Гениальная схема

История не то, чтобы юмористическая, но посмеяться в паре мест, наверное, можно.

Недавно за столом встречались старой дворовой компанией, делились новостями: кто, где, как, чего… И зашла речь о том, что телефон нынче ни у кого из нас не отнимут, а вот если что посерьезнее…

Тут я и ляпнул, мол, большие деньги нужно носить так, как будто у тебя гроша за душей нет и терять тебе нечего — не раз так делал.

Все покивали, мол лучшая защита — сокрытие самого факта наличия ценности, а один товарищ возразил, мол не всегда — даже историю рассказал (далее с его слов).

Мы ж с сестрой, как спутниками жизни обзавелись, из района уехали — на съемных квартирах жили, в старой квартире нашей мать жила — мы её навещали по субботам… а тут и её не стало — похоронили, а квартиру решили продать. Просторная трешка в сталинке, в минуте от метро, в хорошем районе в центре Москвы — денег хватило бы на две двушки попроще где-нибудь в спальном районе. Я уже и вариант присмотрел, и у сестры тоже на примете квартира была. Оставалось только эту продать, тут и покупатель подвернулся.

Вот только деньги пришлось наличными забирать и неожиданно очень — некого позвать с собой было — поехал один.

А пока ехал — думал — деньги-то, прямо скажем не маленькие — за такие убить могут, если узнают, про то, что кого-то и так навести могут — не думал. И придумал, гениальную, как казалось схему — зашел внизу в Макдональдс — взял обед на вынос — в одной руке пакет бумажный, в другой — стакан колы, поднялся в квартиру. Документы подписали, деньги в пакет упаковал, колу — в другую руку, пожелал покупателю счастливого проживания и иду по улице — пакетом размахиваю, как будто там действительно три бигмака и картошка, в мыслях — весь в новой своей квартире.

Наклонил голову колы попить, тут раз… и вместо пакета в руках лишь маленький кусочек бумажки — даже не видел, кто из рук дернул — только народ в сторону подворотни оглядывается. Пока тупил — пару секунд потерял, бегом за угол в подворотню — его и след простыл.

Походил немного кругами — руки не слушаются, губы дрожат, колени подгибаются, сердце удары пропускает. Как представлю, что мне сейчас звонить объяснять сначала жене, потом сестре… или сначала сестре — ничуть не лучше, что я только что про…. денег в разы больше, чем за всю жизнь заработал — жить не хочется — всерьез задумываюсь о самоубийстве, но окружающая действительность не предоставляет легких путей: на улице пробки — под машину не бросишься, дома вокруг — не достаточно высокие — упадешь — только переломаешь себе все. Да и не выход это. Звонить нужно, но что говорить не ясно — столько денег я, даже если с утра до ночи горбатиться буду, только к седой старости заработаю, это если сестре ее долю отдавать буду, а на себя вообще ничего не оставлять. А мы с женой так мечтали, уже ребенка заводить готовились, столько ей уже пообещать успел…

Добрел несколько шагов до скамеечки, сижу, весь ушел в себя — думаю, как бы себя на органы продать или в рабство, и что жене сказать, жизнь переосмысливаю. Вдруг, чувствую, меня кто-то за плече трясет и что-то мне протягивает… Сначала хотелось, не разбирая, в рожу дать, но оцепенение еще не прошло. Поднимаю глаза — вижу лицо хиповатой и даже панковской наружности, напуганное чем-то, которое мне что-то вещает и тычет мне что-то под нос. Опускаю глаза — пакет бумажный из макдака… Первая мысль: «Решили добрые люди, что я из-за еды расстроился — отдают мне свой обед». Потом смотрю, как пакет свернут, как деформируется под весом содержимого… Поднимаю глаза, слышу:

— Мне чужого не надо! Я есть хотел — не ел со вчера ничего — думал бургеры…

Я несмело беру пакет, нерешительно открываю…

— …Я вообще не ворую, просто не жрал давно, думал…

Пересчитываю глазами пачки денег — вроде все на месте, ни одна не вскрыта.

— …Так что ты… это… не серчай… я ж не знал.

Лезу в карман, достаю полторы тысячи:

— На, поешь.

— Ты че! Мне чужого не надо… Мне б чуть-чуть…

Из протянутых полутора, поколебавшись, берет пятисотенную, тысячная падает на асфальт, он поднимает ее и протягивает мне… Я смотрю на него круглыми глазами. Он сует купюру мне в карман:

— Не надо.

И уходит.

Пока ехал домой, думал по очереди: «Нужно было сдать его милиции», «Что ж я ему так мало денег дал, аж стыдно», «Надо было этот стакан с колой ему отдать — все равно не лезет», «А вдруг там бумага нарезанная вместо денег… Да не, все уложено, как я клал».

Я нормально донес деньги домой, пересчитал все — не пропало ни купюры. Жене купил цветов, отзвонился, что все в порядке, потом позвонил сестре, сходил еще раз, купил цветов и ей. Мы нормально переехали в новые квартиры… Спасибо вам ребята, я эту историю еще никому не рассказывал.

В глазах у него стояли слезы. В нормальную колею празднование удалось вернуть еще не скоро.

Еврейский юмор. Одесский анекдот.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Гениальная схема