Полицаи, которые стали героями

Когда немцы захватили украинский город Прилуки, местные евреи в страхе и в отчаянном непонимании происходящего ринулись за спасением в соседние области. Так как поезда уже не ходили, покинуть оккупированный город можно было лишь на лошадях… Далеко обреченным и уже нежеланным жителям Прилук уйти не удалось – на 40-м километре своего пути они попали в Локвицкое окружение. Село Шевченко стало последней точкой, куда евреи успели дойти. Тогда они еще верили в спасение и даже не подозревали, что вскоре станут жертвами прилукского «Бабьего яра»…
«Местные жители сразу, как только вошли немцы, разграбили наши телеги, и наше имущество составляло только то, во что мы были одеты,» – делился воспоминаниями очевидец нацистского ада Владимир Энтин. – «Немцы забрали всех мужчин из нескольких еврейских семей, которые ехали с нами, в том числе моего отца. Мы с мамой вернулись в свой город Прилуки. Евреи города, лишенные права на жизнь и подлежащие уничтожению, были переселены на одну улицу, ставшую еврейским гетто».
Это был сентябрь 1941 года. Впереди у евреев захваченного городка было всего лишь 8 месяцев жизни-выживания, наполненных болью, унижениями, холодом и голодом. В середине мая 1942-го полицаи сообщили жителям Прилук обнадеживающую весть: «Евреев города готовят к переселению в Палестину. Сбор – 20 мая на Плискунивском мосту».
Кто-то все еще верил в человечность нацистов и готовился к «переезду» на родину предков, кто-то понимал, что доживает свои последние дни, и бился в истерике, а кто-то смиренно ждал того часа, когда наконец оборвется его жизнь, а вместе с ней и нить страданий, издевательств и мучительнейшей боли. Но для каждого из них последняя ночь в гетто стала суровым испытанием. Страх перед неизвестностью в тот момент был их главным карателем.
«В ночь на 20 мая в гетто не спал никто, кроме маленьких детей, тревожно вздрагивающих в своем последнем сновидении. Рано утром от четвертой школы — центра еврейского гетто, с прилегающих улочек и переулков ринулись люди в сторону улицы Ленина, которая вела прямо к мосту. Старики, женщины и дети шли семьями с малышами на руках, таща скарб в узлах…» – писал Владимир Энтин.
Нацисты умело подготовились к карательной акции: вызвали к себе на помощь полицаев со всего города, сразу лишили жизни всех, кто мог бы дать сопротивление, обманули, обнадежили невинных евреев из гетто… А главное – гитлеровцы заранее подготовили за мостом яму, к которой за несколько дней до акции прибегали «полюбоваться» и помечтать, как будут падать туда бездыханные, липкие от крови тела евреев.
Когда все евреи дошли до моста, они увидели, что дальше дорога перекрыта полицаями. Тогда сомнений не осталось ни у кого – это был конец. Полицаи быстро, будто отрепетировав, забрали несколько десятков еврейских жителей из беспорядочной, напуганной толпы и погнали их за мост к яру. Там, на поляне, обреченных уже поджидали казаки. Они накинулись на евреев и начали избивать всех женщин, стариков, подростков, младенцев дубинами. Тех, кого не лишили жизни сразу, принудили снимать с себя всю одежду, обувь и идти цепью к яме.
Затем начался расстрел. Немцы спускали курок без сомнений и сожаления. Но полицаи застыли на месте. Привести в чувства их смогли лишь угрозы гитлеровцев. Тогда они покорно взяли ружья и принялись уничтожать невинных людей. Выживший в «Бабьем яре» Прилук вспоминал: «Среди расстрельщиков оказались юные полицаи — совсем еще мальчишки. Увидев такой ад, который они себе не представляли, опустили свои ружья и отказались стрелять. Немцы набросились на них с криками: «Шисен, шисен, шнель!» – «Стрелять, стрелять. Быстро!» Но они не стали этого делать. Один из них, смотря прямо в глаза немецкому офицеру, сказал: «Нет, я не могу и не буду»».
Офицер просто озверел от услышанного. Он приказал юнцам бросить оружие, взять лопаты и копать себе могилы… Когда парни закончили, немец застрелил каждого из них, поочередно. Если можно так сказать, юным полицаям повезло больше, чем евреям из гетто, ведь их хотя бы не заставили раздеться… Но главное – тем парням повезло больше, чем нацистам. Юнцы ушли из жизни честными людьми с незапятнанными кровью руками. А нацисты выбрали себе другой путь – гнилой, бездушный, бессовестный.
Расстрел евреев продолжался весь день. К ночи 20 мая было уничтожено все еврейское население Прилук – более 5 тысяч человек. Гитлеровцы лишали людей жизни уверенно, с азартом, заливаясь коварным смехом. Били, раздевали, расстреливали и скидывали в яр. В 1950-х годах место, где покоится прах прилукских евреев, сравняли с землей. Возможно, чтобы не вспоминать о полицаях, отказавшихся уничтожать людей… Или, возможно, чтобы и вовсе не вспоминать об уничтоженных евреях.
Власти долгое время отказывались устанавливать на братской могиле какой-либо памятный знак. Тогда выжившие в гетто Владимир Энтин и Леонид Брискин взяли все в свои руки и установили на том месте чугунную плиту в память о всех евреях, которые пострадали от рук фашистов. Через некоторое время руководство города заменило этот памятный знак на маленькую мраморную табличку.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Полицаи, которые стали героями