Выезд разрешаю

Лея производила впечатление счастливой и удачливой женщины. Выглядела моложе своих 75 лет. Всегда аккуратно одетая, она порхала по городу, помогая сыновьям и невесткам вести хозяйство. И, хотя молодые члены семьи просили ее больше заниматься собой, Лея не могла усидеть на месте. А вечером – хор в клубе или вечеринки с друзьями, или электронные игры на планшете, которыми она занималась успешно и постоянно. Ее приятельница Мария была полной ей противоположностью. Каждый день она звонила Лее и рассказывала ей о своих бедах и неприятностях. В конце концов, Лее это надоело:
— Маруся, мне надоело слушать твои жалобы, извини, в своих несчастиях ты виновата сама. Избаловала всю семью. Внучка не работает, потому что все работодатели ее вроде бы домогаются, внук якобы ищет себя, а сын, который перешагнул пятидесятилетний рубеж бегает по бабам и тратит на них все деньги. А ты молчишь. Хватит! Ты должна изменить свое поведение. Хватит быть в семье тряпкой.
— Тебе хорошо так рассуждать, Лея. Твой сын имеет твердую рабочую специальность, второй – крепкую семью и учился здесь, в стране, а мои…их надо поддержать, а то я потеряю их совсем. А у тебя жизнь полна радости, так, видимо, всегда было.
— Не бывает радости вечной, пойми, Маруся. Хочешь, я расскажу тебе свою жизнь?
— Расскажи.
— Я стараюсь молчать об этом. Неприятно вспоминать, Маруся. Да ладно, расскажу, чтобы развеять твое мнение обо мне, как о везунчике. Итак…

Лея выросла в небольшом белорусском городке в еврейской семье, где все любили и ценили друг друга. Отец работал ветеринаром, а мама вела хозяйство: у них были кролики, куры, коза и небольшой огород. Отец хотел много детей, но после рождения Леиного брата Моисея жена рожать больше не смогла. С ними жила мама отца, сухонькая старушка, улыбчивая и безответная. Мама с бабушкой прекрасно ладили. Вернувшись из эвакуации, семья начала строить жизнь заново.
Лее было всего семнадцать, она закончила школу и поступила в институт. Девушка обожала математику и поступила на тот факультет, о котором мечтала. Началась учеба. Лея радовалась новой жизни и друзьям.
Тут случилось событие, которое перевернуло всю ее жизнь. Она была приглашена на день рождения к одному из школьных друзей. Там она впервые увидела Его.
Она сразу поняла, что это он. Смуглолицый, светлоглазый, небольшого роста. Он всё время шутил, вокруг него собиралась вся компания.
— Кто это? – спросила она именинника.
— Мой друган Гриня, Григорий Розин. Недавно пришел из армии, классный парень. Понравился?
— Не знаю, но он привлекательный. Харизмы ему не занимать.
— Ты его мамашу знаешь, она в молочном отделе работает в Гастрономе. Крикливая такая, Симой зовут. Но Гриня – классный парень и друг верный.
— Да уж, эта Сима, как генеральша себя ведет. Пол города обидела. И как такую в магазине держат?- спросила Лея, но ответа не ждала.
— Умеет с начальством дружно жить, — улыбнулся Гринин друг.
В тот вечер Гриня Лею не провожал, ушел домой раньше, но назавтра, когда Лея пришла к однокласснику, потому что забыла у друга взятую на время мамину помаду, снова увидела Гриню. Он с именинником пил чай с тортом.
— Подсаживайся к нам. Я – Гриша, по-уличному – Гриня. А ты?
— Лея. Мы уже знакомились.
— Прости, забыл. Пей чай с тортиком, наслаждайся.
Потом он пошел ее провожать. Они говорили обо всем и с трудом расстались. Так начался их роман.
Тихая и скромная мама Леи, узнав о том, что дочь встречается с Гриней, сказала:
— Осторожно, доченька, у Гришки мама такая скандальная, да и отец не лучше, смотри, чтобы тебя не обидели.
— Причем его родители? Гринька очень хороший.
— Яблочки недалеко от яблони падают. Так что смотри в оба.
Лея только засмеялась в ответ и ответила:
— Ага, я всё поняла. Буду бдительной, мамочка, не волнуйся, дорогая. Гриня лучше всех, мне все равно, кто его родичи.
— Ну-ну…
Встречи Леи с парнем продолжались, но с родителями он девушку не знакомил, а она и не хотела. Через два месяца Лея узнала, что беременна.
— Гриня, у нас будет малыш, — сказала она и испугалась, вдруг у ее любимого другие планы.
— Отлично, — сказал Гриня, — Быть свадьбе! Выходи за меня, Леечка, ты самая лучшая девочка в нашем городе. А сейчас отметим это событие в кафе.
Знакомство с родителями Грини оказалось пыткой. Оба смотрели на нее, как на пустое место.
— Рановато сыну жениться, — произнесла мать, — Да и тебе учиться надо, невестушка.
— Перейду на заочное. Не все на очном учатся, — ответила Лея.
— Сама выбрала такой путь. А Гриньку моего любишь?- спросил отец.
— Ага, очень.
— А это мы поглядим, — сказала Сима и подала на стол сладости.
Молодые расписались, свадьба была скромной, так хотела невеста. Она уже пополнела и не захотела многолюдья. Папа Леи забрал к себе тещу, а их комнату отдал новой семье.
У Леи уже было восемь месяцев беременности, как их с Гриней пригласили на свадьбу Грининой двоюродной сестры в Киев. Ехать нужно было в поезде, Лея боялась предстоящей дороги, и отпустила мужа одного. Прошла неделя, муж должен был возвратиться, его не было. Молодая жена беспокоилась, звонила свекрови и свекру, но они сказали, что все в порядке, Григорий задержался у родственников. Лея удивилась, муж ей даже не позвонил.
— Знаешь, Лейка, ты его совсем рабом сделала, — сказала свекровь, — Шагу не даешь мужику ступить. Остался и остался, не так часто ему приходится общаться с родней.
— Да я ничего. Ему и с работы звонили.
— Он просил меня позвонить, а я замешкалась и припозднилась. Сообщила не сразу. На работе ему дали без содержания. Поняла?
— Да, поняла.
Гриня приехал через две недели и был немногословен:
— Лея! Я никогда тебя не любил. Ухожу. Совсем.
Лея потеряла сознание. А ночью родила мальчика, маленького и худенького.
Ей казалось, что слова Грини ей приснились. Но он не пришел к ней в роддом и не встретил ее с ребенком. Больше она никогда его не видела. Друг Грини пришел ее проведать и рассказал, что ее бывший муж женился на очень обеспеченной женщине, которую ему приготовили любящие родители…

