Степан Бандера – герой или предатель?

Подписаться на Telegram

Степан Бандера – герой или предатель? Дискуссии на эту тему длятся годами. Кто-то говорит, что Бандера посвятил свою жизнь борьбе за Украину. Другие же убеждены в том, что этот человек был готов на все ради Третьего Рейха, в том числе и на массовое уничтожение гонимых диктатором евреев. На шествиях в честь годовщины рождения своего лидера украинские националисты рьяно скандируют: «Мы – бандеровцы, мы идем». Но знают ли они, о чем говорят? Для него самые главные враги были поляки, евреи, русские, СССР (который он ассоциировал с евреями также).
Для понимания стоит прочитать протокол допроса:
«27 декабря 1944 г. я подготовил группу диверсантов для переброски ее в тыл Красной Армии со специальным заданием. Эта группа состояла из трех украинских националистов – Лопатинского, «Демеда» и одного радиста, фамилию которого не помню. Степан Бандера в моем присутствии лично инструктировал этих агентов и передал через них в штаб УПА приказание об активизации подрывной работы в тылу Красной Армии и налаживании регулярной радиосвязи с «Абверкоманды-202»,» – это отрывок из протокола допроса бывшего сотрудника гестапо и абвера лейтенанта Зигфрида Мюллера о сотрудничестве с Бандерой и ОУН-УПА, датируемого 19 сентября 1946.

О высоких отношениях украинского националиста Степана Бандеры и нацистов свидетельствуют события из разных временных отрезков. Наиболее явным и неприкрытым их сотрудничество было до 30 июня 1941 года, а особенно – после декабря 1944-го и до конца Второй мировой войны.
«В декабре 1944 года Главное управление имперской безопасности освободило из заключения Степана Бандеру, который получил под Берлином дачу от отдела IV-D гестапо. Бандера с того времени находился под персональным надзором и работал по указанию вновь назначенного начальника отдела IV-D оберштурмбанфюрера Вольфа. В том же месяце Степан Бандера прибыл в распоряжение абверкоманды-202 в г. Краков и лично инструктировал Данылива, а также подготовленную нами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА. Таким образом, диверсионная работа, которую проводили в тылу Красной Армии украинские националисты, была санкционированная Степаном Бандерой и проводилась под руководством немецкой разведки,» – из протокола.

К слову, упоминаемый в докладе Данылив – это представитель центрального провода ОУН—УПА, который был достаточно близок и с самим Степаном Бандерой. Его настоящее имя – Иван Михайлович Гриньох.
Зигфрид Мюллер свидетельствовал: «Заместитель начальника отдела 1-Ц генерального штаба по делам разведки капитан Ламерау и капитан Штольц сообщили мне, что в октябре 1944 года начальник абверкоманды-202 капитан Кирн установил связь с южным штабом УПА и проводит с украинскими националистами переговоры о привлечении повстанческих отрядов УПА к проведению диверсионной работы в тылу Красной Армии под руководством абвер-команды-202.По прибытии на место я должен был помочь капитану Кирну в этой работе и воспользоваться предоставленными нам возможностями вербовать кадры из украинских националистов для диверсионной работы в тылу Красной Армии.
Ламерау и Штольц возлагали большие надежды на помощь украинских националистов в проведении подрывной работы против СССР и считали, что при хорошей организации и руководстве отрядами УПА можно будет нарушить планы советского командования при наступательных операциях».

Зигфрид Мюллер называл много имен во время допроса 19 сентября 1946 года. Если покопаться в архивах и пробить информацию о каждом из упоминаемых людей, становится очевидно – вокруг Бандеры сосредоточилась группа деятелей разных национальностей, очень заинтересованных в развале СССР. Более того, все эти люди в разные периоды времени взаимодействовали в общих делах, что о многом говорит. Например, упомянутый капитан Кирн вместе с диверсантами в октябре 1944-го напал на тылы советских солдат. Сам Кирн работал под прикрытием и выполнял особое задание – собирал информацию об отношении УПА к Западу. После проведения операции он вернулся в Краков. Капитан Кирн доложил, что во время переговоров с УПА-Запад он узнал о нескольких сотнях немецких солдат и командиров, воюющих в составе УПА. Этот факт подтверждает теорию о сотрудничестве гитлеровцев и бандеровцев. Все свидетельства капитана Кирна об этой операции изложены в немецком документе, который сегодня хранится в материалах фонда № 57 Центрального государственного архива общественных объединений Украины. Только, к сожалению, люди, относящие себя к националистическому движению, не хотят видеть истину о своем покойном лидере.

