в его принадлежности к церкви. Своей жизни в Казани Евгений Шварц не помнил, так как уже через несколько лет его родители покинули город и вскоре, волею судеб, оказались на юге.
В 1914 году Евгений поступил на юридический факультет Московского народного университета имени Шанявского. Это негосударственное (муниципальное) высшее учебное заведение, существовавшее в Москве в 1908–1920 годах. Проучившись там два года, решительно отказался от профессии юриста, посвятив жизнь театральному искусству и литературе.
Весной 1917 года был призван в армию. В апреле 1917 года находился в запасном батальоне в Царицыне. С августа 1917 года – юнкер в Москве. 5 октября 1917 года был произведён в прапорщики. После октября 1917 поступил в Добровольческую армию. Участвовал в «Ледяном походе» Корнилова. При штурме Екатеринодара получил контузию, последствия которой ощущал всю жизнь.
После контузии был демобилизован и поступил в университет в Ростове-на-Дону, где начал работать в «Театральной мастерской». Помимо театра Шварц работал фельетонистом в провинциальной газете «Всесоюзная кочегарка», где судьба его свела с Николаем Олейниковым, ставшим впоследствии близким другом и соавтором.
В 1921 году Шварц приехал в Петроград в составе ростовской театральной труппы. Некоторое время работал секретарём у Корнея Чуковского, когда тот работал над первым советским собранием стихотворений Некрасова. В 1923 году Шварц начал публиковать свои фельетоны.
С 1924 года Шварц жил в Ленинграде, работал в Госиздате под руководством Самуила Яковлевича Маршака, тогда же сблизился с представителями литературного объединения ОБЭРИУ (Объединение реального искусства). Это группа писателей и деятелей культуры, существовавшая в 1927—начале 1930-х годов в Ленинграде. К обэриутам были близки Николай Олейников, философы Яков Друскин и Леонид Липавский, а также Казимир Малевич. Обэриуты декларировали отказ от традиционных форм искусства, необходимость обновления методов изображения действительности, культивировали гротеск, алогизм, поэтику абсурда. Попытки издания коллективного сборника закончились неудачей. Нападки со стороны официозной критики, невозможность печататься заставили некоторых обэриутов переместиться в «нишу» детской литературы (Введенский, Хармс, Владимиров). Многие участники ОБЭРИУ были репрессированы, погибли в заключении (Хармс и Введенский умерли в заключении в 1941–1942 годах, Олейников был расстрелян в 1937 году).
Шварц активно участвовал в создании популярных детских журналов «Ёж» и «Чиж». «Ёж» – регулярный журнал для школьников пионерского возраста, выпускавшийся в СССР детским отделом Ленгиза с 1928 года по 1935 год. Выходил один или два раза в месяц. «Чиж» – приложение, ориентированное на дошкольников.
В пьесах 1930–1940 годов – «Голый король» и «Дракон» – еврейская тема прозвучала открыто в качестве антинацистской, как отклик на современные события. При жизни Сталина пьесы Шварца не ставились.
В годы Великой Отечественной войны Шварц пережил наиболее тяжёлые месяцы ленинградской блокады. В 1942 году он был эвакуирован в Киров, а в 1943 в Душанбе.
За постановку пьес Шварца на сцене выступила в 1954 году Ольга Берггольц, назвав Шварца на съезде писателей самобытным, своеобразным и гуманным талантом. В 1956 году был издан первый сборник его пьес, по ним снова начали ставить спектакли – и в СССР, и за рубежом. Евгений Шварц автор пьес: «Принцесса и свинопас» – 1934 год, «Голый король» – сказка в 2-х действиях – 1934 год, «Красная шапочка» – сказка в 3-х действиях – 1936 год, «Снежная королева» – сказка в 4-х действиях на Андерсеновские темы – 1939 год, «Сказка о потерянном времени» – пьеса для кукольного театра в 3-х действиях – 1940 год, «Тень» – сказка в 3-х действиях – 1940 год, «Под липами Берлина» (совместно с М. Зощенко) – антифашистская пьеса-памфлет – 1941 год, «Дракон» – сказка в 3-х действиях – 1944 год, «Обыкновенное чудо» – сказка в 3-х действиях, 1956 год.
Сценарии Евгения Шварца: 1934 год – «Разбудите Леночку» (в соавторстве с Николаем Олейниковым), 1938 год – «Доктор Айболит», 1947 год – Золушка (сценарий 1945 года), 1957 год – «Дон-Кихот».
Драматург скончался 15 января 1958 года в Ленинграде.
Похоронен на Богословском кладбище.
Бабель Исаак Эммануилович
1894–1940
советский писатель
Исаак Бабель родился 12 июля 1984 года в Одессе на Молдаванке в еврейской семье бедного торговца Маня Ицковича Бобеля, родом из Белой Церкви, и Фейги (Фани) Ароновны Бобель.
Биография Бабеля имеет некоторые пробелы. В основном это связано с тем, что автобиографические заметки самого писателя во многом являются изменёнными, выдуманными с определённой целью, соответствовавшей политическому моменту того времени.
Начало века было временем общественных беспорядков и массового исхода евреев из Российской империи. Сам Бабель выжил во время погрома 1905 года (его спрятала христианская семья), а его дед Шойл был одним из 300 убитых евреев. Отец писателя умер в 1924 году, после этого мать Бабеля и его сестра Мария с мужем эмигрировали и жили в Бельгии.
Чтобы поступить в подготовительный класс одесского коммерческого училища Николая I, Бабель должен был превысить квоту на студентов-евреев (в учебное заведение могли принять только ограниченное число евреев: 10 % – в черте оседлости, 5 % – за её пределами и 3 % – для обеих столиц). Несмотря на положительные отметки Бабеля, дававшие право на обучение, место было отдано другому юноше. За год образования на дому Бабель прошёл программу двух классов. Помимо традиционных дисциплин он изучал Талмуд и занимался музыкой. Игре на скрипке его учил педагог Петр Столярский, основатель известной школы.
В 1911 году, получив аттестат об окончании Одесского коммерческого училища, после ещё одной неудачной попытки поступить в одесский университет (вновь из-за квот) молодой Бабель стал студентом Киевского коммерческого института, где учился на экономическом отделении. Диплом он получил в 1917 году.
Бабель свободно владел идишем, русским и французским языками. Первые свои произведения он писал на французском, но до современного читателя они не дошли. В Киеве студент Бабель познакомился с Евгенией Борисовной Гронфайн, дочерью богатого предпринимателя, которая в 1919 году сочеталась с ним законным браком.
Окончив Киевский Коммерческий институт, Бабель приехал в Петербург, хотя, по собственным воспоминаниям, не имел права на жительство за чертой оседлости. После того как его первые рассказы («Старый Шлойме», 1913 год и другие), опубликованные в Одессе и в Киеве, остались незамеченными, молодой писатель уверился в том, что только столица может принести ему известность. Петроградской полицией Бабелю в 1916 году было выдано разрешение проживать в городе только на время учёбы в Психоневрологическом институте. Ему удалось поступить сразу на четвёртый курс юридического факультета этого института.
Редакторы петербургских литературных журналов советовали Бабелю бросить писательство и заняться торговлей. Однако в итоге его произведения попали к Горькому в журнал «Летопись». Там и были опубликованы рассказы «Элья Исаакович и Маргарита Прокофьевна» и «Мама, Римма и Алла». За них Бабеля собирались привлечь к уголовной ответственности за порнографию. Февральская революция спасла его от суда, который уже был назначен на март 1917 года.
Осенью 1917 года Бабель, отслужив несколько месяцев рядовым на румынском фронте, дезертировал и пробрался в Петроград. В декабре 1917 года он пошёл работать в ЧК, а затем в Наркомпрос и в продовольственные экспедиции.
Весной 1920 года Бабель под именем Кирилла Васильевича Лютова был направлен в Первую Конную армию под командованием Будённого в качестве военного корреспондента, был там бойцом и политработником. В рядах Первой Конной он стал участником так называемой Советско-польской войны 1920 года (вооружённый конфликт между Польшей и Советской Россией во время гражданской войны в России). Писатель вёл записи («Конармейский дневник», 1920 год), послужившие основой для будущего сборника рассказов «Конармия». Печатался в газете Политотдела Первой Конармии «Красный кавалерист».
В июне 1921 года в популярной одесской газете «Моряк» был впервые опубликован рассказ Бабеля «Король». В 1923–1924 годах журналы «Леф», «Красная новь» и другие издания поместили ряд его рассказов, позднее составивших циклы «Конармия» и «Одесские рассказы». В это время Бабель активно занимается совершенствованием своего литературного мастерства. Писатель получил широкое признание как блестящий мастер слова. Уже в первых своих рассказах он стремился к стилистическому изяществу и к высшей степени художественной выразительности. Его первая книга «Рассказы» вышла в 1925 году в издательстве «Огонёк». В 1926 году увидело свет первое издание сборника «Конармия», в последующие годы многократно переизданного.
В «Конармии» автор-повествователь – интеллигент Кирилл Лютов – со смешанными чувствами ужаса и восхищения описывает насилие и жестокость красноармейцев. Этот сборник вызывал жаркие споры: сомнения вызывало отношение автора к происходящему. У Бабеля появились недоброжелатели. Семён Будённый был в ярости от того, как Бабель описал жизнь и быт конармейцев. Сталин считал, что Бабель писал о «вещах, которые не понимал». Бабеля спасло то, что он находился под покровительством Максима Горького, и, несмотря ни на что, «Конармия» была опубликована. Однако дискуссия продолжалась до 1928 года.
В «Одесских рассказах» (1931 год) Бабель в романтическом ключе рисует жизнь еврейских уголовников начала XX века, находя в обиходе воров, налётчиков, а также мастеровых и мелких торговцев экзотические черты и сильные характеры. Самым запоминающимся героем этих рассказов является еврей-налётчик Беня Крик, прототипом которого был легендарный бандит Мишка Япончик.
Мастер короткого рассказа, Бабель совершенствовал художественную манеру письма, стремится к лаконизму и точности. Советская критика тех лет характеризовала Бабеля как талантливого писателя, но упрекала его в «антипатии делу рабочего класса».
В 1926 году Бабель выступил редактором двухтомного собрания произведений Шолом-Алейхема (еврейский писатель, драматург и просветитель) в русских переводах. В 1928 году Бабель опубликовал пьесу «Закат» (поставлена во 2-м МХАТе), в 1935 году – пьесу «Мария». Перу Бабеля принадлежит также несколько сценариев. Писатель сотрудничал со знаменитым Сергеем Эйзенштейном.
С ужесточением цензуры и наступлением эпохи большого террора Бабель печатался всё меньше. Занимался переводами с языка идиш – переводческая деятельность в то время становилась спасением для многих литераторов. Обстановка в стране менялась, революция теряла романтический окрас даже для тех, кто до сих пор свято верил в неё. Однако, несмотря на свои сомнения относительно происходящего, писатель не эмигрировал, хотя имел такую возможность. Жена Евгения Гронфайн в 1925 году выехала во Францию. Сам Бабель дважды выезжал за границу – с сентября 1927 года по октябрь 1928 года и с сентября 1932 года по август 1933 года он жил во Франции, Бельгии, Италии.
После расставания с женой Бабель сблизился с актрисой Тамарой Владимировной Кашириной (впоследствии супругой писателя Всеволода Иванова). Их сын Эммануил был известен в хрущёвское время как художник Михаил Иванов, член так называемой «Группы девяти».
После расставания с Кашириной Бабель, выезжавший за границу, на некоторое время воссоединился с законной супругой, которая родила дочь Наталью. Последняя (гражданская) жена Бабеля – Антонина Николаевна Пирожкова – родила дочь Лидию. В 1934 году Бабель был делегатом I съезда писателей СССР. А в следующем 1935 году состоялась его последняя поездка за границу на антифашистский конгресс писателей.
Пытаясь обезопасить себя, Бабель написал статью «Ложь, предательство и смердяковщина» (1937 год), прославляющую показательные процессы над «врагами народа». Вскоре после этого он признался в частном письме: «Очень плохо живется: и душевно, и физически – не с чем показаться к хорошим людям».
В 1939 году 15 мая Бабель был арестован на даче в Переделкино по обвинению в «антисоветской заговорщической террористической деятельности» и шпионаже. При аресте у него изъяли несколько рукописей, которые оказались навсегда утраченными (15 папок, 11 записных книжек, 7 блокнотов с записями). Судьба его романа о ЧК остается неизвестной. На допросах Бабеля подвергали жестоким пыткам. Военной коллегией Верховного Суда СССР он был приговорён к высшей мере наказания.
27 января 1940 года Бабель был расстрелян.
В 1954 году писатель был посмертно реабилитирован.
Мандельштам Осип Эмильевич
1891–1938
один из крупнейших русских поэтов XX века
Осип Мандельштам родился 15 января 1891 года в Варшаве в еврейской семье. Отец, Эмилий Вениаминович (Эмиль, Хаскл, Хацкель Бениаминович) Мандельштам, был мастером перчаточного дела, состоял в купцах первой гильдии, что давало ему право жить вне черты оседлости, несмотря на еврейское происхождение. Мать, Флора Осиповна Вербловская, была музыкантом.
В 1897 году семья Мандельштамов переехала в Петербург. Осип получил образование в Тенишевском училище (с 1900 по 1907 годы). Общий курс там был шире, чем в других учебных заведениях. Велись практические занятия по физике, химии, географии и другим предметам, широко применялся метод образовательных экскурсий. При училище имелись оранжерея и обсерватория. В 1908–1910 годах Мандельштам учится в Сорбонне и в Гейдельбергском университете. В Сорбонне посещает лекции философа Бергсона и филолога Бедье в College de France. Знакомится с Николаем Гумилёвым, увлечён французской поэзией: старофранцузским эпосом, Франсуа Вийоном, Бодлером и Верленом.
В промежутках между зарубежными поездками бывает в Петербурге, где посещает лекции у Вячеслава Иванова.
К 1911 году семья начала разоряться, и обучение в Европе сделалось невозможным. Чтобы облегчить поступление в Петербургский университет, Мандельштам перешёл в лютеранскую веру.
10 сентября 1911 года он был зачислен на романо-германское отделение историко-филологического факультета Петербургского университета, где обучался с перерывами до 1917 года.
В 1911 году знакомится с Анной Ахматовой, бывает в гостях у четы Гумилёвых. Дружбу с Анной Ахматовой и Николаем Гумилевым считал одной из главных удач своей жизни. Поэтические поиски этого периода отразила дебютная книга стихов «Камень».
В 1912 году знакомится с Блоком. В конце того же года входит в группу акмеистов, регулярно посещает заседания Цеха поэтов. Акмеисты провозглашали материальность, предметность тематики и образов, точность слова. В основе акмеизма лежало предпочтение к описанию реальной, земной жизни, которую, однако, воспринимали вне социально и вне исторически. Описывались мелочи жизни, предметный мир.
В 1915 году знакомится с Анастасией и Мариной Цветаевыми. В 1916 году в жизнь Осипа Мандельштама входит Марина Цветаева.
Стихи времени Первой мировой войны и революции (1916–1920 годы) составили вторую книгу «Tristia» («книгу скорбей», заглавие восходит к Овидию), вышедшую в 1922 году в Берлине. В стихах, написанных в годы революции и гражданской войны, отразилась трудность художественного осмысления поэтом новой действительности.
После Октябрьской революции работает в газетах, в Наркомпросе, ездит по стране, публикуется в газетах, выступает со стихами, обретает успех. Отношение Мандельштама к революции было неоднозначным: то он мужественно принимает «скрипучий поворот руля» и невозможность уклониться от уготовленного историей пути, считает революцию «Ренессансом коллектива», то все это перемежается со щемящей тоской по безвозвратно ушедшему миру.
В 1919 году в Киеве познакомился с будущей женой, Надеждой Яковлевной Хазиной. В 1922 году они зарегистрировали брак. В гражданскую войну Мандельштам скитался с женой по России, Украине, Грузии; бывал арестован.
С мая 1925 по октябрь 1930 годов пишет в основном прозу. Написанная с блеском исповедальная проза Мандельштама – сборник автобиографических рассказов «Шум времени» (1925 год). Хотя Мандельштам, в отличие от ряда русских писателей-евреев, не пытался скрывать свою принадлежность к еврейскому народу, его отношение к еврейству было сложным и противоречивым. С болезненной откровенностью в автобиографическом «Шуме времени» Мандельштам вспоминает о постоянном стыде ребенка из ассимилированной еврейской семьи за свое еврейство. Полна личных переживаний повесть «Египетская марка» (1928 год), она рисует культурно-историческую картину царствования Николая II и духовный кризис интеллигента.
На жизнь в этот период Мандельштам зарабатывает стихотворными переводами. В 1928 году печатается последний прижизненный поэтический сборник «Стихотворения», а также книга его избранных статей «О поэзии».
В 1930 году Осип Мандельштам возвращается к написанию стихов, в которых демонстративно рвёт не только с советской действительностью, но и с культурной традицией в целом и берет на себя миссию создания новой культуры, от нуля, «из кремня», не опирающейся на достижения предшественников.
Обострившаяся с начала 1930-х годов политическая ситуация заставила Мандельштама еще резче реагировать на трагедию народа, а свою нищету и обездоленность осознать как типичную судьбу поэта в России.
В начале 1930-х годов Мандельштам написал ряд лирических стихотворений с явной политической окраской: «Ленинград», «Ламарк», «Мы с тобой на кухне посидим», «За гремучую доблесть грядущих веков», «Квартира тиха, как бумага», «Холодная весна. Голодный Старый Крым».
В ноябре 1933 года в антисталинском стихотворении «Мы живем, под собою не чуя страны» Мандельштам открыто осудил палача и его окружение, тех, кто залил страну кровью. Он прочитал его полутора десяткам человек. Борис Пастернак этот поступок называл самоубийством. Мандельштама арестовывают и отправляют в ссылку в Чердынь, его сопровождает жена, Надежда Яковлевна. Затем ему разрешают выбрать другое место поселения. Мандельштам выбирает Воронеж (1934–1937 годы). Мандельштамы живут в нищете, изредка им помогают деньгами немногие неотступившиеся друзья. Время от времени Мандельштам подрабатывает в местной газете, в театре. В гостях у них бывают близкие люди, мать Надежды Яковлевны, артист Яхонтов, Анна Ахматова.
Воронежский цикл стихотворений Мандельштама («Воронежские тетради») считается вершиной его поэтического творчества. Стихи отражают стремление бесповоротно деформированного арестом и болезнями поэта выговориться сполна, сказать своё последнее слово.
В мае 1937 год года заканчивается срок ссылки и поэт неожиданно получает разрешение выехать из Воронежа. Они с женой возвращаются ненадолго в Москву. Секретарь Союза писателей СССР В. Ставский в 1938 году написал на имя наркома внутренних дел Ежова заявление, в котором предлагалось «решить вопрос о Мандельштаме», его стихи названы «похабными и клеветническими».
В начале марта 1938 года супруги Мандельштам переезжают в профсоюзную здравницу Саматиха. В ночь с 1 на 2 мая 1938 года Осип Эмильевич был там арестован вторично. Вскоре он был по этапу отправлен в лагерь на Дальний Восток.
27 декабря 1938 года Осип Мандельштам скончался от тифа в пересыльном лагере Владперпункт (Владивосток).
Местонахождение могилы поэта до сих пор неизвестно.
Тынянов Юрий Николаевич
1894–1943
советский писатель, литературовед
Юрий Николаевич (Насонович) Тынянов родился 18 октября 1894 года в Режице, Витебской губернии в состоятельной еврейской семье врача Насона Аркадьевича Тынянова и совладелицы кожевенного завода Софьи Борисовны Тыняновой (ур. Соры-Хаси Эпштейн).
В 1904–1912 годах учился в Псковской гимназии, которую окончил с серебряной медалью. Затем учился в 1912–1918 годах на историко-филологическом факультете Петроградского университета. В студенческие годы участвовал в работе Пушкинского семинара Венгерова, Пушкинского историко-литературного кружка.
С 1918 года Тынянов – участник ОПОЯЗа (общества изучения поэтического языка), научного объединения, созданного группой теоретиков и историков литературы, лингвистов, стиховедов. Манифестом ОПОЯЗа можно считать критику подхода к искусству (и литературе, в частности) как к «системе образов» и выдвижение тезиса об искусстве как сумме приёмов художника. Будучи членом ОПОЯЗа Тынянов вносит свой вклад в создание научного литературоведения.
В 1919 году Тынянов сдал выпускную работу «Пушкин и Кюхельбекер» (утеряна в Гражданскую войну) и его оставили при университете.
В 1919–1920 годах Тынянов преподает литературу в школе, в 1919–1921 годах служит в Центральном бюро Союза коммун Северной области, затем в Отделе информации петроградского бюро Коминтерна, читает лекции в Доме искусств и Доме литераторов. В 1921–1930 годах является профессором Института истории искусств.
Тынянов был женат единственным браком на Елене (Лее) Александровне Зильбер, сестре писателя Вениамина Каверина.
В 1920-е годы Тынянов выступает как литературовед и литературный критик, публикует книги «Достоевский и Гоголь (к теории пародии)» (1921 год), «Проблема стихотворного языка» (1924 год), представляющую наиболее его проработанную теоретическую работу, сборник статей о литературном процессе первой трети XIX века «Архаисты и новаторы» (1929 год).
В те же годы он начинает писать профессиональную прозу, романы «Кюхля» (1925 год) и «Смерть Вазир-Мухтара» (о Грибоедове, 1928 год), рассказ «Подпоручик Киже» (1927 год), пишет также сценарии к кинофильмам («Шинель» в 1926 году). Постепенно писательство становится его второй профессией.
В 1930-е годы выходят его роман «Пушкин» (1936 год, части 1 и 2), повесть «Восковая персона» (1930 год), рассказы «Черниговский полк ждёт» (1932 год) и «Малолетный Витушишников» (1933 год), две книги переводов из Гейне.
К концу 1920-х годов рассеянный склероз, которым Тынянов страдал с молодости, приводит к частичной утрате работоспособности. Однако Тынянов принимает активное участие в подготовке книг из серии «Библиотека поэта», становясь после смерти Максима Горького фактическим её руководителем.
Войну Юрий Тынянов встречает в состоянии инвалида. Он продолжал работать над третьей частью своего последнего романа «Пушкин» и писать рассказы (во время войны в провинциальных изданиях опубликованы три его рассказа).
Путь Тынянова Юрия как писателя и литературоведа – уникальный в русской и мировой культуре опыт плодотворного соединения художественности и научности.
