«Небо и земля». Украинка шокирована жизнью в Тель-Авиве

Подписаться на Telegram

Три года назад киевская журналистка и модный обозреватель Татьяна Хаймович вышла замуж за израильтянина и сейчас живет в главном тусовочном городе страны — Тель-Авиве.

История знакомства и переезда

До переезда я довольно часто бывала в Израиле. Впервые с будущим мужем мы встретились за два года до того, как поженились, на вечеринке, куда привела меня подруга. Но, увы, он тогда был с девушкой. Второй раз мы встретились спустя полгода, он тогда только расстался с той самой девушкой и был в миноре. Мы погуляли втроем с нашей общей подругой – и на этом все.

Когда я собралась ехать в следующий раз, у моей подруги как раз родился третий ребенок (в Израиле 3-6 детей – это норма) и останавливаться у нее было не совсем удобно. Идея поселить меня на время отпуска у Боаза (так зовут моего мужа) принадлежала именно подруге. Я приехала на целых 23 дня. А через 4,5 месяца мы поженились.

Ходить в босоножках в декабре и видеть море каждый день – это неописуемое удовольствие и маленькие важные радости. А культурный шок тут испытывает любой, кто переезжает жить в Израиль не из провинции, а из мало-мальски большого города. Мой культурный шок длится до сих пор.

У меня перестали умирать растения, и я разбила целый сад суккулентов на террасе. Я связала три больших пледа и сделала еще массу всего, что раньше не успевала. Сейчас, спустя три года, я снова готова к работе. В данный момент консультирую израильский бренд одежды и время от времени читаю лекции о моде.

Об уличной моде Тель-Авива

В тот момент, когда я вышла на прогулку с собакой в пижаме и куртке мужа, поняла, что стала израильтянкой. А если без шуток, здесь люди более расслаблены. И в целом, и в плане внешности. Сначала меня это очень радовало, моя работа предполагала диктатуру внешности. Нужно было всегда быть с иголочки, с укладкой и макияжем.

Со временем я поняла, что эта расслабленность на грани с — я даже слова русского подобрать не могу — тем, что в английском языке называется neglected. Здесь люди в большинстве своем не интересуются модой и одеваются так, как им удобно. С одной стороны, это такая степень внутренней свободы, которой немного даже завидуешь. С другой стороны, порой хочется то ли копеечку подать, то ли подойти и расчесать.

О правах женщин и стереотипах

Я не ощущаю принципиальной разницы в повседневной жизни. Как и в любой другой стране, люди здесь разные, с мизогинией тоже приходилось сталкиваться. Что касается равных прав, здесь парни и девушки служат в армии в обязательном порядке. Если девушка хочет в боевые войска, никто ей препятствовать не станет. Но я наслышана, что в плане зарплат дискриминация существует. Правда это или нет, достоверно я не знаю.

Зато тут есть странный и “бесячий” стереотип, развитый в основном в русскоязычном сообществе. Излюбленная тема обсуждения в русскоязычных группах и на форумах — “привезенки”. Считается, что жен себе привозят израильтяне-неудачники, израильтянка же им не по зубам, она независима и нацелена на карьеру. А вот с “привезенной” женой мужчина получает практически безмолвную рабыню без амбиций и права голоса как минимум на 5 лет (до получения гражданства, просто не всем его дают спустя 5 лет). И что для таких женщин муж – просто билет в “лучшую жизнь”.

Для меня все это звучит очень странно. Во-первых, “привезенки” – далеко не всегда “русские” или филиппинки, я лично знакома с девочками из Финляндии, Венгрии и Испании. Во-вторых, я, конечно, сравниваю со своим личным “срезом” общества, но в этом срезе я вижу совсем другую картину.

Начнем с того, что в Киеве у меня была ровно одна знакомая, которая никогда не работала, сидела дома и растила детей. Все остальные девочки работали и делали очень завидную карьеру (многие из них были не замужем, как и я, многие рожали детей уже ближе к сорока годам). Именно карьеру с серьезными достижениями. В Израиле же я знаю полторы женщины с карьерой (я, конечно, тут недавно и весь Израиль еще не знаю), а работают женщины исключительно потому, что это основное условие выживания.

Об отношении к животным

Что меня особенно покорило в Израиле – это отношение к животным. Здесь есть организации, куда можно пожаловаться на соседей, если заметил, что они плохо относятся к своим четвероногим друзьям. Можно позвонить в полицию, если что-то происходит прямо сейчас. И полиция обязательно приедет. Уличных котов тут отлавливают, стерилизуют и выпускают снова. А люди кормят их и регулярно меняют воду.

Сейчас популяция ежей в Израиле сильно растолстела именно из-за того, что сухой кошачий корм на улицах в свободном доступе. Поэтому специально организованная в связи с этой проблемой инициативная группа ветеринаров отлавливает ежиков, сажает на диету и организует им активный досуг – чтобы сбросить вес.

Уличных собак здесь нет. Есть приюты. В приютах принято волонтерить. Если человек временно не работает, он не сидит дома и не показывает воробьям дули, а идет в приют и выгуливает там собак. У меня масса таких знакомых. Также школьников приучают с детства любить животных – на внеклассные занятия их приводят в приюты ухаживать за четвероногими.

Животных здесь покупают редко, чаще всего израильтяне либо берут их в приютах, либо ищут в специальных группах на Фейсбуке, кто в данный момент нуждается в новой семье. А еще каждую пятницу на одной из центральных улиц Тель-Авива – Кинг-Джордж – можно просто прийти и взять себе домашнего любимца. Вдоль парка Ган Меир стоят волонтеры с животными, которые ищут дом.

Если бы я могла что-то изменить, то уехала бы на 10 лет раньше. Сейчас начинать карьеру с нуля, тем более когда на родине ты добился многого, достаточно непросто. Я готова к тому, что придется получить новую профессию.

Любая эмиграция – это непросто, и это стресс. В моем частном случае я получила безоговорочную поддержку мужа и его семьи. Без нее мне сложно представить, как бы я справилась.

 

Фото — obozrevatel

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Небо и земля». Украинка шокирована жизнью в Тель-Авиве