Мы обязаны сказать «нет» насилию и «да» миру

Подписаться на Telegram

«…Позвольте мне признаться, что я тоже взволнован. Мне хочется поблагодарить каждого из вас, пришедших сюда, чтобы сказать «нет» насилию и «да» миру. Я прослужил в армии двадцать семь лет. Я воевал до тех пор, пока не блеснула первая надежда на мир. Сегодня я верю, что есть шанс, и весьма реальный. Мы должны воспользоваться этой возможностью ради тех, кто собрался здесь и тех, кто не смог прийти. Таких довольно много.
Нужно много молиться, чтоб наступил мир, однако одних молитв мало. Мир наступит, когда он станет истинным и единственным стремлением нашего народа… Мирный процесс связан с трудностями, иногда с очень большой болью. Безболезненных путей у нашего народа не осталось, однако мирный путь лучше тропы войны. Это говорю я, в прошлом военный и министр обороны, повидавший на своем веку достаточно скорбящих солдатских семей. Ради них, ради наших сыновей и внуков это правительство использует малейшую возможность, малейший шанс привести к полному миру в нашем регионе…».
Это отрывки из речи одиннадцатого премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, которую он произнес на площади Царей Израиля, обращаясь к шествующим сторонникам мирного разрешения арабо-израильского конфликта, 4 ноября 1995 года за несколько мгновений до своей кончины. Сразу после демонстрации главу страны застрелили прямо возле его автомобиля на глазах у тысяч израильтян. Как выяснилось позже, отнял жизнь у политика молодой студент – член ультраправой группировки ЭЯЛ. На вопрос, зачем он это сделал, преступник сухо ответит: «Я защищал народ Израиля от соглашений в Осло».
Для народа Израиля кончина Рабина стала настоящим горем. Многие отказывались верить, что их премьер-министр поплатился жизнь так нелепо – из-за неконтролируемой агрессии какого-то студента. Рабин не смог воплотить в жизнь то, о чем говорил в свой последний день лишь по одной причине – ему не позволили. Забрав жизнь у этого лидера, у народа забрали возможность наконец достичь мира, к чему так стремился Рабин.
Из истории его жизни
В политику Рабин пришел в 1968 году. Зная о его блестящих военных свершениях, руководство сразу назначило его Послом Израиля в США. На этом посту политик пробыл 5 лет, после – вернулся на родину и стал частью левоцентристской партии «Авода». В 1974-м, спустя год пребывания в Израиле, был избран в Кнессет – стал министром труда.
1974 год был для Рабина поистине плодотворным: в июне он занимает пост премьер-министра Израиля, заменив Голду Меир. В 1977 году его супруга стала участницей скандала из-за существования заграничных счетов, оформленных на ее имя. Рабин взял всю вину на себя и добровольно ушел в отставку. В 1984-1990 годах занимал должность министра обороны.
Во время восстания палестинцев в период с 1987 по 1991 гг, получившего название Первая интифада, политик отдал солдатам приказ – «ломать кости» митингующим. Но вскоре Рабин кардинально изменил тактику, так как решил рискнуть и попробовать остановить конфликт путем переговоров – без насилия и запугивания.
В 1992-м Рабина снова выбирают на пост премьер-министра еврейского государства. Уже через год он заключил «Соглашения в Осло». Его труд был отмечен Нобелевской премией мира. Однако это соглашение подействовало не совсем так, как предполагал политик. Израильтяне разделились на два лагеря: одни благодарили премьер-министра за шаг к миру, другие – ненавидели за его уступки палестинцам. Тогда Рабин даже не догадывался, что его попытка уберечь Израиль приведет к его кончине… 26 октября 1994 года благодаря усилиям Рабина наконец наладились израильско-иорданские отношения – страны договорились о мире.
За 2 года до своей кончины на одном из выступлений Рабин сказал: «Я, учетный номер 30743, генерал-лейтенант резерва Ицхак Рабин, солдат израильских сил обороны и армии мира, я, посылавший армии в огонь и солдат на смерть, говорю сегодня: мы движемся в войну, в которой нет жертв, нет раненых, нет крови и страданий. Это – единственная война, в которой приятно участвовать – война за мир».
Ицхак Рабин отчаянно боролся за Израиль и безопасность своего народа до последних дней жизни. Он стал тем, кто первым поверил в то, что эту войну возможно выиграть без кровопролития и слез еврейского народа. Но, к большому сожалению, закончить это дело Рабину не дали.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Мы обязаны сказать «нет» насилию и «да» миру