Последние 15 лет его жизни были омрачены страхом обступающего государственного террора, в 1937 году он уничтожил часть архива и покушался на самоубийство.
Умер Юрий Тынянов в декабре 1943 года, вернувшись из эвакуации в Москву.
Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Кассиль Лев Абрамович
1905–1970
советский писатель
Лев Кассиль родился 10 июля 1905 года в Покровской слободе (ныне город Энгельс Саратовской области) в семье врача Абрама Григорьевича Кассиля и учительницы музыки, затем зубного врача Анны Иосифовны Перельман.
Учился в гимназии, после революции преобразованной в Единую трудовую школу, которую окончил в 1923 году. В школе издавался рукописный журнал, редактором и художником которого был Кассиль.
С 1923 года жил в Москве. В 1927 году окончил три курса физико-математического факультета МГУ.
С 1925 года начал заниматься литературой. В 1928–1937 годах был очеркистом, фельетонистом и специальным корреспондентом газеты «Известия».
Как детского писателя его первым представил Маяковский. Самое значительное из его произведений «Кондуит и Швамбрания», написанное в 1928–1931 годах на автобиографическом материале, рассказывает о жизни гимназистов в дореволюционной России.
Кассиль был участником групп ЛЕФ и РЕФ. ЛЕФ – творческое объединение, существовавшее в 1922–1928 годах в Москве, Одессе и других городах СССР. ЛЕФ считал себя единственным настоящим представителем революционного искусства. Основные принципы деятельности ЛЕФа – литература факта (пропаганда отмены вымысла в пользу документальности), производственное искусство, социальный заказ. ЛЕФ подвергался жёсткой критике. Ослабленный внутренними противоречиями, он распался в конце 1928 года. Попытка Маяковского создать РЕФ («Революционный фронт») в 1929 году провалилась, и в 1930 году Маяковский и Асеев вошли в РАПП.
В 1937 году написан роман «Вратарь Республики» – первый советский роман о спорте.
В 1937 году, а затем в 1941–1942 годах работал ответственным редактором журнала «Мурзилка».
В годы Великой Отечественной войны Кассиль выступал по радио, в школах, воинских частях, на предприятиях Москвы и Урала. Получил Сталинскую премию третьей степени – за повесть «Улица младшего сына» (написана совместно с Поляновским). Повесть посвящена Володе Дубинину, пионеру-герою Великой Отечественной войны.
Каверин – автор идеи проведения Книжкиных именин, трансформировавшихся со временем в Неделю детской книги.
В 1947–1948 годах работал председателем комиссии по детской литературе СП СССР. Был награждён орденом Трудового Красного Знамени в 1955 году, орденом Красной Звезды и орденом «Знак Почёта».
Умер Кассиль в Москве 21 июня 1970 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Каверин Вениамин Александрович
1902–1989
советский писатель
Вениамин Александрович Каверин (Зильбер) родился 19 апреля 1902 года в семье капельмейстера 96-го пехотного Омского полка Абеля Абрамовича Зильбера и его жены – Ханы Гиршевны Дессон, владелицы музыкальных магазинов.
14 августа 1912 года по результатам приёмных испытаний Вениамин Зильбер был зачислен в приготовительный класс Псковской губернской гимназии, где учился 6 лет.
Затем он окончил Ленинградский институт живых восточных языков по отделению арабистики (1923 год) и историко-филологический факультет Ленинградского государственного университета (1924 год). Был близок к младоформалистам. Это общество ОПОЯЗ (общество изучения поэтического языка или общество изучения теории поэтического языка) – научное объединение, созданное группой теоретиков и историков литературы, лингвистов, стиховедов – представителей так называемой «формальной школы» и существовавшее в 1916–1925 годах. Сама «формальная школа» просуществовала до начала 1930-х годов и оказала значительное влияние на теоретическое литературоведение.
В 1929 году защитил диссертацию «Барон Брамбеус. История Осипа Сенковского».
Первый рассказ «Хроника города Лейпцига за 18… год» опубликовал в 1922 году. В начале 1920-х годов входил в литературную группу «Серапионовы братья» – объединение писателей (прозаиков, поэтов и критиков), возникшее в Петрограде 1 февраля 1921 года. В своих декларациях объединение в противовес принципам пролетарской литературы подчёркивало свою аполитичность. «Серапионовы братья» в ряде статей выступали против идейности в искусстве, отстаивая старый тезис идеалистической эстетики о незаинтересованности эстетического наслаждения. Их за это критиковали. Сопровождавшие социалистическое строительство репрессии и усиление цензурного гнёта вынудили часть «серапионовцев» принять платформу советской власти.
Ранние рассказы написаны на фантастические сюжеты. Обращение к реальной жизни отразилось в романе «Девять десятых судьбы» (1926 год). В 1927 году Каверин принял участие в коллективном романе «Большие пожары», публиковавшемся в журнале «Огонёк».
Наибольшую известность приобрел приключенческий роман «Два капитана» в двух книгах, написанный в 1940–1945 годах, (Государственная премия, 1946 год). В нем показаны овеянные романтикой путешествий духовные искания советской молодёжи военного поколения. Роман выдержал за 25 лет 42 изданий.
Порой в числе героев Каверина появляются евреи (рассказ «Инженер Шварц», 1923 год), в его произведениях проступают черты еврейского быта. Еврейская тема доминирует в повести «Конец хазы» (1925 год), присутствует в повести «Черновик человека» (1931 год) и романе «Художник неизвестен» (1931 год). Описание обряда еврейских похорон в блокадном Ленинграде органически вошло в самый популярный роман Каверина «Два капитана».
В годы Великой Отечественной войны Каверин по поручению Еврейского антифашистского комитета написал очерки о Герое Советского Союза Израиле Фисановиче и «Восстание в Собибуре» для «Черной книги».
Роман-трилогия «Открытая книга», написанный в 1953–1956 годах, посвящен изображению творческого труда, научным поискам советской интеллигенции.
Романы «Открытая книга» и «Два капитана» были неоднократно экранизированы.
В 1958 был едва ли не единственным крупным писателем старшего поколения, кто отказался участвовать в травле Бориса Пастернака в связи с публикацией на Западе его романа «Доктор Живаго» и присуждением ему Нобелевской премии.
Подписал обращение в защиту Даниэля и Синявского. В 1967 году Каверин подготовил для IV съезда писателей речь «Насущные вопросы литературы», которую ему запретили зачитывать. В 1968 году он в «Открытом письме» объявил о разрыве с К. Фединым, когда тот не допустил до читателя «Раковый корпус» Солженицына.
Каверин умер 2 мая 1989 года.
Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.
Ильф Илья Арнольдович
1897–1937
советский писатель и журналист
Илья Арнольдович Ильф (Иехиел-Лейб Арьевич Файнзильберг) родился 15 октября 1897 года третьим из четырёх сыновей в семье банковского служащего Арье Беньяминовича Файнзильберга и его жены Миндль Ароновны в Одессе, куда они переехали между 1893 и 1895 годами.
В 1913 окончил техническую школу, после чего работал в чертёжном бюро, на телефонной станции, на военном заводе.
После революции был бухгалтером, журналистом, а затем редактором в юмористических журналах. Был членом Одесского союза поэтов.
В 1923 году Ильф приехал в Москву, стал сотрудником газеты «Гудок» – газеты железнодорожников. В 1920-е годы большую известность приобрела так называемая четвёртая полоса «Гудка», носившая сатирический характер. Здесь помещались злободневные фельетоны, в том числе написанные на материале писем рабочих корреспондентов и читателей. В газете сотрудничали молодые талантливые писатели – Ильф, Петров (брат писателя Валентина Катаева), Булгаков, Катаев. Ильф писал материалы юмористического и сатирического характера – в основном фельетоны. В 1928 году Илья Ильф был уволен из газеты из-за сокращения штата сатирического отдела, вслед за ним ушёл Евгений Петров. Вскоре они стали сотрудниками нового еженедельного журнала «Чудак».
В 1927 году с совместной работы над романом «Двенадцать стульев» началось творческое содружество Ильи Ильфа и Евгения Петрова.
У писателя Валентина Катаева был договор с издательством на написание романа о бриллиантах, спрятанных во время революции в одном из двенадцати стульев гостиного гарнитура. Ему было некогда заниматься этим романом, и он предложил сюжет Илье Ильфу и Евгению Петрову (своим другу и брату). Они должны были разработать тему, написать черновик романа, а Валентин Катаев просто пройдётся по их трудам своим «блестящим пером». Валентин Катаев оставил молодым писателям подробный план будущего романа, а сам уехал отдыхать на море и писать водевиль для театра. Несколько раз авторы присылали ему отчаянные телеграммы, прося советов по разным вопросам, возникающим во время написания романа. Валентин Катаев отвечал им односложно: «Думайте сами», – а вскоре и вовсе перестал отвечать, целиком поглощенный жизнью в субтропиках.
В Москве перед Катаевым предстали его соавторы. Они уже написали более шести печатных листов. Один из них достал из папки аккуратную рукопись, а второй начал читать вслух. Почти сразу Валентин Катаев понял, что «рука мастера» этому роману вовсе не потребуется, а он сам не имеет никаких прав указывать своё имя на обложке. Молодые писатели не только великолепно выполнили заданные им сюжетные ходы и отлично изобразили портрет Воробьянинова, но, кроме того, ввели совершенно нового, ими изобретённого великолепного персонажа – Остапа Бендера.
После этого Валентин Катаев переписывает договор с издательством на Ильфа и Петрова. Но он выдвинул два условия. Во-первых, они должны были посвятить роман ему, во-вторых, с гонораров за книгу соавторы обещали подарить ему золотой портсигар. Это условие также было принято после небольшого обсуждения.
В январе 1928 года роман был завершён, и с января по июль он публиковался в иллюстрированном ежемесячнике «Тридцать дней». В первой журнальной публикации было 37 глав. В первом отдельном издании 1928 года (издательство «Земля и Фабрика») была 41 глава, во втором 1929 года, того же издательства, уже 40.
В 1930-е годы Илья Ильф увлекался фотографией. Фотографии Ильи Арнольдовича через много лет после его смерти случайно нашла дочь Александра Ильинична Ильф. Она подготовила к публикации книгу «Илья Ильф – фотограф».
В 1932–1937 годах Ильф и Петров писали фельетоны для газеты «Правда».
В сентябре 1935 года корреспонденты газеты «Правда» Ильф и Петров выехали в Соединенные Штаты Америки. В те времена президентом США был Франклин Рузвельт, много сделавший для сближения между США и СССР Это позволило авторам беспрепятственно передвигаться по стране и близко познакомиться с жизнью разных слоёв американского общества.
В Америке Ильф и Петров прожили три с половиной месяца. Вчетвером (оба автора и супружеская пара Адамс из Нью-Йорка) на приобретённом новеньком Форде «благородного мышиного цвета» пересекли Америку от Атлантики до Тихого океана и обратно в течение двух месяцев (конец 1935—начало 1936 года).
Возвратившись в начале февраля 1936 года в Москву, Ильф и Петров сообщили в беседе с корреспондентом «Литературной газеты», что будут писать книгу об Америке.
В 1936 году путевые очерки «Одноэтажная Америка» впервые опубликованы в журнале «Знамя». В 1937 году они вышли отдельным изданием в «Роман-газете», в Гослитиздате и в издательстве «Советский писатель».
Во время путешествия на автомобиле по американским штатам у Ильфа открылся давний туберкулёз, вскоре приведший к его кончине.
Илья Ильф умер в Москве 13 апреля 1937 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Казакевич Эммануил Генрихович
1913–1962
русский и еврейский советский писатель
Казакевич (среди близких известный как Эмма Казакевич) родился 24 февраля 1913 года в Кременчуге Полтавской губернии в семье еврейского публициста и литературного критика Генеха Казакевича.
В 1930 году Эммануил окончил Харьковский машиностроительный техникум и в следующем году переехал с родителями в Биробиджан, где была организована Еврейская автономная область. В перспективе на базе автономной области предполагалось создать Еврейскую республику (как место компактного проживания евреев СССР), но этот план так и не был реализован. Область была создана в начале 1930-х годов как национально-территориальное образование для переселенцев, отправившихся туда уже в годы Советской власти, на территории, никогда ранее не бывшей местом компактного проживания этого народа. Евреи-переселенцы, прибывшие в Приамурье в 1920—1930-е годы, и их потомки никогда не составляли большинства населения АО. Пика своей численности еврейское население АО достигло в 1937 году – 20 тысяч, после чего постоянно снижалось. Ныне в Израиле живет более 15 тысяч репатриантов из Еврейской автономной области.
В Биробиджане началась трудовая деятельность Казакевича. Он сменил много профессий: был культинструктором, начальником строительства Дворца культуры, председателем колхоза, директором драматического театра, председателем Областного радиокомитета.
Публиковать стихи на идише начал в 1932 году в газете «Биробиджанер штерн» («Биробиджанская звезда»), первым главным редактором которой был его отец. В том же году вышел первый сборник стихотворений Эммануила Казакевича «Бирэбиджанбой» («Биробиджанстрой»), за которым последовали сборник «Гройсэ вэлт» («Большой мир», 1939 год) и поэма «Шолэм ун Хавэ» («Шолом и Ева», 1941 год), а также публицистические книги «Биробиджан» (совместно с Давидом Бергельсоном, 1939 год) и «Дэр вэг кейн бирэбиджан» («Дорога в Биробиджан», 1940 год). В середине 1930-х годов Казакевич заведовал литературной частью газеты «Биробиджанер штерн».
В 1933 году стихотворение Казакевича в русском переводе Семёна Бытового было опубликовано в газете «Тихоокеанский комсомолец».
Казакевич переводил пьесы для постановки в Биробиджанском государственном еврейском театре (БирГОСЕТ). Для БирГОСЕТа написал пьесу на идише «Молоко и мёд», поставленную в начале 1940 года.
С 1938 года Эммануил Казакевич жил в Москве.
Хотя Казакевич был снят с военного учета из-за близорукости, но, когда началась война, добровольно пошел на фронт. Всю войну с 1941 до 1945 года служил в действующей армии, сначала в писательской роте народного ополчения, прошёл путь от рядового разведчика до начальника разведки дивизии и капитана – помощника начальника разведки армии. Имеет воинские награды: два ордена Отечественной войны II степени, два ордена Красной Звезды, медаль «За отвагу», медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», медаль «За взятие Берлина», медаль «За освобождение Варшавы».
Первое произведение на русском языке – повесть «Звезда» (опубликована в первом номере журнала «Знамя» за 1947 год) – было удостоено Сталинской премии в 1948 году и принесло автору широкую известность. В центре сюжета – суровые будни советской разведки во время Великой Отечественной войны.
Роман «Весна на Одере», написанный в 1949 году, был также удостоен Сталинской премии в 1950 году.
Повесть «Звезда» в авторском переводе на идиш была опубликована в варшавской газете «Фолксштимэ» («Глас народа»), авторский вариант романа «Весна на Одере» на идише вышел в Монтевидео отдельной книгой в 1950 году В конце 1950-х – начале 1960-х годов Эммануил Казакевич вновь вернулся в творчеству на идише, опубликовав в выходивших в Польше газете «Фолксштимэ» и журнале «Идише шрифтн» статьи и критические заметки, а также переводы на идиш стихотворений Пушкина, Лермонтова, Маяковского.
Очень требовательный к себе, Казакевич на протяжении всей творческой жизни испытывал неудовлетворенность и недовольство собой, но все, что им было написано, всегда хорошо принималось читателями.
Казакевич умер 24 сентября 1962 года.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Гроссман Василий Семёнович
1905–1964
советский писатель и журналист
Василий Гроссман (Иосиф Соломонович Гроссман) родился 12 декабря 1905 года в Бердичеве в интеллигентной еврейской семье. Его отец – Соломон Иосифович Гроссман, инженер-химик по специальности – был выпускником Бернского университета и происходил из бессарабского купеческого рода. Мать – Екатерина (Малка) Савельевна Витис, преподаватель французского языка – получила образование во Франции и происходила из состоятельного одесского семейства. Родители Василия Гроссмана развелись, и он воспитывался матерью. В детстве уменьшительная форма его имени Йося превратилась в Вася и стала впоследствии его литературным псевдонимом.
В 1922 году Гроссман окончил школу В 1929 году окончил химический факультет Московского государственного университета. Три года работал на угольной шахте в Донбассе инженером-химиком. Работал химиком-ассистентом в Донецком областном институте патологии и гигиены труда и ассистентом кафедры общей химии в Сталинском медицинском институте. С 1933 года постоянно жил и работал в Москве.
После публикации в апреле 1934 в «Литературной газете» рассказа «В городе Бердичеве» началась его литературная известность. На рассказ обратил внимание Максим Горький, Гроссман встречался с ним по этому поводу в Горках 5 мая 1934 года. С Гроссманом сблизились писатели Заболоцкий, Фраерман, Платонов (в 1951 году Гроссман стал председателем комиссии по его литературному наследию), Липкин, Каверин. В довоенные годы в Москве были опубликованы многочисленные рассказы Гроссмана (сборники «Счастье», 1935 год, «Четыре дня», 1936 год), повести («Глюкауф», 1934 год), роман «Степан Кольчугин» о революционном движении от 1905 года до Первой мировой войны (части 1–4, 1937–1940 годы).
С первых дней Великой Отечественной войны и до Дня Победы Василий Гроссман был специальным корреспондентом газеты «Красная звезда» в действующей армии. Воевал на Белорусском и Украинском фронтах. В 1942 году написал повесть «Народ бессмертен», ставшую первым крупным произведением о войне. Участвовал в создании документального фильма о битве под Москвой.
Во время немецкой оккупации вместе с другими бердичевскими евреями была убита мать Гроссмана. Её история будет отражена в «Жизни и судьбе»: мать Виктора Штрума тоже будет убита нацистами при уничтожении еврейского гетто.
Во время битвы за Сталинград находился в городе с первого до последнего дня уличных боев. За участие в Сталинградской битве, в том числе в боях на передней линии обороны, награждён орденом Боевого Красного Знамени. В 1943 году ему было присвоено звание подполковника. На мемориале Мамаева кургана выбиты слова из его очерка «Направление главного удара»: «Железный ветер бил им в лицо, а они всё шли вперёд, и снова чувство суеверного страха охватывало противника: люди ли шли в атаку, смертны ли они?»
Повести «Народ бессмертен», «Сталинградские очерки», другие военные очерки сложились в книгу 1945 года «В годы войны».
Гроссман был в числе корреспондентов, первыми ступивших в освобождённые советскими войсками концлагеря Майданек и Треблинка. Документальные сообщения Гроссмана из лагерей смерти Треблинка и Майданек – одни из первых свидетельств (1943 год) холокоста. Его статья «Треблинский ад» (1944 год) была представлена во время Нюрнбергского процесса как документ для судебного преследования.
В 1946 году происходила работа над «Чёрной книгой». «Чёрная книга» – сборник документов и свидетельств очевидцев о преступлениях против еврейского народа на территории СССР и Польши в годы холокоста, а также об участии евреев в сопротивлении против нацистов во время Второй мировой войны, составленный и литературно обработанный коллективом советских журналистов под руководством Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана в рамках их деятельности в составе Еврейского антифашистского комитета в 1940-х годах. На русском языке эта книга вышла лишь в 1980 году с купюрами в Израиле.
С 1946 по 1959 год работал над дилогией «За правое дело» и «Жизнь и судьба».
Эпический роман «За правое дело» напечатан в «Новом мире» в 1952 году. Он написан в традициях Л.Н. Толстого и повествует о Сталинградской битве. После разгромной критики за «абстрактный гуманизм» в партийной печати Гроссман вынужден был переработать роман. На Втором съезде Союза писателей в 1954 году Фадеев признал, что его критика романа как «идеологически вредного» была несправедливой.
Второй роман дилогии – «Жизнь и судьба», – в котором с исключительной, провидческой глубиной ставятся проблемы противостояния мыслящей личности тоталитарной системе (равно фашистской и коммунистической), носил резко антисталинский характер. Над ним писатель работал с 1950 года, рукопись была отдана автором для публикации в редакцию журнала «Знамя». В феврале 1961 года были конфискованы копии рукописи и черновики при обыске КГБ дома Гроссмана. Была изъята и копия романа, находившаяся для перепечатки в редакции журнала «Новый мир». Главный редактор журнала «Знамя» Кожевников сам отдал свой экземпляр в КГБ. Пытаясь спасти свою книгу, Гроссман писал Хрущеву: «Я прошу Вас вернуть свободу моей книге, я прошу, чтобы о моей рукописи говорили и спорили со мной редакторы, а не сотрудники Комитета Государственной Безопасности».
Копия романа, сохраненная другом Гроссмана поэтом Липкиным, в середине 1970-х годов, уже после смерти писателя, с помощью Сахарова и Войновича была вывезена на Запад. Роман был опубликован в Швейцарии в 1980 году. В СССР роман вышел в 1988 году, во время перестройки.
Роман «Жизнь и судьба» оценивается как «Война и мир» двадцатого века», как из-за прямого влияния романа Толстого на Гроссмана, так и по своему значению.
Вместе с «Жизнью и судьбой» была конфискована рукопись повести «Всё течёт», затрагивавшей запретную тему Голодомора, над которой Гроссман работал с 1955 года. Писатель создал новый вариант повести. Она тоже была опубликована только за рубежом в 1970 году, а в СССР в 1989 году.
После ареста «антисоветских» рукописей Гроссман почти потерял возможность публиковаться.
Писатель умер от рака 14 сентября 1964 года.
Похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

Алигер Маргарита Иосифовна
1915–1992
советская поэтесса
Маргарита Иосифовна Алигер (Зейлигер) родилась 7 октября 1915 года в Одессе в еврейской семье. Родители её были служащими. Её отец всю жизнь мечтал заниматься сочинением музыки, но страшная нужда много лет заставляла его заниматься переводами технической литературы. Поэтому ему очень хотелось, чтобы хотя бы дочь смогла стать музыкантом. Но дочь бросила уроки музыки сразу после смерти отца. Ей тогда исполнилось всего десять лет.
После седьмого класса Алигер (тогда ещё Зейлигер) поступила в химический техникум, а потом устроилась на химический завод. Но душа ее тянулась к высокому искусству. А настоящая литература жила, как ей казалось, лишь в Москве. Поэтому в начале 1930-х годов, в свои 16 лет, Маргарита оставляет учёбу, Одессу и перебирается в Москву. Провалив экзамены в институт, снимает «угол», поступает на работу в библиотеку института ОГИЗ и в заводскую многотиражку.
Вскоре ее приняли в литобъединение при журнале «Огонёк», и уже в 1933 году в этом издании опубликовали два её стихотворения: «Будни» и «Дождь». В 1934–1937 годах Алигер училась в Литературном институте имени Максима Горького.
