Никто

Подписаться на Telegram

Никто не зашивает дырявые носки. И уж если совсем поглубже в историю — никто из тех, кому меньше шестидесяти, не знает, что такое перелицевать костюм или пальто.

Никто уже не чистит ковры первым снегом или соком от квашеной капусты.

Никто уже не протирает тройным одеколоном головку звукоснимателя в кассетном магнитофоне. Как и не склеивают лаком зажеванную плёнку в кассетах.

Никто уже не вырезает телепрограммы из субботней газеты и не подчёркивает в ней интересные передачи, на которые нужно успеть.

Никто уже не посылает сервелат в посылках.

Никто уже не хранит пустые пивные банки в серванте.

Никто уже не подвешивает на переднее зеркало в автомобиле чёртиков и рыбок-скалярий из трубок от капельницы.

Никто уже не хвастает умением разжечь спичку, чиркнув об оконное стекло или об штанину.

Никто уже не считает, что лучшее средство от кашля — это банки или медовый компресс на ночь.

Никто уже не вешает ситечко на носик чайника.

Никто уже не заправляет одеяло в пододеяльник через дырку посередине.

Никто уже не стирает полиэтиленовые пакеты.

Никто уже каждый вечер не заводит часы и будильник.

Никто уже не разбрызгивает воду изо рта во время глажки брюк.

Никто уже при виде знакомого не подходит к нему незаметно сзади и не закрывает ему глаза — угадывай, мол.

Никто уже давно не чистит зубы зубной щеткой с натуральной щетиной. Странно, а они были самыми дешёвыми.

Никто уже не подает покупные пельмени, в качестве главного блюда на праздничном столе.

Никто уже не наворачивает вату на спичку, чтобы почистить ушные раковины.

Никто уже не помнит чем отличается синяя стёрка от красной… А я помню! Синяя стирает карандаш, а красная — стирает чернила и проделывает дырки в бумаге.

Никто уже не считает, что банный день должен быть один раз в неделю…

Никто уже не коллекционирует полезные советы из отрывных календарей.

Никто уже не наклеивает переводилки на кафельную плитку.

Никто уже не ходит в фотоателье, чтобы сделать ежегодный семейный портрет.

Никто уже не украшает стены квартиры выжиганием или чеканкой собственного изготовления.

Никто уже не вяжет банты на гриф гитары

Никто и не вспомнит, что когда футболка торчит из под свитера — это называется «из под пятницы суббота» и вообще это просто неприлично!

Никто уже не оставляет масло в сковороде «на следующий раз».

Никто уже не мечтает задать Знатокам вопрос, на который бы те не смогли ответить.

Никто уже не боится, что сливной бачок в один прекрасный день всё-таки упадет на голову.

И никто уже давно не слышал свежих анекдотов про Штирлица и Василия Ивановича.
Грустно…

Мы будем первым поколением, что не оставит от себя следов
Мы не оставим своих писем. От себя из юности, когда так остро и неразделённо, а позже понимаешь, что не с тем. Мы не оставим писем от себя постарше, для друзей, с которыми тоскуем по неважным прежде дням. Мы не оставим своих почерков, затертой, мятой, сложенной бумаги, конвертов с адресами, штемпелями, именами тех, кому и от кого.
Мы не оставим фотографий. Они все сгинут в электронной суете. Нам и сейчас уже не вынуть свой фотоальбом, нам и сейчас не надписать на обороте — нету оборотов. Мне негде написать, что это я, а это Женька, это Машка, это мы. Тогда-то, там-то, было хорошо.. Не повертеть в руках, не помолчать, не вспомнить. А как уйдём — не передать другим. Мы не оставим своих лиц. Себя и тех, кто был для нас вселенной, жизнью, мыслью по ночам.
Мы не оставим дневников. Коротких, длинных, умных или нет. Никто не сможет прочитать, в чём были мы и наши дни. Уже мы сами, через время, их не сможем прочитать. Не завели и не продолжили, не вывели в бумагу на печать, ни для себя, ни детям, никому.
Мы будем первыми, кто не оставит от себя следов.
Вся наша жизнь хранится в электронном виде. В компьютерах, которые стареют и горят, на дисках, флешках, серверах каких-то соцсетей, которые пропали если — что тогда?

Не будет мемуаров, дневников, записок, писем, фотографий разных лет. Не будет биографий, почерков, всего, что для кого-то остаётся нитью к нам, ушедшим навсегда. Мы будем первыми, кто растворится без следа.
Привет, эпоха гаджетов, компьютеров и соцсетей.
Ты умудрилась нас стереть.

Прогуливаясь улицами Вильнюса мы увидели скульптуру -старый еврей с девочкой держащей котенка на руках. Подошли поближе и внутри у меня как то все перевернулось, я определенно знаю кто это, но не могу пока вспомнить. Старый мудрый еврей с тростью, в шляпе и пальто , смотрит с такой заботой и любовью на ребенка, так может смотреть только любящий дедушка. Он наверняка жизнь отдал во имя детей. Это нам сразу стало очевидно. Рядом табличка на литовском языке. -Ксюш, памятник врачу, — Рома разобрал кое какие слова. Не хотелось сразу уходить, мы задержались на максимально возможное время возле каменных изображений , от них веяло добром, безграничным всеобьемлющем добром и теплом. Я такое встречаю впервые. Не успокоилась, пока не узнала и вам сейчас расскажу! Итак! Знакомьтесь: Цемах Йоселевич Шабад. Как?! Вам ни о чем не говорит это имя? Хорошо, а если я скажу по другому? Знакомьтесь -Доктор Айболит! Да, тот самый , собственной персоной » приходи к нему лечиться и корова и волчица» Кто знал настоящее имя прототипа Айболита и о том что он жил в Вильнюсе, садитесь, пять! Я лично уверена была, что персонаж вымышленный, но нет. Цемах Шабад -врач , после учебы был отправлен в Астрахань для борьбы с эпидемией холеры(не в Африку), вернулся в Вильнюс , тут он занимался медицинской практикой, общественной деятельностью ,благотворительностью, так он организовал приюты для сирот, и оздоровительные лагеря для детей. «Благодаря Цемаху Шабаду в городе была организована акция «Капля молока», когда малоимущим евреям, имеющим грудных детей, бесплатно выдавались еда и одежда.» Чуковский был знаком с Шабадом и дважды останавливался у него в квартире в Вильнюсе. Вот что пишет Корней Чуковский о нем: «Был это самый добрый человек, какого я только знал в жизни. Он лечил детей бедняков бесплатно. Придёт, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей: «Ты хочешь, чтобы я тебе выписал рецепт? Нет, тебе поможет молоко, приходи ко мне каждое утро, и ты получишь два стакана молока». И по утрам, я замечал, выстраивалась целая очередь. Дети не только сами приходили к нему, но и приносили своих животных» Маленькие горожане души не чаяли в добром докторе , они просто так приходили со своими секретами и вопросами и он разговаривал с ними как со взрослыми, не отказывал он и в медицинской помощи им и их питомцам, лечил кошек, собак, голубей, хотя никогда не был ветеринаром. Благодаря настоянию его знаменитых потомков: Майи Плисецкой и Михаила Ботвинника в Вильнюсе и установлен памятник великому человеку с широкой душой, «всех излечит исцелит добрый доктор Айболит»!

Оксана Пузикова

✡✡✡

Никто

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Никто