Это был день, когда меня лишили жизни

Циля Рубинчик из местечка Свислочь Белорусской ССР, стала одной из немногих, кому удалось спастись за миг до неизбежного, кто буквально выбрался из скользких, окровавленных рук немцев. Однажды и ей довелось оказаться в яме с ушедшими в мир иной евреями…
Свой рассказ она начала со слов: «Это был день, когда меня лишили жизни».

Фото: Виктория Герасимова

«На машину, куда евреев перед ликвидацией погрузили, лезли белорусские женщины, сдирали платки с голов, вырывали серьги из ушей, и все кричали: «Юде капут». После окончания ВОВ, когда я вернулась в Свислочь, они – мои соседи, говорили: «Понимаешь, такая была ситуация, всех вас все равно ликвидировали бы, а зачем пропадать добру»,» — рассказала 91-летняя Циля Гильевна в интервью учительнице Неониле Цыганок, которая уже более 10 лет восстанавливает историю, общаясь с очевидцами еврейской Трагедии.

Во время беседы пенсионерка просматривала свои фото и обмолвилась об одной маленькой, но многоречивой детали… Женщина подчеркнула, что в юные года она вовсе не походила на ту, глядя на которую можно было уверенно сказать, что она еврейка. «Если бы не жители местечка, большинство евреев смогли бы спастись… Так как ни один человек, помимо местных, не располагал сведениями, кто именно в нашем поселении еврейского происхождения».

Фото: Виктория Герасимова

Циле Рубинчик было всего 13 лет, когда на ее глазах немцы выводили из дома мать и 5 братьев и сестер. Тогда девочка успела спрятаться между сараями – это ее и спасло… В тот день Циля видела своих родных в последний раз. Так из большого семейства осталась лишь она, сестренка Нина и папа, который в это время был на фронте.
Немцы нашли их не сами, а с помощью добрых соседей, которые без малейших угрызений совести отправились к карателям с наводкой. К слову, именно соседи заходили первыми во двор семьи Цили, чтобы забрать евреев … Зачем они это делали? Одна из причин – еда, дома и одежда, которые оставались после еврейских семейств.

13-летняя девочка всю ночь сидела между сараями, а рано утром побежала к реке, чтобы переплыть на другой берег – подальше от деревни. Но там ее уже поджидали местные полицаи… «Я так кричала, что после ВОВ, когда пришла в Свислочь, Маня Булак сказала, что мой крик у нее так и звенит в ушах… Я кричала: «Я с тобой еще рассчитаюсь!» Так полицай меня за руку дотянул до сельсовета, примерно полкилометра. И когда меня уже на крыльцо толкнул (а я все кричу), там стоял Петя Лузанов, школьник, так он мне по руке как дал прикладом».

На входе в сельсовет Циля упала в обморок. Девочка пришла в себя уже в яме, куда скидывали всех ликвидированных евреев. «Было темно, я поняла, что кто-то на мне лежит и недомогание в левом предплечье. Это я упала на чьи-то кости, потому что палили в лицо, летели головы с черными длинными волосами. Я выкарабкалась из-под людей, оглянулась — нигде никого. Везде тишина».
Девочка понимала, что ей некуда идти, в Свислочь возвращаться нельзя, ведь тогда врагами были не только немцы, полицаи, но и соседи, друзья, которые порой поступали более жестоко, чем немцы. Поэтому Циля, «с отмороженными ногами и руками», просто шла в бескрайнюю лесную глубь… Чем дальше от людей, тем безопаснее.

Фото: Виктория Герасимова

Это был октябрь 1941 года. В декабре ее подобрали сельские люди. До этого момента Циля выживала одна в лесу, иногда выходя к деревням за едой. Рубинчик уверена, что ей удалось спастись лишь по одной причине – она бралась за любую работу: «Когда я приходила, никогда ничего не просила. И если вижу, что что-то делают — обязательно помогу. Вот и всё. Я была полезная: могла и огород обработать, распахать, и картошку обогнать, и забор построить — а почему бы и нет? И платочки я потом вязала, а за них нам давали зерно».

Сейчас Циля Рубинчик живет в Беларуси, а ее сестра Нина – в Германии. Пенсионерка рассказывает, что до сих пор вяжет те платочки, шапочки, но уже не для своего спасения, а просто так – для всех знакомых детей. «Сейчас люди стали еще хуже, чем были тогда. Стали более жадные. Вот я, например, всех люблю. Даже эти дети, которым я что-то вяжу — я же некоторых не видела даже. Но если я могу это сделать — почему нет?».

Фото: Виктория Герасимова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Это был день, когда меня лишили жизни