Внебрачный сын крупного ученого. Геннадий об израильском гражданстве

Подписаться на Telegram

Геннадий Хазанов никогда не уходил со сцены тихо – после его искрометных монологов восторженные зрители обязательно провожают артиста бурными овациями. Народную славу юморист получил еще в 1975 году после того, как его выступление в образе студента кулинарного техникума показали по советскому телевидению. Шутки Геннадия Викторовича поистине поразительны, ведь в каждой из них можно узнать своих знакомых или даже себя. На такое мастерство способен только профессионал, коим Хазанова можно смело называть. И не только потому, что он может вызвать улыбку зрителя, но и потому, что всегда умело прятал за своей улыбкой личную трагедию. В этой статье собраны самые известные высказывания Геннадия Хазанова о теме, которая всегда глубоко его задевала – о еврейской теме.
О еврейских корнях
«Отца я никогда не видел. Мать ни разу на эту тему со мной не заговорила. Я знал, что их брак не был зарегистрирован. То есть я не просто еврей, я – незаконнорожденный еврей. Согласитесь, редко встречающееся сочетание…»
«О своем еврействе я узнал не сразу…Ни одного слова по-еврейски у нас в доме никто никогда не произносил. Ни единого!.. Уже став взрослым, я начал задумываться, как могло получиться, что моя мама родилась в 1913 году не где-нибудь, а в Читинской области? Моя бабушка родилась в Бессарабии, ее родным языком был идиш. И по ее произношению это чувствовалось. Но уже моя мама ни одного слова на идише не знала…» Отца своего я не знал, а несколько лет назад мне рассказали, что с 75-го по 82-й год я жил с ним в одном доме, в одном подъезде. Неоднократно он проходил мимо меня и мимо моей дочери, поднимался с нами в одном лифте и ни словом, ни взглядом себя не выдал
Об антисемитизме
«Я довольно рано понял, что я чем-то хуже остальных. Что евреи – неполноценные люди. Так мне объясняли во дворе».
«Я родился в Замоскворечье, детство прошло в коммуналке. По тем временам это была комфортабельная коммуналка – всего две семьи: мы и наши соседи. Соседи, муж с женой, занимали комнату. Они больше евреев не любили только клопов, а иногда первые сравнивались со вторыми. Потому что вторых в коммунальной квартире было много и они упорно пили кровь квартиросъемщиков…»
«О том, что я еврей, я узнал от соседки. Потом, во дворе, мне это подтвердили дети. С детства я знал, что я не такой, как все. Что ото всех я отличаюсь в худшую сторону… Единственное, что меня успокаивало, несколько примиряло с действительностью, – это то, что еще татары были у нас во дворе…»
О израильском гражданстве
«Был у меня в отрочестве период – я стал выяснять, кто же мой отец, как его найти, и мне достали адрес. Но я не поехал, не смог – испугался… И с какого-то момента забыл, что я – еврей. Ничто об этом не напоминало. Стала удачно складываться профессиональная жизнь… Уже в конце 1991 года, после распада СССР, у меня наметились гастроли в Израиль. Я обратился к одному человеку, дай ему Б-г здоровья, работнику израильского посольства, с вопросом, могу ли я получить израильское гражданство. И мне было обещано».
«Когда все узнали о моем израильском гражданстве, с меня спросил и Ельцин, и Горбачев выразил недоумение. Я сказал Борису Николаевичу: «Смотрите, это ж такой «полноценный» паспорт – с ним можно ездить по миру». И он вызвал Козырева и заявил: «Нужно, чтобы у нас так же было!» Ему почему-то казалось, что вся проблема в Козыреве, что он плохо старается».
О советском принципе разделения «еврейское-нееврейское»
«В то время были профессии «еврейские» и «нееврейские», а моя мама имела нееврейскую профессию — инженер. От этого она, конечно, не стала меньше еврейкой. Несмотря на то, что из Ираиды Моисеевны стала Ириной Михайловной».
«В 13 лет я понимал, что на Добрыню Никитича не тяну, и в учетной карточке члена ВЛКСМ в графе «Национальность» указал: «Осетин». Я сделал это, потому что хотел хоть где-то чувствовать себя равноправным»
О еврейском юморе
«Еврейский юмор для меня ближе всего, потому что он абсолютно родной. Как ухо, которое я ношу, или другая часть тела, потому что это моя часть тела».
«Юмор — это конечный продукт национального характера. Учитывая, что еврейский народ основную часть своей истории провел в изгнании, юмор нужен был для выживания. А такое порою парадоксальное отражение жизни связано с тем, что евреи стремились понять и истолковать Талмуд. Очень многое шло от интеллекта и головы».
О русских евреях
«Русские евреи — это, прежде всего, советские евреи. Их прошлое уходит корнями в государство, когда из Ираиды Моисеевны нужно было становиться Ириной Михайловной. Вот и все. А сейчас они евреи, потому что внешность не славянская. Сегодня даже национальность в паспорте не указывают».
О ценностях в семье
«У нас дома давно появилась иудейская атрибутика. Злата и дочь с внучками прекрасно знают, что такое шабат, ханукальные свечи, наши праздники. Но у нас нет оголтелого национализма».

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Внебрачный сын крупного ученого. Геннадий об израильском гражданстве