Протоколы допросов:
Протокол допроса сотрудника «Абверкоманды-202» З.М. Мюллера об обучении в школах «Абверкоманды-202» украинских националистов. 19 сентября 1946 г.
Протокол допроса сотрудника «Абверкоманды-202» З.М. Мюллера об обучении в школах «Абверкоманды-202» украинских националистов

19 сентября 1946 г.

МЮЛЛЕР Зигфрид, 1916 г.р., уроженец г. Штудгарт, немец, германский подданный, с высшим образованием, член фашистской партии с 1935 г., бывший лейтенант германской армии, до ареста офицер «Абверкоманды-202».

Вопрос: На предыдущих допросах вы показали, что повстанческие отряды украинских националистов [вели] подрывную работу в тылу Красной Армии контактировали с «Абверкомандой-202». Уточните, что вам известно о практической связи боевых отрядов с разведкой?

Ответ: На прошлых допросах я изложил лишь факты совместной подрывной работы в тылу Красной Армии германской военной разведки и штаба УПА (украинская повстанческая армия), относящиеся к 1944—1945 гг.

Вместе с тем, мне было известно о сотрудничестве украинских националистов с германскими разведорганами еще до начала Второй мировой войны.

Вопрос: Откуда вы располагали такими данными?

Ответ: В 1940 г., во время моей работы в 4-м отделе (гестапо) реферата (по делам иностранцев, находящихся на немецкой территории) Главного управления имперской безопасности Германии, один из лидеров украинских националистов МЕЛЬНИК посещал начальника 4-Д ШРОЙДЕРА в его служебном помещении гестапо, где и получал необходимые указания по работе.

МЕЛЬНИКА я сам часто видел в стенах гестапо, а со слов ШРОЙДЕРА мне было известно, что он предложил МЕЛЬНИКУ создать в Берлине «Управление по украинским делам», деятельность которого направлялась бы германской разведкой.

От того же ШРОЙДЕРА я знал, что гестапо стремилось путем создания «Управления по украинским делам» в Берлине консолидировать украинское националистическое движение и через МЕЛЬНИКА поставить его под свой постоянный контроль.

Вопрос: МЕЛЬНИК дал согласие возглавить «Управление по украинским делам»?

Ответ: Да, и такое управление было создано, с участием только сторонников МЕЛЬНИКА. Однако в конце 1940 г., т.е. после состоявшихся переговоров МЕЛЬНИКА со ШРОЙДЕРОМ, я перешел на работу в «Абвер», в связи с чем мне не были известны состав и практическая работа «Управления по украинским делам».

Вопрос: Каковы были отношения между МЕЛЬНИКОМ и БАНДЕРОЙ в «Управлении по украинским делам»?

Ответ: Припоминаю, что при беседе МЕЛЬНИКА со ШРОЙДЕРОМ, последний предложил МЕЛЬНИКУ договориться с БАНДЕРОЙ о его участии в работе «Управления по украинским делам».

ШРОЙДЕР говорил, что кадры украинских националистов понадобятся Германии для использования их на востоке под общим руководством Главно-

[912]

го управления имперской безопасности Германии по работе среди украинского населения.

В ноябре 1940 г. я перешел работать в «Абвер», где узнал, что МЕЛЬНИК, кроме связей с гестапо, работает в германской военной разведке. Он был резидентом «Абверштелле-Берлин».

Вопрос: Откуда вам об этом стало известно?

