Еврейские анекдоты 90х

Подписаться на Telegram

Абрам и Хаим решили убежать за границу. Натя­нули они на себя коровью шкуру и двинули через нейтральную полосу, а навстречу бык…
Лежа в больнице, Хаим говорит:
— Абрам, я больше за границу не хочу.
***
Ешибошер:
— Ребе, почему Господь сначала сотворил мужчи­ну, а потом женщину?
Раввин:
— Потому что Он обошелся без советов, кого ему раньше делать!
***
Контролер:
— Сударь, вы едете в скором поезде, а билет у вас пассажирский. Извольте доплатить.
— Почему? Можете ехать медленнее, я не тороп­люсь
***
Раввин вызвал к себе на разговор одного еврея.
— Ты все распутничаешь, Янкель? С кем, интерес­но?
— Ребе, это моя маленькая тайна.
— Ой, тайна! Знаю я твои тайны. Фрида Цукерман с Дерибасовской, Хая Шпойман с Молдаванки. И эта шикса, которая работает в лавке у Хаймовича. Иди отсюда, видеть тебя не хочу!
Когда Янкель вышел, к нему кинулся приятель:
— Ну, что сказал ребе?
— Так, подкинул несколько новых адресов.

***
Кондуктор обнаружил в купе под полкой двух одесситов-безбилетников.
— Господин начальник, — говорит один, — сжаль­тесь. Моя единственная дочь выходит замуж в Жме­ринке, а у меня нет денег на билет.
— Ладно, — машет рукой кондуктор, — поезжай­те. Ну, а второй?
— Это мой двоюродный брат. Он едет на свадьбу за мой счет.
***
Одна молодая одесситка едет на операцию по омо­ложению. Соседка в вагоне поинтересовалась:
— Что же вы сразу не взяли обратный билет?
— Кто его знает, — задумчиво ответила та, — мо­жет, операция будет настолько удачной, что можно будет вернуться домой по детскому билету?
***
В купе поезда едут два еврея. Они довольно долго молчали. Наконец один из них говорит:
— Послушайте, мы едем уже два часа и еще сло­вом не обмолвились. Давайте познакомимся. Я — Иванов. А вы?
— А я нет.
***
В еврейской семье родился ребенок. Счастливый отец приходит к раввину.
— Ребе, как мне лучше записать мальчика? На год раньше? Его на год раньше возьмут в армию. На год позже? Тогда он на год позже вернется из армии. Что делать?
— Запиши, как есть.
— Ой! Мне это даже в голову не пришло!
***
Одна одесситка пришла в роддом навестить свою подругу.
— Сара, ты родила?
— Да!
— Мальчика?
— Нет.
— А кого?
***
В роддоме Хаиму выносят тройню. Тот чешет лы­сину и говорит:
— Если вы не возражаете, то я, пожалуй, выберу среднего.
***
Поступил Абрам в летное училище, сбросили его с самолета на парашюте. Сара смотрит и не понима­ет, что это летит, то ли Абрам, то ли парашют. Вдруг что-то как грохнется о землю. Столб пыли и ничего не видно.
Сара говорит:
— Не знаю, чем дышит наш Абрам, но около Аб­рама дышать невозможно.
***
Известный раввин из Жолквы слушал проповедь молодого раввина из Брно. Когда тот кончил свое выступление, он пожал ему руку и с улыбкой сказал:
— Наиболее блестящим в вашей проповеди был ваш цилиндр.
***
— Знаешь, — говорит Мендель приятелю, — ког­да я был в Нью-Йорке, на меня с двадцатого этажа упала трехметровая буква с рекламы.
— Как же она тебя не убила?
— А это упал мягкий знак, — ответил Мендель.
***
Разговор в поезде:
— Скажите, вы одессит?
— А что, у вас что-то пропало?
***
— Сара, вы слышали, у мужа Леи вчера вырезали гланды?
— Бедная девочка, она же так хотела иметь детей!
***
Вы знаете, что русскую народную поговорку «Семь раз отмерь — один раз обрежь» придумали ев­реи?
— Не может быть.
— Как не может? Это же первая заповедь при обрезании.
***
В Гималаях экспедиция нашла «снежного человека».
— Вы кто, орангутанг?
— Нет, я — Арон Гутман. Скажите, война закон­чилась? Бобруйск освободили?
***
У Рабиновича спрашивают:
— Что такое перестройка?
— Правда, еще раз правда и ничего, кроме правды.
***
— Абрам, вчера я купил в букинистическом мага­зине книгу «Как стать миллионером». Но дома увидел, что половина страниц вырвана.
— Ничего страшного, полмиллионера тебе тоже не помешает.
***
— Сара, какая температура в комнате?
— Пятнадцать градусов.
— А на улице?
— Двадцать.
— Тогда открой окно. Пусть зайдет еще пять гра­дусов.
***
В еврейской школе:
— Дети, откуда берется дождь?
Шмуля:
— Из костей.
— Как так?
— Когда собирается дождь, тетя Сара чувствует его в своих костях.
***
Запустили Рабиновича в космос, а он забыл свой позывной.
— Земля, Земля! Кто я?
— Вообще, ты поц, но сейчас ты «Сокол».
