Жорж Шарпак – физик-революционер, бывший узник Дахау

Подписаться на Telegram

Получая Нобелевскую премию по физике, Жорж Шарпак не мог поверить, что это происходит именно с ним. Он был невыносимо скромным и даже не допускал мысли о том, что сделал что-то великое. Хотя именно его разработка потрясла весь научный мир и навсегда изменила представление об элементарных частицах. Жорж Шарпак – физик-революционер, бывший узник Дахау, участник Сопротивления и просто человек, который очень любил жизнь.

Гриша Харпак, более известный как Жорж Шарпак, увидел свет 1 августа 1924 года в селе Дубровица, что на Волыни. Его еврейская семья не была богатой, но на еду всегда хватало. У деда Гриши было свое небольшое предприятие по выработке кирпича. Отец Мотл Харпак и мама Хана Шапиро трудились бухгалтерами. Когда мальчику было всего 3 года, молодые родители решили отправиться на Землю Обетованную. Так семейство оказалось в Хайфе. Жизнь на родине предков никак не складывалась – Гриша начал сильно болеть, Хана ждала второго ребенка, Мотл сутками пропадал на тяжелой работе (мужчина был каменотесом). Из-за этого было принято решение вернуться на Ровенщину.

В 7 лет Гришу ждал новый переезд, на этот раз в Париж. Здесь отец стал курьером, мать – швеей, а мальчик с головой окунулся в науку. В лицее Святого Людовика Григорий, которого уже все называли на французский манер Жоржем Шарпаком, получил сразу две специализации – по философии и естественным наукам. Когда он забрал свои аттестаты, на дворе был уже 1941 год. Нацисты стремительно подбирали под себя власть. Евреи Парижа ощущали на себе гитлеровский режим.

Жорж и его родные не стали подстраиваться под правила немцев и не надели на себя желтые повязки. Они в короткие сроки оформили себе поддельные документы, поменяв «неудобную» фамилию на Шарпентье. Жоржу, если можно так сказать, повезло больше, чем другим евреям, живущим в годы Катастрофы… Он был голубоглазым блондином, поэтому внимания гитлеровцев привлекал куда реже, чем остальные.

16-летний парень не хотел прятаться от нацистов и видеть, как истребляют его народ. Именно поэтому он вступил в ряды Сопротивления и активно сотрудничал с местными партизанскими группами. Однако через какое-то время полицейские поймали Жоржа. Он отсидел один год, после чего его отправили буквально на уничтожение – в концлагерь Дахау. В первый же день пареньку кинули в ноги лопату и приказали рыть траншеи. За этой работой прошли месяца… Жорж вместе с другими еврейскими узниками копали без права на отдых круглыми сутками, неделя за неделей. Из-за таких скотских условий многие заключенные мечтали просто не проснуться.

Из этого нацистского ада Жорж сумел выбраться живым лишь потому, что его принимали за француза. Надзиратель, узнав о том, что парень знает немецкий и идиш, сделал его своим переводчиком. С тех пор жизнь Жоржа начала иметь для немцев из Дахау хоть какое-то значение… В 1945-м году Дахау освободили. Шарпаку был 21 год. Судьба улыбнулась ему – после еврейской Катастрофы он воссоединился с семьей. Это настоящее чудо, но все его родные сумели спастись от карателей.

После войны молодой Шарпак вернулся в Париж и наконец получил долгожданное французское гражданство. Поступил в Горную школу. Затем подался на аспирантуру в Коллеж де Франс. Более того, ему посчастливилось трудиться в лаборатории ядерной химии зятя Мадам Кюри! Все свое свободное время Шарпак посвящал теоретической физике. В то время он даже шутил, что его любовница – наука: «Физика напоминает требовательную, а иногда роковую любовницу. Ночью и днем, летом и зимой, утром и вечером она преследует вас, пленит, переполняет и погружает в отчаяние. И вы безумно любите ее и не вольны расстаться с ней хотя бы на день».

Старания Жоржа не прошли даром, в конце концов его заметили и пригласили присоединиться к штату самой большой в мире лаборатории физики высоких энергий – ЦЕРН. Так он стал частью легендарного проекта, одна из специализаций которого – это исследования элементарных частиц в адронном коллайдере. Более того, Шарпак вместе с другими профессионалами приступил к созданию прототипа адронного коллайдера.

В 1985-м Жорж становится членом Французской Академии наук, а уже спустя 7 лет его удостоили Нобелевской премии «за открытие и создание детекторов частиц, в частности многопроволочной пропорциональной камеры». «Физика меня больше не покидала… И, к моему великому удивлению, в конце 1992 года она привела меня в Стокгольм – за Нобелевской премией. Нобелевская премия – это Эйнштейн, Нильс Бор или Кюри. Сравнивать себя с ними – не могло быть и речи!» – из воспоминаний Шарпака. К слову, когда ученого спросили, на что он потратит денежный приз, он коротко ответил: «Куплю новые ботинки… Хотя вряд ли я сегодня найду на это время». На следующий день во дворе его дома лежали сотни коробок с обувью.

Открытие Шарпака – это маленькая коробка (10 на 10 см) с тысячью проводами внутри, которая самостоятельно исследует элементарные частицы атома. Уникальность изобретения заключалась и в том, что этот процесс контролировал компьютер, а не человек. Благодаря этому устройству был полностью изменен механизм рентгеновских аппаратов – доза излучения уменьшилась в 10 раз. Кроме того, разработки Жоржа позволили контролировать показатели сердцебиения астронавтов НАСА, а также прогнозировать землетрясения.
Сердце великого, но очень скромного физика остановилось 29 сентября 2010 года. Жоржу Шарпаку было 86 лет.

Подписаться на Telegram

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Жорж Шарпак – физик-революционер, бывший узник Дахау