Герой

Подписаться на Telegram

Вы видели когда-нибудь героя? Я — видел. Дядя Боря не влачил свое существование — нет, он мужественно преодолевал его. Понятие «отвага жизненного подвига» заиграло для меня новыми красками после знакомства с этим Арджуной. В душе он был настоящий герой. Одна беда — героизм на его пылающем лике был написан столь явно, что испугал даже военкомат. Уж как Боря не рвался в армию, как не орал, не стучал кулаком по столу — его не взяли. Признали нездоровым. Душевно. Или душевно признали нездоровым. Призывник Борис набил морду военкому, надеясь таким образом доказать, что телом бодр и духом крепок, но подполковник, низкая душа, наябедничал ментам и Боря загремел на 15 суток.

В последующей жизни Боря отсидел своих 15 суток на хороший срок. Мог бы подняться в уголовной иерархии, но как-то на больше, чем мелкое хулиганство его не хватало. Да и местные менты жалели белобилетника. «Ну, с пулей Боря в голове» — говорили они, но парень добрый, хороший. Он на правду резкий, потому и к нам часто приезжает, но не сажать же его за правду?

К моменту, как я переехал в Борин двор, герою было уже «запийсят». Жизнь здорово помотала борца, но огонь в его душе затушить не смогла. Пламя борьбы за справедливость тлело под слоем памяти об отсиженном и отбитом, но стоило полить сердце Данко горючей жидкостью — и костер вспыхивал вновь.

Впервые я увидел Дядьборю раскачивающимся на балконной перекладине на уровне 12го этажа. При этом он фальшиво, но с большим чувством исполнял песню «Я люблю тебя жизнь!» Вместо припева солист обильно и умело матерился.

Я люблю тебя, жизнь, Что само по себе и не ново, Я люблю тебя, жизнь, Я люблю тебя снова и снова!!!

Вот уж окна зажглись, (еще бы-такой рев) Что, б…, п…, не спится? А? Хлебала разинули?! Я шагаю с работы устало. Я люблю тебя, жизнь, И хочу, чтобы лучше ты стала!

Поражала вялая реакция публики на исполнителя. Я осторожно подошел к толпе соседей.

— Милицию вызвали?

— Не. Это ж Боря. Они не поедут. Да и незачем — сейчас поорет малеха и успокоится.

— Может пожарных? Убьется ж.

— Да не. За 20 лет не убился, и сейчас нихрена с ним не сделается.

Действительно, порадовав публику последним куплетом:

Так ликуй и вершись, В трубных звуках весеннего гимна, Я люблю тебя, жизнь, И надеюсь, что это взаимно!!!

Солист заорал:

— Антракт, %ля! И скрылся в оконном проеме.

Все яростно зааплодировали. Я удивленно покосился на рукоплещущего соседа. Как-то он не походил на поклонника Бориного творчества. Сосед понял немой вопрос.

— Не будет овации — всю ночь не заткнется, — хмуро пояснил он. — Давай, хлопай сильнее, если не хочешь до утра его слушать. Не дай Б-же Боря арию Мистера Икс начнет — все, труба. Часа на три. Поет и рыдает. Рыдает и поет. Не может без слез про то, как устал он греться у чужого огня пропеть.

Я захлопал, отбивая ладони.

В душе Дядьбори бились сильнейшие страсти. Например, он очень любил детей. Без взаимности. Дети от него шарахались, Боря гонялся за ними по двору, чтобы вручить конфету. Если дитя оказывалось тормозом, Борис его хватал и угощал полураздавленной грязной барбариской, не взирая на вопли и сопротивление. Угостив, тут же терял интерес к одаряемому и шел ловить нового неоконфеченного робятенка.

Так же сильно и страстно Боря не любил собак. Деятельно недолюбливал, можно сказать. Собаки платили ему взаимностью. Для сукиных детей у Бори всегда был припасен гостинчик — половина кирпича. На население эта охота тоже производила сильное впечатление — идешь себе, никого не трогаешь, а тут навстречу первобытный Боря с оружием пролетариата в мускулистой руке. И смотрит, прицеливаясь так, с прищуром. Оторопь брала, признаю. Бабок так со скамеек сдувало при виде охотящегося Бориса. Оно, конечно да, Боря человек неплохой, душевный, последней рубашкой поделится (хотя почему-то все отказываются), но голова-то своя, не тятина. Ну его, лучше дома одной посидеть-поскучать, чем на миру и с колиным кирпичом в чане. Тем более, что бросок у Бори о-го-го. Мэджик Джонсон позавидует. Все помнят ту неосторожную болонку на подоконнике 5-го этажа… Нашла на кого гавкать, идиотка.