Замуж Маргарита впервые вышла в 1937 году за композитора Константина Макарова-Ракитина. Вскоре московские власти выделили супругам квартиру в композиторском доме на Миусской площади. От этого брака родился сын Дмитрий. Через год семью постигло страшное несчастье – маленький Дима умер от продолжительной болезни. В 1940 году родилась дочь Татьяна.
В первые дни войны в боях под Ярцево на Смоленщине погиб муж поэтессы. Его памяти она посвящает стихотворение «Музыка», одно из наиболее эмоциональных и выразительных в её творчестве.
Младшая дочь – Мария Алигер-Энценсбергер – родилась 28 июля 1943 года от связи Алигер и А.А. Фадеева, женатого в то время на актрисе Ангелине Степановой. Вторым мужем поэтессы стал немецкий поэт Ганс-Магнус Энценсбергер, за которым она уехала в Лондон и долгое время жила там. В это время поэтесса много занималась переводами.
Последним мужем Алигер был заместитель заведующего отделом культуры ЦК КПСС, литератор, фронтовик Игорь Сергеевич Черноуцан. По воле судьбы Алигер пережила всех своих мужей и детей. Первая дочь Татьяна стала поэтессой и переводчиком, как ее мать. В 1974 году она умерла от лейкемии.
В дни августовского путча 1991 года Маргарита Иосифовна приезжала в Россию, и даже собиралась перебраться на родину насовсем. 1 августа 1992 года поэтесса погибла в результате несчастного случая, упав в глубокую канаву неподалёку от своей дачи в подмосковном посёлке Мичуринец. (Существует версия, что Алигер покончила с собой в приступе тяжкой депрессии 6 октября 1991 года.) 5 августа 1992 года «Литературная газета» опубликовала некролог. Его подписали 25 известных поэтов и писателей, среди них Вознесенский, Евтушенко, Долматовский, Либединская, Матусовский, Окуджава, Разгон.
Похоронена Алигер на Переделкинском кладбище рядом со своими дочерьми.
Творческая биография Алигер полна как взлетов и признания, так и падениями и критикой. В 1938 году еще совсем молодая поэтесса стала членом Союза писателей СССР. Во время гражданской войны в Испании (1937 год) четверо поэтов: Долматовский, Симонов, Матусовский и Алигер сочинили стихотворное послание «героическому испанскому народу». С этого момента на стихи Алигер обратил внимание Сталин, которому они пришлись по вкусу.
До первого награждения в 1939 году («Знак Почёта») в активе Алигер был всего один не самый сильный сборник «Год рождения», изданный в 1938 году. Алигер это сама прекрасно сознавала. Она верила, что вторая книга будет лучше.
В 1942 году поэтесса написала поэму «Зоя», посвящённую подвигу Зои Космодемьянской. За это произведение в следующем году она получила Сталинскую премию. Алигер передала её в Фонд обороны.
Поэтесса была военным корреспондентом в блокадном Ленинграде. Там она сблизилась с Анной Ахматовой. Они были очень разными – и как люди, и как поэты. Тем не менее в 1960-е годы Ахматова нередко искала уюта и спокойствия в Лаврушинском переулке, в московской квартире у Алигер.
Особое место в творчестве поэтессы занимает поэма «Твоя победа», напечатанная в 1946 году. В ней она впервые обратилась к теме судьбы гонимого еврейского народа. Поэма была подвергнута суровой критике и в дальнейшем перепечатывалась с изъятием фрагмента, посвященного еврейской теме.
Критика по-разному относилась к творчеству Маргариты Алигер. Еще до смерти Сталина ее творчество было названо упадническим. А после смерти вождя поэтесса и вовсе была объявлена «посредственной».
Поэтесса входила в состав правления Союза писателей, была членом редколлегии журнала «Воскресенье литературное» (1992 год). Алигер всегда активно занималась переводами. Сначала предметом ее трудов было творчество поэтов союзных республик, затем охват работы расширился. За всю жизнь она осуществила переводы с подстрочников около 40 поэтов – с болгарского, грузинского, еврейского (идиш), азербайджанского, украинского, латышского, узбекского, венгерского, литовского, корейского языков. За переводческую деятельность была награждена международной премией имени П. Неруды (1989 год).
В своей поэзии поэтесса создавала героико-романтический образ современника – энтузиаста первых пятилеток («Год рождения», 1938 год; «Железная дорога», 1939 год; «Камни и травы», 1940 год), бойца на фронтах и труженика в тылу Великой Отечественной войны («Памяти храбрых», 1942 год; «Лирика»).
1 августа 1992 года Маргарита Алигер трагически погибла.
Похоронена на Переделкинском кладбище в Подмосковье.
Барто Агния Львовна
1906–1981
советский детский поэт
Агния Львовна (Гитель Лейбовна Волова) родилась 17 февраля 1906 года в Москве в образованной еврейской семье ветеринарного врача. По свидетельствам ее дочери – Татьяны Андреевны Щегляевой, – год рождения Агнии 1907. Дело в том, что когда Агнии было 17 лет, чтобы получать паек для служащих (селедочные головы), она устроилась на работу в магазин одежды. На службу тогда принимали только с 18 лет, и ей пришлось прибавить себе год.
Агния получила хорошее домашнее воспитание, которым руководил отец. Вспоминать свое детство Барто не любила. Домашнее начальное образование, французский язык совсем не напоминали пролетарское детство. Семья Воловых вела типичную для интеллигентов того времени жизнь: умеренная оппозиция к властям и вполне обеспеченный дом. Хозяйство вела мать – Мария Ильинична, а отец – Лев Николаевич – помимо работы занимался воспитанием дочери (например, по детским книжкам Л.Н. Толстого учил ее читать) и видел её будущее не иначе как в балете.
Агния прилежно занималась танцами, но большого таланта в этом занятии не обнаруживала. А вот стихотворчеством она увлеклась рано, вслед за гимназическими подругами. Десятилетние девочки тогда все были поклонницами молодой Ахматовой, и первые поэтические опыты Агнии были очень романтичны. Чуть позже, в годы учебы в хореографическом училище, в одном из парков Москвы она присела отдохнуть на лавочку – и нашла там забытый томик стихов Маяковского. С того дня поэзия приобрела для неё новый смысл. Агния стала писать все больше и все чаще, и также часто выслушивать не всегда лестные рецензии на написанное от своего отца. Он вообще был главным ее слушателем и критиком стихов. Ему хотелось, чтобы она писала «правильно», строго соблюдая определенный размер стихотворения, а в ее строчках размер постоянно менялся (отец считал это упрямством со стороны дочери). Впоследствии смена размера станет одной из отличительных черт поэзии Барто. Правда, и позже за это критиковали ее стихи.
Юность Агнии Воловой пришлась на годы революции и гражданской войны. Но ей удавалось жить в собственном мире, где мирно сосуществовали балет и сочинение стихов. Однако чем старше становилась Агния, тем яснее было, что ей не стать ни великой балериной, ни «второй Ахматовой». В хореографическое училище на выпускные экзамены приехал нарком просвещения Луначарский. После экзаменационных выступлений ученицы показывали концертную программу. Среди прочих со стихами собственного сочинения «Похоронный марш» выступала Барто. Послушав ее, нарком посоветовал Агнии продолжать писать и сказал, что она рождена писать веселые стихи. Много лет спустя Агния Бар-то с иронией говорила, что начало ее писательской карьеры было довольно оскорбительным. Ведь ей хотелось, чтобы ее считали «серьезным» поэтом, а не детским. В 1925 году были опубликованы первые стихотворения Барто – «Китайчонок Ван Ли» и «Мишка-воришка».
В 18 лет, сразу после смерти отца, Гетель вышла замуж за потомка шотландского дворянина Павла Барто. С тех пор ее называли тем именем, под которым она известна сейчас – Агния Барто. Павел был детским писателем – более опытным и не менее талантливым, чем юная жена. «Девушка-ревушка», «Девочка чумазая» и несколько других стихотворений были написаны супругами в соавторстве. Вскоре родился их сын Эдгар (Гарик). Однако соревнование двух творческих людей не могло закончиться счастливо, супруги разошлись.
Второй муж Барто – А.В. Щегляев, ученый-энергетик, доктор наук, академик, от которого она родила второго ребенка – дочь Татьяну. Андрей Владимирович был одним из самых авторитетных советских специалистов по паровым и газовым турбинам. Он был деканом энергомашиностроительного факультета МЭИ, и его называли «самым красивым деканом Советского Союза». В их с Агнией доме часто бывали писатели, музыканты, актеры – неконфликтный характер Агнии Львовны притягивал к себе самых разных людей. Плодотворным оказалось сотрудничество Барто с С.Я. Маршаком, редактировавшим первые ее произведения.
Конец 1920—1930-х годов – период расцвета дарования Барто. В 1936 году издан знаменитый цикл миниатюр «Игрушки» – до настоящего времени самое известное произведение Барто. Во время встречи с Барто Юрий Гагарин подарил ей свою фотографию, на обороте которой записал строчку «Уронили мишку на пол». В 1937 году Агния Львовна впервые выехала за границу. Она была делегатом Международного конгресса в защиту культуры, который проходил в Испании. В осажденный Мадрид в качестве самых верных и пламенных друзей партия направила советских литераторов. В окрестностях Валенсии с Агнией Львовной произошел курьезный случай. На остановке у заправочной станции писательница увидела магазинчик, где среди сувениров, одежды и всего прочего продавались и кастаньеты. Пока Агния объяснялась с продавщицей, послышался характерный гул и в небе появились самолеты с крестами. А автобус с советскими писателями все стоял и ждал Барто!
Поэтесса близко дружила со многими деятелями культуры, и в том числе с Фаиной Раневской и Риной Зеленой. В 1940 году они вместе написали сценарий комедии «Подкидыш». Этот фильм – кладезь юмора, забавных ситуаций и яркого актерского дарования, очаровывает и сегодня, его сценарий разошелся цитатами.
С началом войны Андрей Щегляев вывез семью в эвакуацию в Свердловск, Барто не желала спокойной жизни. Прорывалась в прифронтовую Москву – записывать передачи на Всесоюзном радио – и рвалась на фронт. В результате она месяц поработала на западном фронте корреспондентом «Комсомольской правды». В эвакуации в Свердловске, чтобы лучше понять психологию рабочего, поэтесса освоила токарное дело и получила второй разряд. А в мае 1945-го, когда весь народ ликовал и радовался Победе, в жизни Агнии Барто случилась трагедия – ее 18-летнего сына Гарика, ехавшего на велосипеде по московским улицам, сбил грузовик. Стихи ушли из ее дома, женщина погрузилась в себя. Однако в 1947 году она написала поэму «Звенигород» о детях-сиротах, где довольно идиллически описала жизнь в детдоме. С этой поэмы начался новый серьезный этап ее жизни.
В послевоенные годы Барто продуктивно работала. Вышли сборники ее стихов, она бывала в Болгарии, Исландии, Японии, Англии и других странах. На протяжении всей жизни Барто занималась общественной деятельностью и занимала самые высокие посты в учреждениях литературы и общественных организациях. Однажды уборщица из Караганды написала писательнице о потерянной во время войны дочери. Агния Львовна обратилась в специальный отдел милиции, и через несколько месяцев девочку действительно нашли. Журнал «Огонек» описал момент воссоединения семьи. С того дня на дом к Агнии Барто приходили 70—100 писем ежедневно с просьбами найти детей, братьев, сестер. С раннего утра и до позднего вечера писательница перечитывала послания, считая своим долгом сделать все возможное. Вскоре по ее просьбе на радио «Маяк» стала выходить передача «Найти человека». В 1964–1973 годах Барто вела эту программу о поисках семей и детей, потерявшихся во время Великой Отечественной войны. На основе программы была написана прозаическая книга «Найти человека» (1968 год), показывающая любовь к детям и понимание детской психологии. Благодаря изобретенному ею методу воспоминания за девять лет этих поисков было восстановлено 927 семей.
В 1970-м году умер ее муж, Андрей Владимирович. Последние несколько месяцев он провел в больнице, Агния Львовна оставалась с ним. Она пережила мужа на одиннадцать лет. Все это время не переставала работать: написала две книги воспоминаний, более сотни стихов. Она не стала менее энергичной, только начала страшиться одиночества. Часами разговаривала с подругами по телефону, старалась чаще видеться с дочерью и внуками. И удивительной казалась ее способность, несмотря на перипетии в личной и общественной жизни, оставаться понятной для детей. Как когда-то в годы революции она продолжала любить стихи и учиться балету, так и теперь она оставалась детским писателем, чутким человеком, способным отозваться на чужие чувства. По воспоминаниям дочери, она всегда была скромной, о прошлом вспоминать не любила. Молчала и о том, что десятки лет помогала семьям репрессированных знакомых: доставала дефицитные лекарства, находила хороших врачей; о том, что, используя свои связи, много лет «пробивала» квартиры – порой для людей совершенно незнакомых.
Агния Барто, пожалуй, самая известная советская детская поэтесса. Большинство ее стихов написано для детей – дошкольников или младших школьников. Стиль ее произведений очень лёгкий, их нетрудно читать и запоминать. Поэтому стихотворения Барто любят не только родители и воспитатели, но и сами дети. Выучив стихотворения Барто однажды, мы помним их в течение всей жизни.
1 апреля 1981 года Агния Барто умерла.
Похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище.
Драгунский Виктор Юзефович
1913–1972
советский писатель
Виктор Драгунский родился 30 ноября 1913 года в Нью-Йорке в семье эмигрантов из России. Вскоре после этого родители вернулись на родину и обосновались в Гомеле. Виктор рано начал работать, чтобы обеспечить себе пропитание, ведь во время войны его отец умер от тифа. Его отчим И. Войцехович, красный комиссар, погиб в 1920 году. В 1922 году появился другой отчим – актёр еврейского театра Михаил Рубин, вместе с которым семья объездила всю страну. В 1925 году они все вместе переехали в Москву. Но однажды Михаил Рубин уехал на гастроли и домой не вернулся. Что произошло – так и осталось неизвестным.
В 1930 году, уже работая, Драгунский стал посещать «Литературно-театральные мастерские» А. Дикого. Уже в 1935 году Виктор начал выступать как актёр в Театре транспорта (ныне Театр им. Н.В. Гоголя). Одновременно Драгунский занимался литературной работой: писал фельетоны и юморески, придумывал интермедии, сценки, эстрадные монологи, цирковые клоунады. Сблизился с цирковыми артистами и даже какое-то время работал в цирке! Постепенно пришли роли. Он сыграл несколько ролей в кино (фильм «Русский вопрос», режиссёр Михаил Ромм) и был принят в Театр киноактёра.
Но в театре с его огромной труппой, куда входили именитые кинозвёзды, молодым и не очень известным актёрам не приходилось рассчитывать на постоянную занятость в спектаклях. Тогда у Драгунского возникла идея создания небольшой самодеятельной труппы внутри театра. Впоследствии эта идея вылилась в создание ансамбля литературно-театральной пародии «Синяя птичка», просуществовавшего с 1948 по 1958 годы. Руководителем ансамбля был, конечно, Драгунский. Вскоре туда стали приходить и актёры других московских театров. Постепенно маленькая труппа приобрела значимость и неоднократно выступала в Доме актёра (тогда Всероссийское театральное общество), где в то время директорствовал Александр Моисеевич Эскин.
Пародийные весёлые спектакли имели настолько шумный успех, что Драгунский был приглашён создать подобный коллектив с тем же названием в Мосэстраде. Для постановок в «Синей птичке» совместно с Людмилой Давидович сочинил текст к нескольким песням, которые впоследствии стали популярными и приобрели вторую жизнь на эстраде: «Три вальса», «Чудо-песенка», «Теплоход», «Звезда моих полей», «Берёзонька».
С 1940 года начинается публикация произведений Драгунского. Это были в основном фельетоны и юмористические рассказы, позже собранные в сборник «Железный характер» (1960 год). Писатель не перестает писать, интермедии, клоунады, сценки для эстрады и цирка. Когда началась Великая Отечественная война, Виктор Драгунский был зачислен в ополчение.
Самым известным изданием Виктора Юзефовича стала серия «Денискины рассказы». С 1959 года Драгунский пишет весёлые рассказы про вымышленного мальчика Дениса Кораблёва и его друга Мишку Слонова. Небольшие, но занимательные и веселые зарисовки из жизни обычных мальчишек становятся популярны. Их герой – озорной Дениска Кораблёв – часто попадает в поучительные и удивительные истории. Мастерство и талант писателя позволили ему рассказать читателям о самых бытовых и ежедневных ситуациях ярко и радостно. Виктор Юзефович замечал незаметные вещи, находил интересное и необыкновенное в самом обыденном. В героях Драгунского несложно увидеть себя, детям нравилось, что в книжке описывалась их жизнь, а взрослые вспоминали свое детство, свои шалости и озорство, приключения, происходившие с ними когда-то. Имя Дениска было выбрано не случайно – так звали сына писателя.
По мотивам «Денискиных рассказов» выходят фильмы «Весёлые истории» (1962 год), «Девочка на шаре» (1966 год), «Денискины рассказы» (1970 год), «По секрету всему свету» (1976 год), «Удивительные приключения Дениса Кораблёва» (1979 год), короткометражки «Где это видано, где это слыхано», «Капитан», «Пожар во флигеле» и «Подзорная труба» (1973 год). Кроме того, Драгунский был сценаристом фильма «Волшебная сила искусства» (1970 год), в котором в качестве героя также выведен Дениска Кораблёв. Эти произведения принесли их автору огромнейшую популярность, именно с ними и стало ассоциироваться его имя. Имя главного персонажа – Дениска – было выбрано не случайно: так звали сына писателя. Ценность этих рассказов еще и в том, что Виктор Драгунский писал не только задорные истории, но также немного грустные и поучительные («Человек с голубым лицом»). Они свидетельствуют о любви к детям, знании их психологии, душевной доброте писателя.
Однако Виктор Драгунский писал прозаические произведения для взрослых тоже. В 1961 году вышла повесть «Он упал на траву» о самых первых днях войны. Герой её, молодой художник, как и сам автор книги, несмотря на то, что его по инвалидности не призвали в армию, записался в ополчение. Повесть «Сегодня и ежедневно» (1964 год) посвящена жизни работников цирка, главный герой которой – клоун. Это книга о человеке, существующем вопреки времени. Клоун Николай Ветров – большой талант и профессионал, он способен спасти программу выступления и поднять сборы в провинциальном цирке. Однако герой живет не в ладу с собой, ему неуютно и как-то неловко в жизни. Произведения Драгунского – как детские, так и взрослые – показывают, как тонко писатель чувствовал и понимал людей.
Писатель скончался в Москве 6 мая 1972 года.
Похоронен на Ваганьковском кладбище.
Маршак Самуил Яковлевич
1887–1964
советский поэт
Самуил Маршак родился 3 ноября 1887 года в Воронеже в еврейской семье. Отец его, Яков Миронович, работал мастером на мыловаренном заводе. Мать, Евгения Борисовна Гительсон, была домохозяйкой. Фамилия «Маршак» является сокращением, означающим «Наш учитель рабби Аарон Шмуэль Кайдановер» и принадлежит потомкам этого известного раввина и талмудиста (1624–1676 годы).
Раннее детство и школьные годы Самуил провёл в городке Острогожске под Воронежем. Учился с 1898 года в Острогожской гимназии. В гимназии учитель словесности привил любовь к классической поэзии, поощрял первые литературные опыты будущего поэта.
Одна из поэтических тетрадей Маршака попала в руки Владимира Васильевича Стасова, известного русского критика и искусствоведа, который принял горячее участие в судьбе юноши. С помощью Стасова Самуил переезжает в Петербург и учится в одной из лучших гимназий – петербургской 3-ей гимназии, одной из немногих, где после реформы сохранилось в полном объеме преподавание древних языков. Целые дни проводит он в публичной библиотеке, в художественном отделе, где работал Стасов. По его инициативе был организован ряд выставок древнерусских рукописей. До конца жизни Стасов заведовал Художественным отделом. На этом посту постоянно консультировал писателей, художников, композиторов, собирал рукописи русских деятелей искусства.
На даче у Стасова, в деревне Старожиловке, в 1904 году Маршак встретился с Горьким и Шаляпиным, и эта встреча повела к новому повороту в судьбе. Горький отнёсся к нему с большим интересом и пригласил его на свою дачу в Ялте, где Маршак жил в 1904–1906 годах и учился в ялтинской гимназии. Вскоре после бурных месяцев 1905 года в Ялте начались повальные аресты и обыски. Здесь в это время властвовал свирепый градоначальник, генерал Думбадзе. Многие покидали город, чтобы избежать ареста. Семья Горького покинула Ялту. Маршак вернулся в Петербург, куда к тому времени перебрался его отец, работавший на заводе за Невской заставой. Стасов незадолго до того умер, Горький был за границей.
Печататься Маршак начал в 1907 году, опубликовав сборник «Сиониды», посвященный еврейской тематике; одно из стихотворений было написано на смерть Теодора Герцля. Герцль – еврейский общественный и политический деятель, основатель Всемирной сионистской организации, провозвестник еврейского государства и основоположник идеологии политического сионизма. Своей задачей Герцль ставил образование независимого еврейского государства.
Маршак перевёл несколько стихотворений Хаима Бялика с идиша и иврита. Бялик – еврейский поэт и прозаик, классик современной поэзии на иврите и автор поэзии на идише.
В 1911 году Самуил Маршак с группой еврейской молодежи совершил путешествие по Ближнему Востоку: из Одессы они отплыли на корабле, направляясь в страны Восточного Средиземноморья – Турцию, Грецию, Сирию и Палестину. Маршак поехал туда корреспондентом петербургской «Всеобщей газеты» и «Синего журнала». Лирические стихотворения, навеянные этой поездкой, принадлежат к числу наиболее удачных в творчестве молодого Маршака.
В самом начале 1912 года Маршак заручился согласием нескольких редакций газет и журналов печатать его корреспонденции и уехал учиться в Англию. Он и его молодая жена поступили в Лондонский университет. Маршак стал студентом факультета искусств. На этом факультете основательно изучали английский язык, его историю, а также историю литературы. Особенно много времени уделялось Шекспиру.
Во время каникул Маршак много путешествовал пешком по Англии, слушал английские народные песни. Уже тогда начал работать над переводами английских баллад, впоследствии прославившими его.
В 1914 году Маршак вернулся на родину, работал в провинции, публиковал свои переводы в журналах «Северные записки» и «Русская мысль». В годы Первой мировой войны занимался помощью детям беженцев.
