Их связала сама судьба

Подписаться на Telegram

«Наши души созданы друг для друга, но уста их немы — слыхана ли в мире подобная нелепость?.. Дорогая, ведь для меня счастье — это Вы, счастье и торжество души!» – из письма Джека Лондона своей подруге Анне Струнской.
Джека Лондона и Анну Струнскую связывали поистине высокие отношения. Они дышали друг другом, но быть вместе так и не смогли. От их обжигающих, страстных, удушающих чувств осталась только переписка, наполненная лаской, неподдельной дружбой и всеобъемлющей любовью, которой так и не позволили выйти за пределы листа бумаги.
Их жизненные пути пересеклись в решающий и самый необходимый для них момент промозглым осенним днем 1899-го. Это было собрание, посвященное вопросам Парижской коммуны. Когда Джек Лондон едва увидел Анну Струнскую, белорусскую еврейку с роскошными черными локонами и бездонными глазами, он понял сразу, что это не последняя их встреча. Так и случилось. Позже Джек посвятит своей подруге следующие строки:
«Интеллект и одаренность — это в ней чувствовалось прежде всего. Рыться в человеческой душе для меня наслаждение, и тут Анна была неисчерпаемым источником. Многоликая — прозвал я ее. Она глубока, тонка и психологична. Она лишена официальности и чопорности. Она очень легко находит дорогу к людям. Знает пропасть всего. Радость и наслаждение для друзей. Она русская».
Их отношения развивались довольно быстро. Они разговаривали обо всем на свете и не могли наговориться. Материализм, религия, экономика, биология, социализм… Рационализм, мироустройство и, конечно же, чувства… Всё это их безумно завлекало и восхищало. Они бесконечно дискуссировали, но их беседы никогда не переходили в скандалы. Общение Струнской и Лондона порождало большие, чистые, правильные идеи, как это бывает лишь у поистине родственных душ.
Когда Джек уезжал, он писал своей подруге письма, длинные, пропитанные той же обжигающей остротой, что и их встречи. А Анна всегда отвечала. Но их общение было наполнено вовсе не любовным пылом, а азартом научным, исследовательским, новаторским. В одном из писем Лондон писал:
«Несмотря на бурю в стакане воды, которой было отмечено наше знакомство, на самом-то деле никакого разлада не было между нами. В глубине души мы были по-настоящему близки, созвучны, что ли. Корабль спущен на воду, рвется к морю; полозья возмущенно скрипят и стонут, но море и корабль не слышат их. То же было и с нами, когда мы ворвались в жизнь друг друга».
Вскоре после знакомства Струнская стала главным критиком произведений Лондона. Он восторженно внимал каждое ее слово, каждую правку, и покорно всё переписывал. В свою очередь Джек видел в ней глубокого мыслителя и настаивал, чтобы та попробовала себя в писательской деле. Однажды Анна прислушалась к своему товарищу и рискнула. А через некоторое время они уже вместе написали книгу о своих высоких отношениях, назвав ее «Переписка Кемптона и Уэйса».
На тот момент Лондон видел в Анне уже больше, чем просто верного друга и гениального спорщика. Он бесповоротно влюбился в нее, но о своих чувствах сначала предпочитал молчать. Джек был твердо убежден, что «любовь – западня, поставленная природой для отдельной личности. Надо жениться не по любви, а по особым качествам, определяемым разумом». Возможно, если бы он хотя бы на секунду позволил чувствам взять верх над своей непробиваемостью, история их отношений с Анной имела бы совсем другой конец. Но, увы.
Своей невесте Бесси Маддерн Джек сразу сказал правда – ее он не любит, но видит в ней хорошую партию для удачного брака. Услышав это, девушка не была смущена и всё-таки вышла за него замуж. В их браке появились 2 прекрасные дочери, чему Лондон был несказанно рад. Однако всё это время он продолжал писать своей Анне и сдержанно клясться, что только она – его жизнь и счастье. В 1902 году Струнская наконец перестала скрывать свои чувства к Джеку. На радостях он даже предложил ей стать его супругой, но в ответ получил отказ. Анна не могла себе позволить строить счастье на рухнувшем браке Лондона и тем более лишать его детей отца.
Спустя несколько лет Анна вышла замуж за работника революционного новостного бюро Уильяма Уоллинга. В их браке родились 4 детей, но пронести свою любовь сквозь года супругам не удалось. В 1932-м они расстались. Главная причина – слишком разные взгляды на жизнь.
Что касается Джека, то после разрыва с первой супругой он сошелся с Чармиан Киттредж. Однако построить счастливые отношения с новой избранницей Лондону не удалось. За всю жизнь он так и не нашел женщину, которая бы смогла затмить в его глазах Струнскую.
В 1916 году сердце Джека Лондона остановилось. Перед своей кончиной он полностью утратил веру в Социалистическую партию и вышел из нее. Струнская же восхищалась идеями социализма до последнего. Она пережила Лондона почти на 50 лет, но все это время помнила своего сердечного друга.
«“Принимайте меня таким: неожиданным гостем на короткий миг Вашей жизни, перелётной птицей, пахнувшей солёными ветрами…” Так он писал мне 21 декабря 1899 года на двадцать четвёртом году своей жизни. Перелётная птица пахнула солёными ветрами не только на мою жизнь, но и на жизнь вообще, и не на короткий миг, а навечно,» — из книги Анны Струнской.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Их связала сама судьба