Как-то раз обе страсти (любовь к детям и неприязнь к сукиным детям) объединились. Найда, черная немецкая сука была самой тупой и злобной овчаркой, что я встречал в жизни. Ни разу не было того, чтобы Найда могла кого цапнуть — и не цапнула. Хозяин не знал что с ней делать. Поводки, намордники — ничего не спасало. Мало того, жаловался мне Паша владелец, эта тварь вечно что-то норовила сожрать на улице. Чем тухлее — тем вкуснее. Прошлогодний голубь, сгнившая крыса — все шло в пасть. После пира Найда традиционно пыталась околеть. Её рвало, она засирала всю хату, Паша разорялся на ветеринаров, дуру откачивали и похудевшая Найда снова выходила во двор жадно шевеля ноздрями в поисках вкуснятины.

Как-то я обнаружил Найду без намордника на длинном поводке. Опасливо притормозил.

— Не ссы! — радостно заорал Паша. — Она больше не кусается!

— Зубы вырвал? Боюсь как бы не засосала насмерть…

— Не! Лучше! — Что?

— Подойди — увидишь!

Я опасливо приблизился. Сучара немедленно бросилась к ноге, но не добежав метра повалилась на спину и засучила лапами. Из пасти повалила белая пена.

— Это че?

— Поводок-электрошокер. Из-за бугра привезли! — веселился хозяин. Видишь кнопочку? Жмешь и заряд бодрости в тупую башку!

— Круто! И давно ты так?

— Второй день. Уже поутихла. Но еще на что-то надеется.

— Ну, успехов в дрессировке! — без особого воодушевления пожелал я и пошел к подъезду. За спиной раздался истошный вой.

— Что, Найда, вкусная, б…, ворона? — участливо интересовался Паша у конвульсирующей суки. — Приятного аппетита!

Неделю Паша ходил гоголем. Найда, по-деревянному переставляя лапами, брела за ним. В глазах её полностью угас интерес к жизни. Обнаглевшие соседи дошли до ранее немыслимого — не боялись ездить с ней в лифте. Полное крушение всех жизненных ценностей. Как эта тварь узнала, что аккумулятор сел — никому не известно. Радостный лай и заполошный визг цапнутого мальчонки сплелись в единую симфонию с клубами Пашиного мата. Оказывается ему тоже досталось.

На лестничной площадке появился недовольный Дядьборя. Сильно выпимши. Герой не одобрял, когда безобразия хулиганил кто-нибудь, кроме него. Как всякий творец, он не признавал конкуренции.

— Это что за фуета там барагозит? — хмуро поинтересовался демиург.

— Найда, проглядь эдакая, с поводка сорвалась! Мишку, Натахиного сынка, за ногу укусила. Вон по двору бегает.

Дядьборя начал стремительно краснеть лицом.

— Робенка? — как бы не веря в такое паскудство переспросил он. — КАКАЯ-ТО СУК@?!!! Укусила?!!! Ну, падла, держись!!!

Народ прыснул в стороны. Сметая все на своем пути, благородный мститель вылетел во двор. Там наивная идиотка вовсю наслаждалась свободой — она жрала. Палая листва, коренья, перегной, суглинок, песок — все шло в пищу. При этом она весело, с мстительным выражением на морде, поглядывала на причитающего хозяина. «На, на!» — читалось в её глазах. «Рррразорю на ветеринарах!!!».

Найда так увлеклась харчами, что прозевала дворового немезида. Боря подлетел к ней тайфуном, не говоря худого слова схватил за шкирку с хвостом и поднял в воздух. После чего страшно заревел и укусил собаку за спину.

Сказать, что овчарка удивилась — ничего не сказать. Морда ее от вытаращенных глаз напоминала пекинесью. Боря же рычал и рвал ей холку. Спасло скотину то, что от неожиданности она обосралась и Боря поперхнулся шерстью. Отплевываясь с дикими матюками Борис отпустил хвост и закрутил суку за шкирку. После чего запулил ее метров на 15. Жаль, что среди благодарной публики не нашлось ни одного спортивного комиссара. Рекорд мира по метанию овчарок на дальность Боре был бы обеспечен.

Найда вернулась через неделю. Резко поменяв парадигму поведения. Видать, все же Боре удалось разорвать ей шаблон отношения к двуногим. Стала тиха, послушна, не жрала тухлятину, не гадила. Ну, почти. При виде Бори у нее расслаблялись все сфинктеры в теле и она опустошалась всем, что есть, не сходя с места. При этом истошно подвывая. Дядьборя навеки обрел славу былинного богатыря. Так и говорили про него:

— Борю знаете?

— Это какого?

— Того, кто собаку искусал до полусмерти.

— А кто ж его не знает!

Некоторые советовали Паше проколоть Найде курс от бешенства. А то мало ли…

Еврейский юмор. Одесский анекдот.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Герой