В 1920 году, живя в Екатеринодаре, Маршак организует там комплекс культурных учреждений для детей, в частности создает один из первых в России детских театров и пишет для него пьесы. В 1923 году он выпускает свои первые стихотворные детские книги: «Дом, который построил Джек», «Детки в клетке», «Сказка о глупом мышонке». Является основателем и первым заведующим кафедрой английского языка Кубанского политехнического института.
В 1922 году Маршак переехал в Петроград, вместе с учёным-фольклористом Ольгой Капицей руководил студией детских писателей в Институте дошкольного образования Наркомпроса, организовал в 1923 году детский журнал «Воробей» (в 1924–1925 годах – «Новый Робинзон»), где в числе прочих печатались такие мастера литературы, как Борис Житков, Виталий Бианки, Евгений Шварц.
На протяжении нескольких лет Маршак руководил Ленинградской редакцией издательства «Молодая гвардия», которое издавало книги начинающих писателей-фантастов, общественно-политические и научно-популярные книги, детские и юношеские журналы, альманахи.
Маршак имел отношение к журналу «Чиж». «Чиж» – ежемесячный журнал для самой младшей возрастной группы читателей – сначала выходил в качестве приложения к журналу «Ёж». Редакция располагалась на Невском проспекте в Ленинграде. Одну комнату занимали редакторы, вторую – художники, маленький угловой кабинет – С. Маршак. К январю 1930 года был подготовлен и выпущен первый номер «Чижа». В нем впервые опубликовано стихотворение С. Маршака и Д. Хармса «Весёлые чижи».
В 1934 году на Первом съезде советских писателей Маршака избрали членом правления Союза писателей СССР.
В 1937 году созданное Маршаком детское издательство в Ленинграде было разгромлено. В 1938 году Маршак переселился в Москву. В 1939–1947 годах он был депутатом Московского городского Совета депутатов трудящихся.
В годы Великой Отечественной войны писатель активно работал в жанре сатиры, публикуя стихи в «Правде» и создавая плакаты в содружестве с Кукрыниксами. Маршак передавал крупные суммы денег для созданных в Литве интернатов и детского сада для еврейских детей-сирот, родители которых погибли во время холокоста. В конце 1945 и в начале 1946 года, когда началась тайная переправка этих детей через Кёнигсберг в Польшу, а оттуда – в Палестину, Маршак прислал для этих целей большую сумму денег.
Практически во всё время своей литературной деятельности (более 50 лет) Маршак продолжает писать и серьёзную, «взрослую» лирику. В 1962 году у него вышел сборник «Избранная лирика»; ему принадлежит также отдельно избранный цикл «Лирические эпиграммы».
Маршак – замечательный русский словесник, его стихи изящны, образны, очень хорошо читаются и заучиваются.
Действие в стихотворениях очень наглядно и динамично, характеры, пейзажи и события прорисованы ярко и выпукло. Маршак и сегодня – один из главных детских писателей в России, именно его стихи для многих детей становятся самыми первыми в жизни. Особенно выделяются детские сказки: «Двенадцать месяцев», «Горя бояться – счастья не видать», «Умные вещи», «Три поросёнка» и другие.
Кроме того, Маршак – автор ставших классическими переводов сонетов Вильяма Шекспира, песен и баллад Роберта Бёрнса, стихов Уильяма Блейка, Уильяма Вордсворта, Джона Китса, Редьярда Киплинга, Эдуарда Лира, Алана Милна, Джейн Остин, а также произведений украинских, белорусских, литовских, армянских и других поэтов. Он переводил также стихи Мао Цзэдуна. За переводы из Роберта Бёрнса Маршак был удостоен звания почётного гражданина Шотландии.
Маршак несколько раз заступался за Бродского и Солженицына. Первому он требовал «поскорее достать переводов текстов на Ленфильме», за вторым заступался перед Твардовским, требуя опубликовать его произведения в журнале «Новый мир».
Маршак четырежды был награждён Сталинской премией.
Самуил Яковлевич Маршак скончался 4 июля 1964 года в Москве.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Рыбаков Анатолий Наумович
1911–1998
советский, российский писатель
Анатолий Наумович Рыбаков родился 14 января 1911 года в Чернигове в еврейской семье инженера Наума Борисовича Аронова и его жены Дины Абрамовны Рыбаковой.
С 1919 года жил в Москве. Учился в бывшей Хвостовской гимназии. Все детские впечатления и воспоминания Рыбакова связаны с жизнью большого города 1920-х годов. Здесь, в Москве, он вступил в пионеры, когда только образовывались первые пионерские организации. Восьмой и девятый классы окончил в Московской опытно-показательной знаменитой тогда школе-коммуне имени Лепешинского. Школа возникла как коммуна комсомольцев, вернувшихся с фронтов гражданской войны. Он стал комсомольцем. По окончании школы работал на Дорогомиловском химическом заводе, грузчиком, потом шофёром.
В 1930 году поступил в Московский институт инженеров транспорта и впоследствии стал инженером-автомобилистом. 5 ноября 1933 года, будучи студентом, арестован и осужден по статье 58–10 («контрреволюционная агитация и пропаганда») на три года ссылки. После окончания ссылки, не имея права жить в городах с паспортным режимом, скитался по стране, работал шофером, слесарем.
С 1938 года по ноябрь 1941 года работал главным инженером Рязанского областного управления автотранспорта.
С ноября 1941 года по 1946 год служил в Красной армии в автомобильных частях. Участвовал в боях на различных фронтах, начиная от обороны Москвы и кончая штурмом Берлина. Звание – гвардии инженер-майор. «За отличие в боях с немецко-фашистскими захватчиками» признан не имеющим судимости. В 1960 году полностью реабилитирован.
После войны Анатолий Рыбаков обращается к литературной деятельности. Пишет приключенческие повести для юношества. Известность пришла к писателю с «Кортиком» (1948 год), затем появились и другие книги, укрепившие его популярность: «Бронзовая птица», трилогия «Приключения Кроша». Первый роман, написанный Рыбаковым, «Водители» (1950 год), был посвящен людям, хорошо ему знакомым. За роман «Водители» Рыбаков получил Сталинскую премию второй степени в 1951 году. Роман «Екатерина Воронина» (1955 год), экранизированный в 1957 году, имел также большой успех. В 1964 году публикует роман «Лето в Сосняках».
В 1978 году увидел свет роман «Тяжёлый песок». Роман повествует о жизни еврейской семьи в 1910– 1940-х годах в одном из многонациональных местечек на севере Украины, о яркой и всепреодолевающей любви, пронесённой через десятилетия, о трагедии холокоста и мужестве гражданского сопротивления. Это вершинное произведение писателя соединило все краски его художественной палитры, добавив к ним философичность, тягу к историческому анализу и мистическую символику.
Роман «Дети Арбата», написанный ещё в 1960-х годах и опубликованный только в 1987 году, был одним из первых о судьбе молодого поколения тридцатых годов, времени больших потерь и трагедий, роман воссоздает судьбы этого поколения, стремясь раскрыть механизм тоталитарной власти, понять «феномен» Сталина и сталинизма. Журнал «Дружба народов», который стал печатать роман в 1987 году, увеличил свой тираж со 150 тысяч до 1 200 тысяч экземпляров. Роман «шекспировской силы» появился еще чрезвычайно своевременно. Гласность обеспечила ему ни с чем не сравнимый резонанс, тираж романа составил 10,5 миллиона экземпляров. Его перевели на десятки языков. Роман стал настоящим событием в литературной жизни России. Трилогию завершили романы «Страх» и «Прах и пепел».
До последних дней жизни Анатолий Рыбаков оставался оптимистом, жизнелюбом в силу своего бойцовского характера. Рыбакова очень беспокоила судьба его поколения – поколения идеалистов, веривших, что можно улучшить человеческую породу и создать справедливое общество.
Анатолий Рыбаков был президентом советского ПЕН-центра в 1989–1991 годах, секретарём правления Союза писателей СССР с 1991 года. Доктор философии Тель-Авивского университета.
Рыбаков умер 23 декабря 1998 года в Нью-Йорке.
Похоронен на Кунцевском кладбище в Москве.
Самойлов Давид
1920–1990
советский поэт, переводчик
Давид Самойлов (Давид Самуилович Кауфман) родился 1 июня 1920 года в Москве в еврейской семье. Отец – известный врач, главный венеролог Московской области Самуил Абрамович Кауфман; мать – Цецилия Израилевна Кауфман.
В 1938 году Давид Самойлов окончил школу и поступил в Московский институт философии, истории и литературы (МИФЛИ) – объединение гуманитарных факультетов, выделенное из состава МГУ. В МИФЛИ преподавали лучшие специалисты того времени: Сергей Радциг, Николай Гудзий, Дмитрий Благой.
В годы учебы Самойлов подружился с поэтами, которых вскоре стали называть представителями поэзии «военного поколения» – Михаилом Кульчицким, Павлом Коганом, Борисом Слуцким, Сергеем Наровчатовым. Самойлов посвятил им стихотворение «Пятеро».
Вместе с друзьями Самойлов занимался в неофициальном творческом семинаре поэта Ильи Сельвинского, который добился публикации стихов своих учеников в журнале «Октябрь» (1941, № 3). В общей подборке Самойлов опубликовал стихотворение «Охота на мамонта», в котором дал поэтическую картину движения человечества по пути прогресса.
В начале финской войны Самойлов хотел уйти на фронт добровольцем, но не был мобилизован по состоянию здоровья. В начале Великой Отечественной войны он не был взят в армию по возрасту, его направили на трудовой фронт – рыть окопы под Вязьмой. На трудовом фронте Давид Самойлов заболел, был эвакуирован в Самарканд, учился в вечернем педагогическом институте. Вскоре поступил в военно-пехотное училище, по окончании которого в 1942 году его направили на Волховский фронт под Тихвин.
В 1943 году Самойлов был ранен, ему спас жизнь друг, алтайский крестьянин Семен Косов, о котором поэт в 1946 году написал стихотворение «Семен Андреич». После госпиталя Давид Самойлов вернулся на фронт и стал разведчиком. В частях 1-го Белорусского фронта освобождал Польшу, Германию; окончил войну в Берлине. Был награждён орденом Красной Звезды, медалями.
В годы войны Самойлов не писал стихов. Самойлов считал необходимым, чтобы впечатления жизни «отстоялись» в его душе, прежде чем воплотиться в поэзии. После войны много переводил с венгерского, литовского, польского, чешского языков, языков народов СССР.
Регулярные публикации его стихов в периодической печати начались в 1955 году.
В 1958 году Давид Самойлов издал свою первую поэтическую книгу «Ближние страны», лирическими героями которой были фронтовик и ребенок. Художественным центром книги стали «Стихи о царе Иване», в которых впервые в полной мере проявился присущий Самойлову историзм. О роли человека в истории Самойлов размышлял в поэме «Сухое пламя» (1963 год), главным героем которой стал сподвижник Петра Великого князь Александр Меншиков. Перекличка исторических эпох происходит и в поэме Давида Самойлова «Последние каникулы» (1972 год), в которой лирический герой путешествует по Польше и Германии разных времен вместе с польским скульптором XVI века Витом Сквошем.
Поэтической «визитной карточкой» поколения 1940-х годов стало одно из самых известных стихотворений Самойлова «Сороковые, роковые» (1961 год).
С 1967 года Давид Самойлов жил в деревне Опалиха недалеко от Москвы. Поэт не участвовал в официозной писательской жизни, но круг его занятий был так же широк, как круг общения. Самойлов дружил со многими своими выдающимися современниками – Фазилем Искандером, Юрием Левитанским, Булатом Окуджавой, Николаем Любимовым, Зиновием Гердтом, Юлием Кимом.
В 1974 году вышла книга поэта «Волна и камень», которую критики назвали самой пушкинианской книгой Самойлова – не только по числу упоминаний о Пушкине, но, главное, по поэтическому мироощущению.
В 1976 году Давид Самойлов поселился в эстонском приморском городе Пярну. Новые впечатления отразились в стихах, составивших сборники «Весть» (1978 год), «Улица Тооминга», «Залив», «Линии руки» (1981 год).
С 1962 года Давид Самойлович вел дневник, многие записи из которого послужили основой для прозы, изданной после его смерти отдельной книгой «Памятные записки» (1995 год).
Писатель был удостоен Государственной премии СССР в 1988 году. Его стихи переведены на многие европейские языки.
23 февраля 1990 года в Таллине проходил юбилейный вечер Бориса Пастернака. Давид Самойлов выступал с речью. Едва завершив ее, Давид Самойлович скончался.
Похоронен в Пярну (Эстония) на Лесном кладбище.
Левитанский Юрий Давидович
1922–1996
поэт и переводчик
Юрий Давидович Левитанский родился 22 января 1922 года в городе Козелец (Черниговская область Украинская ССР) в ассимилированной еврейской семье. Жили бедно, нуждались порой в самом необходимом, особенно после того, как однажды их начисто обокрали, вынеся из дома почти все, что там находилось.
Вскоре после рождения Юрия семья переехала в Киев. Отцу поэта Давиду Исаевичу Левитанскому удалось найти работу на одной из донбасских шахт, но потом перебрались в столицу шахтерского края город Сталино (ныне Донецк). В Донбассе будущий поэт пошел учиться в украинскую школу: у него было два родных языка – русский и украинский. В школьные годы начал писать стихи.
Окончив школу в 1938 году, Юрий Левитанский едет в Москву, поступает в Институт философии, литературы и истории (ИФЛИ). Это престижное учебное заведение, где, по замыслу властей, готовились кадры советской гуманитарной элиты.
С началом Отечественной войны поэт уходит на фронт солдатом, становится офицером, затем фронтовым корреспондентом, начав печататься в 1943 году во фронтовых газетах. После капитуляции Германии Левитанский участвовал в боевых действиях в Маньчжурии. За время воинской службы был награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», «За победу над Японией», двумя медалями Монголии. Служба его закончилась в Иркутске, он демобилизовался из армии в 1947 году. Ехать ему было некуда, пришлось остаться в Иркутске. В 1948 году в Иркутске вышла в свет первая книга поэта «Солдатская дорога».
В 1955 году Юрий Левитанский поступает учиться на двухгодичные Высшие литературные курсы при Литературном институте им. Горького. В 1957 году вступает в Союз писателей СССР. Левитанский переезжает в Москву.
Одно из первых публичных выступлений Левитанского перед большой аудиторией состоялось в Центральном лектории Харькова в 1961 году.
В 1970 году у Левитанского вышел сборник стихотворений «Кинематограф»; в 1975 – «Воспоминания о Красном снеге»; в 1980 – «Два времени»; в 1980 – «Сон о дороге»; в 1991 – «Белые стихи».
Левитанский – поэт интеллектуального склада, свои мысли и наблюдения он передаёт в стихах, как бы сохраняя определённую дистанцию. Стихи сравнительно пространны, он любит повторять и варьировать формулировки, обнаруживает владение техникой стиха.
Кроме стихов поэт занимается и переводами, а также пародиями – в ежегоднике «День поэзии» за 1963 год опубликована подборка его пародий на известных советских поэтов Леонида Мартынова, Андрея Вознесенского, Беллу Ахмадулину, Михаила Светлова и других. В подборке все пародии написаны на сюжет известной детской считалочки «Раз, два, три, четыре, пять, вышёл зайчик погулять». В 1978 году вышла книга пародий «Сюжет с вариантами».
В 1993 году подписал «Письмо 42-х». Это публичное обращение группы известных литераторов к гражданам, правительству и президенту России Ельцину по поводу событий 21 сентября—4 октября 1993 года, в ходе которых произошёл силовой разгон Съезда народных депутатов, Верховного Совета России и гибель более сотни человек. Авторы призывали Бориса Ельцина запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство, ввести и широко использовать жёсткие санкции «за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти», закрыть ряд газет и журналов, в частности газеты «День», «Советская Россия», «Литературная Россия», «Правда», а также телепрограмму «600 секунд», приостановить деятельность Советов, признать нелегитимными не только Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд). Писатели потребовали запретить и «разогнать» все незаконные военизированные и вооружённые формирования, действующие на территории страны.
В мае 1995 года ветеран Великой Отечественной отметил 50-летие Победы, а в июне был удостоен звания лауреата Государственной премии России за поэтическую книгу «Белые стихи». На церемонии вручения Государственной премии Левитанский обратился к Президенту России Ельцину с призывом прекратить войну в Чечне: «Мысль о том, что людей убивают как бы с моего молчаливого согласия, – мысль эта для меня воистину невыносима».
В ноябре 1995 года Юрий Левитанский впервые в жизни посетил государство Израиль. Во время выступлений в ходе недолгой поездки авторов российско-израильского литературного альманаха «Цомет» небольшие залы с трудом вмещали всех желающих услышать российского мэтра. Его подолгу не отпускали со сцены, и он, несмотря на усталость и плохое самочувствие, читал вновь и вновь.
Вернувшись в Москву, поэт обратился к привычному ритму жизни: готовил к выходу сборник «Меж двух небес», много читал, размышлял, собирал вырезки и делал заметки по «чеченскому вопросу».
Левитанский скончался 25 января 1996 года в Москве.
Похоронен на Ваганьковском кладбище.
Долматовский Евгений Аронович
1915–1994
советский поэт
Евгений Долматовский родился 5 мая 1915 года в Москве в семье адвоката, члена коллегии защитников, доцента Московского юридического института Арона Моисеевича Долматовского.
В годы учёбы в педагогическом техникуме начал публиковаться в пионерской прессе.
В 1932–1934 годах работал на строительстве московского метро.
В 1937 году закончил Литературный институт.
28 марта 1938 года был арестован отец Евгения, приговорён и расстрелян ВКВС 20 февраля 1939 по обвинению в участии в контрреволюционной организации. Прах захоронен на территории Донского монастыря в Москве.
Перед войной стала знаменитой песня на слова Долматовского «Любимый город». После «Лирики» – своего первого сборника стихов – Евгений Долматовский выпустил сборники «Дальневосточные стихи» (1939 год), отразившие его впечатления от командировки в 1939 году на Дальний Восток, «Московские рассветы» (1941 год).
С 1939 по 1945 годы Долматовский в качестве военного корреспондента находился в действующих частях Красной армии. В августе 1941 года попал в Уманское окружение и был взят в плен. Сражение под Уманью произошло в конце июля – начале августа 1941 года, в ходе наступления группы армий вермахта «Юг» на территории СССР. Оно привело к окружению («Уманский котёл») и последующей гибели войск 6-й и 12-й армий Юго-западного фронта и отдельных частей Южного фронта Красной Армии. Евгений бежал из плена снова на фронт. Эти события отражены в поэме «Пропал без вести» и в воспоминаниях «Было. Записки поэта». Боям под Уманью посвящена военно-историческая документальная повесть «Зелёная брама».
Во время войны весь народ пел «В кармане маленьком моем есть карточка твоя», «Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч», «Ночь коротка. Спят облака».
Долматовскому принадлежат сборники: «Степная тетрадь» (1943 год), «Вера в победу» (1944 год), «Стихи издалека» (1945 год), «Слово о завтрашнем дне» (1949 год) – получил Сталинскую премию третьей степени в 1950 году, – «Сталинградские стихи» (1952 год), «О мужестве, о дружбе, о любви» (1954 год), «Годы и песни» (1963 год), «Стихи о нас» (1954 год), «И песня и стих» (1975 год), «Надежды, тревоги…» (1977 год), «Я вам должен сказать» (1984 год).
Настоящую известность Долматовскому принесли песни на его стихи: «Моя любимая», «Песня о Днепре», «Любимый город», «Школьные годы», «Добровольцы», «Если бы парни всей земли». Он работал с такими композиторами как Никита Богословский, Василий Соловьев-Седой, Александра Пахмутова.
Немецкий славист и литературный критик Вольфганг Казак писал: «О партии немало громких слов и мною сказано и не одним поэтом», – службе партии и посвятил Долматовский своё поэтическое дарование».
Евгений Долматовский умер 10 сентября 1994 года.
Похоронен в Москве на Донском кладбище.
Бродский Иосиф Александрович
1940–1996
русский и американский поэт, лауреат Нобелевской премии 1987 года
Иосиф Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде в еврейской семье. Отец, Александр Иванович Бродский, был военным фотокорреспондентом, вернулся с войны в 1948 году и поступил на работу в фотолабораторию Военно-Морского музея. После этого работал фотографом и журналистом в нескольких ленинградских газетах. Мать, Мария Моисеевна Вольперт, работала бухгалтером.
Раннее детство Иосифа пришлось на годы войны, блокады, послевоенной бедности и прошло без отца. В 1942 году после блокадной зимы Мария Моисеевна с Иосифом уехала в эвакуацию в Череповец. В 1944 году они вернулись в Ленинград. На протяжении нескольких лет Иосиф часто менял школы, однажды он даже подал заявление в морское училище, но не был принят.
В 1955 году, в неполные шестнадцать лет, закончив семь классов и начав восьмой, Бродский бросил школу и поступил учеником фрезеровщика на завод «Арсенал». Это решение было связано как с проблемами в школе, так и с желанием Бродского финансово поддержать семью. Наверное, поэтому молодой Иосиф рьяно пустился на поиски работы, он успел попробовать себя в нескольких профессиях. Например, в 16 лет он загорелся идеей стать врачом, но в конце концов отказался от медицинской карьеры. С 1957 года Бродский был рабочим в геологических экспедициях НИИ-ГА: в 1957 и 1958 годах – на Белом море, в 1959 и 1961 годах – в Восточной Сибири и в Северной Якутии, на Анабарском щите. Летом 1961 года в якутском поселке Нелькан в период вынужденного безделья (не было оленей для дальнейшего похода) у него произошёл нервный срыв, и ему разрешили вернуться в Ленинград.
Эстетические взгляды Бродского формировались в Ленинграде 1940—1950-х годов. Этому способствовали нелегкие условия военной и послевоенной жизни и, конечно же, атмосфера северной столицы. Значительную роль в образовании и становлении Бродского играли книги. Он очень много, но хаотично читал – в первую очередь поэзию, философскую и религиозную литературу, начал изучать английский и польский языки. В течение жизни Бродский освоил несколько языков: английский, идиш, иврит, польский, чешский, итальянский, эсперанто.
С конца пятидесятых творчество начинает занимать значительное место в его жизни. В 1959 году он знакомится с представителями культуры – Евгением Рейном, Анатолием Найманом, Владимиром Уфляндом, Булатом Окуджавой, Сергеем Довлатовым. 14 февраля 1960 года состоялось первое крупное публичное выступление на «турнире поэтов» в ленинградском Дворце культуры им. Горького с участием Кушнера, Горбовского, Сосноры. Чтение стихотворения «Еврейское кладбище» вызвало скандал.
