Старший лейтенант Боря

Ярчайшим представителем сплоченной (спаянной, в смысле споенной) семьи алканавтов был старший лейтенант Боря… Был Боря лысоват, невысок, кривоног, тонкостью техники пилотирования тоже не отличался. Серое вещество мозга, под влиянием выпитого, на глазах усыхало и временами билось о стенки просторной черепной коробки, причиняя неимоверные мучения окружающим. Самому-то Боре было все как с гуся вода.

За его многочисленные пьяные художества суждено было быть ему вечным старлеем в должности командира Ми-8. Даже и в командиры бы он не попал и влачил бы существование вечного летчика-штурмана до очередного залета, если бы не лохматая лапа где-то в высших пограничных кругах.

Боря стоял перед масленицей дежурным по части. Звонит командир:

— Боря, привет. Завтра праздник, позвони, пусть коня помоют, в санки запрягут, и завтра в 10 утра пусть стоит у казармы, детей будет катать.

Воспаленный алкогольным воздержанием, Борин мозг не смог адекватно переварить информацию, и вместо звонка на подхоз, набрал номер прапорщика Юры Белоконь (в просторечии просто Конь):

— Юра, звонил командир, велел тебе завтра помыться, побриться, взять санки и в 10 утра, чтоб ты уже топтал возле казармы, чего-то перевезти надо.

Утро выдалось морозным, солнечным и ясным. В 9.30 сильно озадаченный, но чисто выбритый и подмытый, Белоконь с санками курил под окнами казармы. Без 10 минут 10 со стороны штаба подошел командир, поздоровался с, преданно смотрящим в глаза, Юрой. Тоже закурил, отошел в сторону, провожаемый задумчивым взглядом Белоконя. Через 20 минут командир накурился, нагулялся, коня с санями не было.

— Юра, будь другом, поднимись в казарму, пусть Плющ позвонит на подхоз, спросит где… (командир начинает прозревать)…конь, (переводит взгляд на Юрины санки)… с санями. Ну, Боря, ну, сукин сын!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Старший лейтенант Боря