Тель-Авивская сказка

Вообще-то я не занимаюсь практической каббалой и не слишком сведущ в тайных науках. И все-таки судьба столкнула меня недавно с еврейской мистикой, куда вхожи одни лишь каббалисты-специалисты. Речь идет, как вы, верно, уже догадались, о торговце вразнос со своим чемоданчиком.
Впервые торговец этот появился в нашем доме три года тому назад. Он поднялся по лестнице, нажал на кнопку звонка, а когда осторожно открыли дверь, он слегка приподнял свой чемоданчик и спросил:

— Мыло? Лезвия?
Ему ответили, что нет, спасибо, не нужно.
— Зубная щетка, нейлон?
— Спасибо, не надо.
— Шампунь?
— Нет.
— Туалетная бумага?…

Тогда я захлопнул дверь. А он является с тех пор два раза в месяц, звонит, бормочет скороговоркой спою молитву, я захлопываю дверь, и жизнь возвращается в обычное русло. Как-то я — из чисто гуманных чувств — попытался дать ему несколько медяков, но торговец запротестовал: «Я не нищий, господин!» — уставив на меня сердитый взгляд. Третьего дня он снова встал у порога с чемоданчиком.

— Мыло? — спросил он. — Лезвия?
Мощный вал великодушия обдал все мои внутренности.
— Хорошо, — сказал я, — дайте мне лезвия.
— Зубные щетки, — продолжал торговец, — нейлон?
— Да ладно уж, дайте мне лезвия.
— Шампунь?
— Вы что, не слышите? — занервничал я. — Мне нужны лезвия.
— Что?!
— Лезвия.
На его лице изобразилось несказанное изумление.
— Зачем?
— Лезвия, — отчеканил я. — Я — хочу купить — у вас — лезвия!
— Туалетная бумага? — прошептал торговец.
— Э-эх! — воскликнул я нетерпеливо, взял из его рук чемоданчик и раскрыл его. Чемоданчик был совершенно пустой. В нем не было ничего.
— Это еще что такое? — поразился я.
Торговца взорвало.
— Никогда никто ничего у меня не покупает, — закричал он, покраснев от злости, — чего ж мне тогда таскать?
— Я вас понял, — успокоил я его, — но почему ж вы тогда… ходите?
— Ведь надо же как-то кормиться, господин!…

На этом он со мной попрощался, поднялся на следующий этаж п позвонил Зелигам.
Нас всегда согревает утешительное сознание, что кто-то там наверху печется о нас. Речь идет, как вы, верно, уже догадались, о Всеобщей федерации трудящихся Израиля, а короче — о Купат Холим. Устав этого учреждения запрещает, например, чтобы супруги проводили свой отпуск вместе, потому что согласно новейшим научным исследованиям, ничто так не укрепляет семейное счастье, как отдаленность супругов друг от друга километров этак в несколько сот. Мы совершенно согласны с духом устава, но возникает вопрос: почему лишь летний отпуск? Коль уж это так полезно, то почему не распространить дух устава весь год? Что такое две недели?

Эфраим Кишон 

Еврейский юмор. Одесский анекдот

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Тель-Авивская сказка