Своим «Чонкиным» он окончательно разозлил всех. Писатель Владимир Войнович

Подписаться на Telegram

У советских писателей-диссидентов всегда были биографии, похожие на американские горки, с головокружительными подъемами и головокружительными падениями на землю. Писатель Владимир Войнович узнал о несправедливости и жесткости быстрее, чем другие.

Владимир Войнович

Опубликовано Мирославом Белеем Суббота, 28 июля 2018 г.

Этот творец не нуждается в представлении. Мы знаем его благодаря повестям «Мы здесь живем», «Хочу быть честным», «Два товарища», роману «Москва 2042», памфлету «Портрет на фоне мифа» и многому другому.
Владимир Войнович отличался от большинства: его не пугали проблемы, он всегда стоял на своем, даже если этого не одобряла власть. Писателя то исключали, то включали в круги уважаемых людей СССР. Но, несмотря ни на что, Владимир не бросил писать, а, напротив, только вдохновлялся терниями судьбы.

Он был сыном еврейской матери и отца-журналиста, который был репрессирован во время сталинских чисток. Он чудом избежал смертного приговора, взамен провел пять лет в лагерях. Биографии обоих родителей сделали бы Войновича персоной нон грата в советской литературе, но его талант, упорство и удача открыли двери литературных журналов и издательств, и сделали его членом Союза писателей СССР.

Владимир Войнович, русский писатель, сатирические романы которого раздражали советские власти в эпоху Леонида Брежнева, в результате чего он был изгнан из страны на десятилетие.
Впервые Войнович вызвал недовольство властей, поддержав громких диссидентов в середине 1960-х годов. Затем он действительно разозлил их своим романом «Жизнь и необычайные приключения рядового Ивана Чонкина». В советское время сатиру Войновича не одобрили. Роман ходил в самиздате, в 1970-е был опубликован за границей. Что и спровоцировало новый конфликт с властью.
Войнович оказался под пристальным вниманием КГБ. Позже он сказал, что во время одного из его интервью в 1975 году агенты отравили его сигаретой, в которую был добавлен какой-то галлюциноген.
Сатирик покинул страну в 1980 году, возможно, не совсем в изгнании, но, безусловно, эмигрировал с официальной поддержкой. Хотя власти обычно сопротивлялись, когда советские писатели выезжали за границу, он сказал «Нью-Йорк Таймс» в 1981 году: «В моем случае они были настолько больны мной, что хотели, чтобы я уехал куда угодно».

Люди, среди которых он находился, часто судили шаблонно и видели в писателе лишь еврея, а не личность. Несмотря на то, что Войнович всегда утверждал, что еврейство его никак не обременяет и он гордится своими корнями, в материалах СМИ все равно проскальзывали перекрученные антисемитские фразы: «отягченный еврейской фамилией», «не взяли в институт из-за еврейства», «бежал из СССР из-за происхождения» … Что бы он не рассказал на интервью, журналисты всегда приплетали его национальные истоки. Однажды перед очередным выступлением, в руки Войновича попал буклет, где вновь его корни упоминались в плохом свете. Тогда он разозлился, вышел на сцену и высказал все, что думает.

Спустя года Войнович, хотя и мог свободно жить и публиковаться в современной России, он все равно до конца оставался диссидентом, регулярно высказывая тревогу по поводу президента Владимира Путина и возрождения авторитаризма.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Своим «Чонкиным» он окончательно разозлил всех. Писатель Владимир Войнович