Как израильский хай‑тек умудряется вести бизнес в арабских стран

Подписаться на Telegram

Выгодные сделки (и убедительные доказательства непричастности) укрепляют добрососедские отношения.

За 30 лет работы в израильской разведке Шмуэль Бар с головой ушел в герменевтику международного терроризма. Он освоил технологии анализа текстов, знакомые, скорее, ученым, изучающим Коран и Библию, и пришел к выводу, что в своих прощальных видеозаписях террористы‑смертники используют особый язык и религиозные воззвания. Слова «победа за терпеливыми» часто встречались у террористов «ХАМАС». А смертники из «Аль‑Каиды» предпочитают фразу: «Аллах, сочти их, убей их и не оставь ни одного в живых».

Оставив службу в разведке в 2003 году, 62‑летний Бар разглядел в растущем чувстве обреченности из‑за распространения мирового терроризма возможность применить свои знания и основал компанию IntuView, которая занимается поиском и анализом данных в соцсетях с целью обнаружения террористов. Компания Бара предоставляет услуги полиции, пограничным службам, а также органам разведки Европы и США.

Шмуэль Бар. Yaakov Israel

Два года назад на Бара совершенно неожиданно вышел человек из высших эшелонов власти Саудовской Аравии и предложил сотрудничество. Переговоры проходили по скайпу. Саудовцы узнали о его технологиях выявления потенциальных террористов и хотели ими воспользоваться. Бару пришлось учредить фиктивную зарубежную фирму, чтобы скрыть «национальность» своей компании. Затем он принялся выслеживать саудовских экстремистов с помощью программы IntuScan, способной ежедневно обрабатывать 4 млн сообщений из социальных сетей Facebook и Twitter. В дальнейшем Бар получил заказ на исследование отношения населения к королевской семье.

«Я таких клиентов не искал, — говорит Бар, всю жизнь посвятивший борьбе с врагами Государства Израиль и по‑прежнему удивленный таким поворотом. — Они пришли ко мне сами».

Бар заявляет, что свободно встречается с саудовцами и представителями других стран Залива на зарубежных конференциях и частных мероприятиях. Торговля и сотрудничество между Израилем и целым рядом арабских стран в сфере технологий и разведки процветают, хотя никто не говорит об этом открыто. Один исследовательский центр в Лондоне отозвал было приглашение Бара принять участие в конференции, где должен был присутствовать высокопоставленный саудовский чиновник. Но Бар успокоил организаторов, сообщив, что они уже договорились вместе пообедать перед конференцией. «Организаторы пересаудили саудов», — отмечает Бар.

Cтраны Ближнего Востока не готовы перековать мечи на орала. Но происходит объединение усилий, основанное на общих страхах перед иранской бомбой, терроризмом во имя джихада, повстанческим движением и выводом из региона американских войск. Правительство Израиля полностью поддерживает IntuView: им разрешено оказывать помощь любым странам, которым угрожает Иран или вооруженные исламские группировки. «Мы окажем помощь любой стране, если она не враждебна Израилю», — заявляет Бар. Под запретом находятся лишь Сирия, Ливан, Иран и Ирак.

Саудовская Аравия и богатые нефтью арабские страны всегда готовы заплатить за помощь. «Арабский бойкот? — смеется Шмуэль Бар. — Его не существует».

Арабские страны готовы сотрудничать с Израилем прежде всего в сфере кибербезопасности. После того как в 2012 году хакеры вторглись в компьютерные системы нефтяной компании Saudi Aramco, для восстановления систем были приглашены израильские специалисты. Некоторые из них продолжают свое сотрудничество на постоянной основе, через оффшоры. «Сотрудничество будет только расширяться, — сказал в интервью Руди Джулиани, когда встречался в Израиле с премьер‑министром Биньямином Нетаньяху. — Я вижу перспективы и вне сферы информационных технологий», — добавил бывший мэр Нью‑Йорка, который занимает должность советника президента Трампа по кибербезопасности.

Эмбарго на торговлю с Израилем, наложенное арабскими странами еще в 1948 году, сразу после основания еврейского государства, требует, чтобы любые коммерческие отношения с Израилем поддерживались исключительно неофициально, через подставные фирмы в других странах. Сегодня объемы сотрудничества так велики, что скрывать их становится все труднее и труднее. Например, не так давно предприниматель из Израиля через дочерние компании в Европе и США инвестировал в инфраструктуру безопасности Объединенных Арабских Эмиратов более 6 млрд долларов. В разработках участвовали израильские инженеры. Другие израильские компании (также через подставные фирмы) работают в странах Залива в области опреснения воды, защиты инфраструктуры, кибербезопасности и разведки.