По собственным словам, Бродский начал писать стихи в восемнадцать лет, однако существует несколько стихотворений, датированных 1956–1957 годами. Одним из решающих толчков стало знакомство с поэзией Бориса Слуцкого. Кроме того, по словам самого Бродского, определяющее влияние на него оказали такие мэтры поэзии, как Цветаева и Баратынский, а несколькими годами позже – Мандельштам.
Позднее Бродский называл величайшими поэтами Одена и Цветаеву, за ними следовали Кавафис и Фрост, замыкали личный канон поэта Рильке, Пастернак, Мандельштам и Ахматова.
Знакомство и общение с творческой интеллигенцией у Бродского было обширным. В августе 1961 года в Комарове Евгений Рейн знакомит Бродского с Анной Ахматовой, а у нее в 1963 году – с Лидией Чуковской – дочерью Корнея Чуковского – писательницей, поэтессой, публицистом. В 1962 году во время поездки в Псков он знакомится с вдовой Мандельштама. После смерти Ахматовой в 1966 году Иосиф становится одним из так называемых «ахматовских сирот» – четверых поэтов из близкого окружения поэтессы (кроме Бродского, Дмитрий Бобышев, Анатолий Найман и Евгений Рейн). Ахматова высоко ценила их творчество. Она была для них, по признаниям самих поэтов, не только литературным, но и нравственным и духовным авторитетом. Про нее Бродский оставил такие слова: «Она просто многому нас научила. Смирению, например. Я думаю… что во многом именно ей я обязан лучшими своими человеческими качествам».
В 1962 году у Ахматовой Бродский встретил молодую художницу Марину (Марианну) Басманову. В 1964 году Марина Басманова приехала к Бродскому в ссылку. В 1967 году 8 октября у них родился сын Андрей Басманов. Из-за преследования Бродского его сыну решили дать фамилию матери. Личные отношения сохранились и после высылки Бродского в 1972 году, а в 1993 году, по приглашению Бродского его сын Андрей Басманов приезжал в Нью-Йорк и гостил у отца несколько месяцев.
29 ноября 1963 года в газете «Вечерний Ленинград» появилась статья «Окололитературный трутень». В ней Бродский клеймился за «паразитический образ жизни». Ситуацию усугубила личная драма – в это время поэт расстался с женой Мариной Басмановой. Реакция общественности не заставила себя ждать. Процесс был запущен, и 13 февраля 1964 года Бродского арестовали по обвинению в тунеядстве. В связи с заключением Бродского Анна Ахматова произнесла: «Какую биографию делают нашему рыжему!»
Все эти несчастья не могли пройти даром – 14 февраля у него случился в камере первый сердечный приступ (с этого времени он постоянно страдал стенокардией). Через месяц Бродский был приговорён к пяти годам принудительного труда в отдалённой местности. Он был сослан в Коношский район Архангельской области и поселился в деревне Норенская. Однажды в одном из интервью Бродский говорил: «Один из лучших периодов в моей жизни. Бывали и не хуже, но лучше – пожалуй, не было». В ссылке Бродский не оставлял любимых занятий – чтения и стихотворчества. Он изучал английскую поэзию, в том числе творчество Уистена Одена, с которым впоследствии встретился в Лондоне (англо-американский поэт XX века, творивший в жанре интеллектуальной лирики).
Суд над поэтом стал одним из фактов, спровоцировавших начало правозащитного движения в СССР. В конце 1964 года письма в защиту Бродского были отправлены Шостаковичем, Маршаком, Чуковским, Паустовским, Твардовским, Германом. По прошествии полутора лет срок ссылки был сокращен до фактически отбытого под давлением мировой общественности (в частности, после обращения к советскому правительству Жан-Поля Сартра и ряда других зарубежных писателей). В сентябре 1965 года Бродский по рекомендации Чуковского и Бориса Вахтина был принят в профгруппу писателей при Ленинградском отделении Союза писателей СССР, что позволило в дальнейшем избежать обвинения в тунеядстве. Несмотря на все это, как это ни странно, Бродский противился навязываемому ему образу борца с советской властью и отказывался драматизировать события своей жизни.
И все-таки поэт явно не вписывался в привычную жизнь советского государства, а его литература – в привычную советскую идеологию. В 1972 году из двух вариантов – принудительное лечение в психиатрической лечебнице или эмиграция – Бродский выбрал второе. Уже чрез месяц после этого начал работать в должности приглашённого профессора на кафедре славистики Мичиганского университета в Энн-Арборе: преподавал историю русской литературы, русской поэзии XX века, теорию стиха. В 1981 году переехал в Нью-Йорк. Не окончивший даже школы Бродский работал в общей сложности в шести американских и британских университетах, в том числе в Колумбийском и в Нью-Йоркском. Продолжая писать на английском языке, «чтобы быть ближе (…) к Одену», получил широкое признание в научных и литературных кругах США и Великобритании, удостоен Ордена Почётного легиона во Франции. Занимался литературными переводами на русский и на английский.
В 1986 году переведенный на английский при участии автора сборник эссе Бродского «Less Than One» («Меньше единицы») был признан лучшей литературно-критической книгой года в США. В 1987 году Бродский стал лауреатом Нобелевской премии по литературе, которая была присуждена ему за «всеобъемлющее творчество, насыщенное чистотой мысли и яркостью поэзии». В Стокгольме на вопрос интервьюера, считает ли он себя русским или американцем, Бродский ответил: «Я еврей, русский поэт и английский эссеист». Бродский являлся также лауреатом стипендии Макартура, Национальной книжной премии и был избран Библиотекой Конгресса поэтом-лауреатом США.
Родители Бродского двенадцать раз подавали заявление с просьбой разрешить им повидать сына (вместе или по отдельности), но им было отказано. Мать Бродского умерла в 1983 году, немногим более года спустя умер отец. Оба раза Бродскому не позволили приехать на похороны. Родителям посвящены «Мысль о тебе удаляется, как разжалованная прислуга…» (1985 год), «Памяти отца: Австралия» (1989 год), эссе «Полторы комнаты» (1985 год).
С началом перестройки в СССР стали публиковаться стихи Бродского, литературоведческие и журналистские статьи о поэте Последовали приглашения вернуться на родину. В 1990 году Бродский женился на русско-итальянской переводчице Марии Соццани.
Часть Нобелевской премии Бродский выделил на создание ресторана «Русский самовар», ставшего одним из центров русской культуры в Нью-Йорке.
Ночью с 27 на 28 января 1996 года в Нью-Йорке сердце поэта остановилось. Сердце, по мнению медиков, остановилось внезапно – инфаркт.
Присланное телеграммой предложение депутата Государственной Думы РФ Г.В. Старовойтовой похоронить великого поэта в Петербурге на Васильевском острове было семьёй отвергнуто – Бродский не хотел возвращаться на родину. 31 января 1996 года состоялись похороны поэта в Нью-Йорке. Поминки состоялись в ресторане «Русский самовар».
После смерти Бродского в журнале «Нью-Йоркер» появилась статья, в которой была высказана мысль о перезахоронении Бродского в Венеции, которую он безумно любил. Вдова Бродского Мария поддержала эту идею. Удалось договориться с властями Венеции о месте на старинном кладбище Венеции на острове Сан-Микеле.
Могила поэта находится на кладбище Сан-Микеле в Венеции.

Артисты
Эйзенштейн Сергей Михайлович
1898–1948
советский режиссёр театра и кино
Сергей Эйзенштейн родился в Риге (Российская империя) 22 января 1898 года в состоятельной семье городского архитектора Михаила Осиповича Эйзенштейна. Его отец, Михаил Осипович Эйзенштейн, был рижским городским архитектором и дослужился до чина титулярного советника. Михаил Эйзенштейн умер в Берлине, но был похоронен на русском кладбище. Мать, Юлия Ивановна Конецкая, дочь богатого предпринимателя и Ираиды Матвеевны, дочери богатого купца. Сергей был крещён в Кафедральном соборе. Его крёстной матерью стала бабушка, купчиха первой гильдии, Ираида Конецкая. Ираида Конецкая умерла от инсульта на паперти храма, молясь на надвратную икону.
Семья жила зажиточно, имела прислугу и принимала у себя крупнейших чиновников города. Родители любили Сергея, но, будучи заняты собой, не отдавали ему должного внимания. В 1907 году, во время Первой русской революции, семья уехала в Париж. В том же году они вернулись, и Сергей поступил в рижское реальное училище. Помимо основного образования он получал уроки игры на рояле и верховой езды. Учил три языка: английский, немецкий и французский; постигал искусство фотографии, увлекался рисованием комиксов и карикатур. На Пасху и Рождество Сергей ездил к бабушке в Санкт-Петербург.
В 1912 году родители Сергея развелись. Мальчик остался жить с отцом, а мать, забрав приданое, уехала жить в Петербург, она жила за счёт игр на бирже. Теперь видеть её сын мог только на Пасху и Рождество. Как говорил сам Эйзенштейн, он относился к ней с «опасливой сыновьей привязанностью». Ребёнком Сергей старался ориентироваться на отца: например, не начал курить, потому что отец не курил. Тот в свою очередь готовил сына к будущему архитектора.
В 1915 году Эйзенштейн окончил реальное училище и поступил в петроградский Институт гражданских инженеров.
После Октябрьской революции Эйзенштейн обеднел и оказался отрезан от родного города, богатых родителей и родственников. В Институте гражданских инженеров организовали штаб милиции, куда записался и Эйзенштейн. Весной 1918 года он был призван на военную службу и зачислен в школу прапорщиков инженерных войск. После расформирования школы прапорщиков Эйзенштейн 18 марта 1918 года вступает в Красную армию. Почти два года разъезжал с агитационным эшелоном, в это время он вёл подробнейшие дневники, где описывал свои путешествия, размышления об искусстве и театре в частности. Вместе с тем он работал художником-декоратором в театральных коллективах Красной армии. После войны он хотел стать переводчиком с японского.
В 1920 году Эйзенштейн устроился на работу в качестве художника-декоратора в труппу Первого рабочего театра Пролеткульта. Тогда, как и многие, он стал сторонником идей разрушения старого искусства. В частности он старался «революционизировать» театр.
В 1921–1922 годах обучался в Государственных высших режиссёрских мастерских (ГВЫРМ) под руководством Всеволода Мейерхольда.
Эйзенштейн увлекся кино, он размышлял над путями его развития, задумывался над проблемой цвета в кино. Его фильмы и теоретические работы, прежде всего в области монтажа, утвердили новые формы кинематографической выразительности.
В 1924 году Эйзенштейн снял полнометражный фильм «Стачка», который получил в 1925 году на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже золотую медаль.
Комиссия Президиума ЦИК СССР поручает Эйзенштейну постановку эпопеи «1905 год». В связи со сжатыми сроками Эйзенштейн сокращает замысел до эпизода восстания моряков на броненосце «Князь Потёмкин Таврический». В 1952 году в списке десяти лучших фильмов всех времён и народов, составленном 58 кинорежиссёрами Европы и Америки по предложению Бельгийской Синематеки, «Броненосец «Потёмкин» занял первое место.
В 1927 году Эйзенштейн снял немой художественный фильм «Октябрь», полное художественных экспериментов произведение, в котором впервые в художественном кино показан образ Ленина в исполнении рабочего Никандрова. Это завершающая часть кинотрилогии («Стачка», «Броненосец «Потёмкин», «Октябрь»). Фильм демонстрировался в США под названием «Десять дней, которые потрясли мир». Из-за перемены политического климата в СССР на последних стадиях редактирования фильма режиссёр Эйзенштейн был вынужден вырезать кадры со многими деятелями революции. В 1933 году фильм был окончательно снят с экранов.
В октябре 1928 года Эйзенштейн вместе со своей съёмочной группой отправился в путешествие за рубеж с целью изучения западного опыта.
С помощью писателя Эптона Синклера Эйзенштейн приступил к съёмкам фильма «Да здравствует Мексика!». Однако после того как было отснято 75 тысяч метров, Сталин направил ему телеграмму с предложением вернуться в СССР.
После возвращения в 1932 году Эйзенштейн занялся научной и педагогической деятельностью, стал заведующим кафедрой режиссуры Государственного института кинематографии, в 1935 году получил звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Впоследствии его статьи и лекции этого периода стали основой двух книг – «Смысл фильма» (1942 год) и «Форма фильма» (1949 год), где разрабатываются принципы цвета, звука и монтажа в кино.
Весной 1935 года Эйзенштейн начал работать над сценарием «Бежин луг». Сюжетом фильма была коллективизация сельского хозяйства, сочетавшая радужные и трагические краски и опиравшаяся на историю Павлика Морозова. Единственный экземпляр фильма сгорел при бомбежке «Мосфильма» во время войны.
В 1938 году Эйзенштейн написал сценарий историкопатриотического фильма «Александр Невский». За него получил учёную степень доктора искусствоведения (без защиты диссертации). Эйзенштейн ставит свою первую звуковую картину. На съемках фильма началось творческое содружество С. Эйзенштейна с композитором С. Прокофьевым.
В 1941–1945 годы режиссёр снимал фильм «Иван Грозный». Съёмки начались в Москве, затем, после эвакуации студии «Мосфильм» в 1942 году, были продолжены в Алма-Ате. Главную роль сыграл Николай Черкасов.
Первая серия картины вышла на экраны в начале 1945 года. За первую серию он получил Сталинскую премию первой степени. Вторая серия была отправлена Сталиным на доработку. Она вышла на экраны только в 1958 году.
Съемки третьей серии, которая должна была по мысли режиссёра символизировать триумф русских над Западом, прекращены. Сохранились её фрагменты, а также осталось много подготовительного материала.
«Иван Грозный» представляет собой масштабную эпическую композицию. Манера игры актеров приближена к оперному спектаклю. В режиссуре акцент перенесен с монтажа на эмоциональную насыщенность отдельного кадра.
Эйзенштейн считал монтаж ключевым элементом кинематографической выразительности. Он исходил из того, что противопоставление двух кадров производит эффект, превосходящий по силе воздействия эффект каждого кадра в отдельности. Ставя один кадр рядом с другим, он искал скрытую визуальную гармонию или диссонанс. Такого рода стилистика позволяла отображать на экране самые абстрактные темы: режиссер даже предполагал экранизировать «Капитал» К. Маркса. Многие выразительные средства кино достигли совершенства и более глубоко уже не разрабатывались и не исследовались другими режиссерами.
В годы войны Эйзенштейн участвовал в деятельности Еврейского антифашистского комитета. Принял участие в съёмках пропагандистского короткометражного фильма на английском языке «To the Jews of the World» (К евреям мира) и в радиопрограмме «To Brother Jews of All the World» (К братьям евреям всего мира, июль 1941 года), в которых призывал англоязычных евреев к единству в борьбе с фашизмом.
У Эйзенштейна было больное сердце. Один из инфарктов случился у него во время танца с актрисой Верой Марецкой на праздничном вечере.
Сергей Эйзенштейн умер от сердечного приступа в ночь с 10 на 11 февраля 1948 года.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Роом Абрам Матвеевич
1894–1976
советский кинорежиссёр
Родился 28 июня 1894 года в Вильно (Российская империя). В 1914–1917 годах учился в Петроградском психо-неврологическом институте, в 1917–1922 годах – на медицинском факультете Саратовского университета. Параллельно учёбе работал в Саратовском отделе искусств преподавателем, был ректором Саратовских высших государственных мастерских, режиссёром в Показательном и Детском театрах. Возглавлял Театр эксцентрических представлений.
В 1922 году образовался Театр Революции под руководством Всеволода Мейерхольда. Это название закрепилось до 1943 года.
В 1922–1923 годах советская драматургия ещё только нарождалась, театр ставил современные зарубежные пьесы: «Ночь» Мартине, «Разрушители машин» и «Человек-масса» Э. Толлера. Труппе, объединившей актёров разных школ, в первые годы недоставало ансамблевости, но этот эклектизм был преодолен в поставленных Мейерхольдм в 1923 году спектаклях «Доходное место» Островского и «Озеро Люль» Файко. «Доходное место» в советском театре стало одним из первых образцов современного и подлинно новаторского прочтения классической пьесы. С 1923 года Роом режиссёр Театра Революции в Москве.
Абрам Роом начинал в 1920-е годы, в первом, прославленном поколении кинематографистов. Он создавал своё направление в кино. Главное – актёр и даже театральный, психологизм, бытописательство. Его кинематографический почерк сегодня назвали бы гиперреализмом, имея в виду сверхвнимание к среде, атмосфере действия, игре исполнителя с вещью, внутреннему состоянию человека. Найти себя ему помогал докинематографический опыт: учение у великого психолога В. Бехтерева, изучение книг З. Фрейда, профессиональное занятие медициной, работа в театре.
Поставил несколько фильмов: «Бухта смерти» (1925 год), «Предатель» (1926 год). Снялся в фильме «Поцелуй Мэри Пикфорд» в 1927 году.
«Привидение, которое не возвращается» (1930 год) – одно из крупнейших произведений советского кино, в котором сурово обличалась ханжеская сущность мнимой буржуазной демократии. Этот фильм сделал его европейской кинознаменитостью. Его будут называть родоначальником эротического кино. Интерес режиссёра к внутреннему, частному человеку, с его интимной жизнью, эротическими чувствами не всегда вписывался в советскую эстетику. К середине 1930-х годов эротика стала недопустимой. В течение 20 лет он будет снимать только официально дозволенное, идеологически одобренное.
Крупнейшей работой Роома в 1940-е годы явился фильм «Нашествие» по Л. Леонову. Умный, недюжинный художник сумел создать большой роомовский фильм.
В 1964 году Роом обращается к экранизации русской классики. Роому было 70, когда он снял «Гранатовый браслет». За Куприным последовал Бунин (не разрешенные к постановке «Солнечный удар» и «А вышло совсем, совсем другое»), за ним Чехов («Цветы запоздалые») и, наконец, Максим Горький («Преждевременный человек» по пьесе «Яков Богомолов»). Это было поистине прекрасное творческое десятилетие. Роом создал цикл фильмов о любви, «посвященных музыке, величию женщины, красоте человеческого труда».
В 1925–1934 годах – педагог ВГИКа, доцент.
У Роома была Сталинская премия второй степени (1946 год) за фильм «Нашествие», Сталинская премия первой степени (1949 год) за фильм «Суд чести». Он был народным артистом РСФСР (1965 год), награжден орденом Октябрьской Революции, 2 другими орденами, а также медалями.
Абрам Роом умер 26 июля 1976 года в Москве.
Ромм Михаил Ильич
1901–1971
советский кинорежиссёр
Ромм родился 24 января 1901 года в семье еврейских социал-демократов в Иркутске, куда за участие в революционной деятельности был сослан его отец, врач по профессии. Мать происходила из семьи интеллигентов. Она страстно любила театр и свою любовь к искусству передала детям.
С девяти лет рос в Москве. Окончил гимназию в 1917 году. В годы военного коммунизма Ромм стал проагентом и много разъезжал по стране, затем попал в Красную армию, где был и рядовым, и телефонистом, и даже инспектором. Он учился в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. В 1925 году Михаил получил специальность скульптора и переводчика. В 1928–1930 годах научный сотрудник по вопросам кино в Институте методов внешкольной работы. В 1920-е годы он переводил французских классиков – Флобера, Мопассана, Золя.
С 1931 года Михаил Ромм работал на Совкино (ныне – Мосфильм).
Уже в первом своем фильме «Пышка» в 1934 году Ромм показал себя настоящим режиссером. У фильма была очень скромная смета, снимали всего в двух небольших декорациях, но литературная основа была мастерски переведена на язык кино, был точен подбор актеров.
В 1936 году маршал Ворошилов посмотрел вестерн «Потерянный партуль» Джона Форда и предложил сделать свой вариант советским кинематографистам. Ромм снял фильм «Тринадцать» в 1936 году. Ромм сумел органично соединить политизированную идею (укрепление советской власти на национальных окраинах), реализм в обрисовке характеров и напряжённую приключенческую интригу.
После кинодилогии о Ленине в 1937–1939 годах: «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», созданной по указанию руководства студии в рекордно короткий срок, Ромм получил прочное официальное признание. Его режиссёрская судьба складывалась внешне вполне удачно.
Вершиной творчества Михаила Ромма считается картина «Мечта», снятый в 1941 году, перед самой войной. Этот фильм посмотрел американский президент Рузвельт и сказал, что это один из величайших фильмов.
В 1940–1943 годах Ромм был художественным руководителем Государственного Управления по производству фильмов. В 1942–1947 годах работал режиссёром Театра-студии киноактёра. С 1948 года – руководитель актёрско-режиссёрской мастерской ВГИКа, профессор (с 1962 года). Среди его учеников такие известные режиссёры, как Абуладзе, Чухрай, Шукшин, Митта, Тарковский, Михалков, Соловьёв и другие.
В конце 1940-х – начале 1950-х годов он поставил несколько фильмов.
В 1956 году вышел фильм «Убийство на улице Данте». В нём первые свои кинороли сыграли Михаил Козаков, Валентин Гафт и Иннокентий Смоктуновский. Эта работа, несмотря на большой успех в кинотеатрах, оставила у режиссёра чувство разочарования. Несколько лет он ничего не снимал.
Новый период в творчестве Ромма начался с фильма «Девять дней одного года». Картина сразу выдвинула Ромма на авансцену современного кинопроцесса. Создавая её, Михаил Ильич связал себя накрепко с молодёжью, в частности с теми, кто составил ядро театра «Современник». Непринуждённость киноповествования, свободная композиция, блистательные диалоги и монологи молодых гениев от науки, сосредоточенность вместе с тем людей на своих проблемах – всё привлекало в фильме. Михаил Ромм считал, что «если ты убеждён, что исследовать человека нужно в исключительные моменты его жизни, пусть трагические, катастрофичные, – бери этот материал, не боясь ничего…» В этой картине начинает звучать мысль о глобальных катастрофах XX века.
Последней работой Ромма стал монтажный фильм о Третьем рейхе «Обыкновенный фашизм» (1966 год) – одно из крупнейших художественных явлений XX века. Герои картины: человек – толпа – вождь (фюрер). Продолжая тему глобальных катастроф, Ромм обратился к исследованию художественными методами феномена массового психоза как социально-психологической основы тоталитарных режимов. Этот фильм раскрывает сущность не только нацистского режима, но и тоталитарных режимов вообще, демонстрирует принципы работы тоталитарной пропаганды, модели поведения толпы, провозглашает гуманистические идеи.