***
Корабль тонет. Известный маловер начинает гром­ко молиться.
Спутник рукой затыкает ему рот:
— Немедленно замолчите! Если Господь Бог узна­ет, что вы находитесь на борту, мы все погибнем!
***
Шехтманы собираются на свадьбу к родственнику. Долго спорят, как им одеться. Наконец решают по­добрать одежду под цвет волос.
Дочь:
— Я пойду в черном.
Сын:
— А я в рыжем.
Мать:
— Я надену серенькое.
— Вас послушать, так мне надо идти голым, — расстроился лысый Шехтман.
***
Петя среди дня приходит домой. Из спальни слышны голоса жены и его начальника. Петро на цыпочках направляется к двери.
— Не хватало еще, чтобы меня начальник в рабо­чее время дома застал. Так ведь недолго с работы вылететь или тринадцатой зарплаты лишиться!
***
Ночь. Стук в дверь.
— Рабинович, вам дрова не нужны?
— Нет, не нужны.
Утром выходит он во двор, а дров нет.
***
Разговаривают на улице два еврея. К ним подхо­дим третий и говорит:
— Я не знаю, за шо вы говорите, но ехать надо!
***
Останавливает один прохожий Рабиновича:
— Вы не подскажете, как проехать на Дерибасов­скую?
— Пойдешь прямо, потом свернешь направо, там увидишь овощную палатку, за этой палаткой свернешь направо, пройдешь два квартала, там Розочка сто­ит— газированной водой торгует. Потом свернешь налево и увидишь трамвайную остановку. Сядешь на семерку, на третьей остановке пересядешь на один­надцатый, доедешь до конца. Там будет рынок, пой­дешь на рынок, купишь себе гуся…
— Зачем мне гусь? Мне нужна Дерибасовская.
— Вот гусю и будешь мозги компостировать. За­чем ты мне их компостируешь, когда ты стоишь на Дерибасовской?!
***
Едет Брежнев на черной машине с номером 00-01. Вдруг его обгоняет такая же машина, но с номером 00-00.
— Догнать нахала! — командует Брежнев.
Догоняют.
— Ты кто такой? — спрашивает Брежнев пассажи­ра.
— Я — Рабинович.
— А ты знаешь, кто я?
— Нет, но судя по номеру, ты тоже неплохо устроился.
***
Рабинович имел привычку разговаривать сам с собою. Однажды его спросили, почему он это дела­ет. На это он ответил:
— А мне всегда приятно поговорить с хорошим человеком.
***
Во время лекции на антиалкогольную тему.
— Скажите, — обращается лектор к Менделю, — вот вы разве смогли бы меня так внимательно слушать, если бы выпили стакан водки?
— Ну, видите же — слушаю.
***
Израильская семья на прогулке. Дед предается воспоминаниям.
— Смотри, внучек, этот дом я построил в молодо­сти, и этот, и вон тот…
— Ты что, дедушка, разве в молодости был ара­бом?
***
— Вы слышали? Циперовича расстреляли!
— Как, опять?
— Тише, тише! Вот он идет…
***
— У вас есть вода без сиропа?
— А без какого сиропа вам нужно?
— Без яблочного.
— Вам повезло. Как раз без яблочного есть.
***
Едет ковбой по прерии. Видит — лежит бумажка. На ней написано: «Копай пять метров. Здесь зарыт клад». Выкопал, видит, еще бумажка лежит: «Копай десять метров, найдешь клад». Выкопал еще десять метров — и снова бумажка. Поднял, читает: «Шутка старого еврея! Попробуй, выберись отсюда!»
***
— Это правда, Хаим, что твой сосед лечит от об­лысения?
— Правда, я сам видел, как один его лысый паци­ент рвал на себе волосы, увидев счет за лечение.
***
Рабинович работает на конвейере завода, выпус­кающего детские коляски. Жена уговорила его воро­вать по одной детали в неделю, чтобы собрать коляс­ку для будущего ребенка. Через девять месяцев Рабинович сел за сборку.
— Знаешь, жена, как я ни собираю, все пулемет получается.
***
Спрашивают еврея:
— Ты почему вернулся из Израиля в Союз?
— Так там же выпить не с кем: кругом одни ев­реи.
***
Рабинович удивительно похож на Ленина. Его вы­зывают в ГПУ и предлагают как-то изменить свою наружность, а то неудобно получается.
— Ну, допустим, батенька мой, — отвечает Раби­нович, — богодку я сбгею, а идейки куда девать пгикажете?
***
За два часа до обеда хозяин посетил парикмахер­скую и увидел там Менделя.
— Как? Во время работы ты позволяешь себе стричься?
— А что поделаешь, волосы растут у меня и во время работы!
***
В еврейской школе:
— Моня, что ты знаешь о законе Архимеда?
— За нарушение этого закона утонул мой дядя.
— Это твой родной брат?
— Да, но он мой дальний родственник.
— Как так?
— Я родился первым, а он был в семье одиннад­цатым.
***
Рабинович сидит в театре с женой.
Жена:
— Да проснись ты! Онегина вызывают’
— А! Что?! Одного или с семьей?
***

