Андрей Сахаров об Израиле и не только о нём..

Пять лет назад тогдашний председатель Европарламента господин Романо Проди опубликовал результаты опроса жителей Европы о том, откуда они ощущают наибольшую угрозу миру на планете. Большинство участников опроса такой страной назвали Израиль. Я не сомневаюсь в результате того опроса и полагаю, что европейская политическая элита в значительной своей части придерживается этого же мнения.
Поэтому я сочла возможным напомнить депутатам Европарламента и его нынешнему председателю, а также и другим европейцам, что писал в прошлом веке Андрей Сахаров о Ближнем Востоке, Израиле и палестинцах. Думаю, это уместно не только потому, что нельзя забывать опыт предыдущих поколений, но и потому, что ежегодная престижная премия Европарламента «За свободу мысли» носит имя Андрея Сахарова.

Елена Боннэр

1968 год («Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интелектуальной свободе»)
«Все народы имеют право решать свою судьбу свободным волеизъявлением. Это право гарантируется международным контролем над соблюдением всеми правительствами Декларации прав человека».(Сборник «Тревога и надежда», Москва, Интер-версо,1990, стр. 19).

«Цель международной политики – обеспечить повсеместное выполнение Всеобщей Декларации прав человека» (там же, стр.20).

«Трагический пример – Ближний Восток…С одной стороны, имело место безответственное поощрение так называемого арабского единства (которое ни в коей мере не носило социалистического характера, – достаточно вспомнить Иорданию, – а было чисто националистическим, антиизраильским; при этом утверждалось, что борьба арабов носит антиимпериалистический характер …Мы не можем здесь анализировать всей противоречивой трагической истории последних 20 лет…В 1948 году Израиль вел оборонительную войну. Превентивная война «шести дней» перед лицом угрозы уничтожения безжалостными, многократно превосходящими силами арабской каолиции должна быть оправдана» (там же, стр 18).

1973 год (из интервью 11 сентября)
«- Как вы оцениваете события на Ближнем Востоке?
— Эта война, которая началась с одновременных крупномасштабных операций Египта и Сирии, — большая трагедия для обоих народов: арабов и евреев. Но для Израиля в этой войне, как в войнах 1949, 1956 и 1967 годов, на карту поставлено само существование государства, само право на жизнь. Я полагаю, что для арабов эта война, по существу, результат игры внутренних и внешних сил, соображений престижа и националистических предрассудков. Я полагаю, что эта разница существует и ее надо принимать во внимание, оценивая эти события…Арабы должны ясно и недвусмысленно декларировать, что они признают право Израиля на существование в пределах границ, гарантирующих его безопасность, основные экономические интересы и будущую иммиграцию.
— Осуждаете ли вы сегодняшнюю политику лидеров Израиля?
— Нет. Эта страна, которая реализует право еврейского народа на государственность, борется в наши дни за свое существование, окруженная врагами, во много раз превосходящими ее по численности и материальным ресурсам. Эта враждебность сильно раздута опрометчивой политикой других государств. На совести всего человечества — гибель евреев от нацистского геноцида во время Второй мировой войны. Мы не можем себе позволить повторение этой трагедии сегодня». (Сборник «Pro et Contra», Пик, М-а, 1991, стр237).

1974 год (статья «Мир через полвека»)
«Человечеству угрожает упадок личной и государственной морали, проявляющийся уже сейчас в глубоком распаде во многих странах основных идеалов права и законности, в потребительском эгоизме, во всеобщем росте уголовных тенденций, в ставшем международным бедствием националистическом и политическом терроризме, в разрушительном распространении алкоголизма и наркомании» («Тревога и надежда», Интер-версо, М-а, 199б, стр.74).