«Из огромного количества материала мы отобрали то, что показалось нам самым поразительным, что даёт нам возможность вместе с вами поразмышлять…» – говорил режиссёр о целях фильма.
Поскольку фильм был действительно исследованием, он целиком строился на документальной основе. В фильме использованы трофейные хроникальные материалы из киноархивов министерства пропаганды нацистской Германии и личного фотоархива Гитлера, а также многочисленные любительские снимки, обнаруженные у эсэсовцев.
Ромм, прямой последователь Эйзенштейна, в этом фильме мастерски использует выразительные средства монтажа, музыкального оформления, публицистической речи для характеристики нацистского режима. Именно за счёт хроникальных кадров, закадровой речи и музыки фильм оказывает исключительно сильное эмоциональное воздействие на зрителя.
Картина была одновременно и размышлением крупного художника о его современности. Ромм сам участвовал в картине, осуществляя закадровый комментарий. Голос Ромма, звучащий за кадром, является одной из самых притягательных в художественном отношении сторон картины. Разговорный характер комментария, который проявляется в синтаксисе, лексике, интонациях, стал одним из главных отличительных признаков фильма.
Ромм задумал ещё один хронико-документальный фильм «Мир сегодня». Но завершить его не успел. В 1968 году подписал письмо против реабилитации Сталина.
М.И. Ромм отмечен Сталинской премией первой степени (1941 год) – за фильмы «Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году», Сталинской премией второй степени (1946 год) – за фильм «Человек № 217», Сталинской премией первой степени (1948 год) – за фильм «Русский вопрос», Сталинской премией первой степени (1949 год) – за документальный фильм «В. И. Ленин», Сталинской премией первой степени (1951 год) – за фильм «Секретная миссия», Государственной премией РСФСР имени братьев Васильевых (1966 год) – за фильм «Девять дней одного года». Он народный артист СССР с 1950 года. Имеет два ордена Ленина (1938 год и 1967 год), орден Октябрьской Революции (1971 год), орден Трудового Красного Знамени (1961 год).
Михаил Ильич умер 1 ноября 1971 года в Москве.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Михоэлс Соломон Михайлович
1890–1948
советский еврейский театральный актёр и режиссёр
Соломон Михоэлс (Вовси) родился 16 марта 1890 года в Динабурге (ныне – Даугавпилс, Латвия), в патриархальной еврейской семье. Получил традиционное еврейское начальное образование в хедере. По словам самого актёра, он «лишь в тринадцать лет начал обучаться систематически светским наукам и русскому языку». Затем в 1905 году поступил в реальное училище в Риге и в 1908 году окончил его. В 1911 году поступил в Киевский коммерческий институт, но не окончил его – был исключен за участие в студенческих волнениях. В 1915–1918 годах учился в Петербургском университете на юриста.
В 1920 году вместе со студией переехал в Москву В 1925 году студия была преобразована в Московский государственный еврейский театр (Московский ГОСЕТ). В 1928 году Михоэлс гастролировал с ГОСЕТом в Германии, Франции, Бельгии, Нидерландах и Австрии. После невозвращения А.М. Грановского из-за границы – с 1929 года – стал художественным руководителем и главным режиссёром этого театра.
С 1939 года – член Художественного совета Комитета по делам искусств при Совете Народных Комиссаров СССР.
С началом Великой Отечественной войны вместе с театром ГОСЕТ в 1941 году отправился в эвакуацию в Ташкент, где участвовал в работе не только еврейского театра, но и Узбекского театра драмы им. Хамзы, а также Узбекского государственного театра оперы и балета.
В феврале 1942 года, когда по инициативе советского руководства для «вовлечения в борьбу с фашизмом еврейских народных масс во всем мире» был создан Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), Михоэлс стал первым председателем этого комитета. 24 августа 1941 года был созван митинг «представителей еврейского народа», на котором выступили с речами С. Михоэлс, И. Эренбург, Давид Бергельсон, Петр Капица (единственный не еврей, участвовавший в деятельности комитета) и другие. Они призвали «братьев-евреев во всем мире» прийти на помощь Советскому Союзу. Призыв имел отклик в западных странах: в США был создан Еврейский совет по оказанию помощи России в войне во главе с А. Эйнштейном. В Палестине был учрежден также общественный комитет по оказанию помощи СССР в его борьбе против фашизма, впоследствии известный как «Лига Ви».
В 1943 году Михоэлс и Ицик Фефер в качестве официальных представителей советских евреев посетили и предприняли семимесячное турне по США, Мексике, Канаде и Великобритании.
Для советских вооруженных сил ЕАК собрал 16 миллионов долларов в США, 15 миллионов в Англии и Канаде, 1 миллион в Мексике, 750 тысяч в британской Палестине, а также внес другую помощь: машины, медицинское оборудование, санитарные машины, одежда. 16 июля 1943 года «Правда» сообщила: «Соломон Михоэлс и Ицик Фефер получили сообщение из Чикаго, что специальная конференция Джойнт начала кампанию, чтобы финансировать тысячу санитарных машин для потребностей Красной армии». Деятельность ЕАК способствовала открытию Второго фронта.
Контакты с американскими еврейскими организациями привели к изданию «Чёрной книги» Ильи Эренбурга и Василия Гроссмана – первого документального произведения о преступлениях немецких оккупантов в СССР против еврейского населения в ходе холокоста. «Чёрная книга» была издана в Нью-Йорке в 1946 году, но советское ее издание тогда так и не появилось. Набор был рассыпан в 1948 году. Идеологическая установка требовала не выделять ни одну национальность в рамках всего пострадавшего в ходе войны населения СССР.
В конце войны руководством комитета активно обсуждались планы организации Еврейской советской республики в Крыму. В феврале 1944 года совместно с Фефером и Эпштейном Михоэлс написал письмо Сталину с просьбой об организации еврейской автономии в Крыму.
В 1948 году ЕАК был распущен, а большинство его участников вскоре подверглись репрессиям. В июле 1949 года был закрыт и театр ГОСЕТ.
Вершиной режиссерского творчества Михоэлса стал спектакль «Фрейлехс» (1945 год) – народный карнавал, в котором фольклорное начало и торжество победы над нацизмом слились в жизнеутверждающий гимн древнему и сильному в испытаниях народу.
Михоэлс во время поездки в Минск был вследствие несчастного случая сбит грузовиком и умер.
Это случилось в ночь с 12 на 13 января 1948 года.
Похоронен актёр на Донском кладбище.
В начале апреля 1953 года было проведено расследование, в ходе которого было обстоятельно показано, что Михоэлс (а также его спутник, бывший тайным осведомителем МГБ) был умышленно убит группой офицеров МГБ по прямому личному указанию Сталина.

Чухрай Григорий Наумович
1921–2001
советский кинорежиссёр
Родился 23 мая 1921 года в Мелитополе. Отец, Рубанов Наум Зиновьевич, был военнослужащим. В 1924 году родители Григория разошлись и он остался с матерью. Воспитывал его отчим – Павел Антонович Литвиненко, который работал председателем колхоза.
В 1935 году отчим был направлен на учёбу во Всесоюзную академию соцземледелия в Москву, где руководители сельского хозяйства получали ускоренное специальное образование. За ним уехал и Григорий. Когда в 1938 году отчим закончил академию, он был направлен на работу на Украину, а Григорий остался в Москве, чтобы окончить школу В 1939 году он уехал к родителям на Синельниковскую селекционную станцию и в конце того же года был призван в армию. В августе 1941 года был объявлен набор добровольцев в воздушно-десантные войска. Григорий подал рапорт, и командование удовлетворило просьбу. Так Григорий Чухрай стал десантником и попал на фронт. До конца войны он воевал в составе разных частей воздушно-десантных войск. Был четырежды ранен. Последнее ранение получил в Венгрии на пути к Вене в апреле 1945 года. В декабре 1945 года в звании гвардии старшего лейтенанта уволен в запас по ранению. Фронтовой путь Г.Н. Чухрая отмечен орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, чехословацким орденом «Партизанская звезда», медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Вены», «За победу над Германией», четырьмя медалями ЧССР и другими наградами.
Вернувшись домой осенью 1946 года, Григорий Чухрай поступил во Всесоюзный институт кинематографии на режиссерский факультет в мастерскую Юткевича – Ромма.
Практику проходил в качестве ассистента режиссера на картине М. Ромма «Адмирал Ушаков». В 1953 году окончил режиссёрский факультет ВГИКа и работал ассистентом, а затем вторым режиссёром на Киевской киностудии.
В 1955 году по ходатайству Пырьева и Ромма Чухрай был переведен на «Мосфильм» и приступил к созданию первого самостоятельного фильма по повести Б. Лавренева «Сорок первый», который вышел в 1956 году. Фильм получил специальную премию на Каннском кинофестивале в 1957 году.
С этого времени Чухрай работает на «Мосфильме».
В 1959 году прошла по экранам мира следующая лента Чухрая «Баллада о солдате». Она получила две премии на Каннском кинофестивале; номинирована за сценарий на «Оскар»; получила Ленинскую премию в 1961 году. Фильм поразил современников художественной цельностью и внутренней гармонией, сочетанием эпической широты с глубоким проникновением в психологию отдельного человека. Главный герой фильма в исполнении Владимира Ивашова стал символом русского солдата периода Великой Отечественной войны. Блестящие роли в фильме сыграли Евгений Урбанский и Жанна Прохоренко.
Картина «Чистое небо» вышла в 1961 году. Она посвящена осмыслению сталинского периода в истории страны и могла стать основой для подлинного откровения. В картине был собран блистательный актерский ансамбль, прекрасно сыграли свои роли Евгений Урбанский, Нина Дробышева, Олег Табаков. Но в этой картине талант Чухрая уперся в рамки социалистического реализма и не смог перешагнуть их. Картина не смогла подняться на уровень предыдущих работ режиссёра.
Однако эти фильмы стали подлинными шедеврами отечественного киноискусства.
Чухрай пробует себя в разных жанрах кино. Он обращается к лирико-бытовому кинематографу («Жили-были старик со старухой», 1965 год), а потом к художественно-документальному кино («Память», 1969 год).
Следующая работа мастера – фильм «Трясина». Однако картина о матери (в исполнении Нонны Мордюковой), которая ради спасения сына от фронта обрекает его на нравственную и гражданскую смерть, несмотря на всю плодотворность замысла, не вызвала к себе общественного интереса.
В 1980 году осуществлена совместная советско-итальянская политическая постановка «Жизнь прекрасна».
После этого Чухрай перестал снимать кинофильмы. С 1965 года Чухрай был бессменным секретарем Союза кинематографистов СССР Заслуженный деятель искусств РСФСР (1962 год). Народный артист РСФСР (1969 год). Народный артист СССР (8 июня 1981 года). Удостоен трех орденов Трудового Красного Знамени, венгерских орденов «Труда с золотым венцом», «Мира и дружбы» и многих других.
С 1966 по 1976 год Григорий Чухрай в качестве художественного руководителя возглавлял хозрасчетную Экспериментальную творческую киностудию. Она имела особый статус – автономию в выборе сценариев и режиссера.
Григорий Наумович выразил свое отношение к жизни в словах: «Какое счастье думать об интересах своей страны, а не о своих личных интересах!»
Чухрай написал книги «Моя война» и «Мое кино».
Скончался Чухрай 29 октября 2001 года.
Похоронен на Ваганьковском кладбище.
Мотыль Владимир Яковлевич
1927–2010
советский и российский режиссёр театра и кино
Родился 26 июня 1927 года в белорусском городке Лепель в еврейской семье. Его отец, Яков Давыдович (Данилович) Мотыль, польский эмигрант, работал слесарем на минском заводе «Коммунар». Владимиру было три года, когда отца арестовали по обвинению в шпионской деятельности и отправили в лагерь на Соловки, где спустя менее чем год он погиб. Мать – выпускница Петроградского педагогического института имени А.И. Герцена Берта Антоновна Левина – работала воспитательницей в колонии для малолетних преступников под руководством А.С. Макаренко. Будучи в ссылке, была завучем детского дома для детей репрессированных в городе Оса Пермской области. Детские годы Владимир Мотыль провёл с матерью в ссылке на Урале. Дед Мотыля отказался вступать в колхоз, дом его вместе с крепким середняцким хозяйством был разграблен, а вся многодетная семья выселена на Крайний Север. После возвращения в Белоруссию погибли в гетто в годы немецкой оккупации.
Детство Мотыля проходило в захолустье, где единственным окном в мир было кино, которое привозили в клуб. Черно-белые немые киноленты завораживали Володю, это были образы Чарли Чаплина, «Детства Горького», «Чапаева» и «Веселых ребят». Уже тогда он решил: «Вырасту – буду делать кино». В школе в городе Оса Вова организует кружок, ставит одноактные пьесы, где сам играет главные роли и расписывает картонные декорации. От скромной зарплаты мама отрывает деньги, чтобы выписывать сыну журнал «Советский экран». Но ни в Институт кинематографии в Москве, ни позже на Высшие режиссерские курсы Мотыль не попал. Он закончил актёрское отделение Свердловского театрального института в 1948 году и исторический факультет Свердловского университета в 1957 году (заочно). Работал режиссёром Свердловского драматического театра, затем актёром и режиссёром в театрах в Сталиногорске (ныне Новомосковск Тульской области) и в Нижнем Тагиле. Поставил более 30 спектаклей на провинциальной сцене и в 27 лет в 1955 году стал главным режиссером свердловского ТЮЗа. Мечта «делать кино» не отпускала, и Мотыль уходит на Свердловскую киностудию ассистентом режиссера. После 1960 года не состоял в штате ни одной киностудии страны. Режиссерского образования у него не было, и самостоятельный фильм ему удалось поставить только на Таджикфильме. Это были «Дети Памира» в 1963 году. Фильм принес ему единодушное признание авторитетных критиков в центральной прессе.
В 1967 году Мотыль снял комедию «Женя, Женечка и «катюша» по сценарию, написанному совместно с Булатом Окуджавой. Это был первый комедийный фильм о войне. Его выпустили на экран, и фильм имел оглушительный успех у зрителя. Вызывающие хохот в зале военные авантюры и эскапады постоянно попадающего впросак незадачливого героя принесли фильму огромную популярность. Картина вызвала гнев идеологов кинокомитета и повлекла за собой запрет на профессию.
Спасительной для Владимира Мотыля оказалась созданная к тому времени уникальная студия Григория Чухрая, которая имела право выбирать сценарии и режиссеров. Экспериментальная киностудия в 1969 году пригласила опального режиссера на постановку сценария «Пустыня»… Это вылилось в фильм «Белое солнце пустыни». Борьба за установление советской власти в Средней Азии была только фоном. Этот советский «вестерн» стал культовым, он оказался бестселлером как в советском, так и в мировом прокате кино. В течение нескольких десятилетий на телеэкранах не прекращаются показы фильма, признанного критиками и зрителями классикой. Иностранные компании периодически возобновляют покупку прав на этот фильм.
К 150-летию восстания декабристов в 1975 году Мотыль поставил фильм «Звезда пленительного счастья», но режиссер подошел к этой теме с неожиданной стороны. Картина рассказывает не о тайном обществе и не восстании на Сенатской площади, а о событиях, происшедших уже после него – об испытаниях, которые выпали на долю жен декабристов, последовавших за ними в Сибирь. Этот фильм также был единодушно признан кинокритикой и публикой.
Успех фильмов Мотыля стал все более раздражать партийное руководство. Он систематически отказывался от «современности», от агитсюжетов, славящих советский образ жизни. Ему это не прощали. Его не включали в делегации, выезжавшие за рубеж, где показывались его фильмы, не подпускали его фильмы к международным конкурсам, обходили званиями, наградами. Даже его коллегам не нравилось, что этот режиссер постоянно живет в особом режиме – отказывается войти в штат какой-либо киностудии, где давно отработана система принуждения штатных режиссеров.
Фильм Владимира Мотыля «Лес» (1980 год), снятый по мотивам пьесы А.Н. Островского, запретили. Показанное в фильме ханжество, лицемерие, бездушие, разгул низменных страстей и самодурство слишком были похожи на пороки правящей партийной элиты конца 1970-х годов.
Мотыля вторично изгоняют из кино. Но он был приглашен в Останкино в творческое объединение «Экран» телецентра «Останкино» на должность художественного консультанта телефильмов молодых режиссеров.
В кино Мотыль вернулся лишь в годы перестройки. Он снял фильм «Несут меня кони». Это своеобразная адаптация чеховской «Дуэли» к современной российской действительности.
Мотыль – лауреат Госпремии Таджикской ССР имени Рудаки (1964 год, за фильм «Дети Памира»); почётный гражданин города Душанбе (1977 год). Награждён Орденом Почёта в 1996 году, за фильм «Белое солнце пустыни». Лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства 1997 года (1998 год, за фильм «Белое солнце пустыни»).
В 2004 году В. Мотыль приступил к съемкам фильма, действие которого основано на реальных фактах из жизни его родителей, под названием «Багровый цвет снегопада». 17 июня 2012 года состоялась премьера на телевидении.
Владимир Мотыль скончался 21 февраля 2010 года в Москве, ему было 82 года.
Похоронен на Востряковском кладбище в Москве.
Эфрос Анатолий Васильевич
1925–1987
советский театральный режиссер
Анатолий Эфрос (Натан Исаевич Эфрос) родился 3 июля 1925 в Харькове в семье служащих авиационного завода. В годы Великой Отечественной войны, в эвакуации в Перми, вплоть до 1945 года Анатолий работал слесарем на том же заводе. С детства был увлечён театром.
В 1943 году поступил в студию к Ю.А. Завадскому при Театре имени Моссовета, находившемся в то время в эвакуации; в 1944 году поступил на режиссёрский факультет ГИТИСа, который окончил в 1950 году.
В 1951–1953 годах работал в Рязанском драматическом театре.
В 1954–1963 годах – главный режиссер Центрального детского театра. В считанные годы сумел превратить забытый зрителями ЦДТ в один из самых интересных и популярных театров столицы. При Эфросе он перестал быть исключительно детским. Режиссер умел говорить на языке, доступном для юных зрителей, нигде не опошляя и не упрощая своих мыслей, спектакли его подкупали неподдельным интересом к миру переживаний подростка, он увлекался сам и умел увлечь других. В ЦДТ Эфрос ставил почти всё, что писал в те годы Виктор Розов, и эти пьесы дали ему возможность отойти от фальшивой театральщины и тяги к «представлению». Он был убеждённым сторонником Станиславского, в неоднородном наследии которого наиболее актуальным для него оказалось то, что сам реформатор называл «линией интуиции и чувства». В Центральном детском начинали свою карьеру Олег Ефремов и приглашённые Эфросом молодые актёры Олег Табаков и Лев Дуров, и здесь в середине 1950-х, ещё до прихода Товстоногова в БДТ и создания «Современника», началось возрождение российского театра.
В 1963 году Эфросу предложили возглавить Московский театр им. Ленинского комсомола, переживавший не лучшие времена. За короткий срок режиссёру удалось возродить и этот театр; как и ранее в Центральном детском, он отдавал предпочтение современной драматургии, нередко придавая глубину и тем пьесам, которые её не имели. Эфрос и здесь ставил Розова, в котором нашёл своего драматурга, а также Арбузова и Радзинского, большим успехом пользовались его спектакли «В день свадьбы», «104 страницы про любовь», «Мой бедный Марат», «Снимается кино…». Здесь Эфрос впервые соприкоснулся с классикой, поставив в 1966 году «Чайку» А. Чехова, и этот спектакль оказался не менее актуальными. В спектакле Эфроса главным героем стал Треплев, и все остальные персонажи определялись своим отношением к Треплеву; так, Нина Заречная неожиданно оборачивалась хищницей, одержимой жаждой славы и карьеры, и в финале несла заслуженное, по Эфросу, наказание.
Последним спектаклем Эфроса в «Ленкоме» стал «Мольер» М. Булгакова, поставленный в конце 1966 года; вскоре после его премьеры, в начале 1967-го, Эфрос был отстранён от руководства театром. В 1967 году стал очередным режиссёром Московского драматического театра на Малой Бронной. Вместе со своим режиссёром из театра в театр переходила и группа его актёров-единомышленников, в том числе любимая актриса Эфроса – О.М. Яковлева.
А. Дунаев, руководивший театром, не мешал Эфросу создавать свой театр внутри Театра на Малой Бронной; в глазах московских театралов это был скорее «театр Эфроса». За 17 лет работы он создал ряд спектаклей, ставших классикой советского театра. В их числе «Три сестры» Чехова, «Ромео и Джульетта» и «Отелло» Шекспира, «Месяц в деревне» И. Тургенева, «Женитьба» Н. Гоголя, «Дон Жуан» Мольера, в котором заглавную роль в очередь исполняли Михаил Козаков и Николай Волков, и это были два разных спектакля. В этот период о театре Эфроса и его актёрах заговорили как о художественном направлении.
Помимо театра, Анатолий Эфрос много работал на телевидении, поставил ряд спектаклей, снял несколько телевизионных и нетелевизионных фильмов, в том числе «В четверг и больше никогда», вошедший в число лучших лент советского интеллектуального кино. Известен телевизионный спектакль Эфроса «Всего несколько слов в честь господина де Мольера» с Юрием Любимовым в роли Мольера.
В 1976 году он стал заслуженным деятелем искусств РСФСР.
В 1979 году спектакль «Дорога» по поэме Н. Гоголя «Мёртвые души» не получился. В 1984 году вспыхнул конфликт, в результате которого режиссёры Дунаев и Эфрос оказались вынуждены покинуть театр.
В 1983 году, находясь в зарубежной командировке, Юрий Любимов, руководитель Театра на Таганке, дал интервью, где критически отзывался о культурной политике советских властей. В 1984 году Эфрос был назначен главным режиссёром Театра на Таганке вместо Юрия Любимова, который в свое отсутствие был уволен с должности художественного руководителя и спустя несколько месяцев лишен гражданства СССР.
Любимов обвинил своего преемника в пренебрежении корпоративной этикой и солидарностью. Большая часть труппы бойкотировала нового художественного руководителя; несколько известных актёров даже демонстративно покинули Театр на Таганке, ушёл в «Современник» и многолетний соратник Любимова художник Давид Боровский.
Эфрос поставил в театре несколько спектаклей, возобновил «Вишнёвый сад» А. П. Чехова, поставленный им ещё в 1975 году; но труппа режиссёра не приняла, тем более что и эстетика его значительно отличалась от эстетики Любимова. Последним спектаклем Эфроса стал мольеровский «Мизантроп», вышедший осенью 1986 года.
В 1985 году произошла смена руководства страны, сделавшая возможным возвращение Любимова. Эфрос должен был уйти; он подписал коллективное письмо актёров Таганки в поддержку возвращения Любимова, но уходить ему было некуда.