Ответ: Я работал в 1-м разведывательном отделе «Абверштелле-Берлин» в должности референта по разведке против СССР. Вместе со мной в одном служебном кабинете работал капитан ПУЛЮИ, у которого МЕЛЬНИК был на связи и представлял ему разведывательные данные о Советском Союзе. Все шпионские сведения об СССР, МЕЛЬНИК получал от своих сторонников — украинских националистов на территории Западной Украины и от резидентуры в г. Новый Золь (Чехословакия).

В делах ПУЛЮИ я видел личное обязательство МЕЛЬНИКА о сотрудничестве с «Абверштелле-Берлин» с приложением его фотографии.

ПУЛЮИ работал с МЕЛЬНИКОМ под псевдонимом «Доктор Пухерт», псевдонима МЕЛЬНИКА по «Абверштелле» я не знаю.

Из «Абверштелле-Берлин» я был направлен на восточный фронт в германские военные разведывательные органы, в состав «Абверкоманды-304».

Вопрос: Здесь вы сталкивались с деятельностью украинских националистов?

Ответ: В «Абверкоманде-304» — нет.

Вопрос: А позже?

Ответ: В 1944 г., когда меня перевели из «Абверкоманды-304» в «Абверкоманду-202», я снова узнал о подрывной работе против СССР украинских националистов, но уже не мельниковских, а бандеровских сторонников.

В «Абверкоманде-202» мне, лично, приходилось контактировать работу немецких разведывательных органов с украинскими националистами.

Вопрос: От кого вы имели задание связаться с украинскими националистами?

Ответ: В октябре 1944 г. я был откомандирован из «Абверкоманды-304» в распоряжение пехотного училища в г. Либаву. Не желая ехать на эту работу, я использовал свой короткий отпуск для поездки в Берлин, где встречался со знакомыми офицерами генерального штаба германской армии.

По моему ходатайству капитан ДАМЕРАУ отменил направление меня в Либаву и послал в «Абверкоманду-202», дислоцировавшуюся в то время в г. Кракове.

В отделе 1-Ц I генерального штаба германской армии я получил полную информацию о военном положении на участке центральной группы войск германской армии и о начавшихся переговорах нашей разведки с украинскими националистами о совместной борьбе против Красной Армии II.

Вопрос: Какие установки вы получили в отделе 1-Ц?

Ответ: Заместитель начальника отдела 1-Ц генерального штаба по делам разведки капитан ДАМЕРАУ и капитан ШТОЛЬЦ сообщили мне, что в октябре 1944 г. начальник «Абверкоманы-202» капитан КИРН установил связь с южным штабом УПА и ведет с украинскими националистами переговоры о привлечении повстанческих отрядов УПА к проведению диверсионной работы в тылу Красной Армии под руководством «Абверкоманды-202».

——-

I. Здесь и далее в тексте документа имеется в виду разведывательный отдел «1 -С».
II. См. док. № 3.193, приложение № 15.

[913]

По прибытии на место я должен был оказать капитану КИРНУ помощь в этой работе и использовать представившиеся нам возможности вербовки кадров из украинских националистов для диверсионной работы в тылу Красной Армии.

ДАМЕРАУ и ШТОЛЬЦ возлагали большие надежды на помощь украинских националистов в проведении подрывной работы против СССР и считали, что при хорошей организации и руководстве отрядами УПА можно будет нарушить планы советского командования при наступательных операциях.

Вопрос: Когда вы прибыли в «Абверкоманду-202»?

Ответ: На работу в «Абверкоманду-202» я прибыл 1 декабря 1944 г. и приступил к исполнению своих служебных обязанностей. При встрече с капитаном КИРНОМ, последний рассказал мне, что в октябре 1944 г. он имел встречу со связным южного штаба УПА, вместе с которым на участке «Абверотряда-206» перешел линию фронта и вел переговоры с южным штабом УПА.

Вопрос: Где дислоцировался в то время южный штаб УПА?

Ответ: Как мне говорил капитан КИРН, южный штаб УПА располагался в лесах гористой местности, близ г. Львова. Персональный состав штаба УПА он мне не называл, однако содержание переговоров передал подробно.

