Вскоре нас разделили с матерью и маленькой сестренкой,» – вспоминала 79-летняя Вера Лебедева

Подписаться на Telegram

«Таня, ты самая старшая, смотри за маленькими, не обижай их. И помни, на свете бога нет,» – это последнее, что маленькая Таня Лебедева услышала от своей мамы. За несколько минут до уничтожения женщина успела вырваться из рук надзирательницы и подбежать к окну, чтобы попрощаться со своими детьми – 4 дочками и сыном. И Таня отнеслась к последним словам мамы очень внимательно и серьезно. Она смогла уберечь от нацистов сестер и братика.

«Вся наша деревня под Витебском ушла в партизаны. Однажды начался бой, мужчины ушли встречать немцев, мы остались в лесу в повозке одни. Так немцы захватили всю нашу семью: мать и пятеро детей. Нам накололи номера, надели робы. Вскоре нас разделили с матерью и маленькой сестренкой,» – вспоминала 79-летняя Вера Лебедева на 75-летии освобождения Освенцима.

Когда Вера попала в руки нацистских карателей, ей было всего 3 годика… Ребенок не понимал, почему вокруг столько плачущих людей, почему к ней так плохо относятся люди в форме, и почему мамы долго нет. Лебедевы еще надеялись, что вновь увидят свою маму, однако позже Таня узнала от другой узницы, что их мать и самую младшую сестренку все же уничтожили.

Лебедевым повезло больше, чем другим еврейским детям в Освенциме… На них не ставили медицинские эксперименты, их не принуждали к каторжному труду, у них лишь иногда брали кровь. А все потому, что у Лебедевых были светлые волосы и голубые глаза. Вера рассказывает: «Фашисты отбирали детей, похожих на «арийскую расу». У нас взяли анализы крови, и мы подходили под «арийскую расу». Мы выжили благодаря тому, что нас отправили в «донорский блок»».

К слову, большинство переживших войну детей-узников числились как раз в «донорском блоке». После Освенцима Лебедевых отправили в детский лагерь, размещенный под городом Константынув-Лудзки. Здесь детям с нетипичной еврейской внешностью даже преподавали немецкий язык. Когда война закончилась, Вере было 5 лет, а ее сестре Нине – 7. Но на самом деле эти девочки были куда взрослее. Нацисты отобрали у них детство, маму, чувство беззаботности и веру в то, что люди добрые.

После войны жизнь у Лебедевых сложилась по-разному. Сейчас Вера живет со своей семьей в Израиле, а Нина – в Украине. Боль о пережитом кошмаре постепенно затупляется. Но один взгляд на номера, набитые на детских ручках по прибытии в лагерь взамен своих имен, вновь возвращает сестер в те воспоминания о выживании в Освенциме, о потерях, о голоде и о бесконечном страхе. «Маленький ребенок мог не понимать, что происходит. Но он все чувствовал, чувствовал страх и ужас. Когда перед тобой избивали, расстреливали, когда на тебя кричали, заставляли говорить на немецком и били, если не мог выговорить. Этот страх сопровождал нас всю жизнь,» — сказала 79-летняя Вера Лебедева.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Вскоре нас разделили с матерью и маленькой сестренкой,» – вспоминала 79-летняя Вера Лебедева