«Этим занимаются все крупные и некоторые мелкие фирмы», — говорит Шабтай Шавит, бывший шеф «Моссада», руководящий израильским охранным предприятием Athena GS3. Чем именно занимаются израильские фирмы в арабских странах, Шавит не разглашает. «Никто не пилит сук, на котором сидит», — говорит он.

Осторожность соблюдается особенно тщательно, когда речь идет о торговле оружием. Когда клиенты из Кувейта, Катара или Саудовской Аравии посещают расположенный в штате Нью‑Гемпшир завод компании Elbit Systems of America, дочернего предприятия Elbit Systems, крупнейшего в Израиле разработчика вооружения, оттуда убирают все надписи на иврите и даже снимают таблички сотрудников, если у них еврейские фамилии. По словам бывшего сотрудника, с деталей снималась маркировка, указывающая на Израиль. Elbit Systems of America в своем заявлении сообщила, что сокрытие названия Elbit или связи с Израилем не является политикой компании.

Поставки оружия компанией Elbit в Саудовскую Аравию привлекли внимание два года назад, когда американский инженер Крис Крамер отправился туда для демонстрации системы целенаведения ракет TOW. Крамер работал на Elbit на протяжении 12 лет. За день до возвращения домой Крамер был найден мертвым в отеле военного городка Табук. Причиной смерти саудовская полиция назвала самоубийство, однако семья инженера отвергает эту версию.

В заявлении, опубликованном в Израиле, компания Elbit не объяснила, чем именно Крамер занимался в Саудовской Аравии. Было сказано лишь, что Крамер работал с «американской продукцией», без какого‑либо применения израильских технологий.

В своих выступлениях Нетаньяху часто острит, что арабы интересуются Израилем по трем причинам: «технология, технология и еще раз технология». Израильско‑палестинский конфликт является основной причиной того, что интерес этот пока не привел к налаживанию деловых связей. Сотрудничество в Заливе не станет по‑настоящему выгодным, пока «Нетаньяху не осенит» и он не подпишет мирный договор, говорит Риад эль‑Хури, директор компании GeoEconomica, базирующейся в Аммане, столице Иордании. Однако обстановка может резко ухудшиться. И во время предвыборной кампании и после инаугурации Трамп выражал намерение перенести посольство США в Израиле из Тель‑Авива в Иерусалим. Дэвид Фридман, кандидат на пост посла США в Израиле и адвокат Трампа по вопросам банкротства, неоднократно заявлял, что собирается работать в «вечной столице Израиля». Палестинская партия «Фатх» ответила, что переезд посольства в Иерусалим «откроет врата ада». 1 февраля Нетаньяху впервые за 25 лет объявил о строительстве нового поселения на Западном берегу Иордана. Заручившись поддержкой нового президента США, Израиль одобрил строительство дополнительных 5500 домов. 15 февраля Трамп пригласил Нетаньяху посетить Белый дом.

Саудовская Аравия обещает заключить мир с Израилем после того, как установится мир между Израилем и Палестиной. Предложение вновь прозвучало в 2016 году из уст двух высокопоставленных саудовских чиновников в отставке во время редкого совместного выступления с израильскими коллегами в Вашингтоне и Иерусалиме. Салман аль‑Ансари, бывший банкир и руководитель СМИ, возглавляющий новую группу защиты интересов Саудовской Аравии в Вашингтоне, в октябре сделал еще более решительное заявление. В статье для издания The Hill он выразил мнение, что Саудовская Аравия и Израиль должны создать «коалицию» на основе открытых деловых связей, что послужит «двойной опорой региональной стабильности». Арабские источники обрушились на аль‑Ансари с критикой за то, что в этой статье он ни словом не упомянул Палестину. Он же заявляет, что сделал это намеренно, желая избавиться от привычной парадигмы, где признание палестинской государственности является важнейшим условием мира на Ближнем Востоке. По его мнению, связи между Израилем и Саудовской Аравией могут развиваться и в отсутствие формальных дипломатических отношений благодаря «прагматично настроенному и дальновидному» заместителю наследного принца Мухаммеду ибн Салману.

