Она представляла еврейский фольклор во всей его широте. Анна Гузик

Подписаться на Telegram

«Она представляла еврейский фольклор во всей его широте и многоплановости. Прибаутки, лирика, любовь, труд, частушки, юность, старость, радость и горе – все это было умело представлено в творчестве одной актрисы,» – краевед Александр Розенблюм о талантливейшей артистке Анне Гузик.
Когда власти «подкорректировали» тексты еврейских песен и попытались заставить ее их петь, она ответила прямо: «Легче ударить себя ножом, чем сделать такое». Анна Гузик – советская звезда, успешная актриса, исполнительница хитов «Ба мир бист ду шэйн», «Грустить не надо» и просто сильная женщина, не поддавшаяся законам времени.
Анна Гузик появилась на свет в 1909-м в Минске в творческой еврейской семье. Ее родители, Янкель Гузик и Розалия Фрейлих, были артистами передвижного еврейского театра. Они всячески прививали дочери любовь к идишу. Анна с пеленок была рядом с театром, поэтому с обожанием смотрела все спектакли по произведениям, написанных на ее родном языке.
Когда в актерской семье настали худшие времена и театр распустили, обвиняя в пропаганде мещанских идей, Анне пришлось идти на большие жертвы. Девушка выступала на концертах для красногвардейцев, где пела не любимые еврейские песни, а патриотические советские произведения. «Работа со слезами на глазах и с разбитым сердцем, которая всегда клонила ко сну и оставляла горечь,» – так Гузик вспоминала об этих днях.
В 1930-м папа Анны открывает Советский еврейский театр «Дер Наер Вег». Ему даже удалось договориться о том, чтобы на спектаклях звучал идиш. В то время главным требованием властей было исполнение советских пьес. Отец Гузик не ослушался и ставил патриотические спектакли, но только на идише. Театр, правда, просуществовал совсем мало из-за слабых постановок.
Спустя несколько лет после такой неудачи Анна Гузик без чьей-либо помощи собирает ленинградский ансамбль Еврейской музкомедии. Театр быстро обрел зрителей, а Гузик стала настолько популярной, что во время ее выступлений в зале не было свободных мест.
«Чтобы превратиться из озорного, весело приплясывающего мальчишки в древнюю бранчливую старуху, из шальной влюбленной девчонки в крикливую уличную торговку или веселого портняжку, любимого героя народных песен, ей не надо ни грима, ни сложного костюма,» — вот что говорили о невероятной игре Анны Гузик.
Но она была не только актрисой, но и успешной певицей. Народ снова и снова ставил пластинки, чтобы послушать как Гузик перепевала «Грустить не надо», «Варничкес» и «Ба мир бист ду шэйн». Кроме этого, Анна стала первой, кто исполнил со сцены легендарную «Шаланды, полные кефали».
Однако в жизни Гузик вскоре вновь настала черная полоса. После войны в Советском Союзе из всех щелей сочился антисемитизм. Ансамбль Анны был на грани распада. Сначала власти разрешили ей исполнять на идише только две песни, позже – ноль. Но еврейка не стала терпеть законы времени. На свой страх и риск она всегда закрывала выступления песней на идише.
Во времена Шестидневной войны к Гузик обратились с предложением публично, по радио, осудить правительство Израиля. Перед артисткой стоял серьезный выбор: согласие – успех, отказ – преследования. Но Анна, ни на секунду не сомневаясь, отказалась. На следующий день все гастроли и выступления ее ансамбля были отменены.
Анна Гузик смогла уехать в любимый Израиль лишь в 1973 году. Она свято верила, что здесь она сможет воплотить все свои творческие планы. Однако времена изменились, и все вокруг говорили на иврите – идиш был забыт. Все же Гузик не оставила театр, она и дальше продолжала выступления на идише. Каждый раз напоследок артистка обращалась к своему зрителю: «Не забывайте идиш – «‎маме лошн»‎!». Анна Гузик выступала до последнего, даже несмотря на болезнь, из-за которой она не смогла больше ходить. В 1994-м жизнь великой артистки оборвалась.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Она представляла еврейский фольклор во всей его широте. Анна Гузик