Зулик

Всю жизнь с самого детства Лева Закс жил с видом на кладбище. Не в том смысле, что он хотел быстрей лечь в гроб, не про нас будет сказано, хотя, увы, такое хоть лраз в жизни такое случается с каждым. Лева Закс жил прямо на краю кладбища. Их хрущевская пятиэтажка буквально навалилась над ним и поэтому Левин музыкальный вкус был воспитан на похоронном марше. Его играли раза три в день, причем вживую, если так можно сказать про это произведение. Лабухи вкалывали за пять рублей с покойника всю душу и даже постороннему хотелось плакать, так искренне страдали трубы, кларнеты и даже барабан. Но если этот марш тебе под окнами играют каждый день без выходных и обеденных перерывов, то ты его воспринимаешь так же, как легендарную музыкальное произведение «Чижик пыжик». То есть жильцы пятиэтажки относились к смерти со здоровым оптимизмом, хотя до того света им было буквально рукой подать. Дети играли на кладбище в жмурки, что жмурикам совершенно не мешало, взрослые ходили сюда подышать свежим воздухом, а влюбленные вообще с приходом темноты вытворяли на кладбище черт знает что, любя жизнь во всех ее проявлениях.
Кстати, кладбище официально носило имя «Дружба народов» и надо сказать, что народ тут уживался мирно, то есть слева от русского мог лежать узбек,. А справа хохол. А между ними мог затесаться даже еврей. То есть, кладбище, в отличие от жизни, наглядно демонстрировало, что национальный вопрос можно решить полностью и окончательно.
Пока мама Левы работала на швейной фабрике «Красный Октябрь», его воспитывала бабушка Циля Андатровна. В тему воспитания входило хорошо несколько пунктов: хорошо кушать, не быть лоботрясом и не расти шлимазлом.
Кормила она Левочку всегда перед окном, потому что, несмотря на то, что окна выходили на кладбище, за окном кипела жизнь. Она говорила Левочке:
-Смотри, видишь какая собака?!- и впихивала Левочке ложку куриного бульона.
-Где собака?- спрашивал Левочка, потому что кроме участкового милиционера там никого не было.
И вправду, их участковый милиционер был той еще собакой! Во-первых, он почти не брал взяток и поэтому с ним нельзя было толком договориться. И он хотел вытурить со штрафом из их трехкомнатной распашонки бабушкиного родного племянника, который приехал к ним из Караганды), чтобы учиться в пищевом институте, но жил без прописки. Как видно, и в Караганде евреям тоже было что искать! А, во-вторых, он относился к евреям насторожено. Он говорил Левочкиной бабушке:
— Циля Андатровна! Бросьте Ваши еврейские штучки и отправьте этого карагандинского Ломоносова в студенческое общежитие!
— Чтоб его там съели клопы?!- не сдавалась бабушка.
— Да!- говорил участковый.- А чем он лучше всех остальных, ваш племянник?!
— Тем, что у него дедушка был партизаном!
-Где?! В Караганде?!- начинал беситься участковый.
При этом он мотал головой, как запряженная лошадь и ронял на землю фуражку.
— Слушайй, Сема, у тебя был приличный дедушка Сема Голд! Золотой человек! И тебя назвали в его честь — говорила бабушка и начинала выходить из себя.- Что же ты позоришь память о дедушке?!
И тогда участковый сдавался, брал взятку три рубля новыми и уходил на пол года. А Левочкина бабушка говорила ему вслед:
— Еврей милиционер – это же нонсенс! И если ты, паразит, не будешь кушать, как следует, ты тоже станешь милиционером!
При этом, она притягивала Левочку к себе и крепко целовала его в макушку.
— Нет, я хочу быть похоз на зулика!- говорил Левочка и крутился у бабушки на коленях, как раскрученная юла.
-Ах, ты моя радость!- ласково говорила бабушка и глаза ее наполнялись счастьем.
— Вот видишь, этот глупый дядя не пил рыбий жир! И теперь его хоронят!
А в две тысячи третьем году кладбище снесли, потому что специальная комиссия установила. Что, это кладбище относится к разряду неперспективных, как будто на кладбище вообще есть хоть какая-то перспектива. Бульдозеры быстро расчистили площадку, потом появился башенный кран, а потом вырос целый жилой комплекс, который по старой памяти назвали «Дружбой народов». Но дети в этом доме были хилые какие-то, ведь попробуй их накорми, если за окном ничего интересного. И уже не скажешь: «Вот не будешь кушать, не пойдешь играть на кладбище!»

Аркадий Крумер

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Зулик