Эти пробные шаги «показывают, как меняется Саудовская Аравия, — говорит Деннис Росс, бывший советник по ближневосточной политике при трех американских президентах. — Ничего подобного прежде не бывало. Это явно предвещает перемены».

Налаживанием регионального сотрудничества активно занимается друз Аюб Кара, 61‑летний депутат, который недавно получил пост министра. Убежденный сторонник мирного сосуществования с Палестиной, он разделяет мечту (или иллюзию) партии «Ликуд»: налаживание отношений с арабскими странами при сохранении контроля над значительной частью Западного берега.

Израиль и Иордания уже ведут работы над совместным проектом в пустыне, и Кара утверждает, что Саудовская Аравия рано или поздно подключится. «Им нужны наши технологии, наши знания и опыт, и им надоело все время думать о Палестине», — говорит он.

Строительство канала Красное море — Мертвое море представляет собой грандиозный совместный проект Израиля, Иордании и Палестины. Стоимость его оценивается в 10 млрд долларов. Финансируемый отчасти Всемирным банком, проект предполагает не только проведение канала для переброски воды из Красного моря в Мертвое на глубине более 400 м ниже уровня моря, но и опреснение воды и обеспечит Израиль, Иорданию и Палестину питьевой водой и электроэнергией. Отходы в виде соляных растворов вольются в Мертвое море и спасут его от обмеления. Этот проект снимет напряжение на перекрестке водных путей, которые обеспечивают не только Израиль, Иорданию и Западный берег, но и некоторые районы Саудовской Аравии, Ливана и Сирии пресной водой.

Аюб Кара (в голубой рубашке) дома с друзьями и родственниками. Yaakov Israel / Bloomberg Businessweek

Параллельно Кара ведет переговоры с Иорданией о налаживании нового торгового маршрута из Европы через Турцию и порт Хайфы в Иорданию, Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива. Мало кто знает, что Израиль является важным перевалочным пунктом на пути товаров из Турции в Саудовскую Аравию. Раньше все товары шли через Сирию, но с началом гражданской войны это стало невозможным. В результате товары доставляются из турецких портов в Хайфу, перегружаются в грузовики и едут до Иордании. Какое‑то время таможенники на границе Иордании и Саудовской Аравии пропускали грузы. Но путь в Саудовскую Аравию резко закрылся два года назад после доноса конкурента из Эр‑Рияда.

Через высокопоставленных партнеров в правительстве Иордании Кара пытается добиться открытия торгового пути из Израиля в Саудовскую Аравию и далее в страны Аравийского полуострова, что приведет к пятикратному росту объема турецких грузоперевозок. «Очень скоро мы начнем действовать в открытую, — говорит Кара. — Вы еще увидите Нетаньяху выходящим из самолета в одной из арабских стран». Его партнер в Иордании соглашается: «Времена изменились. Все эти страны ищут сотрудничества с Израилем».

С момента заключения соглашений в Осло в начале 1990‑х годов Израиль имеет торговые представительства в Катаре и Омане, а примерно год назад страна получила разрешение отправить в Абу‑Даби своего дипломата, который представляет Израиль в Международном агентстве по возобновляемым источникам энергии, а также выполняет посольские функции и занимается развитием связей со странами Персидского залива.

Роль Кары уникальна. Единственный араб в кабинете министров, он проводит регулярные встречи с арабскими дипломатами и бизнесменами в Каире, Касабланке, Женеве и Нью‑Йорке.

«Я чувствую себя евреем, но я не еврей. Я веду переговоры и общаюсь на арабском, но не предаю интересы Израиля».

Он также рассказывает об интересе стран Залива к постройке нового нефтепровода на Красном море. Cуществующий нефтепровод был построен при деятельном участии шаха Ирана 50 лет назад, когда Израиль и Иран тайно поддерживали друг друга. 254‑километровый нефтепровод соединяет терминалы в Красном (Эйлат) и Средиземном (Ашкелон) морях и находится под управлением государственной трубопроводной компании «Эйлат‑Ашкелон». Израиль захватил нефтепровод после падения шахского режима в 1979 году. В прошлом году швейцарский арбитражный суд обязал Израиль выплатить Ирану компенсацию в размере 1,1 млрд долларов. Израиль отказывается выплачивать компенсацию заклятому врагу. Кара сообщает, что возможность использования нефтепровода продолжает фигурировать в его переговорах с Саудовской Аравией.

