Подсчёт

Подписаться на Telegram

«Веня!!! — с порога кричит мне мой приятель, Сеня. – Давай выпьем, Веня! Давай умрём молодыми, потому что терпеть это, сил моих больше нет!
— Что стряслось? – говорю. — Что случилось?
И вот мы уже завтракаем стылыми щами, обедаем килькой, ужинаем с ладоней, и наговориться не можем, потому что — не берёт! Ибо Сеня поднял страшную тему.

Первую половину дня мы говорим о женщинах. Вторую, как водится, о бабах.
— Вот, ответь мне, – всхлипывает Сеня, и лицо его идёт мелкой рябью, как тронутый вилкой студень. – Ответь, когда?!! Я-то – что, я-то – ладно! — мнёт он скатерть, комкает занавеску, и нервно, очень нервно
отирается салфеткой. – Я-то подожду! Но ты ответь — когда?!
Что «когда» я уже догадался. Я осознал это три часа назад, но по-прежнему обдумываю ответ.
— Что я могу тебе сказать, — говорю я, как можно проникновенней. – Боюсь, что никогда!
Уже в сотый раз я повторяю это «никогда», а он меня, будто не слышит, и вновь срывается на плач.
— Нет, я хочу понять! Она говорит: «Ты меня не понимаешь». А я хочу! Но когда?!! Она мне: «Мы с тобой десять лет, а ты меня так и не узнал!». И я хочу. Честно хочу! Но когда?!! Пусть скажет. Пусть ответит!
И вот мы снова крепко задумываемся, но нас по-прежнему не берёт.
— Пойдём арифметическим путём, – предлагает мне мой приятель. — Ты со мной?
— С тобой, Сеня, с тобой, — киваю я, и мы идём проторенным путём мужской логики, вооружившись законами Ньютона, Бернулли, Бойля-Мариотта и даже этого, смешного Гей-Люссака.
— Десять лет! – выдыхает мне в лицо перегар приятель, и грозит кому-то невидимому кулаком. – Это же сто двадцать месяцев! Сто двадцать повторяющихся циклов! Ты со мной, Веня?
— С тобой, Сеня, с тобой!
— Теперь давай разберём хотя бы — один! Рассмотрим этот проклятый цикл прыстальней. Ты не против?
— Нет, Сеня, я — за. Прыстальней, так прыстальней.
— В цикле, – продолжает приятель, — двадцать восемь дней… Так, ну-ка, волоки калькулятор. Тут главное не сбиться.
И я волоку.
— Плюсуй! – приказывает он мне, и начинает диктовать. – Четыре дня — «критических», шесть — «посткритических», шесть — «предкретических». Ты плюсуешь?..
— Плюсую, плюсую.
— Хорошо. Шесть дней «предовуляционных». И ещё шесть — «пост-таких же»!
Сколько получилось?
— Двадцать восемь! – глядя в экран, докладываю я.
— Вот, Веня! Двадцать восемь!!.. А теперь ответь мне — когда?!.. Когда?!! – выкрикивает он так, что осыпается штукатурка. — Какой у меня шанс её узнать, если нормальной она НЕ-БЫ-ВА-ЕТ?!!!»

© Эдуард Резник

Еврейский юмор. Одесский анекдот

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подсчёт