Вопрос: Покажите о содержании переговоров капитана КИРН в южном штабе УПА?

Ответ: Командование повстанческих отрядов УПА дало капитану КИРН принципиальное согласие на совместное с немецкой разведкой проведение подрывной работы в тылу Красной Армии, но со своей стороны выставило следующие условия: германские власти должны освободить Степана БАНДЕРА и всех находившихся в немецких лагерях украинских националистов, Германия гарантирует создание «самостийного украинского государства»; немецкая армия обеспечивает повстанческие отряды украинских националистов обмундированием, вооружением, средствами связи, медикаментами и деньгами.

Касаясь же практической работы по организации диверсий в тылу Красной Армии, украинские националисты поставили следующие условия: германские разведорганы должны создать на оккупированной немцами территории диверсионные школы для украинских националистов и вести обучение выделенных УПА националистов радиосвязи и военной подготовке.

Диверсионные группы украинских националистов будут подчиняться «Абверкоманде-202» в оперативном отношении, а в остальном подчиняются и остаются в ведении штаба УПА.

Имея соответствующие полномочия генштаба германской армии, КИРН принял условия украинских националистов и со своей стороны поставил перед УПА условия германского командования. Они сводились к следующему: южный штаб УПА представляет в распоряжение «Абверкоманды-202» такое количество диверсантов, как это считает необходимым командование «Абверкоманды-202». Право комплектования диверсионных групп из этих лиц «Абверкоманда-202» оставляет за собой, определяет место и объекты для диверсий.

Кроме того, штаб УПА должен представлять «Абверкоманде-202» все имеющиеся у них шпионские сведения о Красной Армии, а также информации об общей деятельности украинских националистов в тылу Красной Армии, на участке южной группы войск немецкой армии, т.е. на участке от Варшавы до румынской границы.

[914]

Южный штаб УПА согласился с этими условиями, и было принято решение об обмене офицерами связи между «Абверкомандой-202» и южным штабом УПА. Должность офицера связи от «Абверкоманды-202» КИРН предложил занять мне.

Вопрос: Кто из украинских националистов был прислан для связи с «Абвер-командой-202»?

Ответ: В конце 1944 г. представителем южного штаба УПА в «Абверкоманде-202» был назначен профессор ДАНИЛОВ по кличке «ОРЛОВ», примерно 43-х лет, среднего роста, плотного телосложения, брюнет, свободно владеет немецким, французским и английским языками, ранее работал профессором философии во Львовском университете. Он имел офицерский чин УПА — полковника.

ДАНИЛОВ прибыл в «Абверкоманду-202» со своим штатом работников, в который входили: его заместитель БУРЛАЙ Роман, 29 лет, среднего роста, брюнет, уроженец г. Ковель или Владимир-Волынска, ранее учился в Варшавской консерватории, а затем в Варшавском политехническом институте; в 1942 г. работал помощником гебитскомиссара на Волыни, второй заместитель — ГУШ, 32-х лет, среднего роста, брюнет (других данных о нем не имею); помощник ДАНИЛОВА по «Абверотряду 206» — СТЕПАНОВИЧ, 32-х лет, выше среднего роста, брюнет; помощник ДАНИЛОВА по диверсионным школам СТАРОВИДА (лично его не видел и данных о нем не имею) и три связника — ЛОПАТИНСКИЙ, двух других знаю только по кличкам — «Остап» и «ДЕМЕД».

Вопрос: Какую подрывную работу против Советского Союза проводил ДАНИЛОВ совместно с немцами?

Ответ: Он содействовал командованию «Абверкоманды-202» в вербовке, обучении и комплектовании диверсионных групп из украинских националистов и переброске их в тыл Красной Армии для совершения диверсий.

В декабре 1944 г. Главное управление имперской безопасности освободило из заключения Степана БАНДЕРУ, который получил под Берлином дачу от отдела 4-Д гестапо 271.

