ТОРГ ЗДЕСЬ УМЕСТЕН

Одесса. Серова угол Колонтаевской. Староконка. Вернее, блошиный рынок.
Товар выложен так, что покупатели, а также прочие несерьезные люди вынуждены перемещаться по мостовой.
Дама в противотанковых трусах, сильно вылезающих из короткой кожаной юбки, когда дама нагибается. Трусы кое-как поддерживают ее многопудовые ягодицы, но жалобно скрипят.
При даме муж с непросохшей с позавчера физиономией и злыми красными глазками. Издали похож на поросенка, вблизи подрастает до кабана. Пахнет портвейном, бывшим в употреблении.
Дама хочет приобрести букет искусственных лилий у торговки, понаторевшей в ремесле.
— Сколько стоит этот хлам? – спрашивает дама и нагибается за цветами. Скрип нижних принадлежностей такой, что все вздрагивают, думая, что какие-то машины, снующие по мостовой и тем мешающие торговле, наконец столкнулись.
— Это роскошные цветы! – вступает в переговоры торговка.
— Это веник для уборки мусора в кухне! – просвещает ее дама.
— Зачем тогда хватаете? – иронизирует торговка. – Положьте вещь на место!
— Не хватаю, а беру! И то потому, что мне нужен именно веник!
— Я вениками не торгую! – обижается торговка.
— Женя! – обращается дама к мужу. — Ты слышал? Она не торгует вениками! Она торгует подвенечными платьями английской королевы!
Мужчина изрекает что-то, рассказывающее о материнстве.
— Мужчина, не выражайтесь! – делает ему замечание торговка. – Тут культурные люди работают. Могут и пасть начистить.
Мужчина пришел сюда не драться, а сопровождать, поэтому обиделся, но молчит.
— Так сколько стоит это добро? – смягчает классификацию дама.
— Вы хочете покупать? – интересуется торговка.
— Нет, я сюда с самой Бугаевки приехала, чтоб с тобой поговорить! – иронизирует уже дама.
— Тогда двадцать! – лепит с потолка торговка и делает вид, что это окончательная цена.
— Женя! – опять взывает дама к мужу. — Ты когда-нибудь видел такую аферистку?
Женя опять изрекает что-то неразборчивое, но опять указывающее на материнство.
— Ты слышала? – взывает дама к торговке. – Женя ж понимает! – и тут же выдает свою цену: — Пять рублей хочешь?
Вообще-то торговка хотела за цветы три рубля, но теперь приосанивается, смотрит на даму с немым обожанием и сообщает, что второй раз в жизни видит понимающего человека. Но…
— Меньше пятнадцати не могу! – огорчается она. – Я ж не менингитная торговать в убыток.
Дама, тронутая званием понимающего человека, хотя понимает она только в дворовых скандалах, набавляет рубль.
Торговка, делая вид, что готова рвать на себе волосы, сбавляет два, сообщая что-то о сиротах, которые останутся без молока.
— … от бешенной коровки! – острит Женя, и сам радуется своей остроте. При этом хрипло хохочет.
Торговка обижается и объявляет даме, что хоть с ней приятно поговорить, но всяких хамов она не уважает.
— Женя! Иди в жопу! – требует дама у мужа. Но тут же идет на уступки: — Или заткнись!
Торговка, убедившись, что ее уважают, сбавляет еще рубль.
Сходятся на десяти гривнах. Или рублях. Сделка совершается. И обе счастливы.
Вот такая она – Староконка. В конце концов, все довольны.
Александр Бирштейн

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

ТОРГ ЗДЕСЬ УМЕСТЕН