5 дневников еврейских девочек, свидетельниц бесчеловечных правил Катастрофы

Дневник Анны Франк переиздавали несколько раз. Благодаря ее записям весь мир узнал о нацизме во всех его проявлениях… Историю этой еврейской девушки невозможно забыть и просто непозволительно с чем-либо сравнивать.
Однако до наших дней сохранились и другие подростковые дневники военных годов. Их писали заложники гетто, тюрем, беженцы… Все эти истории написаны в разных условиях. Но всех их объединяет одно – Трагедия.

Мы выбрали отрывки из 5 дневников еврейских девочек, свидетельниц бесчеловечных правил войны. 5 евреек, 5 историй, 5 жизней, искалеченных Трагедией – Рутка Ласкер, Мэри Берг, Ева Хейман, Элен Берр и Элизабет Кауфман.

1. Рутка Ласкер, 14 лет, Бедзин
«Я забыла самое важное. Я видела, как солдат вырвал из рук матери младенца и разбил ему голову о столб. Мозг ребенка тек по столбу. Мать в одно мгновение сошла с ума».
Рутка написала эти строки в гетто 6 февраля 1943 года. Ее записи сохранились и попали в руки специалистов в 2005-м году. Возможно, это последний военный дневник, который дошел до наших дней.

2. Мэри Берг, 16 лет, Лодзь
Мириам Ваттенберг (Мэри Берг) начала вести дневник о ужасах войны в 1939-м. Семье девушке повезло больше, чем кому-либо из евреев в гетто в те года. Мать Мириам имела гражданство США. Это их и спасало.
Однако уже в 1942-м немцы начали арестовывать всех, у кого иностранные документы. Так Ваттенберги попали в одну из страшнейших тюрем тех годов – в Павяк.
«По ту сторону колючей проволоки пышным цветом цветёт весна. Из своего окна я вижу девочек с букетами сирени, идущих по арийской стороне улицы. Даже здесь я чувствую нежный запах распустившихся цветов. В гетто нет и следа весны,» — говорится в дневнике Мэри.
Мириам вышла на свободу спустя 2 года. Записи этой девушки стали первым письменным доказательством Варшавского гетто. Дневник Мэри Берг опубликовали сразу после освобождения Освенцима в февральские дни 1945 года.

3. Ева Хейман, 13 лет, Надь Варад
«Мой маленький дневник, я не хочу умирать, я все еще хочу жить, даже если это означает, что только я остаюсь позади всего этого района. Я бы ждала конца войны в подвале или на чердаке, или в любом отверстии, я бы, мой маленький дневник, я бы даже позволила, чтобы косоглазый жандарм, который взял муку от нас, чтобы он поцеловал меня, только не быть убитой, только чтобы остаться в живых!» — запись Евы 30 мая 1944 года – день, когда она попала в Освенцим.

Позже девочка дописала: «…Они запечатывают вагоны с помощью навесных замков. Люди обязательно задохнутся в этой страшной жаре! Жандарм сказал, что он действительно не может понять этих евреев. Даже дети не плакали. Они все были как лунатики. Они вошли в эти вагоны оцепеневшие, без слов».
Дневник – это все, что осталось от улыбчивой еврейской девочки с косичками. Мама Евы Агнес отыскала записи своей дочери спустя некоторое время после войны. В 1948-м женщина опубликовала дневник и свела счеты с жизнью.

4. Элен Берр, 21 год, Париж
Ее дневник особенно отличается от других. Элен обожала литературу и скрипку, была весьма романтична. В каждой ее записи обязательно упоминался или великий писатель, или цитировались любимые произведения. Элен писала о своих мечтах, о своих радостях и надеждах даже в самые ужасные моменты жизни.
В день, когда немцы приказали всем французским евреям пришить на одежду жёлтую шестиконечную звезду, девушка была крайне возмущена тем, что ее заставляют повиноваться. «… Я решительно не собиралась её носить. Считала, что это позор, знак покорности немецким законам. Теперь же думаю иначе: мне кажется, не надевать звезду — предательство по отношению к тем, кто наденет», — писала Берр 4 июня 1942 года.
Ее жизнь оборвалась в концлагере Берген-Бельзен. Заболев тифом в 1945-м, девушка в один день просто не смогла прийти на перекличку. После этого надзирательница голыми руками лишила Элен жизни.

5. Элизабет Кауфман, 16 лет, Париж
Элизабет и ее мама без конца бежали от страшной участи. Как и другие беженцы, они выдвинулись на юг Франции.
«Мама должна была останавливать машины, которые могли доставить её к месту быстрее. Но иногда ей приходилось ждать следующей попутки два часа. Я же ехала вперёд на велосипеде, поэтому мы договорились встречаться каждые 30-40 километров, чтобы вместе переночевать», — написала Кауфман 13 июня 1940 года.
В конце концов, Элизабет попала в коммуну, в которой тайно жили другие еврейские дети. Вскоре отец девушки, который был писателем-антифашистом, получил визу в США. В 1942-м Элизабет и ее семья перебрались в штат Вирджиния.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

5 дневников еврейских девочек, свидетельниц бесчеловечных правил Катастрофы