1975 год («О стране и мире»)
«Другая зона кровавых событий – Ближний Восток. Десятилетия конфронтации, подогреваемой, начиная с 50-х годов, своекорыстной советской политикой, так запутали там положение, что сейчас уже очень трудно найти общеприемлемое решение… Долгосрочная цель этой политики – используя арабский национализм, создать для европейских стран (и США) трудности в снабжении нефтью и, таким образом, сделать их более управляемыми. Сейчас, когда мировая экономика дезорганизована нефтяным кризисом, видно всё коварство и действенность нефтяного подтекста «защиты справедливого дела арабских народов» — правда, Запад делает вид , что СССР здесь ни при чем. Во время октябрьской войны 1973 года, начатой Египтом и Сирией, вмешательство американской дипломатии, государственного секретаря Киссинжера, который находился в контакте с советскими руководителями, остановило и отвело назад вырвавшиеся на оперативный простор бронетанковые дивизии Шарона… Я считаю, что США и европейские страны приняли на себя в 1973 году ответственность за судьбу Израиля и что сейчас время платить по этому счету…Я считаю, что как и в других аналогичных проблемах, необходимо единство стран Запада, необходима готовность идти на временные экономические жертвы, вплоть до временного эмбарго на арабскую нефть… Я убежден, что только такая политика будет соответствовать долгосрочным интересам всех стран мира, в том числе и западных… Но очень важно, чтобы руководители палестинского народа на деле доказали свою лояльность к будущему урегулированнию арабо-израильского конфликта в целом, к безопасности Израиля, свое уважение к международному праву, отмежевалось от экстремистских и террористических группировок». («Тревога и надежда», стр.134).

«Леволиберальные интеллигенты часто готовы поддерживать и защищать любые экстремистские и даже террористические групировки в своей стране и во всем мире, если они выступают под «левой» вывеской, и в то же время сурово осуждать за консерватизм, реакционность тех, кто не солидаризируется с ними. Опасность такой позиции для человечества огромна» (там же, стр.141).

«Заслуживающим сожаления событием было принятие Генеральной Ассамблеей (причем, без обсуждения по существу) резолюции, объявившей сионизм формой расизма и расовой дискриминации. Все беспристрастные люди знают, что сионизм – это идеология национального возрождения еврейского народа после 2-х тысяч лет рассеяния и что эта идеология не направлена против других народов. Принятие подобной резолюции, по моему мнению, нанесло удар престижу ООН» (Из Нобелевской лекции «Мир, прогресс, права человека» (там же, стр 157).

«Я против международного терроризма, разрушающего мир, какими бы целями ни руководствовались его участники. Государства, реально стремящиеся к стабилизации в мире, не должны его поддерживать ни при каких обстоятельствах». (Письмо Президенту АН СССР. там же, стр.187).

1981-82-83 годы
«Начиная с конца 60-х годов, серьезным дестабилизирующим фактором стал международный терроризм, нечто вроде террористического интернационала «левых» и «правых» террористов. Те государства, которые прямо или косвенно поощряют эти разрушительные силы, несомненно наносят вред всему миру, в том числе и своим народам» (На присуждение премии им. Лео Сциларда, там же, стр 209).

«Вскоре после Мюнхенской трагедии правительство Израиля приняло решение об ответных акциях на террористические акты против израильских граждан, надеясь, вероятно, таким образом предотвратить террор. Но террористические акты продолжались. За 10 лет погибло (как я слышал по радио) 1300 граждан Израиля, от ответных бомбардировок – во много раз больше палестинцев, поставленных руководством ООП в положение заложников… Это трагично, но ведь трагично все положение на Ближнем Востоке… Нельзя не учитывать также дестабилизирующих международных последствий действий ООП на протяжении истекшего десятилетия, связь всей системы мирового терроризма с ООП…

Несколько слов о том, как я отношусь к палестинской проблеме в целом. Несомненно, каждый народ имеет право на свою территорию – это относится и к палестинцам, и к израильтянам, и, скажем, к народу крымских татар. После трагедии, разыгравшейся в 40-х годах, палестинцы стали объектом манипулирования, политической игры и спекуляции, оказались в руках у внешних и чуждых им сил. Давно можно было бы расселить беженцев по богатейшим арабским странам, дать им в руки технику и земли, деньги и образование, а не подставлять их под бомбы в ответ на бессмысленные террористические акты… В перспективе возможны различные варианты мирного урегулирования и достижения палестнской автономии. Однако Израиль не может допустить зависимого от СССР образования внутри своего государства или рядом с ним.

Только безоговорочное признание Израиля, отказ от терроризма, создание гарантий независимости от внешних влияний могут стать подлинной основой решения судьбы палестинцев» («Воспоминания», М-а, Права ч-ка, 1996, стр.258-259).

