Религиозный мир, это диктатура

На встрече с избирателями в Цфате раввин Хаим Амсалем во всеуслышание заявил, что выступает за поддержку гражданских браков. Несмотря на то, что значительную часть собравшихся составляли ультраортодоксы.

Ему не впервой идти против течения. С 2009 года он, будучи депутатом ШАС, объединяющего в основном религиозных сефардов, резко критиковал партийных руководителей, обвиняя их в бездеятельности и сибаритстве. В ответных речах лидеры ШАС называли его предателем.

Чашу их терпения переполнило интервью, которое р. Амсалем дал в 2010 году – в нем он выразил свое недовольство тем, что в религиозную школу для девочек в Эммануэле не принимали сефардок. Дело дошло до БАГАЦа, и в ШАС о ситуации знали, но пытались скандала не раздувать, видимо, чтобы не прогневать ортодоксов-ашкеназов: тогдашний лидер партии Эли Ишай приказал всем молчать, но Амсалем, напротив, дал интервью, в котором к тому же не обошел критикой даже духовного вождя ШАС, раввина Овадью Йосефа.

В ответ партийная газета обозвала раввина «Амалеком», Овадья Йосеф стал бойкотировать Амсалема, а Совет мудрецов Торы объявил его еретиком. Но Амсалем и на этом не успокоился. Вскоре он прилюдно сообщил, что Эли Ишай отдал своих детей в ашкеназскую йешиву. После чего был изгнан из ШАС.

Рав Амсалем пытался попасть в Кнессет во главе собственного движения «Ам шалем», но не преуспел. Побывал и в «Ликуде», и в «Еврейском доме», и, в конце концов, нашел пристанище в партии «Зеут» под руководством Моше Фейглина — на втором месте в списке кандидатов в Кнессет. Его разногласия с ШАС вызваны разным толкованием Галахи.

— Я считаю, что религия должна быть отделена от государства, а граждане должны обладать свободой выбора. В цивилизованной стране, каковой считает себя Израиль, не может сложиться ситуация, при которой полмиллиона человек, в основном, репатрианты, лишены собственной идентичности, — сказал «Деталям» раввин Хаим Амсалем.

— Почему звезда ШАС закатилась? Последние опросы сулят ей минимум мандатов. Что привело к такому падению?

— Мне больно за этим наблюдать, ведь об этом я говорил еще десять лет назад! Я был одним из тех, кто стоял у истоков партии. Изначально ШАС обращалась к простым людям с умеренными взглядами, традиционным в своих религиозных предпочтениях, не всегда социально благополучным. Но со временем курс резко изменился. Из партии, которая ориентировалась на умеренных, ШАС стала ультраортодоксальным течением, и, что самое обидное, антисионистским. Вместо того, чтобы помогать евреям из восточных общин, ШАС, по сути, вогнала их в нищету, обслуживая ультраортодоксальный истеблишмент. Оставив проблемы сефардов в стороне, ШАС стала придатком ашкеназского религиозного мира, испытывая какой-то странный комплекс неполноценности, «синдром младшего брата».

Это и стало причиной моих разногласий с руководством, и это же загнало ШАС в ловушку. Когда люди это почувствовали, они стали уходить. Да какой там уходить — убегать! Это и отражается в опросах. Не исключено, что ШАС вообще не сможет преодолеть электоральный барьер.

— В отличие от ШАС, в партии «Зеут» вас понимают?

— У нас оказалось много общего в подходах. В том числе к проблемам, которые я пытался решать, находясь в ШАС или будучи независимым депутатом. Например, о процедуре перехода в еврейство, а это — вопрос самоидентификации большой группы жителей Израиля. Я – антитеза сегодняшнему ШАС, давно забывшему о своем избирателе, а «Зеут», напротив, разработал программу, ориентированную на обычного человека, с его реальными заботами и чаяниями.

— На встрече с избирателями в Цфате вы высказались в поддержку гражданских браков…

— Нельзя заставлять людей сочетаться браком не так, как они хотят. Религия и политика не должны идти рука об руку. Подобный «союз» порождает шантаж — политический, финансовый… Мне кажется, что и самой религии отделение пойдет на пользу.

— Ваши дети служили в ЦАХАЛе?

— И служили, и служат. Причем на общих основаниях: в танковых войсках, в пехоте, в авиации — словом, во всех родах войск, не требуя скидок и поблажек. Почему они должны как-то выделяться? Я считаю, что закон о всеобщем призыве в армию должен быть в конечном итоге утвержден.

— Полагаете, мир ультраортодоксов поддержит ваши идеи?

— Все очень непросто. Я знаю, что многие поддерживают и одобряют их. Но это — закрытый мир, в котором действуют суровые законы. Мир ультраортодоксов — это своего рода диктатура, если угодно. С другой стороны, паника, охватившая многих духовных вождей, свидетельствует, что эта «бетонная стена» стала давать трещины. Медленно, но верно религиозный мир претерпевает определенные изменения, и служба в армии – часть происходящих перемен. Хотя далеко не все современные начинания принимаются этой средой, многое она отторгает — но, как я думаю, время расставит все по своим местам. Нельзя жить, не меняясь, по первобытным канонам, не встраиваясь в парадигму XXI века.

— Решение о проверке ДНК у новых репатриантов — это не такая же первобытная дикость?

— Я не принимаю и не понимаю этого. И не только я, но и многие мои религиозные собратья. Это, действительно, дикая и негативная идея, которая ни к чему хорошему не приведет.

По мне, так это все — разговоры, пригодные лишь во время партийной агитации, когда требуется уязвить оппонента. Боже мой, как это все смешно: эти «за», эти «против» — ведь, на самом деле, все лишь пытаются переманить избирателя на свою сторону. Яркий пример предвыборной политики, а не реальной жизни. Думаю, что все эти разговоры о проверке ДНК надо прекращать, равно как и отменять их на практике, если они существуют.

— Вы говорите о необходимости отделить религию от государства — но разве Нетаниягу не зависит от ультраортодоксов?

— Это надуманная зависимость. Если мы будем участвовать в коалиционных переговорах — а я надеюсь, что мы получим семь или восемь мандатов, — то избавим премьера от необходимости заигрывать с ультраортодоксальными фракциями.

— Если «Зеут» пройдет электоральный барьер, чем лично вы намерены заняться в Кнессете?

— Вопросами идентификации выходцев из бывшего СССР. Около полумиллиона человек находятся в подвешенном состоянии из-за сугубо бюрократических препон. Их необходимо признать евреями, и решить проблему, затянувшуюся более чем на двадцать лет. То же касается и процесса гиюра, искусственно осложненного ультраортодоксами. Более того, я считаю, что служба в израильской армии должна считаться законным поводом для облегчения процесса гиюра.

Диссонанс между светскими и религиозными, отсутствие согласия между ними – это пороховая бочка, на которой мы сидим и которая может взорваться в любую минуту.

Марк Котлярский, «Детали»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Религиозный мир, это диктатура