БАНД ЕРА с тех пор находился под персональным наблюдением и работал по указанию вновь назначенного начальника отдела 4-Д оберштурмбанфюрера — ВОЛЬФА. В том же месяце Степан БАНДЕРА прибыл в распоряжение «Абвер-команды-202» в г. Краков и лично инструктировал ДАНИЛОВА, а также подготовленную нами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА.

Таким образом, проводимая украинскими националистами диверсионная работа в тылу Красной Армии была санкционирована Степаном БАНДЕРОЙ и проводилась под руководством германской разведки.

Вопрос: Вы лично встречались с БАНДЕРОЙ по делам разведки?

Ответ: Да. По случаю приезда БАНДЕРЫ в «Абверкоманду-202» капитан КИРН устроил банкет в вилле нашей команды, находившейся в Гартенштрассе, 1 (близ Краковского стадиона), на которой выступали с речами БАНДЕРА, капитан КИРН и профессор ДАНИЛОВ. Там я познакомился с БАНДЕРОЙ, а затем через несколько дней встретился с ним на деловой почве.

27 декабря 1944 г. я подготовил группу диверсантов для переброски ее в тыл Красной Армии со специальным заданием.

Эта группа состояла из трех украинских националистов — ЛОПАТИНСКОГО, «ДЕМЕДА» и одного радиста, фамилию которого не помню.

[915]

Степан БАНДЕРА в моем присутствии лично инструктировал этих агентов и передал через них в штаб УПА приказание об активизации подрывной работы в тылу Красной Армии и налаживании регулярной радиосвязи с «Абверкоманды-202».

Я был представлен группе, как офицер «Абверкоманды-202», назначенный на должность офицера связи в штаб УПА с тем, чтобы по моему прибытию в штаб УПА они могли опознать меня, как представителя «Абверкоманды-202».

Вся группа ЛОПАТИНСКОГО была переброшена мною в тыл Красной Армии на немецком самолете с Краковского аэродрома в район г. Львова и имела при себе для передачи в штаб УПА один миллион рублей, медикаменты, обмундирование, взрывчатые вещества и рацию.

Вопрос: Была ли установлена радиосвязь между «Абверкомандой-202» и штабом УПА?

Ответ: Радиосвязь «Абверкоманды-202» со штабом УПА существовала еще с октября 1944 г., но эта связь осуществлялась через сороковаттную радиостанцию с позывными «Вера».

Считая рацию в 40 ватт слишком мощной, что могло привести к подслушанию на дальнем расстоянии и ее расшифровке, мы послали с группой ЛОПАТИНСКОГО 3-ваггную станцию, которая могла бы безопасно действовать продолжительное время. Насколько мне известно, группа ЛОПАТИНСКОГО в штаб УПА не прибыла, и мы считали, что она ликвидирована контрразведкой Красной Армии при посадке.

Вопрос: Какую подрывную работу в тылу Красной Армии проводила «Абвер- команда-202» вместе с украинскими националистами?

Ответ: Из пяти диверсионных школ, имевшихся в распоряжении «Абвер-команды-202» одна, руководимая мною школа «Мольтке», вплоть до апреля 1945 г. готовила кадры диверсантов исключительно из числа украинских националистов. Вербовку диверсантов проводили работники профессора ДАНИЛОВА вместе с офицерами «Абверкоманды-202».

Кроме того, «Абверотряд-206», входивший в состав «Абверкоманды-202», имел непосредственную связь через линию фронта с повстанческими отрядами УПА в Карпатских горах. Из этих отрядов мы черпали диверсионную агентуру, обучили ее в своих краткосрочных школах, а затем использовали для диверсионной работы в тылу Красной Армии.

Вопрос: Какие группы украинских националистов были переброшены в тыл Красной Армии с диверсионными заданиями?

Ответ: Последние месяцы перед капитуляцией Германии в моей диверсионной школе «Мольтке» обучалось 45 диверсантов из числа украинских националистов. Часть из них в количестве 25 чел. были присланы в школу штабом УПА с территории, занятой частями Красной Армии, а остальные были завербованы в лагерях военнопленных.