Психологическое и эмоциональное напряжение режиссёра на фоне разраставшегося конфликта послужило косвенной причиной инфаркта.
Эфрос умер 13 января 1987 года.
Похоронен на Кунцевском кладбище Москвы.
Швейцер Михаил Абрамович
1920–2000
советский кинорежиссёр
Михаил (Моисей) Абрамович Швейцер родился 16 февраля 1920 года в Перми. Весной 1925 года семья переехала в Москву. Окончил режиссёрский факультет ВГИКа в 1943 году. Он учился в мастерской Эйзенштейна. «Я ученик Эйзенштейна, – любил говорить Швейцер. – Я действительно помню многие его заветы…»
Его появление в кино пришлось на период «борьбы с космополитизмом». Уволенный с киностудии «Мосфильм», он только при помощи М.И. Ромма, у которого был ассистентом режиссера на фильме «Человек № 217», смог устроиться на Свердловской киностудии режиссером документальных фильмов.
В 1954 году удалось снять фильм «Кортик» по Рыбакову.
Интерес Швейцера к человеческим судьбам не только в переломные моменты истории, но и в ситуации непростого нравственного выбора во вполне обыденной жизни проявился в его самостоятельных фильмах о советской деревне – «Чужая родня» в 1956 году и в 1957 году «Тугой узел» по Тендрякову.
Следующий фильм Швейцер поставил в 1960 году на историко-революционную тему. Это был «Мичман Панин» с Вячеславом Тихоновым в главной роли. Картина имела успех, что обеспечило Швейцеру место среди советских кинорежиссёров первого ряда.
Картина «Время, вперед!» вышла в 1966 году, она сделана под большим влиянием уроков Эйзенштейна. «Я вообще считаю эту картину своей лучшей», – считал Швейцер. Незаурядное мастерство позволяло режиссеру в этих пафосных, идеологически правильных произведениях («Время, вперёд» по Катаеву, «Бегство мистера Маккинли» по Леонову в 1975 году) находить, кроме аттракционности и заостренности стилевых решений, по-своему стереоскопическое видение отображаемой эпохи. В 1977 году он получил Государственную премию СССР
В полной мере талант Швейцера раскрылся в серии экранизаций литературной классики. Он снял фильмы по произведениям Л.Н. Толстого («Воскресение», 1960–1962 годы; «Крейцерова соната», с Милькиной, 1987 год, Государственная премия РСФСР, 1989 год), И.А. Ильфа и Е.П. Петрова («Золотой телёнок», 1968 год), А.П. Чехова («Карусель», 1970 год; «Смешные люди», 1978 год), А.С. Пушкина («Маленькие трагедии», 1980 год) и Н.В. Гоголя («Мёртвые души», 1984 год). В них режиссёр, бережно, внимательно относясь чуть ли не к каждому слову классиков, сохраняет и личную интонацию, меняющую настроение подчас в пределах одной сцены: от комической, фарсовой, эксцентрической ноты – до печальной, драматической, даже трагической. Эти фильмы вошли в золотой фонд отечественного киноматографа.
В последнее десятилетие своей жизни, тяжёлое для всей российской кинематографии, режиссёр испытывал трудности с реализацией своих проектов, выпустив только два фильма – социальный фарс «Как живёте караси?» (1992 год, совместно с Милькиной) и своеобразный бенефис «Послушай, Феллини» (1993 год, совместно с Милькиной) с Людмилой Гурченко в единственной роли.
Софья Абрамовна Милькина – жена Михаила Абрамовича. Он говорил о ней: «Софья Абрамовна Милькина… кончила ВГИК, тоже как и я, только гораздо позже. Она окончила режиссерский факультет ВГИКа в 1952 году. Ее диплом подписан Александром Петровичем Довженко… Мы с ней познакомились в конце войны, в 1944 году, а поженились в апреле 1945 года, еще война продолжалась, и стали жить вместе своей большой, длинной и очень трудной и интересной жизнью…Она во многом была моим учителем и, во всяком случае, учителем практическим. Она тот человек, единственный, предъявлявший ко мне высокие требования и не позволявший мне никогда сбиться в своей работе и в своем творчестве, сбиться на мелкий, маленький и, я бы сказал, путь не-возвышенного искусства. Этого она мне никогда не позволяла и в меру своих огромных сил духовных, сил творческих и сил организационных, она помогала состояться всему Швейцеру и всему нашему творчеству, всем нашим картинам».
Михаил Швейцер умер 2 июня 2000 года.
Похоронен на Востряковском кладбище Москвы.

Сац Наталия Ильинична
1903–1993
основатель и руководитель шести детских театров
Наталия Сац родилась 27 августа 1903 года в Иркутске в семье композитора Ильи Александровича Саца и оперной певицы Щастной Анны Михайловны. Илья Сац, отец Наталии, родился в местечке Чернобыль в еврейской семье. Его отец, Александр Миронович Сац, был присяжным поверенным. Илья вырос в Чернигове, где обучался в классической гимназии. Не доучившись, в 1890 году самостоятельно уехал в Киев, работал носильщиком, посыльным. Учился в Киевском музыкальном училище, в 1897–1899 годах – в Московской консерватории по классу виолончели. С 1906 года заведующий музыкальной частью и дирижёр МХТ. Особенной популярностью пользовалась музыка Ильи Саца к постановке «Синей птицы» М. Метерлинка. Илья Сац создал музыкальную драматургию. На музыку Саца исполнялись стихи А.Пушкина, М.Лермонтова, А.Кольцова, К.Бальмонта, А.Фета, А.Блока, Ф.Тютчева. Илья Сац умер 11 октября 1912 года.
Его дочь Наталия получила музыкальное образование – в 1917 году окончила музыкальный техникум имени A.Н. Скрябина. С 1918 года (с пятнадцатилетнего возраста) – заведующая детским сектором театрально-музыкальной секции Моссовета.
В 1918 году по инициативе Н.И. Сац создается первый театр с репертуаром для детей – Детский театр Моссовета.
С 1920 и до своего ареста в 1937 году – директор и художественный руководитель Московского театра для детей (с 1936 года он называется Центральный детский театр).
В 30-е годы Н.И. Сац приглашают ставить спектакли за рубежом. Она является первой в мире женщиной-оперным режиссёром. Большой успех имели её постановки опер «Фальстаф» (Дж. Верди) в Берлинском «Кроль-театре» (1931 год, дирижёр Отто Клемперер) и «Свадьба Фигаро» B.А. Моцарта в Аргентинском оперном «Театро колонн» (1931 год).
Осенью 1937 года года Н. И. Сац была арестована по статье «Член семьи изменника Родины» (её муж, И. Я. Вейцер, крупный советский деятель, был репрессирован). В лагерях ГУЛАГа провела пять лет, освобождена в конце 1942 года.
Поскольку разрешения поселиться в Москве не имела, Сац отправилась в Алма-Ату, где в то время в эвакуации находились многие ведущие артисты того времени. В столице Казахской ССР энергичная Наталия Сац вновь принимается за своё любимое дело, и её усилиями в 1945 году открывается первый в Казахстане Алма-Атинский театр юного зрителя, который Н. И. Сац возглавляет в течение 13 лет.
Сац окончила в 1953 году театроведческий факультет ГИТИСа.
В 1958 году Наталия Сац возвращается в Москву. Она руководит Всероссийским гастрольным театром, а затем – детским отделением Мосэстрады.
В 1964 году возглавляет организацию первого в мире детского музыкального театра. Датой рождения театра принято считать 21 ноября 1965 года, когда на сцене Театра эстрады состоялось первое представление детского музыкального театра – премьера оперы М. И. Красева «Морозко». В 1979 году театр переехал в собственное новое здание на проспекте Вернадского, спроектированное и построенное специально для него. Здание театра увенчано скульптурой Синей птицы, являющейся символом театра. В 1987 году театру присвоено почётное звание академического. В современном здании театра два зала: большой зал – на 1100 мест, с тремя сценами: одна главная и две боковых (в этом зале находится одна из достопримечательностей театра – занавес на тему оперы Н. А. Римского-Корсакова «Садко»); малый зал – на 300 мест, концертный. Театр носит имя основательницы – Н.И. Сац.
В 1976 году студия «Мелодия» выпускала пластинку с музыкальной сказкой на музыку Владимира Высоцкого по мотивам одноимённой сказки Льюиса Кэрролла. Высоцкий потратил на проект 3 года жизни. Пластинку записывали с большими перерывами потому, что Высоцкий постоянно был занят в театре, кино, давал концерты, ездил на гастроли. На художественном совете, где обсуждался выпускаемый фирмой «Мелодия» радиоспектакль «Алиса в Стране Чудес», Наталья Сац обвинила Всесоюзную студию грамзаписи в том, что она «развращает детей чудовищными песнями Высоцкого». Выход сказки был под угрозой. Высоцкий обрисовал ситуацию Белле Ахмадулиной, успев перехватить её перед отлетом за границу. В новогодней «Литературке» она из Парижа поздравила советских людей с Новым годом и с выходом альбома «Алиса в Стране Чудес». Несколько печатных слов в таком солидном издании, какой была тогда «Литературная газета», изменили жизнь. «Алиса…» вышла и повторялась потом многомиллионными тиражами.
Наталия Сац внесла большой вклад в развитие детского театра и художественного воспитания детей, создала целое направление театрального творчества для детей. Явилась инициатором и совместно с С.С. Прокофьевым создателем музыкальной сказки для симфонического оркестра «Петя и волк». Автор пьес, либретто детских опер и балетов, книг и статей по вопросам музыкального воспитания. Народная артистка СССР (1975 год). Герой Социалистического Труда (1983 год). Лауреат Государственной (1972 год), Ленинской премии (1982 год), премии Ленинского комсомола (1985 год), премии СМ СССР (1979 год). Профессор. Член Союза писателей СССР (1962 год).
Наталия Сац умерла 18 декабря 1993 года.
Похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище.
Райкин Аркадий Исаакович
1911–1987
советский эстрадный и театральный актёр, режиссёр
Аркадий Райкин родился 24 октября 1911 года в Риге в еврейской семье портового бракёра строительного леса Ицика (Исаака) Давидовича Райкина и его жены домохозяйки Елизаветы Борисовны Райкиной (ур. Гуревич).
В детстве посещал хедер. Во время учёбы в школе в Рыбинске занимался в драмкружке и увлекался театром.
В начале 1922 году семья Райкиных переехала в Петроград. Мальчик пошел в 4-й класс школы и одновременно посещал драмкружок, руководителем которого одно время был Юрий Юрский, отец знаменитого Сергея Юрского. Юный Аркадий Райкин бредил театром. Продавая втихую книжки и тетрадки, доставал деньги на билеты в театр, за что часто отец ему «всыпывал» как следует. Родители будущего блестящего актера были категорически против актерской профессии сына. Конфликт был настолько серьезным, что юноше пришлось покинуть отчий дом. В 1929 году работал лаборантом на Охтинском химическом заводе.
Заработав необходимый годовой рабочий стаж, Аркадий Райкин поступил в Ленинградский техникум сценических искусств. По распределению попал в Ленинградский ТРАМ (Театр рабочей молодёжи), который вскоре был переименован в театр имени Ленинского комсомола.
Несмотря на театральное образование, подлинным призванием артиста стала эстрада. Известность пришла в Москве в ноябре 1939 года. Аркадий Райкин стал лауреатом 1-го Всесоюзного конкурса артистов эстрады, выступив с номерами «Чаплин» и «Мишка».
В 1939 году был принят в труппу Ленинградского театра эстрады и миниатюр, сначала молодой артист выступал с эстрадными номерами, а позже стал конферансье. Спустя три года Райкин становится художественным руководителем этого театра.
Во время Великой Отечественной войны Аркадий Райкин давал концерты на фронте.
После войны Райкин продолжает работу в Ленинграде в Театре миниатюр и снимается в нескольких картинах.
В это время вместе с писателем-сатириком В.С. Поляковым, созданы театральные программы «На чашку чая», «Не проходите мимо», «Откровенно говоря». Его выступления на радио и телевидении, аудио записи миниатюр пользуются огромной популярностью у публики. Особенно известны его театральные номера, где актёр, быстро меняя облик, стал мастером сценического перевоплощения, создавая целую череду образов совершенно разного характера.
В 1950 году Райкин расстается с драматургом Поляковым. Но в театре по-прежнему один за другим выходят спектакли «Человек-невидимка», «Белые ночи», «Любовь и три апельсина». В них Райкин становится намного злее как сатирик.
Первые зарубежные гастроли театра состоялись в конце 1950-х годов. Успех за рубежом был такой же триумфальный, как и на родине. Критик лондонской газеты «Таймс» писал: «Это было настоящее зрелище, подлинное открытие, такое выступление, которого мы не видели давно… У Райкина есть что-то от Чарли Чаплина, удивительная способность живо и наглядно выражать эмоции, способность создавать образы, которые не нуждаются в пояснении. Мне никогда не приходилось видеть такой игры!»
В 1965 году Райкин едет с театром на гастроли в Англию, которые проходят с большим успехом.
Во время гастролей в Одессе Райкин заметил талантливых актёров молодежного театра «Парнас-2». Он приглашает работать в свой театр одесситов Михаила Жванецкого, Романа Карцева, Виктора Ильченко и Людмилу Гвоздикову. В 1967 году Райкин взял Жванецкого в штат театра, сначала артистом, потом заведующим литературной частью. Вместе они создали несколько запоминающихся эстрадных номеров. В 1969 году в сотрудничестве с М.М. Жванецким была поставлена программа «Светофор». Но два выдающихся юмориста и сатирика недолго смогли проработать вместе. Михаил Жванецкий писал: «…я знаю только команду Ленинградского Государственного театра миниатюр под руководством… Аркадия Райкина… человек там одиннадцать-тринадцать-четырнадцать артистов, не помню. Но это действительно команда. Во главе стоял абсолютно гениальный великий игрок, и все ему подавали мячи. Потому что он был кровопийца и тиран, как художественный руководитель. Он не терпел, если кто-то играл и кто-то забивал. То есть играть – играй, но не забивай. Ты играй на меня, а я буду забивать, я знаю, как это делать».
Только 1968 году Райкину присвоили звание народного артиста СССР, после 33 лет непрерывной работы театра и самого Аркадия Райкина, после того, как его театр объездил все уголки Советского Союза.
Затем последовал нелегкий период в жизни Аркадия Райкина. Сохранились воспоминания о них. Весной 1970 года отмечалось 100-летие со дня рождения В.И. Ленина. Райкин, отталкиваясь от этой даты, решил сотворить действо особой остроты, особого накала… Артист стремительно выбегал на сцену и с ходу начинал монолог: «Остроумная манера писать состоит, между прочим, в том, что она предполагает ум также и в читателе…» В зале – звенящая тишина… А артист после секундной паузы добавляет: «Владимир Ильич Ленин. «Философские тетради»… В семидесятом, ревностным охранителям «системы» эти цитаты казались прямо-таки «контрреволюцией»… Спектакль зрители принимали восторженно… Каждый вечер стала располагаться на первых стульях комиссия… Вскоре артиста вызвали в ЦК, и там чиновник стучал по столу кулаками и советовал Райкину «поменять профессию»… У Райкина случился инфаркт, после которого он стал совершенно седым. В Москве и Ленинграде ему запретили выступать. Театр отправили на длительные гастроли в Петрозаводск. Лишь в 1971 году Райкин вернулся в Ленинград.
В 1974 году Центральное телевидение наконец обратило внимание на Райкина. С его участием начались съемки сразу двух телефильмов «Люди и манекены» (четырехсерийный фильм) и «Аркадий Райкин».
В 1980 году Райкину была присуждена Ленинская премия. В 1981 году он удостоился звания Героя Социалистического Труда.
Когда отношения Райкина с партийными властями Ленинграда стали ухудшаться, он попросил у Брежнева разрешения перебраться ему вместе с театром в Москву. В 1982 году театр Аркадия Райкина переехал в Москву и был переименован в Государственный театр миниатюр, в апреле 1987 года получил имя «Сатирикон».
Аркадий Райкин обладал блестящим талантом от природы, он был, безусловно, высоким профессионалом, что достигается огромным трудом. Главной составляющей непревзойденного артиста было личное обаяние, завораживающее любого зрителя.
Последние гастроли Аркадия Райкина состоялись в Америке.
Райкин скончался 17 декабря 1987 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Кио Игорь Эмильевич
1944–2006
артист цирка, иллюзионист
Игорь Кио родился 13 марта 1944 года в Москве. Отец – Эмиль Теодорович Ренард-Кио (Гиршфельд), мать – Евгения Васильевна Гиршфельд. В 1917 году Эмиль работал в театре миниатюр, затем перешёл в цирк Чинизелли (Польша). Цирк был его жизнью и остался ею до конца. В цирке Эмиль подрабатывал администратором, униформистом, через какое-то время вышел на манеж, показывая фокусы. Свои иллюзионистские номера Эмиль Теодорович демонстрировал шутливо, постоянно общаясь со зрителем, и привлекал к работе клоунов. После 1947 года знаменитый маг создавал целостные представления-ревю. Своими невероятными красочными и интересными номерами он покорил весь мир. Когда Эмиль Теодорович жил в Варшаве, то рядом с его домом была синагога. Молитвы в новогодние праздники сопровождались многократно повторявшимися громкими возгласами: Ткио! Ткио! Ткио! Они и послужили отцу для выбора артистической фамилии, ставшей династической.
Игорь Кио был сориентирован в профессии, что называется, с пелёнок. Впервые на арене он появился вместе с лилипутами в программах отца. А настоящий самостоятельный дебют Игоря Кио состоялся уже в 15 лет в 1959 году на арене Московского цирка, когда ему пришлось подменить заболевшего отца.
Игорь Кио с детства любил футбол. Еще мальчишкой занимался в футбольной школе под руководством знаменитого К.И. Бескова, чем очень гордился, так же как и дружбой с мэтром футбола. Константин Иванович даже не раз говорил его отцу, что из него может получиться хороший футболист, поскольку забивал Игорь больше других.
Следуя творческим заветам отца, Игорь Кио стремился придать своим выступлениям характер целостного спектакля. В быстром темпе зритель не замечает, как попавшая в клетку женщина превращается в грозного льва под куполом цирка, как распиливается девушка, а видит лишь отдельно болтающуюся голову и ноги, утки появляются из пустой ёмкости, женщина проходит сквозь стекло, манекенщицы в доли секунды меняют одежду, а вместо женщины падают хлопья пепла. Игорь Кио первым создал в цирке профессиональный балет, состоящий из 18 человек.
В Советском Союзе спрос на Кио был настолько велик, что в течение 30 лет своей работы ему приходилось давать по 500–600 представлений в год. В СССР цирк посещали более 50 млн. человек ежегодно. На представлениях Игоря Кио никогда не было пустых мест. Многие иллюзионные номера, созданные Эмилем Теодоровичем, ставшие непревзойденными шедеврами мирового искусства, вошли и в репертуар Игоря Кио. Это и знаменитые «Сжигание женщины», и «Превращение женщины во льва», и «Распиливание женщины». Им выпущен целый ряд принципиально новых номеров, среди которых: «Моды», «Аквариум», «Рояль в воздухе», «Ящик Гудини», «Появление медвежонка» и другие.
В 1977 году в Ленинграде состоялась премьера программы «Избранное-77», в которую входили номера из классического репертуара прошлых лет и новые программы Игоря Кио. А уже через несколько лет появился иллюзионный аттракцион «Раз-два-три», который был создан Игорем Кио совместно с О. Левицким.
Работа Игоря Кио никогда не ограничивалась только цирком. Он выступал во Дворцах спорта и театрах во многих городах страны.
В 1985 году Кио была поставлена программа в Театре эстрады (авторы О. Левицкий и Б. Пургалин) под названием «Без иллюзий», в которой принимали участие эстрадные артисты.
Игоря Кио справедливо называют «загадкой ХХ века», «королем волшебников». Он побывал с гастролями в Японии в 1965 году, в США в 1967–1968 годах, совместно с Ю.Никулиным, в Бельгии, Франции в 1969–1970 годах, а также в Турции, Югославии, Германии и многих других странах.
В 1989 году Игорь Кио ушел из Союзгосцирка и создал фирму «Шоу-иллюзион Игоря Кио», которая занимается организацией не только собственных гастролей, но и выступлений других коллективов.
В начале 1990-х годов в Кремлевском дворце съездов была представлена программа «В 6 часов вечера после зимы», в которой участвовало много артистов эстрады. А в 1995 году на сцене Театра эстрады шла программа «Волшебник XX века», поставленная Игорем Кио совместно с А. Аркановым.
Кио – единственный иллюзионист в мире, удостоенный международной премии «Оскар», которая вручается по решению Общества журналистов и критиков Бельгии Королевским цирком Брюсселя. В 1999 году Игорь Кио был избран почётным академиком Национальной академии циркового искусства России. В 2003 году ему было присвоено звание народного артиста РФ.
Игорь Эмильевич скончался 30 августа 2006 года.
Похоронен рядом с могилой отца на Новодевичьем кладбище.
Утесов Леонид Осипович
1895–1982
советский эстрадный артист
Леонид Осипович Утёсов (Лазарь (Лейзер) Иосифович Вайсбейн) родился 21 марта 1895 года в Одессе в многодетной еврейской семье мелкого коммерсанта Осипа (Иосифа) Калмановича Вайсбейна и Малки Моисеевны.
Леонид учился в Одессе в коммерческом училище, откуда в 1909 году был отчислен за плохую успеваемость и низкую дисциплину. После непродолжительной работы в бродячем цирке (в качестве гимнаста) вернулся в Одессу, где учился играть на скрипке. В 1912 году устроился в Кременчугский театр миниатюр и взял сценический псевдоним Утесов. Как рассказывал Леонид Осипович: «… я решил взять себе такую фамилию, какой никогда ещё ни у кого не было, то есть просто изобрести новую. Естественно, что все мои мысли вертелись около возвышенности… Утёсов? – мелькнуло у меня в голове… Да, да! Утёсов! Именно Утёсов!»
В 1913 году поступил в одесскую труппу Розанова, до революции играл в ряде театров.
В 1917 году Утёсов победил в конкурсе куплетистов в Гомеле и поехал в Москву, где выступал в столичном саду «Эрмитаж». 26 октября 1898 года в театре «Эрмитаж» премьерой спектакля «Царь Федор Иоаннович» был открыт Московский художественный общедоступный театр под руководством Станиславского и Немировича-Данченко. На этой же сцене состоялись премьеры пьес Чехова «Чайка» и «Дядя Ваня». Здесь ставились оперные спектакли труппы Мамонтова, в качестве дирижера Русской частной оперы дебютировал Рахманинов. Проходили бенефисы Шаляпина, пели Собинов, Нежданова, Вяльцева, Вавич.