— А ты, Маруся, говоришь, что я счастливая. Отец моего старшего сына всю жизнь мне переломал. Хорошо, что мои родители оказались преданными и помогли мне воспитать хорошего парня. Сколько я с ним пережила! Ребенок заболел астмой, до сих пор бывают приступы.
— А ты вспоминаешь этого предателя… Гриню?
— Нет, это ты меня заставила. А так…обидно только… Любила не того, родила не от того…
— Ты еще раз выходила замуж, Лея?
— Увы…но и этот брак радости не принес…муж оказался игроком, я ушла от него и тоже беременная. Говорят, что через год его избили, он умер. В Кишиневе похоронен, он родом оттуда.
— Сын младший Илюша от него?
— Да.
— Когда второму сыну исполнилось четыре года, мы решили в Израиль уехать. Илюхин отец умер, а отец старшего сына Гены должен был дать разрешение на выезд. Я упросила Геночку позвонить человеку, который дал ему жизнь.
— И что? – Маруся вся напряглась, — Встретились?
— Нет. Григорий прислал разрешение на выезд почтой, а с Геночкой встретиться не захотел. Впрочем, я даже не знаю, жив он или нет, да и сына это не интересует.
— А твой институт?
— Не получилось, Маруся. Хотя родители мне и помогали. В Израиль я с ними приехала, здесь они похоронены. Курсы бухгалтеров закончила. Всю жизнь в бухгалтерии, даже главным удалось поработать. Вот так, Маруся. Только прошу, не рассказывай никому. Пусть меня все счастливой считают.
— Хорошо, — пообещала Маруся, — Счастье – это лотерея, которую редко выигрывают. Мы не выиграли.
— Выходит, что так….
сент 2016

 

©  Зинаида Маркина

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Выезд разрешаю