— Здравствуйте, господин Кац! Как я рад, что снова вас вижу! Но что это с вами такое? Раньше вы были толстый, низенький, лысый, а теперь вдруг ста­ли худым, высоким и волосы у вас отросли. Как вы изменились!
— Я не Кац!
— Ах, так вы и фамилию переменили?
***
Согнали колхозников на лекцию. Один не пришел, потом спрашивает у другого:
— О чем говорили?
— Да о двух евреях: Гегеле и Фейербахе.
— Ну и что?
— У одного зерно нашли, у другого материю. Мо­жет, еще и судить будут.
***
— Чем экономист отличается от еврея?
— Экономист знает про деньги все, а еврей эти деньги имеет.
***
Абрам собрался уезжать в Израиль. Прощаясь на общем собрании колхоза, он говорит:
— Свой дом я передаю колхозу под детский садик, «Волгу» дарю председателю, а еще оставляю вам 1000 рублей на водку.
Председатель:
— Вопросы есть?
Дед Тарас:
— Товарищ председатель, мы десять лет кур раз­водим и никакого толку. Давайте лучше евреев раз­водить…
***
Хаим говорит Абраму:
— Вчера у моего соседа сгорела дача. Ну, казалось бы, какое мне дело? А все-таки приятно.
***
Еврея спрашивают:
— Что с вами? От чего вы так пострадали?
— От велосипедной езды.
— Но вы же не ездите на велосипеде!
— Я — нет, но другие-то ездят.
***
Две одесситки, живущие напротив, выходят утром на свои балконы. Одна спрашивает:
— Сара, ты, никак, заболела? Я видела, как от тебя в два часа ночи ушел доктор!
— Ай, Соня, перестань сказать, тошно слушать! Если от тебя каждое утро уходит полковник, так я же не кричу на всю улицу, что началась война!
***
Рабинович уезжает в Израиль. Ходит по ОВИРам. Наконец не выдерживает:
— Две тысячи лет не было у нас своего государ­ства, и надо же, чтобы это несчастье выпало на мою долю.
***
Бен-Гурион осматривает выставку Марка Шагала в Иерусалиме. Сопровождающее лицо спрашивает его:
— Ну, как вам понравилась выставка?
Бен-Гурион, помолчав:
— В такое трудное для страны время евреи долж­ны работать, а не летать.
***
Шимон Резник явился на заседание израильского парламента в сандалиях, шортах и тенниске.
— Кто разрешил вам прийти в кнессет в таком виде?
— Английская королева.
— Каким образом?
— Когда я зашел в английский парламент, одетый, как сейчас, она сказала: «Резник, у себя в Израиле можете ходить, как вам угодно, но…»
***
— Кто вам, Абрамович, посоветовал принимать касторку от кашля? — спрашивает удивленный врач.
— Мой сосед. Он сказал, чтобы я пил по две ложки касторки, и тогда я забуду, что такое кашель.
***
— Мама, кто такой Маркс?
— Ну, это такой ученый, экономист.
— Как наша тетя Сара?
— Ну нет, тетя Сара старший экономист.
***
Килька и тюлька вышли замуж за рыб еврейской национальности и стали называться мойвой и сайрой.
***
На нижней полке в купе беседуют две дамочки.
— Ни Дерибасовская, ни Приморский, ни одесские «интуристы» не дают теперь заработка. Поедем в Воркуту или Норильск. Там полярники за одну ночь «кусок» платят.
Пассажир с верхней полки:
— Слухайте сюда: не забывайте, что на Севере ночь полгода длится

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Еврейские анекдоты 90х