Первую группу диверсантов, именовавшуюся «Пауль-2», в количестве 8 чел., я перебросил 7 апреля 1945 г. в район г. Сарны с заданием восстановить связь со штабом волынской группы УПА и развернуть диверсионную работу на железно-дорожной магистрали в районе г. Сарны.

В состав группы «Пауль-2» входили: радист, он же руководитель группы, участник УПА — ЗАХАРЧУК, кличка по УПА — «ШЕПЕЛЬ», 22-х лет, низкого роста, шатен, глаза голубые, уроженец г. Сарны; второй радист — Микола,

[916]

фамилию его не знаю, 24-х лет, высокого роста, уроженец сельской местности Сарнского района, служил в Красной Армии, был пленен немцами, а затем вступил в УПА; диверсант ДАНИЛЮК, 24-х лет, среднего роста, блондин, худощавый, уроженец сельской местности Сарнского района.

Данные об остальных участниках группы я теперь не помню.

Вторая группа «Пауль-3» также состояла из 8-ми чел., была переброшена мною 13 апреля 1945 г. с Пражского аэродрома в район Владимир-Волынска. Все участники группы уроженцы сельской местности Владимир-Волынска.

В группу «Пауль-3» входили: радист и начальник группы КОВАЛЬСКИЙ, 24-х лет, среднего роста, худощавый, блондин, глаза голубые; диверсант МАРЧУК, 32-х лет, бывший оперный певец в каком-то большом городе на Украине, низкого роста, худощавый, шатен, черные глаза; диверсант ВОРОВСКИЙ, 40 лет, высокого роста, плотного телосложения, седой, глаза карие; диверсант по имени Степан, фамилию его не знаю.

Данные об остальных участниках группы теперь не помню.

Группа «Пауль-3» имела задание — совершать диверсии на коммуникациях Красной Армии в районе г. Владимир-Волынска.

Третья диверсионная группа, именовавшаяся «Пауль-1», переброшена мной 20 апреля 1945 г. с Пражского аэродрома в район г. Ковель, в количестве 9 чел. Все участники группы — уроженцы Ковельского района.

Группа «Пауль-1» состояла: из радиста, он же начальник группы БРУНИЦИЙ, 27 лет, высокого роста, шатен, глаза светлые; диверсант ПАЛЛИ, 32-хлет, выше среднего роста, плотного телосложения, волосы светлые; диверсант ХМУРНИ, 30 лет, низкого роста, худощавый шатен; диверсант ВАРАМЧУК, 19 лет, высокого роста, блондин, голубые глаза; диверсант РАДЕЗА, 24-х лет, среднего роста, шатен, глаза голубые.

Данные о других участниках группы теперь не помню.

Остальные диверсанты моей школы «Мольтке» были переданы в распоряжение ДАНИЛОВА и БУРЛАЯ. В эту группу входили: радист — ЯРОМЕНКО, агроном, в 1942 г. прибыл в УПА из района Киева, ранее обучался в школе «Зондерштаба Регенау» 272; *радист МАЕВСКИЙ, 30 лет, прибыл из штаба УПА; радист КРАН, 26 лет; диверсант СОВВА; радистка ЛЕНА, фамилию ее не знаю* I.

Вопрос: Для чего были переданы эти лица ДАНИЛОВУ и БУРЛАЮ?

Ответ: Часть группы предполагалось перебросить для совершения диверсий в районе г. Стрый.

Ее должен был возглавить капитан КИРН, который в то время занимался ликвидацией «Абверкоманды-202». По заданию Вервольфа, он должен был перейти на нелегальное положение и вести партизанскую борьбу против Красной Армии.

В эту же группу был назначен и я.

В связи с тем, что 21 апреля 1945 г. я перешел в г. Праге на нелегальное положение и не явился в «Абверкоманду-202» мне о судьбе и дальнейших действиях группы КИРНА ничего не известно.

Вопрос: А как планировалось использовать вторую часть группы?

Ответ: Украинские националисты предприняли меры к установлению связи с командованием англо-американских войск. Профессор ДАНИЛОВ и БУРЛАЙ имели указание южного штаба УПА о переходе линии фронта союзных

——

I. Текст отчеркнут карандашом двойной чертой на полях.

[917]

войск и информацию союзного командования о желании украинских националистов контактировать свою деятельность в тылу Красной Армии с командованием англо-американских войск.