Читая эти слова Сахарова сегодня, я думала о том, как далеки от его идей миротворцы Осло и авторы Дорожной карты. Как они запутали и усугубили трагедию. Признав первого и ведущего террориста планеты Ясира Арафата легитимным политиком, лауреатом премии Мира, именно они открыли путь последующим генерациям международного терроризма вплоть до тех, кто разрушил башни -близнецы в Нью-Иорке, и до современных шахидов, идеология которых уже выплеснулась за пределы Израиля и уверенно шагает по планете. Способны ли понять это сегодняшние защитники Арафата и палестинского народа? Ведь все беды этого народа — следствие совокупной деятельности самого раиса, руководителей бесчисленных палестинских террористических организации¸ политики СССР и ООН и, как это ни парадоксально, тех американских и европейских политиков, которые считают себя миротворцами.

Елена Боннэр

Как действительно Андрей Дмитриевич оценивал ближневосточный конфликт?

1. Другой трагический пример — Ближний Восток. Если во Вьетнаме самая прямая ответственность лежит на США, то в этом случае косвенная ответственность ложится и на США, и на СССР (а в 1948 и 1956 гг. — и на Англию). С одной стороны, имело место безответственное поощрение так называемого арабского единства (которое ни в коей мере не носило социалистического характера, — достаточно вспомнить Иорданию, -а было чисто националистическим, антиизраильским); при этом утверждалось, что в своей основе борьба арабов носит антиимпериалистический характер. С другой стороны, имело место столь же безответственное поощрение израильских экстремистов.

Мы не можем здесь анализировать всей противоречивой, трагической истории событий последних 20 лет, в ходе которой и арабы, и Израиль, наряду с исторически оправданными действиями, совершали и весьма предосудительные действия, часто обусловленные действиями внешних сил. Так, в 1948 году Израиль вел оборонительную войну, но в 1956 году действия Израиля представляются предосудительными. Превентивная война «шести дней» перед лицом угрозы уничтожения безжалостными, многократно превосходящими силами арабской коалиции должна быть оправдана; но жестокость по отношению к беженцам и военнопленным, а также противозаконное стремление решать территориальные споры военными методами должны быть осуждены. Несмотря на это осуждение, разрыв отношений с Израилем представляется ошибкой, затрудняющей мирное урегулирование в этом районе, затрудняющей необходимое дипломатическое признание Израиля арабскими государствами.

Это программная работа Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интелектуальной свободе», написанная в 1968 году, по горячим следам Шестидневной войны. Никто тогда в кошмарном сне не мог себе представить 40-летнюю оккупацию Израилем не аннексированных им территорий и формирование на них режима раздельного существования двух групп населения с разным правовым статусом, разными режимами передвижения, транспортными системами, блокпостами только для одной их этих групп и пр. В этих условиях позиция Сахарова вполне взвешенная и разумная.

2. В сентябре 1972 года стало известно об ужасном преступлении — убийстве израильских спортсменов на Мюнхенской Олимпиаде. Эта акция, проведенная палестинскими террористами в нарушение традиционного мирного статута Международных Олимпиад, ведущего свое начало еще с античных времен, по утверждению ее организаторов, должна была привлечь внимание к трагическому положению палестинского народа и покарать сионистов, виновных в этой трагедии; в значительной мере, однако, она, по-видимому, явилась частью и началом террористической кампании, осуществляемой секретными службами некоторых государств по заранее согласованному плану с целью деструкции мирового капиталистического порядка (у меня нет прямых доказательств этого утверждения; это — предположение, истинность или ложность которого покажет будущее). Я принципиально осуждаю терроризм как чрезвычайно жестокое и разрушительное явление, какими бы целями он ни оправдывался. В частности, я решительно осуждаю и террористическую акцию против мирного населения палестинской деревни Дер-Ясин в период острых арабо-израильских столкновений 1948-1949 гг.

Вскоре после Мюнхенской трагедии правительство Израиля приняло решение об ответных акциях на террористические акты против израильских граждан, надеясь, вероятно, таким образом предотвратить террор. В ходе бомбежек палестинских лагерей на юге Ливана имели место многочисленные жертвы, в том числе среди мирных жителей (и об этом нельзя не сожалеть). Но террористические акты продолжались. За десять лет погибло (как я слышал по радио) 1300 граждан Израиля, от ответных бомбардировок — во много раз большее число палестинцев, поставленных руководством ООП в положение заложников. Сейчас, когда я пишу эту главу, правительство Израиля решило уничтожить военную Организацию Освобождения Палестины, предприняв крупное наступление. В ходе военных действий опять погибло много мирных жителей — палестинцев и ливанцев, много солдат с обеих сторон. Это трагично, но ведь трагично все положение, сложившееся на Ближнем Востоке. Нельзя не учитывать также дестабилизирующих международных последствий действий ООП на протяжении истекшего десятилетия, связь всей системы мирового терроризма с ООП. Особенно тяжелы последствия в Ливане, где от гражданской войны погибло более 100 тысяч человек. И все же у меня нет уверенности, что были исчерпаны все возможности мирного решения.

