Марк Рудинштейна о издевательстве в армии, отчисление из Щуки, допрос у людей в плащах

Подписаться на Telegram

Марк Рудинштейн — одна из самых обсуждаемых фигур современного шоу-бизнеса. Продюсер, талантливый актер и создатель крупнейшего российского кинофестиваля «Кинотавр»… Кажется, что по карьерному пути Марк Григорьевич всегда шагал уверенно и без преград. Но это не так. Еще в начале карьеры Рудинштейн понял, что борьба будет тяжелой. Причиной тому — еврейское происхождение.
Карьера Рудинштейна началась во времена службы в Подмосковье. В армии еврею приходилось совсем не сладко. Об этом Марк Григорьевич говорил в одном из интервью: «Меня поставили в строй и начали издеваться по полной».

Выход из ситуации Рудинштейн нашел случайно. Он заметил, что его сослуживец постоянно куда-то пропадает после обеда. Выяснилось, что парень помогает в подготовке к предстоящему концерту. Рудинштейн увязался за ним. Организаторы концерта против не были:
«Я подошел к майору и говорю: «Всю жизнь стоял на стульчике, читал стихи». Он сказал: «Прекрасно, нам как раз нужен ведущий. Давай иди в библиотеку, выбери себе стихотворение и готовься». И меня тоже с двух часов начали отправлять в библиотеку».

Концерт закончился. Рудинштейн вернулся в часть. Притеснения возобновились. Бесконечные наряды прекратились только на четвертый месяц службы, когда за Марком Григорьевичем приехали «неизвестные люди»:
«Мне сказали собираться, но не сказали, куда. Выгрузили, как потом оказалось, у Дома офицеров в Балашихе. Оттуда выбегает старшина и говорит: «Вы Рудинштейн? А почему вы здесь сидите и ничего не делаете? Вы приехали в ансамбль песни и пляски, вы будете ведущим на концертах ансамбля». Оказывается, на нашем «концерте салаг» сидел руководитель этого ансамбля, и у него спился ведущий — сверхсрочник. А им нужно было срочно ехать на концерт в Горький. И он вспомнил мальчика, который читал стихи, и сказал: «Пришлите мне его». И я начал активно учить, читать стихи».
Рудинштейн потратил месяц на подготовку большого концерта ко Дню Советской армии в ЦДСА. Тогда он еще не подозревал, что это мероприятие навсегда изменит его судьбу. На концерте Рудинштейна увидел Александр Фёдорович Тупицын — военный дирижёр и народный артист РСФСР. Именно по его приглашению Марк Григорьевич попал в профессиональный ансамбль.

Казалось, худшие времена остались в прошлом. Но нет. Когда ансамбль давал последний концерт, Рудинштейну оставалось еще полгода армейской службы. Прямо со сцены Марка Григорьевича вновь забрали в часть:
«Меня посадили на губу и не выпускали с нее. Я сидел 15 суток, выходил, проводил ночь в казарме, а утром не поднимался по подъему — я же уже «старик». И капитан Чифиров каждый раз объявлял: «Рядового Рудинштейна за неподъем по команде «подъем» отправить на гауптвахту на 15 суток!» И так я отсидел на губе около 250 дней. Из-за чего, кстати, так и не окончил ГИТИС, куда поступил до того, во время службы. (Меня Тупицын направил в ансамбль ГИТИС, где было 10 солдат и 50 гражданских.) Но из-за того что физически не смог попасть на занятия, поезд ушел…»
У Рудинштейна не сложилось с театральным образованием даже после армии. В 1972-м Марк Григорьевич поступил в лучшую театральную школу мира — Щукинское училище. Учеба шла успешно. Но все изменил случай.

В какой-то момент брат Рудинштейна серьезно настроился на переезд в Израиль. Понять риски такого решения можно без объяснений. Сам мужчина в посольство идти побоялся и попросил Марка Григорьевича сделать это вместо него. Естественно, Рудинштейн отказывать не стал.
Захватив с собой диплом брата, Марк Григорьевич смело направился в голландское посольство (израильского еще не было). Войдя в кабинет, Рудинштейн понял — все пропало! «Я же не знал, что секретарями сидят наши люди. Меня тут же сдали».

Не прошло и недели, как о поступке Рудинштейна узнали в училище. Марка Григорьевича незамедлительно пригласили в ректорский кабинет, где его уже ждали люди в плащах:
«Они спрашивали меня, для чего я ходил в посольство. Я ответил, что просто взял для брата 2000 долларов, которые ему передало голландское посольство в качестве помощи. И меня благополучно исключили с третьего курса, не дав доучиться. Я должен был ехать защищаться в Новосибирск, в «Современнике» готовил спектакль «Ночная повесть» у Табакова. Мне не дали ни защититься, ни подготовить спектакль Так что законченного театрального образования у меня нет, зато есть экономическое».

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Марк Рудинштейна о издевательстве в армии, отчисление из Щуки, допрос у людей в плащах