Дом Кары в Далият‑аль‑Кармель. Yaakov Israel / Bloomberg Businessweek

Пока «все должно оставаться в тени», — говорит Шавит, бывший шеф «Моссада». Именно таким образом израильский бизнесмен Мати Кочави проторил своей компании путь в ОАЭ, где ее оборот достигает 6 млрд долларов.

Кочави предложил услуги обеспечения безопасности лидерам ОАЭ, не скрывая национальности компании. Его заверили, что проблем не возникнет, если сотрудники не проживают в Израиле постоянно. Совершенство израильских технологий обеспечения безопасности вызывало восхищение в стране, сталкивавшейся с похожими угрозами, но не имеющей достаточно развитых систем. «Когда мы начали работать, не было даже заборов, — рассказывает один из бывших сотрудников. — Верблюды запросто подходили к нефтеочистным сооружениям и пили нефть». Кочави отказался прокомментировать это сообщение.

Кочави соблазнил ОАЭ самой совершенной комплексной системой обеспечения безопасности. С 2007 по 2015 год его компания AGT International установила тысячи камер, сенсорных устройств и распознавателей автомобильных номеров вдоль границы ОАЭ и в Абу‑Даби. Платформа искусственного интеллекта под кодовым названием Wisdom обрабатывала поступающие данные и изображения. Формально Кочави руководил проектом из США и Швейцарии. Однако вся научно‑техническая работа происходила в Израиле в фирме Logic Industries, также принадлежащей Кочави.

В разгар работы над этим проектом дважды в неделю выкрашенный в белый цвет частный «Боинг‑737» курсировал между Тель‑Авивом и Абу‑Даби, совершая для прикрытия кратковременную посадку на Кипре или в Аммане. На борту находились израильские инженеры, многие — бывшие сотрудники служб безопасности. Свою национальность и имена они скрывали как могли.

Эффективность израильских технологий была доказана, когда в декабре 2014 года в туалете торгового центра Абу‑Даби женщина зарезала американку. Сразу после убийства она заложила бомбу у дома американского врача. Бомба была обезврежена, а личность убийцы установлена в течение суток с помощью системы обработки данных и изображений компании AGT. Пресс‑секретарь правительства в Абу‑Даби не ответил на заданные по электронной почте вопросы о работе компании AGT в ОАЭ. Посольство в Вашингтоне также отказалось комментировать эту информацию.

В 2014 году, когда работа в ОАЭ близилась к завершению, компании AGT и 4D, принадлежащие Мати Кочави, совместно с саудовским сотовым оператором Mobily взялись за создание системы управления потоками людей для священного города, куда не ступала нога немусульманина. Мекку посещают более 3 млн паломников, не все они имеют разрешение на хадж, и Министерство хаджа объявило конкурс на создание системы контроля доступа паломников к святым местам.

Компания 4D разработала систему, которая с помощью электронных браслетов позволяла бы регистрировать паломников при посадке в автобусы. Автобусы были бы оснащены системой передачи информации о количестве пассажиров на центральный терминал. Была продумана система задержки несанкционированных паломников, а также система управления движением автобусов, чтобы избежать возникновения пробок.

Компании продемонстрировали модель системы Министерству хаджа в Джидде. Модель получила высшую оценку, но не выиграла конкурс. Спустя несколько месяцев аналогичные предложения были опубликованы в научном журнале Университета нефти и полезных ископаемых имени короля Фахда в Саудовской Аравии, а в прошлом году паломники впервые надели браслеты. Полиция заявила, что было задержано более 200 тыс. человек, не имевших разрешения на хадж. Министерство хаджа оставило наши вопросы без ответа.

«Компания Mobily участвовала в конкурсе, но не выиграла, — ответил представитель компании на наши вопросы. — Утверждение, что наша компания работает с Израилем, совершенно неверно и не соответствует действительности. Политика компании не допускает подобных объединений».

Бывший сотрудник Кочави и его команда полагают, что их идея была украдена. Однако он выражает изумление, что демонстрация их модели вообще произошла. «Меня всегда поражает, сколько денег, технологий и оборудования перемещается между теми, кто предстает заклятыми врагами на политической сцене», — говорит он. Но самое священное место в исламе, по крайней мере на данный момент, остается недостижимой высотой. 

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Как израильский хай‑тек умудряется вести бизнес в арабских стран