Израильский политик из семьи православного священника. Отец Георгий — человек с невероятной судьбой и необычной семейной историей

Подписаться на Telegram

Под Костромой, в селе Карабаново, есть небольшой православный храм. Здесь служит священником отец Георгий — человек с невероятной судьбой и необычной семейной историей. Его прадед был офицером-белогвардейцем, прабабушка — католичкой, отец — членом ВКП(б), а сын, Юлий Эдельштейн, до 2020 года был спикером Кнессета. И вот последнее вызывает больше всего вопросов. Как же так получилось, что ребенок православного священника стал успешным израильским политиком?

Отец Георгий (урожденный Юрий Михайлович Эдельштейн) принял крещение в Русской православной церкви в 20 лет, будучи студентом института иностранных языков. Получив диплом лингвиста, Эдельштейн захотел стать священником. Однако рукополагать его не соглашались ни в одном городе. К своей цели отец Георгий шел долгих 23 года, за это время он уже успел построить карьеру, что значительно усложняло его путь к сану. В «Записках сельского священника» он писал о том, почему получал отказы: «Никак не велит таких рукополагать, особенно если с высшим образованием. А уж если кандидат наук, доцент, заведует кафедрой в университете — и подавно. И совсем плохо, честно признаться, что еврей: неспокойные они люди».

Рукоположили доцента Эдельштейна, когда ему было уже 47 лет. Узнав об этом, ректор университета, в котором работала и супруга священника, поставил ей ультиматум: увольнение или развод. Отец Георгий вспоминал: «Она поработала еще год и ушла. Раньше на двоих у нас, доцентов, была зарплата 700 рублей. А теперь у жены — ноль, а у меня — 100. Но при родной советской власти можно было прожить. К тому же прихожане помогали: кто принесет картошки, кто сахару».

Юлий Эдельштейн тоже был крещен в православной церкви, однако из-за одного ужасного события он отрекся от религии. Священник рассказал об этом случае: «В 1979 году председатель КГБ Андропов арестовал группу «религиозных экстремистов», среди которых оказались Лев Ригельсон, Глеб Якунин и отец Дмитрий Дудко, у которого Юлий нередко бывал в приходе. После своего ареста отец Дмитрий согласился сотрудничать с КГБ и появился на центральном телевидении, но не в рясе, а в плохо сидящем костюмчике, и каялся в антисоветской пропаганде. Когда отец Дмитрий это говорил, Юлик от переживания потерял сознание. И, я думаю, это было главным, почему он отошел от православной церкви».

После этого Юлий начал активно интересоваться иудаизмом, историей еврейского народа и ивритом. Своими знаниями он делился со всеми, кто хотел был ближе к Израилю. Занятия Юлий проводил на квартирах. За всей этой «антисоветской деятельностью», естественно, внимательно наблюдали. Однако на предупреждения Юлий, осознавая все риски, не реагировал. Отец израильского политика говорил: «А потом люди, которым полагается следить, пришли на его занятия, порвали книжки, тетради, поломали магнитофоны. Потом его посадили — якобы нашли в доме наркотики: спичечную коробочку, а в ней — какие-то камушки. На суде адвокат Юлия под протокол заставил оперативников, которые «нашли» у него запрещенное вещество, несколько раз повторить, что они нашли его на подоконнике. Затем он попросил суд прервать заседание и посетить квартиру. Подоконника в квартире не оказалось! Но даже это не спасло: за хранение наркотиков без цели сбыта Юлий получил три года сибирских лагерей».

Освободившись, Юлий в 1987-м репатриировался в Израиль. Вместе с ним поехали супруга и дочка. Надо сказать, что заявление на выезд в еврейское государство Эдельштейн подавал еще в 1978-м, из-за чего был моментально отчислен из института. А год спустя к Юлию прикрепился популярный советский статут — «отказник».
В 1996-м Эдельштейн вместе с Натаном Щаранским основали партию «Исраэль ба-Алия», которая со временем влилась в «Ликуд». Юлий же до 2006 года был вице-спикером Кнессета. В 2009-м он стал депутатом израильского правительства и занял пост министра информации и диаспоры Израиля. Спустя 4 года Эдельштейна избрали спикером Кнессета.
О карьере сына отец Георгий говорит с гордостью: «Мне очень приятно, что Юлик никогда не шел на компромисс — ни здесь, ни в Израиле. Когда Юлик с Натаном организовали партию, на телевидении ему задали вопрос: «А правда ли, что ваш отец — православный священник?» — Он говорит: «Правда». — «Так вы, наверное, не еврей?» Когда ему этот вопрос задали в четвертый или в пятый раз, он обратился к ведущему: «Если вы мне позволите, я вот здесь прямо перед камерой докажу, что я еврей!»».

Отец Георгий с женой уже привыкли к большому вниманию со стороны прессы. К ним домой не раз приезжали журналисты, чтобы сделать очередной материал об их знаменитом сыне. Теперь, говорит священник, о семье израильского политика, кажется, известно уже все: «Юлику давно никто вопросов не задает ни о папе, ни о маме. Мама с папой ходят в церковь, а сын — в синагогу. Все на своих местах».

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Израильский политик из семьи православного священника. Отец Георгий — человек с невероятной судьбой и необычной семейной историей