Ради своей еврейской жены он пошел против Сталина. Голда Горбман

Во времена, когда всех жен партийцев отправляли в лагеря, нашелся лишь один смельчак, воспротивившийся решению вождя об заключении его второй половины – им был Клим Ворошилов. В 1937-м с оружием в руках он защищал свою супругу Голду Горбман, тем самым идя против воли Сталина.

Вождь всех народов был в бешенстве, узнав об этом, но уже через минуту улыбнулся и сказал: «Ну и черт с ними».
Ворошилов, известнейший полководец Гражданской войны, ставший после кончины Фрунзе главой наркомата по военным и морским делам, верно служил Сталину. Однако, в отличие от Молотова, Поскребышева и других партийных функционеров, свою Екатерину, в девичестве Голду Горбман, он не отдал в лагеря, защищая любимую всеми способами.
Еще в юности еврейка Голда Горбман проявляла особый интерес к революционному движению. Из-за этого она перестала общаться с семьей, чувствуя со стороны отца жуткое притеснение ее взглядов и позиции. Позже девушка присоединилась к «партии эсеров» и начала вести политическую борьбу. Тогда и начались аресты. После третьего с той же формулировкой «за революционный активизм», ее отослали в Архангельскую губернию. Там Голда и познакомилась с будущим супругом Климом Ворошиловым, который тоже отбывал свой политический срок.
Их отношения начались после печального разрыва Голды с еще одним ссыльным революционером – Авелем Енукидзе. Его заботила лишь партийная карьера. Когда Авель узнал о беременности Голды, он в ту же минуту ее бросил.

Ребенка Горбман не родила и вообще лишилась возможности иметь своих детей. Девушка была на грани отчаяния, когда повстречала Ворошилова. Именно он смог вернуть Голду к жизни. Когда ее срок истек, она отказалась уезжать, и пробыла рядом с возлюбленным до конца его ссылки.
В то время супруге разрешалось жить с ссыльным мужем только после венчания в православной церкви. Голда всю жизнь была иудейкой, а ради брака с Климентом она решилась принять православие. Когда они вышли на свободу, женщина поехала в Луганский храм, где ее окрестили и дали новое имя – Екатерина.
Клим Ворошилов позже поделился своими воспоминаниями: «Мы познакомились во время моей первой ссылки в Архангельскую губернию. Потом встретились в Екатеринославе и хотели было обвенчаться, но по церковным канонам Екатерина Давидовна должна была принять православие, и дело застопорилось. Когда же меня выслали повторно, она приехала ко мне. Надзирающий за мной жандарм потребовал, чтобы она в течение 24 часов покинула поселок как лицо формально постороннее. Тогда Екатерина Давидовна придумала такую хитрость. Из какого-то журнала мы вырезали портрет царя Николая.

Повесили его в комнате. Ко времени ожидаемого прихода жандарма собрали в горнице “свидетелей” – местных крестьян. Жандарм пришел, по обыкновению развалился на стуле и начал материться: почему, мол, Екатерина Давидовна еще не покинула поселок? Тут я как гаркну:
– Кто позволил сидеть и материться перед портретом батюшки-государя?!
Жандарм, увидев портрет, весь затрясся, побелел.
– Не губите, – запричитал. – Пусть Екатерина Давидовна живет здесь, сколько хочет. И свадьбу устрою как положено.
Так мы и поженились».

После революции Ворошилов стал стремительно подниматься по карьерной лестнице и в партии и на службе. Многие считали, что продвижение Клима – заслуга его жены Екатерины, которая ни на шаг не отходила от супруга и даже ездила с ним по всем фронтам Гражданской войны: «Элегантная и исключительно красивая женщина, она смогла разбудить в политическом ссыльном духовные интересы. Она была в Москве центром большого общества, привела своему мужу большое количество друзей и тем самым, без сомнения, способствовала его назначению сперва командующим 14-й армии РККА, потом командующим Северо-Кавказским и Московским военными округами, а впоследствии – наркомом по военным и морским делам».
В свою очередь Екатерина Ворошилова не сидела дома, а также, как муж, добивалась успеха. Она являлась членом Женского совета Первой Конной армии, была заведующей собесом в Екатеринославле и работала в редакциях нескольких издательств. Екатерина поддерживала мужа во всем. В 1918-м пара усыновила 4-летнего Петю, а после кончины Фрунзе и его жены взяли к себе и их детей – Татьяну и Тимура.

В 1937-м в дом Ворошиловых нагрянули сотрудники ОГПУ и пригрозили Екатерине арестом, припомнив ее «эсеровскую» деятельность. Правда, не совсем понятно было ли это обвинение законным, ведь к большевицкой партии она примкнула лишь в 1917-м. Было очевидно, что визит к Ворошиловым планировался давно – немного ранее арестовали родителей невестки Ворошилова – жены приемного Пети.
Говорят, что причиной такого внимания сотрудников ОГПУ стали близкие отношения Екатерины Ворошиловой и супруги Сталина Надежды Аллилуевой. Жена вождя свела счеты с жизнью после ссоры со Сталиным во время банкета в доме Клима.
Заявившись к Ворошиловым, чекисты точно не ожидали такого исхода: маршал Ворошилов достал наган, пульнул несколько раз подряд в потолок и пригрозил незваным гостям невеселой участью. В тот же час чекисты вылетели за порог.

Когда Сталину доложили о поведении Клима Ворошилова, вождь взбунтовался, но через минуту успокоился и промолвив: «Ну и черт с ними!». После этого Ворошиловых никто не беспокоил.
Екатерина ни на шаг не отходила от супруга, а когда узнала, что неизлечимо больна, скрывала от Ворошилова до крайнего момента. Она дожила до того дня, когда Клим Ворошилов стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР – то есть фактически главой всего государства. А в 1959 году Екатерина Давидовна Ворошилова ушла из жизни.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Ради своей еврейской жены он пошел против Сталина. Голда Горбман