Шесть интересных жизненных историй великого Рахманинова

Какой Бетховен?
«Сергей Васильевич, подскажите, как мне играть Первый концерт Бетховена, я его никогда не играл,» — спросил перед концертом взволнованный пианист Иосиф Левин.
Подумав немного, Рахманинов ответил неопытному коллеге:
«Какой совет я могу вам дать?… Вы его никогда не играли, а я его никогда слыхом не слыхивал…»

Ботинки – угроза
Что самое главное для пианиста? Руки. У Рахманинова были очень большие и пластичные руки – он мог охватить ими сразу 12 белых клавиш! Кроме этого, пальцы Сергея Васильевича оставались красивыми, без узлов и вздувшихся вен, в то время как у других концертирующих пианистов на руках не было живого места.
Супруга Рахманинова очень берегла и лелеяла мужа. Эта забота доходила до того, что перед концертами она сама обувала Сергея Васильевича, чтобы он не дай Бог не поранил свои пальцы.

Коробок спичек
Как-то раз Рахманинову пришло письмо от незнакомого ему человека. Сергей Васильевич, конечно же, поинтересовался содержанием записки: «…Когда в „Карнеги-холл“ я остановил Вас, чтобы попросить огня, я не представлял, с кем разговаривал, но вскоре узнал Вас и взял вторую спичку в качестве сувенира».
Великий пианист быстро нашел, что ответить: «Благодарю Вас за письмо. Если бы я узнал раньше, что вы являетесь почитателем моего искусства, то без сомнения и всяческого сожаления я отдал бы Вам не только вторую спичку, но даже и всю коробку».

А где сапоги?
Рахманинов, как и любой великий музыкант, переживал творческие кризисы. Только вот переживал он их по-особенному. Сомнения в его таланте подкрадывались к пианисту не после неудач, а на самом пике успеха.
Как-то раз после очередного блистательного выступления, не дослушав до конца восторженные аплодисменты аудитории, Рахманинов мигом покинул сцену и надолго закрылся в гримерке. Спустя несколько часов, открыв дверь, пианист перебил взволнованных коллег: «Не говорите, ничего не говорите… Я сам знаю, что я не музыкант, а сапожник!..»

Формула Рахманинова
У Рахманинова была собственная формула человека, точнее себя. Сергей Васильевич всегда говорил: «85% меня – музыкант». Однажды у него спросили, что же тогда остальные 15. Пианист ответил: «Ну, видите ли, я еще немножко и человек…»

Последний визит к Толстому
Однажды Сергей Васильевич и его товарищ Шаляпин были приглашены в дом уважаемого Льва Толстого. Зрители были в восторге от выступления Шаляпина. Комната наполнилась смехом, овациями и криками «Браво». Не разделял всеобщего восторга только хозяин дома. Толстой выглядел очень разгневанным, все в тот час же умолкли.
Через время Толстой подошел к Рахманинову: «Я все-таки должен вам сказать, как мне все это не нравится! Бетховен — это вздор! Пушкин, Лермонтов — тоже!»
В ту же минуту пианиста окликнула встревоженная Софья Андреевна: «Не обращайте внимания, пожалуйста. И не противоречьте, Левочка не должен волноваться, это ему очень вредно».
Когда обстановка разрядилась, и гости уже забыли о произошедшем, Толстой пришел в себя и решил извиниться перед Сергеем Васильевичем: «Извините меня, пожалуйста, я старик. Я не хотел обидеть вас».
Расстроенный Рахманинов тихо ответил: «Как я могу обижаться за себя, если не обиделся за Бетховена?»
Больше Рахманинов никогда не принимал приглашений от Льва Толстого.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Шесть интересных жизненных историй великого Рахманинова