Советский следователь в израильской полиции. История героя

62-летний Воли Агам в свое время был обычным советским следователем. После репатриации карьера мужчины стремительно пошла вверх: он раскрыл личность серийного душегуба и получил за это достойную награду – знак отличия президента Израиля. Однако Воли – не единственный герой в семье. Его сын – глава опаснейшего подразделения полиции Израиля.
Сейчас сыну Воли, Даниэлю Агаму, 41 год. У него есть всё, что нужно счастливому человеку – родители, супруга, трое замечательных детей и любимая работа. Однако его профессия неразрывно связана с риском всё это потерять. Ранее мужчина возглавлял оперативный отдел и спецназ ЯСАМ. А сейчас Даниэль Агам контролирует полицейское подразделения в Хевроне, которое называют одним из наиболее экстремальных и тяжелых Израиле.

Воли Агам советский милиционер. Фото семейный архив

Даниэль рассказывает: «Это одна из самых горячих точек для израильской полиции, требующая большой гибкости мышления. Иногда на одной смене спасаешь палестинцев, затем евреев, затем одних от других. И это все — на фоне обычной полицейской работы, борьбы с производством и нелегальной продажей оружия, изготовлением подделок всех видов, от кофе до косметики».
Несмотря на то, что Даниэль – единственный ребенок в семье, он не воспользовался правом на отказ от службы. «Передо мной всегда был пример отца. Я ходил к нему на работу и мечтал, что тоже стану полицейским,» — говорит Агам-младший.

Гордые родители с сыном. Фото семейный архив

Это детское желание привело Даниэля к великим свершением. Агам-младший – первый репатриант из бывшего СССР, кто закончил высшие офицерские курсы с отличием. Для его отца это событие стало одним из главных в жизни, ведь в тот день он понял, что воспитал хорошего человека. Сам Воли Агам до переезда в Израиль жил в Волгограде и служил в уголовном розыске милиции. После репатриации его карьера стремительно пошла вверх. Воли раскрыл один из самых нашумевших случаев и нашел серийного душегуба из Бат-Яма.
Однако был момент, когда мужчина сомневался, сможет ли заниматься любимым делом после репатриации: «Для полицейского я уже был не молод: мне было 35 лет. Но именно тогда израильская полиция очень нуждалась в русскоговорящих сотрудниках».

Отец с сыном на демонстрации до распада СССР. Фото семейный архив

В то время очень ценилось владение русским языком, особенно это было важно для следователей: «В 1990-е годы довольно много репатриантов оказались на улице из-за неустроенности, незнания иврита, и начался рост инцидентов. Создавалась порочная цепочка: человек вымещал злость на близких, полиция выдавала распоряжение о неприближении к дому, и виновный попадал на улицу, — говорит Агам. — Достаточно было нескольких дней, чтобы такой человек покатился по наклонной. Никто из этих людей не приехал в Израиль бандитом, но улица толкнула их на преступный путь».
На вопрос о том, насколько сложно быть стражем порядка, мужчины в один голос говорят, что труднее всего в этом случае семье. Вот что рассказывает Агам-старший о супруге: «Мало ей было мужа полицейского, так и сын пошел в эту же профессию. Да еще и служит в самых опасных местах… Моя жена — вот кто у нас настоящий герой».
Воли и Даниэль ежедневно рискуют жизнью ради блага своей страны. Для них это уже не просто работа, это призвания и долг. «Почему человек решает стать полицейским? Думаю, у меня с сыном один ответ на этот вопрос: мы оба хотим защищать людей от беззакония,» — говорит Агам-старший.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Советский следователь в израильской полиции. История героя