Здесь гастролировали Сара Бернар, Эрнесто Росси, Густаво Сальвинии. Тут выступала выдающаяся русская балерина Анна Павлова.
В 1919 году Утёсов впервые снялся в кино. В 1921—28 годах играл в таких театрах, как Театр революционной сатиры (Москва), Театр музыкальной комедии, Палас-театр, Свободный театр (Ленинград), «Маринэ» (в Риге). В 1925 году снялся в двух фильмах.
В 1928 году, будучи в турпоездке с семьей в Париже, Утёсов услышал американский джаз-оркестр Теда Льюиса, который поразил его тем, что потом сам Утёсов называл «театрализацией».
По возвращении в Ленинград он создал собственный «Теа-джаз», первое выступление которого состоялось 8 марта 1929 года на сцене ленинградского Малого оперного театра.
Успех был значительным, и с этого момента Утёсов стал руководителем (первый год вместе с трубачом Яковом Скоморовским) джаз-оркестра. Тогда коллектив Утёсова исполнял западные шлягеры и специально написанные инструментальные композиции и песни, которые постепенно заняли основное место в программах оркестра. Это был совершенно новый для эстрады того периода жанр. Утесов совмещал дирижирование с конферансом, танцами, пением, игрой на скрипке, чтением стихов. Разыгрывались разнообразные сценки между музыкантами и дирижером. Все выступление было режиссерски объединено, начиная со знакомства с публикой и кончая прощальной песней «Пока», для трансляции которой использовались киноэкран и репродукторы, установленные на фасаде концертного здания.
Большую роль в становлении Утёсова как музыканта и артиста сыграла его личная и творческая дружба с композитором Дунаевским, написавшим для «Теа-джаза», в частности, джазовые «рапсодии» – обработки русских, украинских и еврейских (на идиш) песен, а также немало песен на стихи современных советских поэтов. В начале 1930-х годов поэт-песенник Лебедев-Кумач по просьбе Утесова написал новые тексты для песен. Вторая программа оркестра «Джаз на повороте» (1930 год) состояла из оркестровых фантазий на темы народных песен и четырех рапсодий, написанных Дунаевским, – «Русской», «Украинской», «Еврейской» и «Советской». По-новому зазвучали популярные мелодии «Во субботу день ненастный», «Виют витры» и другие. В дальнейшем Утесов часто включал в свои программы джазовые интерпретации мелодий народов СССР, объясняя это так: «Если у американского джаза негритянский фольклор, то почему у нас не может быть грузинского, армянского или украинского?»
В 1933 году в репертуаре коллектива появляется пьеса «Музыкальный магазин». В одной из сцен оркестр пародировал механизированный, бездушный джаз, исполняя переложенные Дунаевским в ритме фокстрота арию индийского гостя из «Садко» Римского-Корсакова, «Сердце красавицы» из «Риголетто» Верди и некоторые темы из «Евгения Онегина» Чайковского.
Следующая программы оркестра – «Кармен и другие» – продолжала успешные интерпретации джазом классической музыки. В ней комически обыгрывались эпизоды известной оперы музыкой Бизе.
В 1934 году вышел на экраны кинофильм «Весёлые ребята» с Утёсовым в главной роли и с участием его оркестра (музыку к картине писал Дунаевский, тексты песен – Лебедев-Кумач). Песни обрели большую популярность. Проходивший в Лондоне конгресс мира и дружбы с СССР (1937 год) заканчивался под «Марш веселых ребят».
В 1937 году джаз-оркестр Утесова представил программу в двух отделениях «Песни моей Родины». В первую часть вошли песни о гражданской войне («Тачанка», «Полюшко»), вторую составили лирические и комедийные песни. Программа шла несколько лет, вплоть до начала Великой Отечественной войны.
В 1938 году Утесов в качестве художественного руководителя выпустил спектакль «Два корабля», в котором прозвучали песни «Варяг», «Раскинулось море широко», «Моряки», «Краснофлотский марш», «Баллада о неизвестном моряке».
В 1939 году написал свою первую книгу «Записки актера».
Играл, пел и дирижировал оркестром в киноконцерте «Пароход», который по праву считается прообразом современных видеоклипов.
В 1941 году оркестр Утесова репетировал новую программу «Напевая, шутя и играя» в московском «Эрмитаже».
Началась война. Оркестр в короткий срок создает первую военную программу «Бей врага!», в которой наряду с уже известными песнями звучат новые произведения: «И не раз и не два мы врага учили», «Партизан Мороз-ко», «Привет морскому ветру». За первый год войны оркестр дал свыше 200 концертов на заводах, кораблях, в действующей армии на Калининском фронте, постоянно включая в программу новые песни: «Жди меня», «В землянке», «Темная ночь», «Одессит Мишка», сатирические антифашистские частушки «Гадам нет пощады!» Неоднократно во время таких поездок оркестр попадал в опасные ситуации, под бомбёжки.
В июне 1942 года Леониду Утесову было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР
Вторая программа военных лет явилась откликом на начало серьезных успехов Красной армии. В нее были включены песни: «Прощание», «Пароход», «Десять дочерей», «Два друга», «Песенка военных корреспондентов», «О чем ты тоскуешь, товарищ моряк?»
В 1944 году оркестр представил новую джаз-фантазию «Салют», в которой прозвучали отрывки из симфонических произведений, свыше двадцати старых и новых песен, лирические и сатирические интермедии.
9 мая 1945 года при огромном стечении народа Утесов выступил с оркестром на открытой эстраде на площади Свердлова в Москве.
К 800-летию Москвы в 1947 году утесовский коллектив подготовил оркестровую фантазию «Москва», в финале которой впервые исполнялась песня Дунаевского «Дорогие мои москвичи!» Дочь Утесова, Эдит Леонидовна, которая с 1936 года была солисткой его оркестра, в дуэте с мужем режиссёром Альбертом Гендельштейном исполняла эту песню.
В 1952 году появилась программа «Музыка толстых», центральное место в которой занимала сатира на международные темы. 25-летие коллектива (1954 год) было отмечено эстрадным спектаклем «Серебряная свадьба», в котором среди прочих Утесов исполнил одно из последних произведений Дунаевского «Я песне отдал все сполна». Песня вошла в фильм «Веселые звезды».
В марте 1960 года в Московском театре эстрады была представлена программа «Тридцать лет спустя». В ней, наряду с обычным репертуаром, оркестр исполнил сложные классические произведения – марш Прокофьева из оперы «Любовь к трем апельсинам» и пьесу Дебюсси Reverie. Отличие от западного, якобы чисто танцевального джаза, подчеркивалось пародийным номером «Эволюция западного танца».
В 1965 году Леониду Утесову было присвоено звание народного артиста СССР. Он стал первым артистом эстрады, удостоенным этого звания.
В последние годы Леонид Осипович с оркестром не выступал (кроме единичных случаев, когда он исполнял по 1–2 песни). Утесов написал еще одну книгу «Спасибо, сердце!», руководил оркестром, много снимался на телевидении. В декабре 1981 года состоялось последнее выступление Утесова. Леонид Осипович говорил: «Я пою не голосом – я пою сердцем!»
Леонид Утёсов скончался 9 марта 1982 года в Москве.
Похоронен на столичном Новодевичьем кладбище.

Урбанский Евгений Яковлевич
1932–1965
советский актёр театра и кино
Евгений Урбанский родился 27 февраля 1932 года в Москве. Отец, Яков Самойлович, ответственный комсомольский и партийный работник, занимал в то время пост второго секретаря ЦК Компартии Узбекистана. В 1938 году он был репрессирован, отбывал срок в лагере под Воркутой. Мать, Полину Филипповну, с двумя сыновьями выслали в Алма-Ату. В 1946 году Якова Самойловича отправили на шахту в Инту (Коми АССР), туда же перебралась и вся семья.
В 1950 году Евгений Урбанский поступил в Московский дорожный институт, откуда потом перевелся в горный, где стал активным участником художественной самодеятельности. В 1952 году был принят в Школу-студию МХАТ на курс народного артиста СССР Топоркова. Он довольно долгое время ходил на занятия в горняцком кителе, полученном еще в горном институте, и Олег Табаков, который был его однокурсником, вспоминал: «Он был похож на шахтера, каким его тогда изображали на плакатах, в кино, в театре: здоровый, кудрявый, белозубый».
С 1957 года – актёр Московского драматического театра имени К.С. Станиславского.
Творческая карьера Евгения Урбанского была короткой, но очень яркой.
В 1956 году режиссер Юлий Райзман начал съемки фильма «Коммунист», и Евгений, узнав об этом, тут же явился и предложил себя на главную роль. Сделанные фотопробы понравились не всем, но режиссер, успевший к тому времени просмотреть многих актеров, все же решил рискнуть, взяв никому не известного студента Евгения Урбанского на главную роль коммуниста Василия Губанова.
Съемки оставили в памяти Евгения не самые лучшие воспоминания: «Съемки – это какая-то мука, знал бы, не пошел. Я буквально подыхал на съемочной площадке от ужаса, что ничего не выходит». Вышедший в 1957 году «Коммунист» получил главные призы год спустя на фестивалях в Венеции и Киеве, а еще через год картина была названа в числе трех лучших фильмов года по опросу читателей журнала «Советский экран».
Лента «Коммунист» принесла Евгению Урбанскому всесоюзную славу – прохожие узнавали его на улице и просили автографы, а многие режиссеры наперебой стали предлагать ему роли в своих новых картинах. Урбанский, помня свои муки на съемках «Коммуниста», не торопился принимать предложения и в течение двух лет практиковался в актерстве на театральной сцене, играя в месяц по 22–25 спектаклей.
Только в середине 1958 года Урбанский согласился на роль в фильме Григория Чухрая «Баллада о солдате». Он сыграл безымянного инвалида, которого герой фильма Алёша Скворцов случайно встречает на вокзале. Фильм имел огромный успех.
Вскоре после съёмок фильма в судьбе Урбанского произошло важное событие – он встретил женщину, которая вскоре стала его женой. Это была Дзидра Ритенбергс. В ту пору ей было 30 лет, она была уроженкой латышского города Лиепаи. Слава пришла к ней в 1957 году после того, как она сыграла роль горьковской Мальвы в фильме с одноимённым названием.
Следующей крупной, но так и не ставшей удачной киноролью актера стала роль таежного проводника Сергея в картине Михаила Калатозова «Неотправленное письмо». Эта неудачная роль повлияла на творческую карьеру Урбанского, он не снимался до тех пор, пока его опять не пригласил Чухрай в фильм «Чистое небо» на главную роль. По своей драматургии эта работа была одной из самых сложных в творческой биографии актера. По сюжету картины его герою пришлось пережить различные жизненные коллизии, взлеты и падения: от успеха на службе и внезапной любви до вражеского плена, изгнания из партии, неверия в людей и, как завершение всех жизненных перипетий, медленного обретения веры в себя и в любимого человека. Эта картина очень понравилась как зрителям, так и критикам. Урбанский стал лауреатом Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Первый приз за мужскую роль» за 1959 год.
Все это время Урбанский был актером театра имени Станиславского. Театральная судьба его складывалась довольно интересно и успешно – за восемь лет своего пребывания в театре он сыграл на его сцене 14 ролей: Мышлаевского в «Днях Турбинных» Булгакова, Джона Проктора в «Сейлемских ведьмах» Миллера, чекиста Лациса в «Шестом июля» Шатрова, Пичема в «Трехгрошовой опере» Брехта и другие. Однако, несмотря на то что к середине 1960-х годов он был одним из ведущих актеров этого театра, ни одну из сыгранных им театральных ролей он не считал до конца удавшейся…
В 1962 году Урбанский получил звание заслуженного артиста РСФСР.
Фильм режиссера Василия Ордынского «Большая руда» вышел в 1963 году. В нем Урбанский исполнил главную роль, которая радости актеру не принесла, он считал, что она не получилась.
В это же время Урбанский прошел пробы на главную роль в картине Салтыкова и Москаленко «Председатель». Михаил Ульянов считал, что, Урбанский «был актером резким, могучим, с настоящим сильным темпераментом и очень выразительной, прямо скульптурной внешностью. Казалось, и сомнения быть не могло, что Урбанский подходит к образу Егора Трубникова, к его темпераменту, напору, его силе». Но режиссеры решили, что Урбанский может сыграть чересчур героически, очень сильно, отчего исчезнет мужиковатость и некая «заземленность» Егора.
Различные творческие вечера Евгений не любил, но не от пренебрежения к зрителям, которые пришли на встречу с любимым кумиром, а из-за скромности актера, не считавшего себя кем-то выдающимся и откровенно стеснявшегося своей славы.
Режиссер Салтыков (тот самый, который не утвердил Урбанского на роль Егора Трубникова) в своем новом фильме «Директор» предложил ему главную роль. На этот раз актеру предстояло перевоплотиться в директора автомобильного завода. Евгений, страстно желая после малоудачной роли в «Большой руде» и неполученной роли в «Председателе» реабилитироваться в глазах своих поклонников, с энтузиазмом принял предложение.
На съёмочной площадке, в сорока километрах от Бухары, снималась сцена проезда автоколонны по пескам. Согласно сценарию машина Зворыкина (героя Урбанского) должна промчаться прямо через барханы, обогнать колонну и возглавить её. Наиболее сложный кадр в этой сцене – прыжок машины с одного из барханов. В этом не было ничего опасного, но все же предложили, чтобы снимался дублер. Евгений, подойдя к кинокамере и посмотрев в глазок, сказал, что получится отличный крупный план и он его ни за что не уступит. Первый дубль прошёл нормально, но второй режиссёр, который вёл в этот день съёмку, предложил сделать ещё один дубль, хотел, чтобы машина подпрыгивала выше. На втором дубле машина неожиданно перевернулась.
5 ноября 1965 года Урбанский умер по пути в больницу.
Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.
Прудкин Марк Исаакович
1898–1994
советский и российский актёр театра и кино
Марк Исаакович Прудкин родился 13 сентября 1898 года в городе Клин в семье портного Исаака Львовича Прудкина и Рахили Лазаревны Прудкиной.
Марк окончил Клинское реальное училище. Там он участвовал в любительских спектаклях. С 1918 по 1924 год учился во 2-й Студии МХТ (параллельно в 1918–1919 годах учился на юридическом факультете Московского университета).
В 1924 году сообща с соучениками по 2-й Студии Прудкин входит в труппу МХАТ, которому отдаст всю последующую жизнь.
Еще со времен студии ему особенно удавались роли героико-романтического плана: Карла Моора в «Разбойниках» Шиллера, Дона Луиса в «Даме-невидимке» Кальдерона. На сцене Художественного театра Станиславский доверил ему образ Чацкого в возобновленном «Горе от ума» Грибоедова в 1925 году.
Со временем творческий диапазон Прудкина расширялся, чему способствовали его талант перевоплощения, способность вникать в психологическую сущность создаваемого образа, внимание к внешним атрибутам – костюму, гриму, мимике. Всё это позволяло актёру показывать на сцене самых различных, порой противоположных по характеру персонажей. Он играл совершенно различных по темпераменту персонажей: легкомысленный адъютант Шервинский («Дни Турбиных» М. Булгакова, 1926 год), мрачный капитан Незеласов («Бронепоезд 14–69» Вс. Иванова, 1927 год), самоуверенный и трусливый Кастальский («Страх» Афиногенова, 1932 год), Вронский (1937 год) и Каренин (1957 год) в «Анне Карениной» по Л.Н. Толстому, Дульчин («Последняя жертва» А.Н. Островского, (1946 год), честолюбивый карьерист инженер Мехти-Ага («Глубокая разведка» А. Крона, 1946 год, Сталинская премия), Фёдор Павлович Карамазов («Братья Карамазовы» по Достоевскому, 1961 год), Бейкер («Зима тревоги нашей» по роману Стейнбека, 1964 год).
В 1961 году Марку Прудкину было присвоено звание народного артиста СССР.
В эти годы он получил три Сталинские премии (1946, 1947, 1949 годы).
Вместе с О.Н. Андровской и другими «великими стариками» МХАТа – А.Н. Грибовым, В.Я. Станицыным и М.М. Яншиным – играл в специально поставленном для них знаменитом спектакле «Соло для часов с боем» по пьесе О. Заградника (1973 год). За этот спектакль Прудкин получил Государственную премию РСФСР 1-й степени им. К.С. Станиславского.
В 1983 году сыграл Понтия Пилата в спектакле «Бал при свечах» по роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита».
Прудкин настороженно относился к кино: снявшись в 1927 году в немом фильме Я.А. Протазанова «Человек из ресторана» (в роли офицера), а далее в фильме «Седьмой спутник» (кроме того в роли офицера, 1928 год), артист на протяжении больше чем сорока лет с этим видом искусства дела не имел, не решаясь перешагнуть за порог сцены. В 1960 году перед началом работы над экранизацией романа Достоевского «Братья Карамазовы» кинорежиссер И.А. Пырьев дважды смотрел Прудкина в роли Федора Павловича Карамазова в спектакле Немировича-Данченко постановки 1910 года «Братья Карамазовы». Он настойчиво приглашал артиста вынести своего театрального героя на экран. Прудкин уговорам поддался: фильм вышел в 1969 году. От предложения Г.М. Козинцева сняться в роли короля Лира артист категорически отказался, не ощущая близости с искусством кинематографа.
Небольшие, но запоминающиеся роли он сыграл в фильмах «Двенадцать стульев», «Блондинка за углом».
Одной из вершин стал образ князя К. в телеспектакле А. Орлова «Дядюшкин сон» в 1981 году.
В 1987 году была выпущена грампластинка с записями фрагментов лучших работ Марка Прудкина последних лет в театре, на телевидении и радио.
18 августа 1989 года Марку Исааковичу Прудкину присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Скончался Марк Прудкин 24 сентября 1994 года.
Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Раневская Фаина Георгиевна
1896–1984
советская актриса театра и кино
Фаина Георгиевна (Григорьевна) Раневская (Фаина Гиршевна Фельдман) родилась 27 августа 1896 года в Таганроге в состоятельной еврейской семье. Отец, Фельдман Гирши Хаймович, был владельцем фабрики сухих красок, нескольких домов, магазина и парохода «Святой Николай». Мама – Фельдман Милка Рафаиловна Заговайлова. Помимо неё в семье уже было два старших сына и дочь. В юности Фаина очень завидовала красоте своей сестры, и в будущем всех красивых девушек она называла «фифами».
Живя в семье без всяких материальных проблем, где у нее были еще братья и сестра, горячо любимая мать, девочка чувствовала себя несчастливой и одинокой. Причиной ее повышенной ранимости была в легком заикании, которым Фаина страдала от рождения. Боясь насмешек, Фаина избегала сверстников, не имела подруг, не любила учиться. С трудом проучившись в младших классах Мариинской женской гимназии, Фаина упросила родителей забрать ее оттуда. «Училась плохо, арифметика была страшной пыткой. Писать без ошибок так и не научилась. Считать тоже», – вспоминала Раневская.
Увлечение кино пришло Фаине лет в двенадцать, театром в четырнадцать лет. Выйдя из гимназии, посещала занятия в частной театральной студии. Настоящее потрясение испытала она в 1913 году, когда побывала на спектакле «Вишневый сад» А.П.Чехова на сцене Московского Художественного театра, где играли звезды тех лет.
Отец снисходительно относился к увлечению дочери до тех пор, пока она не объявила о своем решении стать профессиональной актрисой. Это вызвало скандал и разрыв с семьей.
В 1915 году Фаина покинула Таганрог и уехала в Москву. Она жила в маленькой комнатке на Большой Никитской. Именно в эти годы она знакомится с Мариной Цветаевой, Осипом Мандельштамом, Маяковским, Качаловым.
Мать Фаины тайком от отца посылала дочери денежные переводы. Однажды, получив перевод, она выходила из дверей банка. Фаина вспоминает: «Порыв ветра вырвал у меня из рук купюры – всю сумму. Я остановилась и, следя за улетающими банкнотами, сказала: «Как грустно, когда они улетают!» – «Да ведь вы Раневская! – воскликнул спутник. – Только она могла так сказать!» Когда мне позже пришлось выбирать псевдоним, я решила взять фамилию чеховской героини. У нас есть с ней что-то общее, далеко не всё, совсем не всё…»
Весной 1917 года вся семья Фельдман эмигрировала, Фаина осталась одна в России. В Ростове она познакомилась с актрисой Павлой Леонтьевной Вульф, в лице которой обрела надежного друга на всю жизнь. В годы гражданской войны Вульф приютила Раневскую, а помогал им выжить знаменитый драматург Макс Волошин.
Окончив частную театральную школу, Фаина играла во многих театрах, начиная с провинциальных (Подмосковье, Крым, Ростов-на-Дону, Баку, Архангельск, Смоленск и другие), а затем в московских.
Все эти годы Раневскую не покидает мысль о Москве. В 1930 году она пишет письмо главному режиссеру московского Камерного театра Александру Таирову с просьбой принять ее. И вот с 1931 года Раневская становится актрисой этого театра. Дебютирует в Москве Раневская ролью в спектакле «Патетическая соната».
Дебютировала в кино в 1934 году в фильме Михаила Ромма «Пышка». Приехавший в Советский Союз Ромен Роллан был в восторге от фильма. Среди актеров он выделял в первую очередь Раневскую. По его просьбе «Пышку» продемонстрировали во Франции. И картина прошла там с огромным успехом.
Раневская в 1935 году уходит в Центральный театр Красной армии. Здесь ей довелось сыграть мать в пьесе «Чужой ребенок», сваху в пьесе Островского «Последняя жертва», Оксану в пьесе Корнейчука «Гибель эскадры» и главную роль в пьесе Горького «Васса Железнова».
В 1939 году Раневскую пригласили в Малый театр. Из театра Красной армии ее отпускать не хотели, и актриса ушла со скандалом. В то же время старейшины Малого оказались категорически против ее прихода в труппу. В итоге Раневская осталась без работы… Но она снимается сразу в трех кинокартинах. В фильме «Человек в футляре» она сыграла роль жены инспектора, в картине «Ошибка инженера Кочина» – роль жены портного Гуревича Иды. Но настоящую известность актрисе принесла комедия Татьяны Лукашевич «Подкидыш». В «Подкидыше» Раневская сыграла самоуверенную, командующую подкаблучником-мужем женщину. Актриса специально для своей роли придумала несколько хлестких фраз. Одна из них: «Муля, не н