Несколько слов о том, как я отношусь к палестинской проблеме в целом. Несомненно, каждый народ имеет право на свою территорию — это относится и к палестинцам, и к израильтянам, и, скажем, к народу крымских татар. После трагедии, разыгравшейся в 40-х годах, палестинцы стали объектом манипулирования, политической игры и спекуляции, оказались в руках у внешних и чуждых им сил. Давно можно было бы расселить беженцев по богатейшим арабским странам, дать им в руки технику и земли, деньги и образование, а не подставлять их под бомбы в ответ на бессмысленные террористические акты.

В перспективе возможны различные варианты мирного урегулирования и достижения палестинской автономии. Однако Израиль не может при этом допустить зависимого от СССР образования внутри своего государства или рядом с ним. Только безоговорочное признание Израиля, отказ от терроризма, создание гарантий независимости от внешних влияний могут стать подлинной основой решения судьбы палестинцев.

Израиль и палестинцы должны проявить волю к переговорам, соглашению, глубокому компромиссу, признать наличие у противоположной стороны законных прав и интересов, перестать обмениваться оскорблениями («террористы», соответственно — «сионисты»; последнее, правда, само по себе не оскорбление) и, тем более, вооруженными ударами.

(Добавление 1988 г. Я надеюсь, что изменения в СССР, касающиеся его внутренней и внешней политики, будут способствовать решению наболевшей ближневосточной проблемы. В перспективе возможно и необходимо создание гарантий невмешательства СССР и связанных с ним стран — это должно устранить опасения Израиля.)

Это «Воспоминания», запись, относящаяся к теракту на Мюнхенской олимпиаде — действительно отвратительному событию. Запись сделана до 1988 года, когда после отказа Израиля от лондонской инициативы короля Хуссейна король объявил, что не будет больше брать на себя ответственность за Западный берег Иордана, и Израиль должен договариваться только и напрямую с палестинцами. Только поэтому Сахаров сказал, что «в перспективе возможны различные варианты мирного урегулирования и достижения палестинской автономии». Они действительно были возможны, но были похоронены любимым нашими правыми правительством Шамира. И все равно у Сахарова в целом взвешенная и правильная позиция.
Сейчас палестинцы признали Израиль (еще в 1993 году) и отказались от терроризма, но их судьба от этого лучше не стала.

Сравниваем у Боннер, как она ее интерпретирует:
Дорогие мои, я все это знаю. И мое отношение к «Шоврим штика» сугубо отрицательное. Более того, я уверена, что таковым было бы и отношение Сахарова. Сахаров всегда утверждал, что Израиль имеет право на безопасные границы и его армия — главная его гарантия. Думаю, что он не принял бы и главенствующую идею о двух государствах для двух народов. Его главной идеей для Израиля было вот что: за те деньги, которые идут в карманы палестинских вожаков (умеренных или неумеренных, но это уже мое добавление), давно можно было расселить всех палестинцев в арабском мире — это без денег их не берут, а с деньгами, обеспеченных, давно бы взяли. И даже была бы надежда, что они перестанут надеяться на пособие и научатся работать: это ведь не только тяжкий труд, но и радость — работать на себя, а их упорно десятилетиями приучают к пособию.

А идея «Два государства для двух народов», на мой взгляд (это уже после Сахарова я говорю, а не он), — бесперспективна и по сути своей ложна. Для того чтобы она стала реальностью, надо всех арабов из Израиля переселить в Газу. А так получается, Израиль для двух народов, а палестинское государство только для одного. Но весь мир, включая великое государство США, делает вид, будто они там в Белом Доме этого не понимают. Неужто такие глупенькие?
По-моему, очевидно, что позиция вдовы Сахарова имеет очень мало общего с позицией самого Сахарова. :)

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Андрей Сахаров об Израиле и не только о нём..