Здесь система работает, чтобы жизнь людей стала лучше

Во-первых, для меня важно, что в Израиле тепло. Я с трудом переношу зиму, холод. Каждый раз, когда я здесь зимой бегала за дочкой и уговаривала надеть кофту в детский сад, я вспоминала, как в России, в Москве, мы выходили в детский сад зимой и одевались так, как будто собирались в открытый космос. Все эти высокотехнологичные одежки, комбинезоны, шлемы, валенки. Это было долго. А здесь — платье и кофточка. И садик очень близко — и психологически, и физически. И квартира у нас с садом — участком земли с мандариновыми деревьями. Это, конечно, меня потрясает.

И здесь очень тонкое различие между бюрократией в России и бюрократией в Израиле.

Во-вторых, израильтяне страшно любят жаловаться на бюрократию, на то, как ужасно работает вся система и так далее. И здесь очень тонкое различие между бюрократией в России и бюрократией в Израиле. Здесь вся система работает, чтобы, в конце концов, жизнь людей стала лучше. К примеру, все, кто имеет еврейские корни, сразу становится полноценным израильским гражданином, в день прилета, в аэропорту. Когда мы только прилетели, нам помимо документов, страховки, тут же, в аэропорту, дали сим-карты для телефона, уже оплаченные, чтобы мы могли вставить их в телефон и позвонить, начать сразу же общаться. При этом долго извинялись, что были обычные сим-карты, а для новых айфонов микросим-карт не было. Меня это поразило. Девушка в аэропорту рассказывала, что уже много запросов послали в правительство Израиля, но микросим-карт все еще не привезли.

Там же, в аэропорту, нам дали и конверт с наличными деньгами — около тысячи долларов, но в шекелях. И когда мы уточнили, что эти деньги должны на карточку перечислить, нам сказали, что мы приедем, нам понадобятся наличные деньги, чтобы купить молоко, например.



style="display:inline-block;width:580px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-1903962249686177"
data-ad-slot="9845276724">

В России можно встретить очень доброго чиновника, очень человечного, желающего помочь. Но он работает, прежде всего, на систему, не на тебя. Что-то хорошее он может сделать в обход или вопреки системе.

Когда мы переехали, дочке было 2 года, а сыну — 9,5 лет. У сына сложный характер, он к переменам тяжело привыкает. И когда я пришла в школу спустя какое-то время, сотрудница, которая оценивает адаптацию ребенка, сказала, что ситуация с его учебой очень сильно улучшается. «У меня есть хорошая новость, — сообщила она. — Ко мне на прошлой неделе пришла учительница музыки и пожаловалась, что ваш сын сорвал урок: веселил ребят классе, кривлялся.

Мы очень обрадовались: наконец-то он начал вести себя как нормальный ребенок, очень положительно. Потому что он ходил вдоль стеночки, опускал глаза, когда видел учителей. А сейчас он настолько привык, что веселил весь класс и не дал всем нормально попеть». Можно ли представить себе завуча российской школы, который говорил бы: «Ура, мы достигли успеха, ваш мальчик сорвал урок пения!»?

Shahar 

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Здесь система работает, чтобы жизнь людей стала лучше