Вольный перевод

Позавчера утром меня разбудил истошный крик в подъезде. Я вскочил с постели и распахнул дверь. Смотрю – наш сосед Бен-Зоар, чертыхаясь, мечется по лестничной клетке и пыхтит, как кипящий самовар. А напротив него – невзрачный коротышка топочет ногами и таращит глаза, точь-в-точь, как член Кнессета. И осыпают они друг друга такими проклятьями – хоть уши затыкай.

Коротышка – на чистом иврите, Бен-Зоар – на таком же чистом матерном. Не зря говорят, что в Израиле читают на английском, говорят на идиш, молятся на иврите, а ругаются на русском. Бен-Зоар ухватился за меня, как утопающий за соломинку.

— Ты только посмотри на этого наглеца. Я хотел купить у него десяток яиц, и одно упало, – показал он на растекшийся по ступенькам белок. – Само упало. А этот засранец требует, чтобы я за него уплатил. Шиш он получит на постном масле. Объясни ему на хорошем иврите – если будет настаивать, я из него котлету в чесночном соусе сделаю.

– Ладно, – сказал я и обратился к коротышке:
– Этот господин говорит, что он сожалеет о случившемся и, только щадя ваше самолюбие, не предлагает компенсации за нанесенный ущерб.
– Ишь какой деликатный, пусть лучше заплатит, – не унимается коротышка. – Скажите ему, что я уже отсидел один срок за убийство в припадке бешенства и готов схлопотать еще четвертак, если этот ублюдок не рассчитается за яйцо. Не уплатит – поплатится жизнью!

– Минуточку, – успокоил я коротышку и сказал Бен-Зоару:
– Он говорит, что охотно примет твои извинения и, само собой разумеется, не настаивает на уплате, если это бьет тебя по карману.
– Вот это другой разговор, – явно подобрел мой сосед. – Я думал, он требует денег. Хотя и слепому видно, что с меня не причитается ни копейки.
– Добрый господин утверждает, – перевел я коротышке, – вы произвели на него прекрасное впечатление, и он от всей души желает, чтобы этот убыток был последним в вашей жизни.
– Чего уж тут мелочиться, – улыбнулся коротышка, – весь спор выеденного яйца не стоит. Дело в принципе. Мне показалось, он артачится, иначе не стал бы ссориться из-за такого пустяка.

И они протянули друг другу руки.
И обнялись.
И поцеловались.
И заплакали слезами светлой радости, словно братья, которые встретились после долгой разлуки.
Я смотрел на них и думал: вот, взяли бы меня переводчиком на переговоры глав великих держав – сто поколений жили бы в мире на нашей земле.

Эфраим Кишон.

Еврейский юмор. Одесский анекдот

✡✡✡

Еврейский юмор. Одесский анекдот

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Вольный перевод