Марии Нейман было всего 10 лет, когда ей сказали, что ее жизнь ничего не стоит

Подписаться на Telegram

Когда я начинаю говорить о войне, у меня мороз по телу. Не отходят от меня эти переживания, живут в самом сердце. Никуда не деться. Но жить надо и говорить Богу спасибо за каждый прожитый день. Главный урок, который я вынесла из войны и всех испытаний, – о доброте. Доброта есть, и она сильнее зла. Я старалась и стараюсь быть доброй, и это дает мне силы,» – 90-летняя свидетельница еврейской Трагедии Мария Нейман.
Марии Нейман было всего 10 лет, когда ей сказали, что ее жизнь ничего не стоит. Маленькая девочка не понимала, почему немцы так неистово жестоки по отношению к ней, к ее доброй маме, к младшим сестренкам и братикам… 23 июня 1941 года всю ее семью выгнали в только созданное гетто в городе Борисов (современная Беларусь). Для Марии этот день стал началом нацистского ада.
Маленькую Марию и других еврейских детей силой заставляли работать целыми сутками. Измученные бесконечными каторгами и голодом девочки и мальчики буквально валились с ног, но немцы были беспощадны. Когда малыш падал без сил, каратели просто безбожно избивали его дубинками…

Гетто просуществовало недолго – до середины осени 1941-го. Когда речь зашла о ликвидации этого места, фашисты быстро решили, что делать с 7000 узниками. За один день они уничтожили почти всех евреев. Выжить смогли лишь единицы. Мария оказалась в их числе. В одном из интервью она вспоминала тот роковой день: «Нам удалось с сестренкой спастись благодаря маме. Она сказала отцу спрятаться в погребе со старшими детьми. Мама захлопнула за нами крышку и закрыла ход половичком. Младшеньких мама оставила с собой наверху – боялась, что они могут плачем выдать нас, и тогда все погибнут. Через миг в дом вошли немцы и увели маму и наших младшеньких на расстрел». Маша, сестричка Геня и их отец безвылазно просидели в погребе почти 2 дня. Чтобы не слышать, как на улице беспощадно мучают и уничтожают невинных людей, девочки своими дрожащими ручками закрывали друг другу уши…

Следующие несколько месяцев отец и его дочки прятались по соседним селам. А когда начались сильные холода, мужчина принял очень мучительное, но необходимое решение. Он не хотел всю войну прятаться от карателей, пока его побратимы сражаются с ними на поле боя. Сам он присоединился к партизанскому движению, а Марию и Гелю определил в детский дом. Нейман рассказывает: «Прощаясь, отец сказал: верьте в Бога и верьте в людей. По этому завету я и живу по сей день. Всякое было, но всегда доводилось встретить людей, которые помогали мне, казалось бы, в безвыходной ситуации. Не каждому можно довериться. Но сердце всегда верно подсказывало, кому можно открыться».
Условия в детдоме были просто ужасающими, но тем не менее в этом месте любили детей и делали все, чтобы уберечь их от страшной участи. «В детдоме было трудно. У нас была одна пара обуви на деревянном ходу. Мы там и тифом, и чем только не болели. А еще частые бомбежки. В отделении мальчиков погибли ребята. А нам повезло – под нашими окнами упала фугасная бомба, но не взорвалась,» – говорит Мария.

О том, что ее отец трагически ушел из жизни летом 1944 года, она узнала лишь в 1950-х. Поле войны девочка вернулась за школьную парту. Позже пошла учиться на кулинара. Свою первую и единственную любовь, Дмитрия, Мария встретила совершенно случайно. Они были знакомы с детства – жили в соседних домах в довоенном Борисове. То, что судьба свела их спустя столько лет, было настоящим чудом. Казалось, что жизнь наконец-то наладилась. Однако влюбленные ошибались. Спустя несколько лет после свадьбы сердце Дмитрия остановилось навсегда. Мария несет любовь к своему покойному супругу вот уже несколько десятков лет. Она больше никогда ни в кого не влюблялась.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Марии Нейман было всего 10 лет, когда ей сказали, что ее жизнь ничего не стоит