Вторая часть группы должна была сопровождать БУРЛАЯ к американцам.

Что же касается ДАНИЛОВА, то он намеревался бежать к союзникам вместе со Степаном БАНДЕРА. Зная, что я владею французским и английским языками, БУРЛАЙ предлагал мне присоединиться к его группе и вместе с ним перейти на сторону американцев.

Вопрос: ДАНИЛОВ осуществил свои планы?

Ответ: Не знаю. Мне лишь известно, что Степан БАНДЕРА имел указание Главного управления имперской безопасности собрать всех украинских националистов в районе Берлина и оборонять город от наступавших частей Красной Армии. БАНДЕРА создал отряды украинских националистов, которые действовали в Берлине в составе фольксштурмов 273, а сам бежал. Он покинул дачу отдела 4-Д Главного управления имперской безопасности и выехал в г. Веймар.

От БУРЛАЯ мне было известно, что в апреле 1945 г. ДАНИЛОВ ездил в Веймар на встречу с БАНДЕРОЙ, где условился с ним о совместном побеге на сторону американцев. Затем ДАНИЛОВ возвратился в «Абверкоманду-202».

Встретился ли он впоследствии с БАНДЕРОЙ и куда они бежали, я не знаю, так как в связи с назревшим в Праге восстанием я 21 апреля 1945 г. перешел на нелегальное положение и потерял связь с германской военной разведкой.

Протокол лично читал, все записано с моих слов правильно, на понятном мне русском языке.

МЮЛЛЕР

Допросил: пом[ощник] нач[альника] Следчасти по особо важным делам МГБ СССР — подполковник СОРОКИН

Верно: подполковник Махов I

ЦА ФСБ России. Н-19966. Т. 1. Л. 172-182. Подлинник

Опубл.: Степан Бандера у документах радянських органiв державноi безпеки. Киiв, 2009. Т. 1. С. 522-533.

Частино опубл.: А. Люков. Второстепенный враг. ОУН—УПА и решение «еврейского вопроса». М.: Regnum, 2008. С. 119-120.

——

I. Помета на последнем листе: «Справка: Копия перепечатана с документа, находящегося в деле «Берлога»№ 50, том 11, стр. 438-448».

[918]

Здесь воспроизводится по изданию: Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы. В двух томах. Том 2. 1944-1945. С. 912-918. Приложения. Док. № 14.

Примечания

271. Отдел гестапо IV D, занимавшийся работой на оккупированных территориях, возглавлял оберштурмбаннфюрер СС доктор Э. Вайнманн.

272. «Зондерштаб Р» («особый штаб «Россия»») был создан немецкими спецслужбами в марте 1942 г. Структурно «Зондерштаб Р» состоял из нескольких отделов, имевших самостоятельные направления деятельности (разведка против партизанских отрядов, контрразведка, антисоветская пропаганда в целях разложения партизанских отрядов и др.). В начале декабря 1943 г. от верховного командования сухопутных сил немецкой армии поступило указание расформировать «Зондерштаб Р». В декабре 1943 — январе 1944 гг. часть офицерских работников и агентуры были переданы штабу «Валли» (см. прим. 61) и органам СД. Остальные были отчислены в части РОА или направлены на работу в Германии. Б.А. Смысловский («фон Ренегау», «Хольмстон») — белоэмигрант, бывший офицер царской армии, возглавлявший «Зондерштаб Р», в 1944 г. возглавлял разведшколу в г. Вайгельсдорфе. В апреле 1945 г. школа была расформирована, ее личный состав сведен в так называемую зеленую армию, которую Смысловский в мае 1945 г. увел в княжество Лихтенштейн (см.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 3. Кн. 1. М„ 2003. Док. 816, 855, 878, 977, 1038, 1242; Т. 5. Кн. 2. М., 2007. Док. 2037).

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Степан Бандера – герой или предатель?